Союзы в языке идиш

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • КИНО, ТЕЛЕВИДЕНИЕ И ДР. (14)
  • Время иврита (13)
  • ЗДОРОВЬЕ (145)
  • ИВРИТ И АНГЛИЙСКИЙ ДЛЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ (2)
  • Израиль (658)
  • Искусство (12)
  • КУХНЯ (14)
  • Мемуары (44)
  • МУЗЫКА (49)
  • О языке иврит (23)
  • Обзор ивритоязычной прессы (191)
  • Обо мне и семье (15)
  • Общее в иврите и русском (28)
  • Права человека в Израиле (49)
  • Приложение к мемуарам (5)
  • Разное (173)
  • Уроки иврита (336)
  • ЮМОР (136)

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Однобуквенные предлоги и союзы

Воскресенье, 11 Мая 2008 г. 12:57 + в цитатник

Односложные предлоги и союзы

В иврите есть несколько служебных слов, которые имеют всего одну букву и пишутся слитно со следующим словом. К ним относятся предлоги: ב, כ, ל, מ и союзы: ו и ש.
В литературном языке огласовка предлогов -ב, -כ, -ל («бэ-», «кэ-», «ле-») меняется в зависимости от первой буквы следующего слова.

1.
Если эта буква имеет под собой шва, то предлог получает гласную «и».

Примеры с предлогом ב-:
בבחינת (3), בכבדות (1), בכלל (5), בכתיבת (4), בספרד, בפנים (6)
Би-вхинат (с точки зрения…), би-хведут (под тяжестью), би-хлал (вообще), би-хтиват (при писании…), би-Сфарад (в Испании), би-фним (внутри)

Примеры с предлогом כ-:
כגבינה, כדרישה, ככברה (4), כשמירה
Ки-гвина (как сыр), ки-дриша (как требование), ки-хвара (как сито), ки-шмира (подобно обхане)

Примеры с предлогом ל-:
לבדיחה, לגרימה, למכירה, לפני (1), לשמירה
Ли-бдиха (к шутке), ли-грима (к причинению), ли-мхира (для продажи), ли-фней (перед), ли-шмира (к хранению).

2.
Если следующее за предлогом ב, כ, ל или союзом ו слово начинается на букву»י» , то шва у предлога или союза выпадает и он получает огласовку «и».

Примеры с предлогом ב-:
ביבוא , ביבול, בידידות
Биву (в импорте), бивул (в урожае), бидидут (в дружбе)

Примеры с союзом ו-:
ויבוא , ויבול, וידידות
Виву (и импорт), вивул (и урожай), видидут (и дружба).

Примеры с предлогом כ-:
כיבוא , כיבול, כידידות
Киву (как импорт), кивул (как урожай), кидидут (как дружба).

Примеры с предлогом ל-:
ליבוא , ליבול, לידידות
Ливу (для импорта), ливул (для урожая), лидидут (для дружбы).

3.
Если следующее за предлогом ב, כ, ל или союзом «ו» слово начинается с гортанной буквы, имеющей огласовку «хатаф-патах», «хатаф-сэгол» или хатаф-камац», то предлог получит соответственно огласовку «патах», «сэгол» или «камац-катан».

Примеры с предлогом ב-:
באונייה, באמת, באספה, בחמור
Бо-ония (на корабле), бэ-эмэт (действительно), ба-асэфа (на собрании), ба-хамур (на осле).

Примеры с союзом ו-:
ואונייה, ואמת, ואספה, וחמור
Во-ония (и корабль), вэ-эмэт (и истина), ва-асэфа (и собрание), ва-хамор (и осел).

Примеры с предлогом כ-:
כאונייה, כאמת, כאספה, כחמור
Ко-ония (как корабль), кэ-эмэт (как истина), ка-асэфа (как собрание), ка-хамур (как осел).

Примеры с предлогом ל-:
לאונייה, לאמת, לאספה, לחמור
Ло-ония (к кораблю), лэ-эмэт (к истине), ла-асэфа (к собранию), ла-хамур (к ослу).

Примечание к пункту 3. Не путать ба-, ка-, ла- в этих примерах, с теми же предлогами, когда речь идет о слове с определенным артиклем ה, который в этом случае выпадает, но меняет огласовку предлога.

4.
Особенности союза ו-:
Об этом союзе уже было сказано в разделах 2 и 3. Дополнительно к вышесказанному следует добавить, что перед некоторыми буквами он читается как «у-». Замена типичного «вэ-» на «у-» происходит в двух случаях:
а) если слово, к которому приставляется предлог, имеет под первой буквой огласовку шва;
б) слово начинается на «губную» согласную ב, ו, מ или פ : бэт, вав, мэм или пэй.
Примеры:
на правило а) —
ובבואה (4), ולפתע (2), וכתיבה, ומחיר
У-вэ-воа (и по ее приходу), у-ле-*фэта (и вдруг), у-хтива (и писание) , у-мхир (и цена)
на правило б) —
ובבית (5), ובבואה (4), וברח, וויכוח, ומכר, ופתח
У-ва-*байит (и в (этом) доме), у-вэ-воа (и при ее приходе) , у-барах (и убежал), у-ви*куах (и спор), у-махар (и продал), у-патах (и открыл)

5.
Если первая буква слова ב, כ, פ, то после предлогов -ל, -כ, -ב, «дагеш» в первой букве слова выпадает, и эта буква читается соответственно как «в», «х» и «ф».

Примеры на предлог ב-:
בבואה (4), בבוץ (4), בבחינת (3), בבית (5), בבית חולים (4), בביתה (4), בכבדות (1), בכך (3), בכל (4), בכלא (7), בכלל (5), בכתיבת (4), בפיה (3), בפעם (7)
Бэ-воа (при ее приходе), бэ-воц (в слякоти), би-вхинат (с точки зрения…), бэ-*вайит (в доме), бэ-вэйт холим (в больнице), бэ-вэйта (в ее доме), би-хведут (под тяжестью), бэ-хах (тем самым), бэ-хол (в каждом), бэ-*хэле (в тюрьме), би-хлал (вообще), би-хтиват (при писании…), бэ-*фиhа (в ее рту), бэ-*фаам (в раз)

Примеры на предлог כ-:
כבוץ, כבית,ככלא, כפי, כפעם
Кэ-воц (как слякоть), кэ-*вайит (как дом), кэ-*хэлэ (как тюрьма), кэ-фи (как рот), кэ-*фаам (как когда-то)

Примеры на предлог ל -:
לבית הספר (4), לבעל (4), לכושי (6), לכאלה (5), לכיוון (6), לכסף (6), לפחות (5), לפי (4),
לפתע (2)
Ле-вэйт *сэфэр (в школу), ле-*ваал (к хозяину), ле-*хоши (к негру), ле-ха-*эле (к таким), ле-хивун (в направлении), ле-*хэсэф (к деньгам), ле-фахот (к меньшему), ле-фи (ко рту), ле-*фэта (вдруг).

В разговорной речи асе эти правила соблюдаются только в застывших оборотах, например:
בכל זאת, בבקשה, לכבוד
Бэ-хол зот (все-таки), бэ-вакаша (пожалуйста) ли-хвод (в честь).

Когда те же предлоги присоединятся к слову с определенным артиклем ה, то согласный h артикля выпадает, а предлог получает огласовку артикля, например:
הבית — בבית, החגים — כחגים, העיר — לעיר
hа-*байит — ба-*байт (дом — в доме), hа-хагим — ка-хагим (праздники — как праздники), hа-ир — ла-ир (город) (в город).

6.
Предлог מן.
Предлог מן употребляется в этой форме весьма редко, обычно перед артиклем (מן הבית — из дому). Обычно же он имеет форму מ- («ми-») плюс «дагеш» в следующей букве. Если слово начинается с гортанной буквы (ח, ה, ע, א) или ר, которые не могут иметь «дагеш», то предлог получает форму מ- («мэ-»).

Примеры на предлогמ- :

מארגנטינה, מבטן (6), מבית (5), מילדות (5)
Мэ-Арген*тина (из Аргентины), ми-*бэтэн (из живота), ми-*байит (из дома), ми-ялдут (с детства).

7.
Союз ש- не влияет на огласовку последующего слова.
Примеры на союз ש-:
שבאה (6), שבלע (6)
Шэ-баа (которая пришла), шэ-бала (который проглотил).

Приведенные выше правила соблюдаются только в литературном языке, и не соблюдаются в разговорной речи. В обиходе, каждое однобуквенное слово произносится всегда со своей основной огласовкой. Однобуквенное слово и то слово, к которому оно добавлено, произносятся сами по себе, как будто написаны по отдельности.

В уроках, которые я привожу, приводятся тексты из художественной литературы, и поэтому я старался по мере сил соблюдать эти и другие правила, насколько мне это удается. Ранее я не уделял этому должного внимания. Поэтому-то у меня и были ошибки в начале этих уроков, и они не исключены и в будущем.

Исходя из сказанного в общих замечаниях, возможно, что через некоторое время я отойду от литературных норм, и буду руководствоваться общепринятыми правилами разговорной речи. Мне кажется, что так читателю будет проще усвоить лексический материал, (а мне писать транскрипции), и это является главной задачей моих уроков. Литературные нормы полезно знать, но вряд ли стоит запоминать такую массу правил.

Я хотел бы знать мнение читателей по поднятым здесь вопросам, чтобы учесть его в дальнейшей работе.

Еврейская языковая триуния: иврит, идиш, ладино

Parliamo Ebreico! Говорим по-еврейски! Что, простите, вы только что сказали? Еврейский? Вы говорите по-еврейски? Или по-жидовски, простите? Разве есть еврейский/жидовский язык?
Вне всякого сомнения он есть. Он самый, еврейский язык! Но все это я говорю несколько утрировано. На самом деле еврейство далу миру 3 языка. Вообще, когда речь заходит о языке евреев, все сразу же вспоминают иврит. Это один из двух государственных языков Израиля; второе место в Земле Обетованной отдано арабскому. Однако немногие вспомнят про идиш, а единицы и про ладино. Ладино или ладинское наречие — его можно услышать в романских кантонах Швейцарии и в Испании; на Пиренейском полуострове он распространен шире. Т.е. ладино — оборотная сторона идиша; другими словами, если бы немецкие евреи решили бы сменить одно европейское гражданство на другое, то их выбор бы пал на Испанию и изучение ладино. Это также верно, если бы они хотели получить законное еврейское гражданство — тогда их выбор пал бы на иврит. Иврит вообще один из древнейших языков, ему близки финикийский и древне-арамейский языки. Сегодня мы с вами и познакомимся с тремя еврейскими языками.

Иврит, язык евреев, существующий уже свыше трех тысяч лет; древнейшие поддающиеся датировке литературные памятники ИВРИТа, сохраненные библейской традицией, относятся к 12 в. или 13 в. до н. э. (например. Песнь Деборы, Суд. 5:2–31), первая надпись — предположительно к 10 в. до н. э.

Иврит — язык семитского происхождения. К семитским языкам, кроме ИВРИТа, принадлежат также арамейский, арабский, аккадский (ассиро-вавилонский), эфиопские и некоторые другие языки Передней Азии. Особенно близки к ИВРИТу финикийский и угаритский языки, принадлежащие вместе с ним к ханаанской ветви семитской группы языков.

Во многом из-за того, что иврит принадлежит к семитской группе языков, евреев по ошибке и отнесли к семитским народам. Отсюда и пошел антисемитизм; сами евреи — представители ХАСИДСКИХ народов.

История иврита насчитывает шесть периодов:
— библейский (до II века до н. э.) — на нем написаны книги Ветхого Завета (ивр. ха-Сфарим или ТаНаХ);
— послебиблейский — свитки Мертвого моря (Кумранские рукописи), Мишна и Тосефта (прослеживается влияние арамейского и греческого языков);
— талмудический (масоретский) — длился с III по VII век, когда иврит перестал быть языком повседневного общения, но сохранился как язык письменности и религии. Памятники этого периода — некоторые части Вавилонского и Иерусалимского Талмудов;
— средневековый (до XVIII века) — многообразная религиозная литература, труды по каббале, научные и юридические трактаты, светская поэзия. На протяжении этого периода складывается традиционное произношение различных еврейских общин: ашкеназской, сефардской, йеменской, багдадской и др.;
— эпоха Хаскалы (ивр. «просвещение», культурно-просветительское еврейское движение XVIII-XIX в.в.) — иврит становится языком высокой литературы, обогащается неологизмами;
— современный — с конца XIX века до сего дня. Возрождение иврита как разговорного языка.

Кратко об особенностях ивритского алфавита. Для письма в этом языке применяется еврейский алфавит (ивр. «алеф-бет») в варианте квадратного шрифта, состоящий из 22 согласных букв. Пять букв имеют дополнительное начертание для конечных букв в слове. Четыре согласных буквы в современном иврите используются для записи гласных (эти буквы называются «матери чтения»).

Полная запись класных возможна при помощи огласовок (ивр. «нэкудот») — придуманной в масоретский период системы точек и черточек, стоящих рядом с согласной буквой. Кроме того, еврейские буквы могут применяться для числовой записи, так как каждая буква имеет числовое соответствие (гематрия).

Письмо осуществляется справа налево, отсутствует свойственная европейским языкам разница между прописными и строчными буквами. При письме буквы, как правило, не соединяются между собой.

В конце XIX века начался процесс возрождения иврита, к тому времени давно ставшего мертвым (так называются языки, которые не используются для повседневного общения и не являются для кого-либо родными). Иврит — это единственный пример того, что мертвый язык можно сделать живым! Значительная роль в возрождении иврита принадлежит Элиэзеру Бен-Йехуде (он же Лейзер-Ицхок Перельман). Семья Бен-Йехуды стала первой ивритоговорящей семьей в Палестине, а старший сын Элиэзера — Бен-Цион (позднее принял имя Итамар Бен-Ави) стал первым ребенком, для которого иврит стал родным языком.

Нормой произношения современного иврита стало произношение евреев-сефардов. В 80-х годах XIX века иврит стал языком преподавание в школе Альянса (Иерусалим). В 1884 году Бен-Йехуда основал газету «Ха-Цви» (русск. Газель; Эрец Ха-Цви — Страна Газелей — одно из древних поэтических названий Израиля). Ему же принадлежит заслуга основания Комитета Иврита, ставшего в 1920 году Академией Иврита, а также создание «Полного словаря древнего и современного иврита». Благодаря деятельности Бен-Йехуды и таких, как он, на иврите говорят сегодня примерно 8 миллионов человек.

Идиш (от jüdisch, «еврейский») — язык европейских евреев-ашкеназов, исторически относящийся к средненемецким диалектам верхненемецкой подгруппы западногерманской группы германской ветви индоевропейских языков. Идиш появился в верховьях Рейна между X и XIV веками, в него вошел большой массив слов из древнееврейского и арамейского языков, а позднее — из языков романских и славянских.

Идиш имеет своеобразную грамматику, в пределах которой немецкий корень комбинируется с элементами других языков. В германскую звуковую систему языка также были привнесены славянские элементы — например, шипящие славянские согласные.

До Второй Мировой на идиш общались 11 миллионов евреев. Сегодня точное число носителей языка неизвестно. Данные переписей конца XX — начала XXI позволяют утверждать, что наибольшее число говорящих на идиш евреев проживают в Израиле (более 200 тысяч человек), США (около 180 тысяч), России (более 30 тысяч), Канаде (более 17 тысяч) и Молдавии (порядка 17 тысяч человек). Всего по разным данным на планете живут от 500 тысяч до 2 миллионов человек, говорящих на идиш.

В школе этого не расскажут:  The Simple Present - Простое настоящее

Идиш имеет западное и восточное наречия, в пределах которых различают большое количество диалектов. В среде хасидов США возник общий диалект на основе трансильванского варианта идиш, в СССР в качеств нормативного языка идиш рассматривался вариант с фонетикой белорусско-литовского (северного) и грамматикой украинского (юго-восточного) диалекта. В 20-х годах прошлого века идиш был одним из четырех государственных языков Белорусской ССР.

В языке идиш, как и в иврите, используется квадратный древнееврейский алфавит. Совпадает и направление письма.

О том, какую судьбу переживал идиш, обратимся к статье «Израиль, говорящий на идише» автора А. Локшина:

«Европейские евреи говорили на идише более тысячи лет. В начале XX века литература, созданная на этом языке, представлялась ряду еврейских теоретиков некоей «территорией» для народа, не имевшего родины. Появилось такое понятие, как идишланд – особое еврейское отечество. Впервые этот термин ввел идишист и общественный деятель Хаим Житловский, писавший, что духовно-национальный дом – это то место, где «присутствует наш народный язык и где каждое дыхание и каждое слово помогают поддерживать национальное существование нашего народа».

Однако в Палестине евреи, чьей «родиной» до тех пор был текст, создавали физический дом, который идентифицировался с одним из языков. Таким образом, часть выдавалась за целое. Выбор иврита как национального языка cтал непосредственным результатом избирательного подхода раннесионистских идеологов к различным периодам истории еврейского народа. Ореолом романтизма оказалось окружено додиаспоральное существование, доизгнаннический период. Древность стала источником легитимизации и предметом восхищения. Язык Библии воспринимался как часть эпохи чистых помыслов и целей. Культура же «идишланда» подверглась решительной переоценке. Одним революционным ударом она была лишена того места, которое занимала.

Традиционный сионистский императив состоял, среди прочего, в том, что прибывшие в Палестину новые поселенцы полностью отказались от всего знакомого и привычного им на старой родине, в тех странах, где они жили на протяжении столетий. Ключевым моментом для переселенцев из Восточной Европы, по мысли историков-традиционалистов, был отказ от идиша в пользу иврита, исключительность которого подчеркивал сионизм. Сионистские идеологи исходили из того, что в Эрец-Исраэль должна быть сформирована новая нация, ничего общего не имеющая с галутными евреями. Идиш же осмыслялся как «жаргон», связанный с культурой отвергаемого галута. О личном и коллективном отказе халуцим-пионеров от языка диаспоры как важнейшем элементе сионистского «рождения заново» пишет целый ряд ведущих израильских исследователей.
Показательно, что именно древнееврейский язык стал основой для новой израильской культуры. Ставится вопрос, на который, собственно, и призвано ответить исследование: «Что же произошло с идишем, с его культурой и носителями этого языка» в стране Израиля?

Идиш отвергался не только как язык галута, но и как язык старого ишува, с которым пионеры-сионисты не желали иметь ничего общего. Действительно, евреи европейского происхождения, жившие в Эрец-Исраэль в середине XIX века, в массе своей разговаривали на идише. Они существовали за счет халуки – системы сборов и пожертвований, совершаемых еврейскими общинами за пределами Страны. Идишеязычный старый ишув разительно отличался от того образа независимого и инициативного еврейского сообщества, который стремились создать сионисты.

Отвержение идиша ранними сионистами было настолько тотальным, что на каком-то этапе они готовы были предпочесть ему не только иврит и связанный с ним комплекс культурных представлений, но даже арабскую культуру. Ведомые романтическими европейскими ориенталистскими представлениями, халуцим рассматривали некоторые ее элементы (одежду, пищу, отдельные обычаи) как диаметрально противоположные еврейской диаспоральной жизни и, следовательно, подходящие для «внедрения» в среду «новых евреев».

В связи с тем, что гебраистская идеология отрицательно относилась к использованию в иврите фраз и слов из других еврейских языков, идишские выражения «прикидывались» иностранными. Таким путем множество заимствований из идиша относительно «бесконфликтно» вошло в современный литературный иврит, а также в ивритский сленг 1940‑х и 1950‑х годов. Хавер цитирует Йосефа Гури, который отмечает, что около четверти из тысячи идиом разговорного иврита являются кальками с идиша.

К 1914 году языком преподавания в еврейских учебных заведениях в Эрец-Исраэль был объявлен исключительно иврит. В 1923 году мандатные власти назвали иврит одним из официальных языков Палестины, наряду с английским и арабским. Лидеры и идеологи ишува уверенно создавали господствующий нарратив, в котором существование альтернативной культуры или даже субкультуры со своим языком было недопустимо, ибо ставило под сомнение полноту успеха сионистского проекта.

Казалось, победа иврита была полной. Официальная установка на «забывание» идиша была настолько тотальной, что даже сам длительный конфликт между ивритом и идишем оказался вытеснен из коллективной памяти. Так, один из столпов израильской историографии Шмуэль Этингер в своем основополагающем труде в качестве ключевого события, приведшего к победе иврита в школах ишува, упоминает… иврито-немецкий «языковой спор» 1913 года (тогда еврейско-немецкая благотворительная организация «Эзра» выступила за введение немецкого языка в качестве языка преподавания в технических школах ишува, что вызвало резкую ответную реакцию).

Большинство жителей нового ишува (еврейской общины после 1880‑х годов) в первые десятилетия его существования оставались естественными носителями идиша и продолжали говорить на этом языке. В то время ишув еще не был способен полноценно функционировать, используя один лишь иврит. Ни основатели Тель-Авива, ни сионистские иммигранты в новых поселениях не заговорили в одночасье на иврите. Впрочем, это не мешало им зачастую пользоваться прилагательным «ивритский» вместо «еврейский»: Тель-Авив – «ивритский» квартал Яффы, «ивритские» рабочие и т. п.

Тот порядок, когда идиш и иврит сосуществовали в еврейских общинах Европы и каждый из них занимал свое место в устоявшейся веками системе, в сионистской Палестине был радикально трансформирован. Иврит был предназначен для повседневного использования, но при этом оставался также и языком высокой культуры, а идиш был полностью делегитимизирован. Официально он стал аномалией, хотя де-факто оставался языком многих, если не большинства, включая и 1930‑е годы. Симптоматичны слова Бен-Гуриона, что в пропаганде сионисты вынуждены использовать многие языки, но для «нашей культурной работы единственным языком остается иврит». По сути такой подход возвращал ситуацию к традиционному разделению на язык высокой культуры (иврит) и утилитарный язык повседневности (идиш).

Двойственное положение идиша состояло в том, что это был родной язык, одновременно любимый и отвергаемый по идеологическим мотивам. Ведущие израильские историки обыкновенно игнорируют психологические трудности «врастания» выходцев из Восточной и Центральной Европы в иврит. Исследование же Хавер позволяет говорить о культурном и ментальном расколе, произошедшем на пересечении идеологии и личного опыта.

Хавер отмечает, что израильские историки литературы, занимающиеся историей ивритской культуры, по сути игнорируют существование в Палестине идишской литературы. Между тем, в период второй алии (1904–1914 годы) литература на идише в Эрец-Исраэль достаточно бурно развивалась. Возможности же тогдашней ивритской словесности были весьма ограничены, так как нормативный стиль новой прозы на иврите возник в конце XIX века, то есть еще до того, как стал реальностью разговорный иврит.

Творчество немалого числа литераторов ишува не укладывается в сионистский нарратив. Они писали на идише либо одновременно на идише и на иврите. Живучесть идишской литературы в ишуве объясняется, среди прочего, тем, что в сравнении с ивритской литература на идише отличалась разноплановостью, гибкостью и давала больше возможностей для отображения социальных и идеологических различий в обществе. Это позволяло идишским писателям Палестины, разделявшим сионистские устремления, создать полифонию, отражавшую гетерогенность раннего ишува.

Писатели, чье творчество анализируется в книге, отражают различные поколенческие, идеологические и эстетические тенденции. Автор рассматривает творчество Залмена Брохеса – писателя периода второй алии, чьи ранние работы носили в основном несионистский характер и предлагали более сложное и разнообразное видение Палестины, чем книги некоторых его (да и наших) современников, идеализирующих сионистскую идентичность первопоселенцев. Другой герой Хавер, Авром Ривес, также стремился отразить культурное и идеологическое многообразие ишува, его произведения «населены» арабами и христианами. Вплоть до своей кончины в середине 1960‑х годов писала на идише и поэтесса Рикуда Поташ…

Более того, ивритская литература также была несвободна от идишских влияний. Анализируя построение предложений и фраз у таких безусловных израильских классиков, как Йосеф-Хаим Бреннер и ранний Агнон, Хавер отмечает определяющее влияние на них языковых структур идиша. Бреннер вообще был одним из немногих публичных деятелей ишува, позволявших себе говорить об идише как о «сионистском языке», «языке наших матерей, который клокочет в наших устах».

Хавер не просто возвращает читателю идишскую культуру ишува и вводит в оборот по сути неизвестные тексты – она прочерчивает непрерывную линию, предлагает альтернативный общепринятому взгляд на историю израильской литературы, выстраивает ее «теневую» версию. Ей удается доказать, что идишская литература была весьма популярна и широко распространена в ишуве – достаточно сказать, что в период между 1928 и 1946 годами в Эрец-Исраэль выходили 26 литературных журналов на идише. Более того, в конце 1920‑х годов идишская культура в ишуве переживает своеобразный «ренессанс» (в том числе и в новом «ивритском» городе Тель-Авиве – в 1927 году число читательских запросов на газеты на иврите и идише в публичной библиотеке Тель-Авива было примерно одинаковым). Отчасти это связано с прибытием иммигрантов четвертой алии (1924–1928 годы) (так называемая «алия Грабского» из Польши), которые широко пользовались идишем и зачастую были далеки от сионизма (не случайно некоторые современники и исследователи обвиняли их в привнесении в палестинскую действительность галутных ценностей).

Тогда же, в 1927 году, советом директоров Еврейского университета в Иерусалиме был одобрен план создания в университете кафедры идиша. Но в то время реализовать этот проект оказалось невозможным. Против открытия кафедры выступили влиятельные сионисты (в том числе Менахем Усышкин), а также радикальная организация Мегиней а-Сафа а-Иврит («Бригада защитников языка иврит»), состоявшая в основном из учащихся гимназии «Герцлия», организовавших травлю Хаима Житловского во время его визита в Палестину еще в 1914 году. «Бригада», основанная в 1923 году, активно действовала до 1936 года, особенно активно в Тель-Авиве и Иерусалиме. В общественном мнении она связывалась с правыми сионистами-ревизионистами. Ее деятельность была направлена главным образом именно против использования идиша (показательно, что английский язык не вызывал у членов «бригады» какой-либо негативной реакции). В связи с предполагаемым открытием кафедры были выпущены плакаты в траурных рамках: «Кафедра жаргона – уничтожение Ивритского университета» и «Кафедра жаргона – идол в Ивритском Храме» (Еврейский университет во многих тогдашних публикациях и выступлениях сравнивался с Храмом). Как видим, юные светские ревнители иврита писали об идише как о целем ба-хейхал – языческом идоле в Храме, – то есть использовали раввинистические источники, чтобы сравнить намерение основать кафедру идиша с осквернением Храма греко-сирийскими завоевателями и римскими императорами в I веке н. э. Идиш, язык тысячелетней культуры, демонизировался как чужой незаконный «жаргон», угрожающий единству, представляющий опасность для формирования новой ивритской нации, символом которой был университет – ее «храм».

Плакат «Бригады защитников языка иврит» гласит: «Кафедра жаргона – уничтожение Ивритского университета». 1927 г.

И только в 1951 году, после уничтожения идишской культуры в результате Холокоста и политики государственного антисемитизма в Советском Союзе, а также после создания Государства Израиль, когда идиш уже не представлял более опасности для иврита, кафедра идиша наконец была открыта. Ее создание знаменовало начало легитимизации идиша в израильской культуре. Дов Садан, выступая на открытии кафедры, говорил, что идиш помог сохранить иврит. Впрочем, даже здесь идиш низводился к статусу второстепенного культурного явления, существующего на службе у иврита. Очевидной становилась иерархия двух языков, когда иврит являлся господином, а идиш – слугой.

Однако, как показала Хавер, роль идиша в жизни ишува явно выходила за пределы функции сохранения возрожденного иврита. Тот же Дов Садан, который описывал идиш как прислужника иврита, в 1970 году использовал уже совсем иные термины. Говоря о еврейском двуязычии перед идишской аудиторией в Нью-Йорке, Садан описывал уникальное видение идишских писателей ишува: «Эта особая группа имела важное значение – она открыла новые горизонты и новую землю для литературы на идише: Землю Израиля, не как ностальгию по детству или туристическую тему, а как осязаемый каждодневный опыт развития и борьбы ишува».

Хавер не касается периода существования Государства Израиль. Но мы знаем, что идиш так и не был изгнан из коллективной памяти и не был забыт. С началом большой алии из СССР/CНГ, совпавшим с пробуждением в израильском обществе интереса к своим корням и культурному наследию диаспоры, язык европейского еврейства получил государственную поддержку. В настоящее время по всей стране действуют идишские клубы, в Тель-Авиве работает идишский театр, на идише пишет целый ряд израильских авторов (большинство из них выходцы из Советского Союза), в Еврейском университете в Иерусалиме и в Университете Бар-Илан ведется изучение идиша и художественной литературы на этом языке. В некоторых школах Израиля идиш включен в учебную программу.»

Интересные факты про идиш:
1) В начале 20 века идиш являлся одним из официальных языков Белорусской Советской республики, а знаменитый лозунг: “Пролетарии всех стран объединяйтесь!”, написанный на идише, увековечил герб республики:
“Пролетариэр фун але лендер, фарайникт зих!”
2) Одной из причин принятия иврита в качестве официального государственного языка является невероятная схожесть идиша с немецким, что после второй мировой войны было совсем неуместно.

В школе этого не расскажут:  Материалы для изучения грамматики немецкого языка

3) Некоторые слова русского жаргона перекочевали к нам именно из идиша, например: ксива, поц, параша, фраер, шмон и т.д.

4) Профессор лингвистики Тель-Авивского университета Пол Векслер выдвинул гипотезу что идиш произошел не от германской, а от славянской языковой группы, но поклонников данного утверждения практически не нашлось.

5) Три поговорки, которые лучше всего раскрывали разницу между двумя языками примерно 50-100 лет назад:
Иврит учат, а идиш знают.
Кто не знает иврита, тот не образован, кто не знает идиша, тот не еврей.
Бог говорит на идише в будни, а на иврите в субботу.

Все эти поговорки говорят нам о том, что век тому назад идиш был разговорным, будничным языком, который знали абсолютно все, а иврит наоборот являлся священным языком Торы, знакомый не каждому еврею. Но те времена прошли и все поменялось с точностью до наоборот.

ЕВРЕ́ЙСКО-ИСПА́НСКИЙ ЯЗЫ́К (джудесмо, ладино), разговорный и литературный язык евреев испанского происхождения. До Второй мировой войны значительное число носителей еврейско-испанского языка жило в Греции и Югославии, Болгарии, меньше — в Румынии. В 1970-х гг. число носителей еврейско-испанского языка в мире достигало 360 тыс., из них 300 тыс. жили в Израиле, по двадцать тысяч — в Турции и США и пятнадцать тысяч — в Марокко.

Большая часть словаря и грамматической структуры еврейско-испанского языка восходит к диалектам испанского языка средних веков, хотя прослеживается и сильное влияние каталанского и португальского языков. Влияние иврита проявляется в основном в сфере религиозной терминологии. Лексика еврейско-испанского языка содержит значительное количество заимствований из турецкого, арабского, французского и итальянского языков. В районе восточного Средиземноморья еврейско-испанский язык называют различными именами: джудесмо, ладино, романс, спаньол. Носители еврейско-испанского языка используют с 19 в. название джудесмо, буквально `еврейство` (ср. идиш — идишкайт). Хотя название «ладино» получило широкое распространение, в современной науке принято название «еврейско-испанский язык», в то время как «ладино» закреплено только за языком переводов Библии, содержащим массу заимствований и калек из иврита и копирующим синтаксис иврита. Диалект еврейско-испанского языка, распространенный в Северной Африке, носит название хакетия.

Еврейско-испанский язык пользуется еврейским алфавитом с рядом модификаций для передачи специфических фонем. Ранние тексты написаны квадратными буквами с огласовкой или без нее, однако большая часть печатных изданий пользуется так называемым письмом Раши. В Турции с 1928 г. еврейско-испанский язык пользуется латинским алфавитом в печати.

Согласно одной точке зрения, евреи, живавшие в Испании, использовали тот же язык, что и неевреи, однако их язык сохранил много архаизмов и получил независимое существование после изгнания евреев из страны в 1492 г. Согласно другой точке зрения, широко принятой в современной науке, еврейско-испанский язык задолго до 1492 г. имел отличительные лингвистические особенности не только из-за наличия в нем ивритских слов, но также и в силу влияния других еврейско-романских языков и большей восприимчивости к арабскому влиянию.

В области фонетики для еврейско-испанского языка характерна дифтонгизация гласных о > ue и e > ie, которая распространена и в кастильском диалекте испанского языка, однако во многих словах дифтонгизации не происходит. В еврейско-испанском языке в значительной степени сохраняется и различение трех групп согласных.

Морфологические отличия от испанского языка выражаются в изменении рода некоторых существительных; формы единственного числа используются в значении множественного и наоборот; некоторые местоименные формы используются иначе, чем в литературном испанском языке; сохраняются архаичные формы в спряжении ряда глаголов настоящего времени; использование уменьшительных форм существительных и прилагательных более распространено, чем в современном испанском языке.

Синтаксис еврейско-испанского языка под влиянием разных языков значительно отличается от синтаксиса испанского языка.

Языками, близкими к еврейско-испанскому языку и, очевидно, поглощенными им, являются еврейско-каталанский — язык выходцев из Восточной Испании, а также еврейско-португальский язык. Последний получил самостоятельное развитие в Голландии, Северной Германии и Латинской Америке. В 18 в. еврейско-португальский язык переняли негры Голландской Гвианы (современный Суринам), называвшие его джоутонго (еврейский язык). Только в 19 в. они перешли на голландский язык.

Оживший язык

14.10.2020 | Беларева Ривка | № 33 (218) от 10 октября 2020 года

Оживший язык. В Москве готовится издание большого идиш-русского словаря. Это первая в постсоветский период попытка создать непредвзятый и неидеологизированный образ языка идиш, заново открыть этот древнейший европейский язык для русской культуры

Идиш, язык восточноевропейских евреев, относится к германской группе языков. Ему больше тысячи лет. Он начал формироваться в начале Средних веков на основе немецкого с последующими заимствованиями из славянских и романских языков. Важную часть идиш составляют гебраизмы — слова, перешедшие в язык из древнееврейского, или иврита. Зарождение идиша относится к той эпохе, когда иврит перестал быть языком повседневного общения, а стал языком книжной культуры, литургии и науки. Основной лексический массив и грамматическая структура идиш были заимствованы из средневекового немецкого, однако он использует буквы древнееврейского алфавита.

До Второй мировой войны на идиш говорили миллионы евреев в Европе, Северной и Южной Америке, Австралии и Палестине. Существовал огромный пласт прозы, поэзии и драматургии на идиш. Однако большинство носителей языка было уничтожено во время Холокоста, поэтому после войны идиш переживал кризис. В результате сложилось представление о нем, как о мертвом, исчезающем языке.

«Узнав о готовящемся издании идиш-русского словаря, пожилые люди с искренним недоумением спрашивали меня: зачем вам это нужно? — рассказывает координатор проекта и редактор словаря Анна Сорокина. — Для многих людей идиш — осколок исчезнувшего мира еврейских местечек. Для других — «не вполне язык», жаргон». И это неслучайно, ведь судьба идиш в Советском Союзе была драматичной. Почитаемый изначально как народный, как язык еврейского пролетариата, он тем не менее постоянно подвергался цензуре: была искусственно заменена орфография, изгонялись ивритские заимствования. Впоследствии идиш разделил судьбу еврейской культуры. Во время сталинских репрессий и борьбы с космополитизмом были уничтожены виднейшие представители литературы и искусства идиш. Парадоксально, но и в молодом государстве Израиль идиш, бывший фактически родным языком значительной части населения, оказался в опале: в нем видели изживший себя жаргон диаспоры. Итогом этого кризиса можно считать тот факт, что идиш был внесен в Красную книгу языков ЮНЕСКО.

Сейчас идиш обретает новую легитимность: академические программы и проекты, связанные с ним, вызывают все возрастающий интерес. В Восточной Европе это связано со стремлением вновь обрести еврейскую культурную идентичность. В самом Израиле — с изменением отношения к диаспоре и ее истории, знание которой позволит найти решение многих сегодняшних проблем. Идиш становится ключом к реконструкции еврейской цивилизации. Европа неожиданно открыла в нем один из европейских языков, причем стариннейший. Это отражение того, что европейцы переосмысливают собственную историю, пересматривают религиозные, этнические, культурные границы Европы.

Словарь разработан в рамках совместной программы Европейского союза и Совета Европы для Российской Федерации в партнерстве с Министерством регионального развития РФ. Особенности издания — современная орфография и внушительный объем: более 55 тыс. лексических единиц. Это самый полный источник лексики идиш для русскоязычного читателя. В него вошли даже редко употребляемые слова.

Для составителя Александра Солдатова это труд семи с половиной лет, итог колоссальной работы по сбору, анализу и систематизации материала. «Одной из главных моих целей было найти, собрать вместе и сохранить для будущих поколений в одной книге все лучшее в идиш, поэтому я включил в словник самую разную лексику — религиозную и простонародную, литературную и диалектную, шутливую и серьезную, ироническую и язвительную, ласковую и грубую, — пишет он в предисловии. — Как автор я посчитал нужным включить эту лексику в словарь для сохранения исторической памяти «мамэ-лошн», нашего языка, ибо считаю, что ни одно слово не должно исчезнуть бесследно».

Союзы в языке идиш

Ивритские слова «ксива», «шмон» и др. попали в русский сленг через идиш.

Идиш — еврейский язык германской группы, исторически основной язык ашкеназов, на котором в начале XX в. говорило около 11 млн. евреев по всему миру.

Идиш возник в Центральной и Восточной Европе в X—XIV вв. на основе средненемецких диалектов (70—75%) с обширными заимствованиями из древнееврейского и арамейского (около 15—20%), а также из романских и славянских языков (в диалектах достигает 15%).

Сплав языков породил оригинальную грамматику, позволяющую комбинировать слова с немецким корнем и синтаксические элементы семитских и славянских языков.

О названии

Слово «идиш» на самом идише означает буквально «иудейский, еврейский».

Исторически также — тайч, идиш-тайч (от ייִדיש־טײַטש‎) — «народно-еврейский», либо по другой версии — «толкование» в связи с традицией устного толкования еврейских текстов при их изучении.

Слово Тайч родственно словам Deutsch и Dutch, но не эквивалентно, например, прилагательному «немецкий» в смысле принадлежности к немецкой нации. Само слово старше такого понятия, и просто означает в оригинальном смысле «народный», то есть тайч в этом контексте означает разговорный язык.

B XIX в. и начале XX в. по-русски идиш часто называли «жаргоном». Также употреблялся термин «еврейско-немецкий язык».

В русском языке слово «идиш» допустимо использовать в качестве как склоняемого, так и несклоняемого существительного.

Вопросы классификации

Традиционно идиш считается германским языком, исторически относящимся к средненемецким диалектам верхненемецкого кластера западногерманской группы.

Славянская теория

В 1991 г. профессор лингвистики Тель-Авивского университета Пол Векслер на основе анализа структуры и словаря идиша выдвинул гипотезу, относящую идиш в группу славянских, а не германских языков.

Позже, в книге «Ашкеназские евреи: славянско-тюркский народ в поисках еврейской идентификации» Векслер предложил пересмотреть и всю теорию происхождения ашкеназов — говорившего на идише восточноевропейского еврейства.

Он рассматривает их не как потомков выходцев с Ближнего Востока, а как коренной европейский народ, происходящий от потомков западных славян — лужицких сорбов, полабов и др.

Позже Векслер включил в число предполагаемых предков восточноевропейских евреев также хазар и многочисленных славян, живших в Киевской Руси в IX—XII в.

Теория Векслера не завоевала поддержки в научном сообществе. В академических кругах (в том числе в Тель-Авивском университете, где работает П. Векслер) она рассматривается как курьез, порожденный собственными политическими взглядами автора.

В то же время некоторые исследователи считают, что роль славянского компонента в идише, возможно, несколько значительнее, чем считалось ранее.

Лингвогеография

Ареал и численность

Начало XXI в.

Определить современное число говорящих на идише очень непросто. Большинство ашкеназских евреев в течение XX в. перешло на язык тех стран, где они проживают. Тем не менее из переписей некоторых стран можно получить численность говорящих на идише.

  • Израиль — 215 тыс. чел. по оценке Ethnologue на 1986 год (6% от численности евреев в Израиле).
  • США — 178 945 чел. говорят дома на идише (примерно 2,8% от всех евреев США, при 3,1% говорящих на иврите).
  • Россия — 30 019 чел. говорят на идише по переписи 2002 года (13% от всех евреев в России).
  • Канада — 17 255 чел. назвали идиш родным языком по переписи 2006 г. (5% от лиц еврейского происхождения).
  • Молдавия — 17 тыс. чел. назвали идиш родным языком (1989), то есть 26% от общего числа евреев.
  • Украина — 3213 чел. назвали идиш родным языком по переписи 2001 года (3,1% от численности евреев).
  • Белоруссия — 1979 чел. говорят дома на идише по переписи 1999 г. (7,1% от численности евреев).
  • Румыния — 951 человек назвали идиш родным языком (16,4% от численности евреев).
  • Латвия — 825 человек назвали идиш родным языком (7,9% от численности евреев).
  • Литва — 570 человек назвали идиш родным языком (14,2% от численности евреев).
  • Эстония — 124 человека назвали идиш родным языком (5,8% от численности евреев).
  • Согласно результатам переписи Венгрии из 701 еврея 276 человек (40%) дома говорят на иврите. Возможно, что это ошибка интерпретации понятия «язык своей национальности» и либо все они имели в виду идиш, либо часть — идиш, а часть — иврит (как и в переписи России).

Значительное количество носителей идиша проживают также в Великобритании, Бельгии, Франции, в меньшей мере в Австралии, Аргентине и Уругвае.

На основе вышеприведённых данных общую численность говорящих на идише в мире можно оценить в 500 тыс. человек. Близкие данные приводятся в некоторых других источниках: 550—600 тыс. В то же время существуют гораздо более высокие оценки: 1 762 320 (Ethnologue, 16-е издание) и даже 2 миллиона (КЕЭ), однако не поясняется, на основе какой методологии они получены.

Социолингвистические сведения

Хотя среди большинства евреев идиш уступил место языкам окружающего населения, глубоко религиозные евреи (харедим и особенно хасиды) между собой общаются преимущественно на идише.

Диалекты

Идиш состоит из большого числа диалектов, которые принято подразделять на западное и восточное наречия. Последнее, в свою очередь, делятся на три основных диалекта:

  • северный (т. н. белорусско-литовский диалект: Прибалтика, Беларусь, северо-восточные области Польши, запад Смоленской области России и часть Черниговской области Украины),
  • юго-восточный (т. н. украинский диалект: Украина, Молдавия, восточные области Румынии, прежде всего — Молдавия и Буковина, южная часть Брестской области Беларуси и Люблинского воеводства Польши)
  • центральный (или юго-западный, т. н. польский диалект: центральная и западная Польша, Трансильвания, прикарпатские районы Украины).

Существуют и переходные диалекты.

В начале ХХ века был создан единый клал шпрах общий язык, получивший распространение в основном в университетах.

В Северной Америке в среде хасидов выкристализовался общий диалект на основе «венгерского» идиша, распространенного раньше в Трансильвании.

В СССР грамматической основой литературного стандарта послужил украинский диалект, тогда как фонетика базировалась на северном диалекте. Театральный идиш, в соответствии с традицией ведущей своё начало от А. Гольдфадена, соответствует усреднённому украинскому диалекту (иногда в данном контексте именуемому волынским). Западный идиш, которые некоторые исследователи (напр. П. Векслер) рассматривают, как отдельный язык, на котором евреи говорили в западных областях Германии, Швейцарии и Голландии, сегодня практически мертв.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола s'appointer во французском языке.

Областные варианты идиш обнаруживают большие различия в системе гласных, начиная от оппозиции между кратким открытым i и долгим закрытым i, и кончая моделями с полными параллельными рядами кратких и долгих гласных. В диалектах встречаются также ü и дифтонги, оканчивающиеся на -w.

Однако в системе согласных наибольшее разнообразие обнаруживает литературный идиш. В некоторых диалектах отсутствует фонема h, в некоторых различается меньшее количество палатальных, а в западном идиш отсутствует различие по звонкости. Артикуляция r варьирует в различных районах от r апикального до (преимущественно) r увулярного.

Письменность

Орфография

Идиш использует «квадратное» письмо. Существует несколько вариантов орфографии идиша. В основу письменности положен алфавит древнееврейского языка с некоторыми стандартными диакритическими знаками: אַ, אָ, בֿ, וּ, יִ, ײַ, כּ, פּ, פֿ, שֹ, תּ.

Большинство слов, заимствованных из иврита и арамейского, сохранили традиционное написание. Остальной словарный запас представляет собой систему однозначного соответствия между звуками, с одной стороны, и буквами или их сочетаниями, с другой. При этом сохраняются установившиеся традиции, касающиеся, например, графики определенных конечных букв, или правила о начальном непроизносимом א.

В процессе эволюции в идиш усилилась тенденция систематически использовать букву א для обозначения звука /a/, אָ — для передачи /о/; כ употребляется для передачи /x/, וו — для передачи /v/. С течением времени установилось и применение буквы ע как символа гласного звука /э/. Это нововведение, характерное для ашкеназского произношения иврита, утратившего согласный звук, обозначавшийся буквой ע, относится к XIV в.

Способы передачи дифтонгов и безударных гласных, а также правила словораздела значительно различались в разные периоды истории. Ныне дифтонг /oi/ обозначается сочетанием וי, дифтонг /ei/ — сочетанием יי, дифтонг /ai/ — тем же сочетанием с дополнительным диакритическим знаком — ײַ (диакритический знак употребляется не во всех публикациях). /ž/ и /č/ передаются соответственно диграфами זש и טש.

Некоторые издательства до сих пор не соблюдают всех правил. Стандартной считается орфография ИВО, однако религиозные издательства предпочитают старую систему. Во многих газетах старые корректоры отказываются менять издавна сложившиеся навыки ещё с времен до Второй мировой войны в Европе.

С 1920-х гг. в Советском Союзе (а затем и в коммунистических и просоветских издательствах ряда других стран) был отвергнут принцип историко-этимологического написания слов иврито-арамейского происхождения и был принят фонетический принцип, отрицающий традиционное следование древнееврейской и арамейской орфографии при написании слов из этих языков.

В 1961 г. в СССР вернулись к написанию конечных букв.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Идиш имеет экспираторное ударение, и хотя место ударения в слове не всегда полностью предсказуемо, существует несколько характерных распределений словесного ударения. Система гласных треугольного типа с тремя степенями раствора и двумя позициями артикуляции:

Гласные: i u е о a

Наиболее характерные дифтонги — это сочетания еі, аі и оі. В идише, так же, как и в южных диалектах немецкого, различается отражение средненемецкого дифтонга ei и долгого гласного î:

Звук Средненемецкое соответствие Немецкий Баварский диалект Идиш
старый ei ei [ae] (пишется ei): heizn, Stein, klein oa: hoazn, Stoa, gloa ei: קלײן ,שטײן ,הײצן ‬
средний ei î [ae] (пишется ei): reiten, treiben, weiß ei: reitn, dreim, weiß ai: װײַס ,טרײַבן ,רײַטן
поздний ei iu [ɔʏ] (пишется eu): teuer, neu ei: deia, nei ai: נײַ ,טײַער

Наблюдается редукция многих немецких дифтонгов, например pf.

Система согласных в высшей степени симметрична:

m n n’
b d d’ g
p t t’ k
v z z’ z c r
f s s’ š č x h y
l l’

Примечание: апострофом обозначены палатальные согласные.

В отличие от немецкого языка, ряды взрывных и фрикативных различаются не напряженностью, а звонкостью — очевидно, под славянским влиянием, которое также сказалось и на возникновении палатальных согласных. В отличие от немецкого, наблюдается также встречаемость звонких согласных в исходе слов. Из-за притока слов иврито-арамейского и славянского происхождения в идиш проникли многочисленные начальные сочетания согласных, несвойственные немецкому языку (например, bd- , px-).

Морфология

Грамматическая система идиш в основном следует модели немецкого языка, но со значительным числом изменений. В синтаксисе возникли новые модели порядка слов. Порядок слов в главном и придаточном предложениях стал одинаков. Расстояние между существительными и их определениями, а также между частями глагольных фраз было сокращено.

Имена существительные характеризуются четырьмя падежами и тремя родами. Однако родительный падеж превратился в притяжательный, утеряв большинство других функций. Показатель винительного падежа после предлогов опускается. Германское различие между слабым и сильным склонением прилагательных исчезло, но появилось новое различие между изменяемыми предикативными прилагательными. Многие существительные были распределены между разными моделями множественного числа. Под влиянием славянских языков развились уменьшительные формы существительных и прилагательных. В глаголе все времена и наклонения, кроме настоящего времени изъявительного наклонения, стали образовываться аналитически. Развивается чуждое строю германских языков последовательное различение совершенного и несовершенного вида; появился ряд новых глагольных форм, выражающих видовые и залоговые оттенки.

Причастие настоящего времени также приобрело новые функции. Формы спряжения во многих случаях подверглись инновации, возникли новые классы перифрастического спряжения.

Статья подготовлена по материалам: Wikipedia, CC BY-SA 3.0.
Фото: joystick, Public Domain.

Иврит и идиш — в чем разница? Иврит и идиш: алфавит

Для неискушенного уха русского человека иврит и идиш — взаимозаменяемые понятия, можно сказать, даже синонимы. Но так ли это, и в чем разница? Иврит и идиш — это два языка, на которых разговаривают евреи, но они отличаются друг от друга и возрастом, и происхождением, и сферами употребления, и многим другим. Эта статья посвящена основным различиям между двумя лингвистическими системами. Но сначала нужно дать общую характеристику обоим языкам.

Иврит: происхождение

Это действительно один из древнейших языков человечества. Его относят к семитской группе. Относительно его истоков среди историков нет единого мнения. Одни заявляют, что он отделился от языков северо-западной подветви семитской группы, куда зачисляют угаритский, хананейский и арамейский, и стал самостоятельным в веке XIII до н.э. Название «семитский» происходит от имени Сима — потомка древнего Ноя, от которого и произошли народы, разговаривавшие на вышеупомянутых языках. Но это всего лишь гипотезы, потому что явных свидетельств того, что эти языки когда-то были одним целым, нет. Наоборот, судя по сохранившимся древним письменным памятникам, эти языки предстают как целостные и полностью сформировавшиеся, а не в стадии развития.

Иврит — первый язык человечества?

Если же доверять священным еврейским Писаниям, то на древней форме иврита должен был разговаривать и сам Сим, и его отец Ной, и даже первый человек на земле — Адам. Почему? Потому что смешение языков было наказанием за неповиновение жителей древнего Вавилона, а так как Сим и его потомки не числились среди бунтарей, то, следовательно, их язык не был изменен, а продолжал существовать вплоть до первого еврея — Авраама.

Идиш — язык, который не может похвастаться таким возрастом, он появился относительно недавно.

Древнейшие письменные памятники

Конечно же, иврит за свою многовековую историю претерпел изменения. К примеру, часть Библии, которую называют Старым Заветом, была написана в основном на древнееврейской форме этого языка в период с XV по V век до н.э. И она является основным документом для исследования первоначальной формы иврита. Найдены тысячи рукописей и отдельных фрагментов, благодаря которым можно проследить видоизменения в написании букв.

Небиблейских же письменных памятников этого же периода относительно мало. Среди них Гезерский календарь с описанием месяцев и сельскохозяйственных работ (X век до н.э.), самаритянские глиняные черепки VIII века до н.э. и такие же из Лахиша, относящиеся к VI веку до н.э., а также Силоамская надпись времен Езекии.

Из этих исторических документов можно узнать про семантическую систему и грамматическую структуру языка того времени, его развитие на протяжении того периода. Также можно проследить, что появилось некоторое количество слов, заимствованных из аккадского, арамейского и арабского, которые тоже вошли в лексику иврита.

Идиш вовсе не может похвастаться такими древними документами, поскольку в те века его еще не существовало. Он возник намного позже.

Иврит: дальнейшее развитие

Все это время ивритом пользовались и для устной, и для письменной речи. Это был единственный язык повседневного общения.

Но ситуация начала меняться во II веке н.э. Иврит перестает быть разговорным языком. Теперь его используют только для богослужений. Но, несмотря на это, он сохранился до сих пор, хотя и претерпел некие изменения. Большую роль в этом сыграли переписчики текста Ветхого Завета, которые назвали себя масоретами.

Дело в том, что у еврейского языка есть одна интересная особенность: слова на иврите писались с использованием одних лишь согласных, а гласные вставляли уже при самом процессе чтения. Но со временем, когда иврит стал выходить из обихода, и, соответственно, еврейская речь звучала все реже, новые поколения стали забывать, как произносятся некоторые слова, потому что сомневались, какие же гласные надо добавлять. И вот именно эти масореты придумали систему огласовок — условных обозначений гласных, чтобы звучание слов не было утеряно навека. Вот таким образом иврит сумел сохраниться вплоть до нашего времени. Хотя в качестве разговорного его почти не использовали до начала XX века. Это был язык богослужений, художественной литературы, публицистики.

Забегая наперед, хочется сказать, что в начале прошлого века в качестве разговорного использовался именно идиш — язык европейских евреев.

Но с возрождением государства Израиль в 1948 году иврит становится официальным языком государства. Появилось движение, поддерживающее внедрение иврита во все сферы жизни. Главной же целью было вернуть исконный язык в разговорную речь. И это чудо свершилось. Язык, который был книжным в течении 18 веков, снова звучит на улицах, в магазинах, на школьных уроках.

Иврит: алфавит

Интересно, что древнееврейское квадратное письмо послужило основой для письменности обоих языков, обсуждаемых в этой статье. Но в чем разница? Иврит и идиш действительно имеют идентичный набор букв. Современное написание закрепилось после вавилонского плена (VI век до н.э.). Буквы обрели квадратное написание. Ниже приводится алфавит с огласовками. Буквы расположены по европейскому образцу — слева направо. Сбоку справа помещены огласовки.

И идиш, и иврит, алфавит которых состоит из 22 букв и называется консонантным, (потому что эти буквы обозначают только согласные звуки), не имеет отдельных букв для гласных. Но в иврите иногда добавляются огласовки для облегчения чтения, про которые упоминалось ранее. Это в основном касается детской или религиозной литературы. В идиш же огласовок нет. Это одно из основных отличий при написании букв. А вот пример алфавита на идише, где буквы расположены справа налево.

Идиш: происхождение

Этот язык можно считать юным по сравнению с его сородичем. Он возник в XX-XIV веках на территории Восточной и Центральной Европы. В его основу вошла лексика верхненемецких диалектов, а со временем — и современного немецкого языка. Приблизительно пятая часть словарного состава — тот же иврит, а еще 15% слов было славянского происхождения. Простыми словами, идиш — это некое смешение семитской, германской и славянской лингвистических систем. Но алфавит идиш ничем не отличается от иврита.

Большинство слов имеют германские корни, предложения тоже строятся с использованием немецкой грамматики. Слова на идише фонетически воспринимаются как диалект того же немецкого языка. Неудивительно, что идиш сначала считался жаргоном, и его не воспринимали как самостоятельный язык или хотя бы диалект.

Идиш: ареал распостранения

Он, конечно же, не такой широкий, как у своего конкурента — иврита. На идише говорили евреи только лишь в пределах Европы. В других частях мира он не употреблялся.

Несмотря на то что в европейских странах на нем разговаривало более 11 миллионов человек, официально в некоторых из них его признали полноценным языком только в начале XX века. Например, на гербе Белорусской ССР надпись «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» была написана на белорусском, русском, польском и идише. Также именно он, а не иврит считался одним из официальных языков Украинской ССР в 1917 году.

Но со временем иврит вытеснил его из обихода в силу некоторых факторов. Что же поспособствовало этому? Во-первых, официальным языком Израиля объявили иврит, во-вторых, большинство евреев, разговаривающих на идиш, были истреблены в ходе Второй мировой, в-третьих, именно иврит является языком иудеев, которые живут на Земле обетованной.

Отличия

Итак, исходя из всех вышеизложенных фактов относительно этих двух языков, в чем разница? Иврит и идиш имеют некоторые основополагающие различия. Вот они:

  • Иврит на несколько тысячелетий древнее, чем идиш.
  • Иврит относится исключительно к семитским языкам, а в основе идиша, кроме семитских, есть еще и германские, и славянские корни.
  • Текст на идише пишут без огласовок.
  • Иврит намного больше распространен.

Исконные носители, знающие и тот, и другой язык, могут еще лучше объяснить, в чем разница. Иврит и идиш имеют много общего, но основное отличие, скорее всего, заключается не в лексике или грамматике, а в цели употребления. Вот какая пословица существовала среди европейских евреев 100 лет назад про это: «Бог говорит на идише в будни, а на иврите — в субботу». Тогда иврит был языком только для религиозных отправлений, а на идише говорили все. Что ж, сейчас ситуация изменилась в точности до наоборот.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях