Союзы и, а, но, поэтому (그리고, 하지만, 그래서) в корейском языке

Korean Space

Вот начался рабочий день. Опаздывать здесь нельзя. Один раз в месяц — это куда ни шло, но то, что становится системой, обязательно оказывается в поле зрения моих начальников.

В инжиниринговой компании, как я подозреваю и в других отраслях так же, везде сплошные начальники. В южно-корейской компании карьерная лестница, как 10 данов в тхэквондо.

1. 사원- инженер или служащий-2 года
2. 주임- 2-й заместитель управляющего-1 год (в небольних компаниях этого может и не быть)
3. 대리- 1-й заместитель управляющего-3 года
4. 과장- управляющий — 3 года
5. 차장- заместитель начальника отдела — 3 года
6. 부장- начальник отдела — 3 года
———————————————
руководители низшего ранга:
7. 이사- директор
8. 상무- 2-й исполнительный директор
9. 전무- 1-й исполнительный директор
———————————————
руководители высшего ранга:
10. 부사장- вице-президент(их может быть очень много)
11. 사장- президент (переводится как директор, но здесь пишут президент)

Знаю, что в строительных и может быть в других компаниях немного по-другому. Однако в общем должно быть все похоже.
Итак, С 1 по 6 в основном занимаются непосредственно работами. 7 чаще является руководителем отделов, а начиная от 8 и выше чаще занимаются поиском работы, проектов. Чаще всего именно людей с 7 по 9 мы можем увидеть в своих странах, но только тогда, когда проект реально можно выиграть и компания почует запах прибыли, едут вслед вице-президент и президент.

Вот так, кстати, может и получиться, что один копает, а все остальные смотрят. Один начальник говорит одно, а другой повыше может сказать другое. А когда работы нет, то может вклиниться и начальник повыше, хотя все это бывает не так часто.

Карьерный рост в основном происходит просто по выслуге лет. Работник здесь может быть контрактником(계약식) или входить в штат. Последний случай — тот от которого пытаются отделаться компании… Мороки много. Профсоюзы здесь сильные и чтобы уволить человека, который зачислен в штат крайне сложно(элемент социализма). С контрактниками легче. В случае чего, когда заканчивается его контракт (обычно год) ему можно сказать, что вы нам уже не подходите. Однако это тоже случается редко. В Корее если уже приняли на работу, то до тех пор пока он сам не убежит, его не увольняют.

Контрактникам хорошо в том плане, что если они супер профи, то они могут при своей должности, скажем управляющего иметь зарплату директора. Это я, конечно, утрирую, но факт в том, что сумму ты можешь себе выторговать, а в случае штатного сотрудника — здесь по должностям у всех одинаково назначено. Кстати, здесь нельзя спрашивать у других какая у них зарплата. Об этом нужно уметь догадываться. ��

Отношения между служащими очень разные в зависимости от компании. Однако то, что все компании объединяет — это крайняя напыщенность «шишек». Руководители высшего ранга, могут себе позволить даже не отвечать на приветсвие своего подчиненного. Это не то, что тебя не считают за человека, это форма отношений. Поэтому не удивляйтесь, если вы скажете «здрасьте», а начальник отворотит нос и молча пройдет мимо. Не протягивайте ни в коем случае руку вперед для приветствия, если ваш начальник не подал первый. Тем не менее для иностранцев все здесь довольно снисходительны, но внутри здесь четко структурированная иерархия.

Еще 5-10 лет тому назад для того, кто поступает в фирму давали инструкцию отношений. Вы должны помнить о том, что в конфуцианском обществе (чаще о Корее думают как о стране буддистской, но мое мнение, что Корея страна конфуцианская, тем более об этом говорят масштабы и период влияния Конфуцианства) все упорядочено. Конфуцианская система — это в первую очередь философия отношений, нежели какое-нибудь религиозное течение. Она определяет, как дети должны относиться к родителям, родители к детям, воин к родине, жена к мужу и т.д. Так вот, новоиспеченный служащий фирмы должен был проштудировать книжецу. Например, там писалось какая одежда подходит к офисной работе, стрижка, как надо здороваться со старшими сотрудиниками. Там даже писалось, как нужно себя повести, если ты глазами столкнулся с директором у писсуара. И это не ирония. Если ты идешь по вестибюлю и увидел вдали начальника, то примерно за сколько метров нужно его поприветствовать. Лично этот «устав» не читал, но слышал, что там все расписано до мелочи.

С одной стороны, это кажется крайне чопорно, и все же это хорошо, когда ты знаешь как себя повести в любой ситуации на фирме. Не смотря на кажущуюся строгость в отношениях, летающие дыроколы и пепельницы в сторону своих подчиненных — это сейчас нонсенс. Те кто позволяют себе такие изощрения будут Лох-Несским чудищем, которых в нормальной фирме не бывает. (как именно такие попадают к нам?) Начальники в последнее время — добродушные, но требовательные дядечки. Есть невидимая общепринятая линия, переступать через которую здесь не будет никто кроме нас иностранцев, так как о существовании таковой мы можем и не догадываться.

Потом косые взгляды в сторону «корёинов» — это миф в случае компании. Если ты не лоботряс, не отрываешься от общества, вместе с ними переносишь все невзгоды, сверхурочные, то ты однозначно не будешь изгоем. Однозначно тебя будут любить, уважать и относиться с вниманием, как гостю их страны. Если ты профессионал и будешь вести себя как профессионал, то работать и жить будешь здесь припеваючи. :dance4:

Часть 4: Эх, дороги! (продолжение)

Что делают корейцы в дороге?

Если удалось сесть, то обычно достают свой Айфон или Гэлакси и смотрят мультики, а кто-то фильмы. Реже люди в метро читают книги, но если читают, то много можно увидеть читающих Библию. Я думал, что может это просто бросается в глаза (темная обложка, золотистый обрез, красная лента, в качестве закладки), но нет. Читают много и по себе заметил, что это единственное время, когда можно взяться за Библию и делать это регулярно.

В том случае, когда ваши ноги устали и вам страшно хочется сесть, нужно, во-первых, оказаться в середине вагона. Если вагон разделить на сидячие зоны, то их четыре. По бокам две крайние зоны принадлежат исключительно престарелым. Даже если места пустуют, люди предпочитают туда не садиться, потому что среди добродушных старичков обязательно могут найтись ворчуны и скандалисты, которые не оставят тебя на этом месте в покое.

Итак остались две зоны посередине, а это 28 мест. На средине маршрута, тем более в ранние утренние часы и вечерние, когда люди идут с работы, они редко остаются пустыми. Таким образом, второе что вы должны сделать, это встать перед человеком, вероятность выхода которого велика. (например, студент, если через 2-3 станции будет университет; тетка с баулами, если скоро вокзал и т.д.) Когда человек поднимается, никто не садится на то место. Это не оговорено, но они, видимо, считают, что свободное место пренадлежит тому, кто стоит перед ним, поэтому осторожно садятся только тогда, когда явно видно отсутствие намерения «хозяина» места приземлиться. Сели? Теперь можете и вздремнуть.

Плечо соседа может быть твоим. Только где-то 1 из 100 будет будить тебя и просить не прислоняться к нему. 1 из 10 будет либо подергивать плечом, либо уклоняться от скачкообразно «падающей» на него головы, давая понять, что твоя «тыква» ему не по нраву.

Места в вагонах, которые по габаритам схожи скорее с электричкой, на удивления узкие. Усесться троим мужикам нормального телосложения рядом трудно. Потом дядечки, кому за 40-50 имеют привычку широко расставлять ноги. Зимой это сделать еще сложнее. Тут нужно искать людей в пуховике, потому что их «широкие плечи» легко и удобно сдуваются. А еще лучше искать девушек. Мне иногда кажется, что инженера вагонов специально проектировали на последовательность мальчик-девочка, мальчик-девочка… Так удобно. Более того, если ты мальчик приятно посидеть или вздремнуть между девочками. :victory:

Дремать между станциями — это искусство. Это как в фильме, когда показывают отдельными кадрами. В таком кадре нужно будет уловить название станции. И моментами регулярно надо контролировать свое положение на маршруте. В дремоте голова соображает медленно, поэтому чтобы понять доехал я или переехал, заранее надо изучить карту и запомните две станции. Одну до нужной остановки и вторую после, чтобы знать, что делать. Переехал — выскакивай скорее. Ошибся? Конечно ощущаешь себя идиотом, но лучше выскочить раньше, чем позже и потом возвращаться. Потом желательно заранее сесть поближе к выходу, иначе пробираться в толпе будет крайне сложно. И не забудь сделать пробных два толчка в спину, чтобы понять, выходит перед тобой тобой сосед или нет. На крупных станциях, можно себя не утруждать. Даже если не выходит, его часто выпихивают. Из реального разговора друзей в метро. (неделя назад)

— Дружище, мы сейчас выходим!
— Станция «Самсунг», не беспокойся, вынесут.
:rolleyes:

На последок не рекомендую класть сумку на верхнюю полку. Конечно удобно, но большая вероятность того, что когда я с просонья уже вылечу пулей из вагона, обнаружится отсутствие своей котомки. После того, как вы на прощанье помашете ей ручкой, запишите время и станцию метро, после которой обратитесь в бюро находок.

8:30 утра. На удачу, с вами все, и ваша голова, и сумка, и зонтик. Теперь нас ожидает офис, босс, стопка бумаг к переводу и любимый телефон 070 для международных переговоров.

Об этом в следующий раз. :dolf_ru_107:

Часть 3: Эх, дороги!

Эх, дороги!

Рабочий день еще не начался, а уже где-то между 6 и 7 утра шумят где-то включенные краны. Умываются люди. В открытое окно уже залетает запашок жаренной яичницы, но чаще твендян-циге. Завтрак корейцы иногда не едят, как и мы, но если едят, то все как полагается: миска с рисом, весь набор панчанов, какой-нибудь бульон. Хотя такой завтрак едят больше люди за 40-50. Молодежь живет налегке.

Дорога до работы в среднем, думаю, занимает для Сеульца чуть больше часа. Кто живет ближе чем на расстояние часовой езды того можно считать счастливчиком. В течение трех лет я добирался до фирмы, затрачивая при этом около 2.5 часов. Это пересадка с автобуса на метро, с ее двумя пересадками на разные линии и потом опять на автобусе. В обе стороны мне требовалось чуть больше 5 часов на транспорте. Это не удобно, но привыкаешь.

На общественном транспорте ездит большинство. Это не так дорого и потом достаточно быстро. Ты, главное уверен в том, что не опоздаешь, так как автобусы и метро ходят по расписанию. Они редко когда опаздывают. А это то, что и нужно.

По причине популярности, утром и вечером в метро всегда столпотворение. Переходы из одной ветки на другую часто достаточно длинные. Можно увидеть длинные коридоры, которые в час пик очень сильно заполняются людьми. Это привычная картина рядовой станции метро. На перроне стоят люди в очереди. Они не пытаются пролезть вперед, а ждут своей очереди. Открывается дверь защитной прозрачной перегородки, отделяющей пространство, где ездят поезда от площади, где ходят люди. Почти одновременно открываются и двери метро. Из открытой двери вырывается толпа. Несколько человек, вне зависимости от пола и возраста вырываются вперед и, как на соревнованиях бегут в сторону выхода. Видимо, либо хотят опередить всех и успеть сесть на сидение другого поезда, либо хотят похудеть. Иногда мне кажется, что они это делают просто вместо утренней физкультуры. Основная толпа имеет свой темп. Утром, когда тишина и все идут молча, раздается лишь низкочастотный, «серый» шум шагающей толпы. И это на меня производит впечатление. Словно солдаты переоделись, кто в женщину, кто в ученика старших классов и при этом, идя практически шаг в шаг, создают впечатление всеобщего утреннего марша.

Те кто садится в поезд, если в вагоне уже там толпа, часто упирается обеими руками в верхний проем и своей пятой точкой делает движения, как-будто что-то утрамбовывает. Горе тому, кто оказался сзади. Потому, что массивный зад, какой-нибудь тетушки прижмет и заставит тебя попятиться назад, либо быть придавленным к поручню. И тут-то пытаешься вспомнить, не просрочена ли у тебя медицинская страховка.

Здесь заранее не спрашивают, выходит человек на станции или нет. Только когда поезд уже на станции и он видит, что люди стоят на месте, просит дать ему пройти. Есть один способ, как делают корейцы, чтобы вовремя выйти, когда давка в поезде. Когда метро почти подъезжает к станции, нужно сумкой или рукой ткнуть в спину или сделать вид, что как будто выходишь и поэтому хочешь пройти вперед. Если тебя не пропускают, тогда это значит, что он или она тоже собираются выходить, если делают попытки отойти в сторону, нужно искать щель и пропихиваться вперед. Иначе не видать тебе твоей станции.

Часть 2: О том, как все начиналось

Спасибо всем за поддержку )))
Я думаю не делать это дневником по той причине, что желал бы видеть диалог, а не монолог. Т.е. можно спрашивать, говорить свое мнение. Это одна из целей этой рубрики.

Начнем все с самого начала…

О том, как все начиналось

Шел 2008 год. Лето.
Решив продолжить свое теологическое обучение, собрал свои скудные пожитки, попрощался с друзьями в Москве и направился на родину предков. Это был мой второй заход, поэтому особенно нового я не ожидал. Все было понятно, как в ясный день.

О том что в Корее ясный день может, без видимых на то признаков, мгновенно превратиться в дни непрекращающихся дождей здесь знает каждый. Но то что моя ситуация может повернуться не тем боком (мне кажется даже, что она повернулась мне, мягко говоря, спиной) мне не могла присниться. Уже при моем приезде в Сеул мой спонсор дал попятную. Семинария, в свою очередь, сославшись на то, что я изначально не их выпускник (я подавал на магистратуру), сказала, что 50% скидки в стипендии мне не светит. Это значит, что мне каким-то образом нужно будет раздобыть деньги и платить в год около 6-7 тыс. баксов за мое обучение без учета того, что моя семья должна чем-то питаться и где-то жить.

Выход из положения был вполне логичным. Написал свое резюме о том, что имею образование инженера-строителя и огромный опыт перевода с корейского на русский, начиная с письменного, заканчивая синхронным переводом. Для справки, в мой первый заезд (1997 год) здесь владеющих языком было ничтожно мало, поэтому переводчиков разбирали, как горячие пирожки. Через почти 10 лет ситуация изменилась. Все форумы, стены с объявлениями были испещрены предложениями своих услуг переводов разных мастей. Казалось бы, конкуренция должна была задавить меня.

Через неделю после вывески объявления мне позвонили с компании занимающейся проектированием транспортной инфраструктуры и предложили придти на собеседование. Они, оказывается, зацепились за мое строительное образование. Я понял, что в условиях большой конкуренции нужно уходить в специализацию. Строительная сфера — была в Корее одной из прибыльных бизнесов. Проектирование — тем более. Ведь они продают изрисованную по определенно технологии и ноухау бумагу и все. Никаких заводов, только идея и подробно расписанный план. Все это время их не удовлетворял перевод либо не подходила цена запрашиваемых услуг. (Стоимость синхронного перевода специалиста может быть в среднем 600 долларов за 2-3 часовой семинар, за 6-ти часовой уже требуют 800)

Особенность корейского языка состоит в том, что без определенной специальной подготовки, даже специалисту, очень тяжело разбираться в сфере, с которой до этого он не был знаком. Инженер-электрик будет с большим трудом разбираться в документах по мостам и наоборот. Если на русском это сделать проще, потому что технические термины в любых сферах имеют много схожего и советское образование было разносторонним, то на корейском это весьма тяжело, по причине применения иероглифов, тем более, что здесь специалисты готовятся узконаправленно. Китайские иероглифы делают слово, к каком-то смысле, единственным и неповторимым. Если русские слова — более менее универсальные ключи к простеньким замкам, которые можно открыть любым гвоздем, то корейские термины иной раз, как ключи к сейфу. Т.е. если нашими «ключами» можно открыть дверь в несколько кладовок, то «здешними» только один. А теперь вопрос, сколько нужно держать таких ключей в голове специалисту у нас и специалисту здесь? И, ясный перец, что мне со строительным образованием, переводить будет намного проще, чем даже первоклассному переводчику.

Мне и той компании просто повезло друг с другом. По мне они не плохо платили (в день по прим. 100 долл.США, что около чуть более 2 тыс. долл. в месяц, с вычетом налогов), а они же получали переработанную информацию под корейский менталитет и корейские строительные стандарты(что с огромным трудом делали одни переводчики, и за огромные деньги другие). Хотя первые несколько месяцев мне пришлось изрядно по потеть. Разные строительные теории, не знакомые мне технологии работ, забытая геология, запылившаяся временем строительная механика — виновники того. Ничего прошли и это…

За все это время приобрел букет навыков. От настройки своего компьютера на работу в сети, что должен уметь здесь делать каждый, заканчивая искусством отношений с людьми другого отдела, ведь здесь отделы соревнуются друг с другом в прибыли для компании на выживание. Могу сказать, что условия взаимотношения в компаниях в Корее, их особенность и специфика сформировала Корею в ту форму, которую мы видем сегодня. Корейское общество невозможно до конца понять, также и как и «чудо на реке Хан», если ты никогда не работал в корейской компании. Чуда не бывает на пустом месте. Обязательно есть то, что готовит его. Об этой начинке я и буду писать дальше.

На сегодня я прошел две ступени карьерного роста, поднялась зарплата, немного поменялось содержание моих обязанностей. Да и «по-корейски» созрели уже мои подходы к работе, в отношениях с сослуживцами. Дальше в этой сфере работать, думаю, что не буду (жизненные цели другие), тем не менее опыт работы в корейской компании будет для меня ценным приобретением и в будущем. В этом я уверен.

Часть 1: Будни офисной работы какая она жизнь корейского офисного служащего?

Корейский язык

ДЕНЬ 1-Й: Простые предложения типа «Это — книга»

ДЕНЬ 2-Й: Отрицательные назывные предложения типа «Это — не книга»

ДЕНЬ 3-Й: Предложения типа «Это — моя книга»

ДЕНЬ 4-Й: Именительный падеж и глагол в значении «иметься«

ДЕНЬ 5-Й: Выражение количества, числительные

ДЕНЬ 6-Й: Исконно корейские числительные

ДЕНЬ 7-Й: Обозначение времени;

ДЕНЬ 8-Й: Порядковые числительные

ДЕНЬ 9-Й: Употребление глаголов; Продолженное время

ДЕНЬ 10-Й: Выражение отрицаний в глаголах; Глаголы, образованные от существительных

ДЕНЬ 14-Й: Повелительное и побудительное наклонения

В школе этого не расскажут:  Грамматика для начинающих. Артикль. Упражнение 022

ДЕНЬ 15-Й: Отрицательное значение в повелительном и побудительном наклонениях

ДЕНЬ 16-Й: Выражение возможности и невозможности действия

ДЕНЬ 17-Й: Выражение желания сделать что-либо

ДЕНЬ 18-Й: Глаголы в роли определения

ДЕНЬ 19-Й: Косвенная речь

ДЕНЬ 20-Й: Выражения условия типа “если. то. ”

ДЕНЬ 21-Й: Выражение причины

ДЕНЬ 22-Й: Выражение значения цели: “для того, чтобы”

ДЕНЬ 23-Й: Падежные окончания

ДЕНЬ 24-Й: Выражение сравнения

ДЕНЬ 25-Й: Выражение противопоставления

Корейский язык имеет относительное сходство с японским, хотя если между ними и есть родственные связи, то весьма отдаленные. Сходство проявляется прежде всего в грамматике и произношении некоторых слов, которые оба языка в свое время заимствовали из китайского вместе с культурой и религией.

Настоящий курс рассчитан на развитие начальных навыков исключительно разговорной речи, позволяющих легко изъясняться в простых ситуациях. Освоив грамматические конструкции, описанные в каждом уроке, и используя прилагаемые в конце русско-корейский и корейско-русский словари, можно быстро научиться говорить и понимать корейцев. Все, что необходимо в дальнейшем, это — лишь практика. Интенсивность курса требует заучивания по одному уроку в день. При этом следует постоянно повторять пройденный ранее материал. Словарь, содержащий в себе необходимый лексический минимум, следует постепенно также заучить наизусть.

В настоящем пособии используется русская транскрипция, приблизительно передающая звуки корейского языка. Поскольку это курс разговорной речи, письменность дается в конце лишь как факультативный материал.

Многие звуки корейского языка схожи с русскими, но немало и таких, произнесение которых требует определенной тренировки. К примеру, корейцы различают два звука [н]. Один из них близок к русскому, а другой является носовым и произносится с помощью прижимания задней спинки языка к задней части верхнего неба, как английский звук, передаваемый сочетанием — ng. В нашей транскрипции этот носовой звук будет обозначаться как НЪ.

Еще одна особенность фонетики корейского языка — наличие двух звуков [о]. Для корейцев это — совершенно разные звуки. Один из них близок к русскому О, а другой произносится без округления губ. В транскрипции автор обозначил его знаком Ə.

Глухие согласные в корейском языке, то есть произносимые обычно без голоса, имеют обыкновение озвончаться в сочетании с гласными, а также после Н или М. Такими парами могут быть К/Г, Т/Д, П/Б, Ч/ЧЖ.

Например, слово «институт» по-корейски звучит как ТЭХАК с глухим — К — на конце. Однако при присоединении к нему падежных окончаний под влиянием гласных звуков он превращается в — Г — : ТЭХАГ-Е «в институте», ТЭХАГ-ЫЛЬ «что-либо делать с институтом».

Звук «ЛЬ» в корейском языке станет звучать как «Р», если он появляется между двумя гласными звуками. Два «Р» подряд превращаются в «ЛЛ». Например, «день» будет звучать как НАЛЬ, однако при присоединении начинающихся с гласных звуков окончаний, таких как — Е, или -И, слово будет произноситься с ними как НАР-Е, НАР-И. Окончание творительного падежа — РО даст с этим словом форму НАЛ-ЛО.

Дифтонги, то есть сочетания двух звуков произносятся слитно

ИƏ звучит как Ё, но без округления губ.

УИ близко к английскому wi, иначе транскрибируется как ВИ.

УО близко к английскому wo, иначе транскрибируется как ВО.

УƏ близко к английскому wo, но без округления губ.

ОА близко к английскому wа, иначе транскрибируется как ВА.

ОЕ произносится слитно, иначе транскрибируется как ВЕ.

ЫЙ произносится слитно, иногда созвучно И.

Ударение в корейском языке следует ставить на последний слог слова. Хотя в этом есть исключения, касающиеся в основном заимствованных слов, вероятность того, что вы ошибетесь весьма мала.

Простые предложения типа «Это — книга»

При всей примитивности и «затасканности» именно такую фразу часто приводят в учебных пособиях по иностранным языкам, ибо именно книга служит инструментом в познании для человека. Рассмотрим и мы эту фразу с точки зрения корейской грамматики в виде следующей схемы:

ИГƏ-НЫН ЧХЭГ — ИЕЙО.

это книга является

Постигая грамматику корейского языка, следует сразу запомнить, что сказуемое в предложении всегда выносится в конец, и порой говорящего просто нельзя понять, не дослушав полностью всю фразу. Еще одна особенность состоит в том, что в корейском языке вовсе не обязательно выражение множественного числа, если множественность не следует подчеркнуть особо. Дело в том, что то или иное существительное обозначает собой понятие в целом, и для корейцев совершенно не важно, один или несколько предметов имеются в виду в повествовании. То есть приведенный выше пример можно перевести в зависимости от реальной ситуации либо как «Это — книга», либо как «Это — книги».

Местоимение ИГƏ в разговорной форме указывает на предмет, находящийся в непосредственной близости от говорящего. Если же говорящий желает указать на что-то в зоне досягаемости собеседника, то используется местоимение КЫГƏ, а при обозначении предмета в отдалении и от говорящего, и от собеседника, употребляется слово ЧƏГƏ.

Частица -НЫН в нашем примере употребляется после гласного и имеет также разновидность -ЫН, если следует после согласного звука. Она указывает на то, что предшествующее ей слово является субъектом предложения, в данном случае придавая такой оттенок нашей фразе, как: «Вот это — книга». На выделительную частицу всегда падает голосовое ударение. В целом же в многосложных словах ударение как правило всегда приходится на их последний слог.

Связка — ИЕЙО — завершает разговорную форму глагола в значении «являться, быть» в самом конце предложения.

С учетом всего сказанного запомним также следующие фразы:

ИГƏ-НЫН МУНЧЖЕ-ИЕЙО. Это — проблема

МУНЧЖЕ-НЫН ИГƏ-ИЕЙО. Проблема — в этом.

КЫГƏ-НЫН ТОН-ИЕЙО. Это /возле Вас/ — деньги.

ЧƏГƏ-НЫН ХОТХЭЛЬ-ИЕЙО. Вон то — отель.

ХОТХЭР-ЫН ЧƏГƏ-ИЕЙО. Отель — вон то.

НА-НЫН РƏСИА САРАМ-ИЕЙО. Я — русский /Я из России/.

РƏСИА САРАМ-ЫН НА-ИЕЙО. Русский — это я.

УРИ-НЫН РƏСИА САРАМ-ИЕЙО. Мы — русские.

РƏСИА САРАМ-ЫН УРИ-ИЕЙО. Русские — это мы.

Слова: МУНЧЖЕ — проблема

Вопросительная форма передается в разговорном стиле речи с помощью интонации предложения. Для этого на связке — ИЕЙО в конце предложения следует поднять голос при ударении на конечный звук /ЙО/. Собственно, интонация будет играть ту же роль, что и в вопросительных предложениях в русской речи. Например: ИГƏ-НЫН МУНЧЖЕ-ИЕЙО? «Это — проблема?»

Фразы для заучивания:

ИГƏ-НЫН МУƏ-ИЕЙО? Это что?

КЫГƏ-НЫН ПАНЪ-ИЕЙО. Это /у Вас/ хлеб.

ПАНЪ-ЫН КЫГƏ-ИЕЙО? Хлеб — вон то?

ЙЕ, ПАНЪ-ЫН ИГƏ-ИЕЙО. Да, хлеб — вот он.

КЫГƏ- НЫН МУЛЬ-ИЕЙО? Это /у Вас/ вода?

ЙЕ, ИГƏ-НЫН МУЛЬ-ИЕЙО. Да, это — вода.

МУР-ЫН ЧƏГƏ-ИЕЙО. Вода — вон то.

ТАНЪСИН-НЫН РƏСИА Вы русский?

ЙЕ, НА-НЫН РƏСИА САРАМ-ИЕЙО. Да, я русский.

Отрицательные назывные предложения типа

Отрицание в назывных предложениях передается с помощью присоединения к конечной связке предложения — ИЕЙО приставки АН — /«не»/. Например:

ИГƏ-НЫН ЧХЭГ-И АН-ИЕЙО.

это книга не есть

При этом к существительному добавляется окончание именительного падежа, которое после согласных имеет вид — И, а после гласных — ГА.

Фразы для заучивания:

ТАНЪСИН-ЫН ИВАНОВ-ССИ-ГА Вы не Иванов?.

ЙЕ, КЫРЭЙО. Нет. /Букв: Да, так/.

ИВАНОВ-ЫН И-БУН-ИЕЙО. Иванов — это он.

НАН-ЫН ПЕТРОВ-ИЕЙО. Я — Петров.

ЧƏ-КƏНМУР-ЫН МУƏ-ИЕЙО? Что это там за здание?

ПЭКХОАЧЖƏМ-И АН-ИЕЙО? Не универмаг ли?.

АНИЙО, ХОТХЭЛЬ-ИЕЙО. Нет, отель.

И-БУН-ЫН НУГУ-ИЕЙО? Это — кто?

ЙЕ, КЫРЭЙО. ИВАНОВ-ССИ-ИЕЙО. Да. Это — Иванов.

ЧƏ-БУН-НЫН ХАНГУК САРАМ Тот человек не

ХАНГУК САРАМ-ИЕЙО. Кореец.

ХОН ГИЛЬ ДОН-ССИ ИЕЙО. Г-н Хон Гиль Дон.

ХАНГУК САРАМ-ЫН ЧШ-БУН-ИЕЙО. Кореец — вон он.

Слова: КЫРЭЙО — так, правильно

АНИЙО — нет, не так

И-БУН — /вежл./ этот человек

ЧƏ-БУН — вон тот человек

ХАНГУК — Корея /употребляется в

ЧОСƏН — Корея /употребляется в Северной Корее/

-ССИ — господин, госпожа

Предложения типа «Это — моя книга»

Значение принадлежности в корейском языке передается с помощью окончания родительного падежа — ЫЙ:

ИГƏ-НЫН НА-ЫЙ ЧХЭГ-ИЕЙО

| | | | «Это — моя книга /книги/»

это моя книга есть

Вместе с тем, если следует сказать «наше» или «ваше» в то суффикс — ЫЙ употреблять необязательно. Достаточно просто произнести УРИ ЧХЭГ /«наши книги»/ или ТАНЪСИН ТОН /«Ваши деньги»/.

Фразы для заучивания:

ИГƏ-НЫН НА-ЫЙ ГƏ-ИЕЙО. Это — мое.

КЫГƏ-НЫН УРИ ТОН-ИЕЙО. Это /у Вас/ — наши деньги.

КЫГƏ-НЫН ТАНЪСИН Это /у Вас/ — Ваши

КЫРЭ-ЙО, НА-ЫЙ ТОН-ИЕЙО. Да, мои деньги.

АНИЙО, НА-ЫЙ ГƏ АН-ИЕЙО. Нет это не мои.

ЧƏГƏ-НЫН УРИ ХОЕСА-ЫЙ Вон то — здание нашей

ЧƏ-КƏНМУР-ЫН То здание — не

ПЭКХОАЧЖƏМ-И АН-ИЕЙО. универмаг.

ИГƏ-НЫН НУГУ-ЫЙ ГƏ-ИЕЙО? Это — чье?

КЫГƏ-НЫН ИВАНОВ-ССИ-ЫЙ Это — господина

КЫГƏ-НЫН МУƏ-ИЕЙО? Это — что?

ИГƏ-НЫН ИВАНОВ-ССИ-ЫЙ Это — одежда господина

НА-ЫЙ ОС-ЫН ИГƏ-ИЕЙО. Моя одежда — вот эта.

КЫГƏ-НЫН НА-ЫЙ ОС-И А эта одежда — не моя.

Слова: ХОЕСА — компания

Предложения типа «Это — хорошая книга»

Прилагательные в корейском языке могут выступать в роли определения, а также сказуемого. В этом уроке рассматривается употребление прилагательного в качестве определения к существительному:

ИГƏ-НЫН ЧОЫН ЧХЭГ-ИЕЙО.

| | | | «Это — хорошая книга».

это хорошая книга есть

ИГƏ-НЫН ЧОЫН ЧХЭГ-И АН-ИЕЙО. «Это — нехорошая

это хорошая книга не есть

Простота в том, что прилагательные в роли определений, употребляемые перед существительными, не изменяются по числам или родам.

Фразы для заучивания:

ИГƏ-НЫН ЧОЫН ЧХЭГ-ИЕЙО? Это — хорошая книга?

КЫРЭЙО, ЧОЫН ЧХЭГ-ИЕЙО. Да, хорошая книга.

АНИЙО, ЧОЫН ЧХЭГ-И АН-ИЕЙО. Нет, нехорошая книга.

ЧОЫН ЧХЭГ-ЫН ИГƏ-ИЕЙО. Хорошая книга — вот эта.

НА-ЫЙ ЧХЭГ-ЫН НАППЫН Моя книга — плохая?

АНИЙО, ЧОЫН ГƏ-ИЕЙО. Нет, хорошая.

ИГƏ-НЫН КХЫН ТОН-ИЕЙО? Это — большие деньги?

АНИЙО, КХЫН ТОН-И АН-ИЕЙО. Нет, это — небольшие

ТАНЪСИН ХОЕСА-ЫЙ Здание Вашей компании

КƏНМУР-ЫН ƏТТƏН ГƏ-ИЕЙО? какое /из себя/?

УРИ ХОЕСА-ЫЙ КОНМУР-ЫН Здание нашей

НОПХЫН ГƏ-ИЕЙО. компании высокое.

ЧƏ НОПХЫН КОНМУР-ЫН УРИ Вон то высокое здание

ХОЕСА-ИЕЙО. — наша компания.

ИВАНОВ-ССИ-НЫН ƏТТƏН САРАМ — Господин Иванов какой

ЧХАМ ЧОЫН САРАМ-ИЕЙО. Поистине хороший

Слова: ЧОЫН — хороший

Именительный падеж и глагол в значении «быть, иметься«

| | «Есть книга /книги/».

В этом примере следует обратить внимание на употребление именительного падежа с помощью окончания — И, присоединяемого к существительному в значении «книга». Он используется после всех слов, оканчивающихся на согласный звук. Если же слово оканчивалось бы на согласный, то именительный падеж следовало бы выразить через суффикс — ГА. Хотя для наглядности в примерах суффиксы падежей отделены черточкой, произносить их следует со словами слитно, причем, именно на суффиксы будет падать ударение.

Например: МУƏ-ГА ИССƏ-ЙО?

что иметься /«Что есть?»/

Глагол «быть» или «иметься» в роли сказуемого, как было видно в примерах, имеет вид ИССШ-ЙО. Отрицательно же значение передается словом «ШПСШ-ЙО». Например:

Фразы для заучивания:

КƏГИ-Е-НЫН МУƏ-ГА ИССƏ-ЙО? Что там у Вас есть?

ЙƏГИ-Е ЧХЭГ-И ИССƏ-ЙО. Тут есть книга.

СИНМУН-И ƏПСƏ-ЙО? А газеты нет?

ЙЕ, ƏПСƏ-ЙО. Нет, не имеется.

/Дословно: «Да, не имеется»/.

АНИЙО, СИНМУН-ЫН ИССƏ-ЙО. Нет, газета есть.

МУЛЬГƏН-ЫН ƏДИ-Е ИССƏ-ЙО? Где находятся вещи?

МУЛЬГƏН-ЫН ЧИБ-Е ИССƏ-ЙО. Вещи дома.

МУЛЬГƏН-ЫН ЧИБ-Е ƏПСƏ-ЙО. Вещей дома нет.

УРИ ТОН-ЫН ƏДИ-Е ИССƏ-ЙО? Где наши деньги?

ТАНЪСИН-ЫЙ ТОН-ЫН ЙƏГИ-Е Ваших денег здесь

ЙОГИ-Е ИССƏ-ЙО. Они здесь.

ЙОГИ-ИЕЙО. Вот здесь.

СИКТХАГ-Е МУƏС-И ИССƏ-ЙО? Что на обеденном

СИКТХАГ-Е ПАНЪ, УЮ, КЫРИГО На столе есть хлеб,

ПЭ-ГА ИССƏ-ЙО. молоко и груши.

ЧЩИЦЗЫ-НЫН ƏПСƏ-ЙО? А сыра нет?

ЧЩИЦЗЫ-НЫН СИКТХАГ-Е ƏПСƏ-ЙО. Сыра на столе нет.

Союзы: «и, а», «но», «поэтому» (그리고, 하지만, 그래서) в корейском языке

Путаница вокруг написания на русском языке корейских названий и имен с фамилиями — колоссальная во многом из-за того, что информация черпается, главным образом, из англоязычных и других западных источников. Если записывать корейские названия, скажем, на английском, а потом перекладывать на русский, то разница между корейским оригиналом и производным окажется огромной.

Многим авторам, да и читателям абсолюно неважно, как на самом деле звучит та или иная корейская фамилия или название, как впрочем и многое другое. Поэтому они даже не ломают голову и не будут этог делать. Но если кому-то потребуется более-менее четкий порядок, то могу предложить следующее руководство, чтобы правильно транскрибировать по-русски корейские собственные имена.

Это – не эталон, поскольку единой принятой системы не существует. В академических кругах корейские имена и фамилии, к примеру, принято записывать не в три слова, как в печати, а в два – сначала фамилия, а затем слитно имя. То есть так: Лим Мансик. В свое время (еще при СССР) в печати от такой системы отказались, чтобы не путать корейские имена с китайскими. Получилось так: Лим Ман Сик. Не знакомый с корейскими реалиями человек даже не поймет, где здесь фамилия в той же стемени, как корейцы запроста принимают за фамилии российские отчества.

Первый опыт транскрибирования корейских звуков получили советские военные после осовбождения Кореи от японцев в 1945 году. Корееведов почти не было и имена воспроизводились на слух. Так звук дж, который в русском языке отсутствует, в сочетании с послеюущим а решено было передавать как дя, а джо все-таки ближе звучало к дё, джу казалось ближе к дю. Потом, когда букву ё стали записывать в печати без точек как е, дё превратилось в де. Так, имя бывшего государственного деятеля КНДР, которое изначально записывали как Ли Дён Ок, превратилось в Ли Ден Ок и уже сильно отличалось от оригинального имени.

Еще одна фамилия Тён (Чон), стала выглядить на письме как Тен.

Собственно, написание имени Ким Ир Сена изначально выглядело как Ким Ир Сён, а в Корее на самом деле звучит как Ким Иль Сон. Нынешний руководитель КНДР Ким Чен Ир, на деле – Ким Чжон Иль, но писать его стали так, поскольку вместо Чжон фигурировало вначале Чён. С отменой точек над ё, этот компонент превратился в Чен.

Постепенно «военная» транскрипция отмерла, и в бумагах МИД СССР, а теперь и России, в средствах массовой информации устоялось иное, более приближенное к действительности написание.

Но до сих пор нет единого мнения относительно того, писать дж или чж, а также йо или ё. Но это не такая уж большая беда, по сравнению с тем, что получается, если делать кальку с английских написаний.

В иностранных источниках принято записывать корейские фамилии отдельно от имен, два слога которых разделяются дефисом, например Lim Man-sik. Журналисты и редакторы часто так и переводят на русский Лим Ман-сик, но это не правильно.

Путаница происходит из-за того, что в корейском языке глухие согласные становятся звонкими между гласными или после м или н. То есть, скажем, п превращается в б, а ч в дж. Но есть еще и придыхательные согласные, например, пх, кх, тх, чх. Если по-русски с помощью добавления х записать их не трудно, то в английском th превратится в межзубный звук, не имеющий ничего общего с тх, а ph будет восприниматься как ф.

Тогда южных корейцев «осенило», и они придумали несколько лет назад собственную систему транскрипции своих звуков по-английски, еще более всех запутав. Так, они звук п решили писать как b, а пх обозначать латинской буквой p. Для звука ч и дж выбрано обозначение j, а чх стало записываться как ch. Озвончение звуков, как видим, вообще было проигнорировано.

Еще большая путаница вокруг р, которое на конце слова превращается в ль, два р дает л, а вначале слова или фамилии вообще проглатывается в Южной Корее, но напротив четко произносится в Северной. То есть фамилия Ли на юге звучит как И, а на севере – Ри. Без знания корейского алфавита и орфографии понять это весьма трудно, и я не предлагаю этим заморачиваться.

На самом деле корейских фамилий совсем не много, по сравнению с другими странами. Их можно уместить мелким почерком на одном листе, но самых употребительных и того меньше. Вот они (с возможными вариантами английской транскрипции) :

Ким — Kim
Пак – Pak, Park, Bak
Пэк – Paik, Paek, Baek
Ли – Lee, Yee, Ri, Rhee
Лим – Lim, Im, Rim
Цой — Choi
Хан — Han
Чон – Jon, Jun, Jung, Jong
Пан – Bang, Pang
Сон – Sung, Seong, Song
Кан — Kang, Gang
Нам — Nam
Но — Noh, Roh
Мун — Mun, Moon
Сун — Soon
Со — Suh, Soh
Син — Shin, Sin

Почему такой разброс вариантов? Дело в том, что в корейском языке два звука о – одно открытое, как в русском языке, а другое гортанное, которого у нас нет, но для простоты решили его в транскрпции для газет не различать и передавать оба звука буквой о. В английском пытаются эту разницу все-таки передать то одним, то другим способом.

Также в корейском языке два н, одно простое, а другое носовое. Кореисты в академических кругах носовой звук записывают как нъ, но в печати и дипломатических бумагах было решено не мудрить и оставить одно написание в виде н. Таким образом сочетание нг не употребляется.

Итак, приведу соответствиуе аглийской транскрипии русской, принятой в средствах массовой информации и в документах МИД России (в скобках примеры).

ng — н (Bang – Пан)
n — н ( Ahn – Ан)
g – к в начале слова; г между гласными или после н или м; (Kim Gi-nam Ким Ги Нам)
t – тх (Tak – Тхак)
d – т в начале слова, д между гласными или после н или м (Dong – Тон, Lee Dong-hee — Ли Дон Хи)
p – пх (Pyongchan – Пхёнчхан)
b — п в начале слова, б между гласными или после н или м (Baik – Пэк, Lee Bang-kee – Ли Бан Ги)
ch – чх (Chun — Чхон)
j – ч в начале слова (Jung – Чон), дж/чж между гласными или после н или м (Nam Jin-koo – Нам Чжин Гу)
h – х в начале слова, в остальных случаях не читается (Han – Хан, Suh – Со)
ee – и (Hee – Хи)
l – ль в конце слова (Chul – Чхоль), но р перед х (Chul Hak — Чхор Хак)
yu – ё (Yun – Ён/Йон, Myung – Мён)
yo – йо (Yong — Ён/Йон, Myong – Мён)
eu – ы (Seung – Сын)
sh – c (Shin – Син)
oo – у (Soo – Cy)
uh – о (Suh – Со)
ai – э (Taik – Тхэк)
ae – э (Baek – Пэк)
woo – у (Jun Woo-ik – Чон У Ик)
w – в остальных случаях как в (Wong – Вон, Wang – Ван, Gwon — Квон)

Повторю, что это не идеальный вариант, но он позволяет придерживаться более-менее единой записи корейских собственных имен в печати, минуя лингвистические тонкости.

Что касается уже устоявшихся названий и имен, таких как Дэу, Самсунг, Ким Ир Сен, Ким Чен Ир, Ро Дэ У, Но Му Хен, Пхеньян, Сеул, то менять их в соответствии с нормами транскрипции теперь не имеет смысла.

Союзы в японском языке

Союз – это служебная часть речи, соединяющая слова, словосочетания и предложения.

Союз не изменяет формы, не является членом предложения и в отличие от послелогов, не зависит от формы соединяемых слов.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола discréditer во французском языке.

В японском языке соединительные функции выполняют формы срединного сказуемого (деепричастия предшествования, форма репрезентативного вида, 2-я основа глагола, деепричастие на –тэ, уступительная форма –тэмо (-дэмо), условные формы и т д.), поэтому некоторые японские грамматисты выдвигали теорию, что союз в японском языке сам по себе не выполняет функцию соединения, а лишь уточняет его характер. В связи с этим они отрицали, что союзы являются отдельной частью речи, и относили их в наречия.

Но деепричастие предшествования многозначно, и без уточняющего характер связи союза мы не знаем до конца смысл предложения. Например, а предложении Амэ-га футтэ сорэдэ судзусику натта – «Дождь пошел, поэтому стало прохладнее», без союза сорэдэ — «поэтому» — непонятно, подразумевается ли причинность (дождь пошел, и поэтому стало прохладнее) или же просто перечисление последовательности событий (дождь пошел и стало прохладнее). Таким образом, именно союз отражает в полной мере характер сочинительной (равноправной) или подчинительной (неравноправной) связи между словами, словосочетаниями или предложениями.

Поэтому можно считать, что в японском языке существует как суффиксальный, так и союзный способ соединения.

Союзы делятся на две большие группы: сочинительные и подчинительные.

Сочинительные союзы объединяют слова, словосочетания и предложения, находящиеся в равноправных отношениях. Они делятся на следующие подгруппы:

В разных контекстах эти союзы переводятся как «и, а так же, далее» и т п.

2. Противительные (уступительные) союзы (переводятся как «но», «однако», «тем не менее» и т. д.

Постпозиционные:

4. Присоединительно-разъяснительные

つまり цумари– то есть, иными словами 、すなわち сунавати – а именно, то есть、ただし тадаcи– при этом、もっとも моттомо– правда…

Подчинительные союзы соединяют слова и предложения, находящиеся в неравноправных отношениях (придаточные предложения). Они делятся на:

Препозиционные: なぜなら надзэнара– потому что、というのは тою:но ва– «дело в том, что»

Постпозиционные:

УСТУПКА

ВРЕМЯ

УСЛОВИЕ

ИЗЪЯСНИТЕЛЬНЫЕ

ОБРАЗ ДЕЙСТВИЯ

ЦЕЛЬ

СТЕПЕНЬ

だから 、したがって «поэтому, следовательно»

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Пространство и время: сопоставительный анализ предлогов и послелогов : на материале русского, корейского и английского языков Каук Бу Мо

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Каук Бу Мо. Пространство и время: сопоставительный анализ предлогов и послелогов : на материале русского, корейского и английского языков : диссертация . кандидата филологических наук : 10.02.20 / Каук Бу Мо; [Место защиты: Казан. (Приволж.) федер. ун-т].- Казань, 2020.- 190 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-10/1018

Содержание к диссертации

1. Теоретическая база и методология исследования 11

1.1. Сравнение как метод изучения языков 12

1.1.1. Проблема универсалий языка 13

1.1.2. Теоретические принципы сравнительной типологии как раздела языкознания 16

1.2. Проведенные ранее исследования: пространственные и временные отношения 20

1.2.1. Полисемия и метафора: центральное положение пространства 21

1.2.2. Пространство и сознание 29

1.2.3. Пространство в языке. Предлоги и метафоры 36

1.2.4. Предлоги и пространство 39

1.2.5. Пространство и время 42

1.3. Данные анализа для исследования: методология 46

2. Понятие предлогов и послелогов в универсальной грамматике 50

2.1. Понятийная система послелогов в корейском языке 50

2.2. Понятийная система предлогов

2.2.1. Предлоги в русском языке 64

2.2.2. Предлоги в английском языке 75

3. Анализ семантических функций пространственных и временных выражений 81

3.1. пространственные и временные значения 81

3.1.1. Пространственные значения 81

3.1.2. Временные значения 85

3.1.3. Пространственно-временной параллелизм 90

3.2. Пространственные выражения 94

3.2.1. Пространственно-размерные выражения

3.2.1.1. Проективные (горизонтальные и вертикальные) выражения 98

3.2.2. Топологические выражения 101

3.2.3. Траекторные выражения 104

3.2.4. Выражения дистанции 107

3.2.5. Локативные (статичные) выражения 112

3.2.6. Выражения направления (динамика) 118

3.2.7. Другие пространственные отношения 122

3.3. Выражения временных отношений

3.3.1. Выражения временно-размерных отношений 127

3.3.2. Выражения других временных отношений 130

Список использованной литературы 143

Список аббревиатур 165

Список таблиц 166

Введение к работе

Актуальность темы. В любом языке один и тот же предлог может иметь несколько значений, ассоциируемых с ним, и данные значения хранятся в когнитивной базе носителя языка. Категории служебных слов давно ждут серьезных исследований в рамках современной лингвистической парадигмы, поскольку развитие лингвистики предполагает не только появление новых аспектов и новых объектов, но и возврат к давно описанным категориям языка, которые, однако, в свете современных представлений и при использовании современных методик способны дать нам новые знания об уже известном явлении. Такими категориями являются послелог в корейском языке и предлог в русском и английском языках.

Корейский язык является агглютинирующим языком (имеется тенденция к усилению флективности) номинативного строя. Важно отметить, что в корейском языке в передаче грамматических значений велика роль служебных слов, в том числе послелогов.

Послелог (калька с латинского postposition) – разряд служебных слов, выражающих различные отношения между главными и зависимыми членами словосочетания и осуществляющих подчинительную синтаксическую связь внутри словосочетания и предложения. Функционально послелог соответствует предлогу, но в отличие от него всегда находится в постпозиции. Послелоги употребляются во многих языках: тюркских, корейском, финно-угорских, монгольском и др. Послелог связан с именем либо управлением, требуя постановки имени в определенном падеже, либо с помощью так называемой притяжательной связи. Послелоги в основном выражают пространственные и временные отношения, а также значения цели, причины, следствия, образа действия, сравнения, совместности, орудия действия и т.д.

Изучение корейских послелогов вызывает у российских студентов значительные трудности, поскольку каждый послелог в корейском языке характеризуется только ему присущей совокупностью значений. Сложность значений корейских послелогов не обнаруживается на начальной стадии изучения корейского языка, так как послелоги «» [е], «» [есо], и «()» [(ы)ро] в некоторой степени формально имеют сходство в семантическом значениии с русскими предлогами «в», «на», «из», «с» и др., и с английскими предлогами «in», «at», «on», «to», «from». Однако корректное использование корейских послелогов намного сложнее, чем это кажется на первый взгляд. Даже предлоги в русском и английском языках не имеют полного совпадения. Проблемы возникают тогда, когда изучающие корейский язык допускают абсолютную эквивалентность значения и применения послелогов корейского языка с русскими и английскими предлогами, таким образом, как бы облегчая изучение корейского языка.

Знание принципов, связанных с предлогами и послелогами и с их семантической сетью отдельных значений, подразумевает более глубокие знания, чем просто построение соответствий между корейскими послелогами и их явными эквивалентами в русском и английском языках. Целью настоящего исследования является семантическое описание послелогов корейского языка в рамках когнитивной системы для понимания принципов, связанных с функционированием предлогов и послелогов на уровне более высоком, чем просто дословный перевод. Это поможет приобрести знания о различных значениях корейских послелогов и о подсистеме пространственных и временных отношений.

Объектом исследования является система пространственных и временных послелогов корейского языка и предлогов русского и английского языков. В работе рассматривается функционирование предлогов в свободных словосочетаниях, где каждый структурный элемент обладает собственным лексическим значением.

Предметом исследования являются семантические функции предлогов и послелогов, выражающих пространственные и временные отношения. Система пространственной и временной ориентации не совпадает в разных языках, что ведет к искажениям и ошибкам в иноязычной речи и переводных текстах. Соответственно и предложные системы разных языков не сводятся одна к другой, в силу того, что значения предлогов разных языков совпадают лишь частично, и множество сущностей, способных входить в задаваемые предлогом отношения, различаются от языка к языку. Выбор послелогов, выражающих именно пространственные и временные отношения, определен тем, что они, являясь одними из наиболее употребляемых послелогов корейского языка, еще не получили исчерпывающего описания, объясняющего разнообразные особенности их функционирования в речи.

Целью данного исследования является выявление как языковых универсалий, так и языковых уникалий путем типологического сопоставления послелогов корейского языка с предлогами русского и английского языков в значении пространства и времени. Для достижения данной цели мы выделили три задачи.

1. Корейский язык имеет обширную систему послелогов; одной из особенностей, характеризующих корейскую послеложную систему, является тот факт, что основные послелоги не являются главными средствами для кодировки относительных пространственных понятий. Широко используемые пространственные выражения имеют следующую структуру [Существительное + Ориентир], где Ориентир-показатели могут обозначать место, источник, направление, цель и т.д. Согласно анализу ошибок студентов Казанского федерального университета в письменном тесте по корейскому языку наибольшее количество ошибок было обнаружено в применении послелогов, в особенности при использовании пространственных и временных послелогов. Следовательно, одна из задач данного исследования – сформулировать основные правила использования послелогов для изучающих корейский язык как иностранный.

2. Второй задачей данного исследования является выявление языковых сходств и различий в области указанной грамматической категории для таких видов деятельности, как научное исследование, обучение и изучение с использованием трех выбранных языков с кросс-лингвистической точки зрения.

В тридцати университетах России корейский язык является профилирующей дисциплиной, первым или вторым иностранным языком. Кроме того, многие студенты этих университетов изучают английский язык в качестве второй специальности. Однако до сих пор не существует серьезной научной и методической литературы для преподавателей и студентов по сопоставительной грамматике корейского языка, более того, до настоящего времени не проводилось системных исследований по сопоставлению пространственных и временных послелогов и предлогов параллельно в трех исследуемых языках. Наша работа, направленная на сопоставительный анализ трех языков в данном аспекте, может быть полезна для более глубокого понимания указанных особенностей.

3. Третья задача данного исследования заключается в получении путем анализа различных типов эквивалентности в использовании корейских послелогов и русских и английских предлогов. В одних языках с временными и пространственными предлогами регулярными признаками времени в именном словосочетании во многих случаях являются предлоги, в других языках послелоги имеют и пространственное, и временное значения; для языков с развитой морфологической системой терминативный (или предельный) падеж более характерен, чем для изолированных языков и т.д. Именно поэтому в нашей диссертации особое внимание мы уделяем тем общим характеристикам, которые имеют отношение к пространственным и временным значениям. Результаты кросс-лингвистических наблюдений, полученных в результате данной работы, послужат стимулом для преподавателей и лингвистов, специализирующихся на исследовании малоизученных языков, каковым, например, является корейский язык в России, в изучении исследуемого в нашей работе языкового феномена.

Теоретическая и практическая значимость.

Результаты нашего исследования помогут студентам, изучающим корейский язык, систематизировать их знания по использованию корейских пространственных и временных послегов, легко обнаружить их русские и английские эквиваленты. Причиной затруднений в использовании корейских послелогов является тот факт, что они недостаточно четко объяснены в учебниках по грамматике, а правила их использования, на наш взгляд, даны без учета особенностей родного языка учащихся. Все это значительно осложняет процесс изучения корейского языка как неродного.

Таким образом, теоретическая и практическая значимость диссертации усматривается в возможности использования результатов исследования при подготовке лекционных курсов по сравнительному языкознанию, контрастивной грамматике, когнитивной лингвистике, методике обучения корейскому языку как иностранному; в практическом курсе преподавания корейского языка как неродного; при создании учебников и учебных пособий по корейскому языку для иностранных учащихся.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в отличие от большинства предыдущих исследовательских работ по пространственным и временным отношениям в ней впервые в сопоставительном аспекте анализируется функционирование корейских послелогов и их эквивалентов в русском и английском языках темпоральной и локальной семантики.

Теоретической основой исследования послужили научно-теоретические положения следующих выдающихся лингвистов: Martin Haspelmath, Andera Tyler, Vyvyan Evans. Определение когнитивного подхода как преобладающего в современной лингвистике обусловило обращение к научным трудам G. Lakoff, S.C. Levinson, Annette Herskovits, Eeva Ilola, Heo Seong-Tae, Rhee Seong-Ha, Всеволодовой М.В., Кибрик А.Е., Кубряковой Е.С., Пете И., Виноградовой Е.Н. и др.

Методы исследования.

Цель и задачи работы определили использование следующих методов исследования: когнитивный – рассматривающий послеложные и предложные конструкции как способ выражения ментальных репрезентаций в различных языках; метод компонентного анализа – процесс выявления базовых единиц смысла, выполняющих функции интегральных и дифференциальных признаков в структуре значения; сопоставительный метод; статистический – опирающийся на количественную информацию о встречаемости каких-либо единиц в высказывании; функционально-системный – рассматривающий язык как систему взаимосвязанных компонентов, взаимодействующих на уровне подсистем; описательный – применяющийся при описании особенностей функций исследуемых языковых единиц.

Первоначальной целью данного исследования являлось проанализировать, какие ошибки в еженедельном письменном тесте по корейскому языку допускают студенты, обучающиеся по специальности «Корейский язык и литература, английский язык», Института востоковедения Казанского федерального университета. Некоторое количество ошибок было проанализировано с целью выяснить, имеют ли они связь с родным языком учащихся. Все неправильные тестовые ответы были систематизированы для определения основных ошибок в употреблении послелогов темпоральной и локальной семантики.

Было обнаружено, что неправильное употребление послелогов, вызванное в большинстве случаев переводом с одного языка на другой, имеет несколько комплексных причин. В частности, российские студенты путали послелоги «-» [е] («в») и «-» [есо] («в»), когда они используются с глаголами действия. Ошибкам способствовал и тот факт, что послелог «-» [е] связан с существительным места.

Апробация результатов исследования проводилась в рамках различных научных конференций. По теме диссертации было опубликовано 7 статей, две из которых – в сборниках ВАК. Результаты и основные положения диссертационной работы излагались на следующих международных конференциях: IV Международная научно-практическая конференция «Иностранные языки в современном мире» (Казань, 23 июня 2020 г.), Международная научно-практическая конференция «Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные: преподавание и изучение» (Казань, 10-11 ноября 2020 г.), IV Всероссийская научно-практическая конференция «Корейский язык в России: актуальные вопросы филологии, методики преподавания корейского языка, теоретические и прикладные аспекты перевода» (Иркутск, 18 мая 2020 г.), Итоговые научные конференции Казанского федерального университета (Казань, 2007 – 2020 гг.).

На защиту выносятся следующие положения:

1. В корейском языке послелоги «» [е] и «» [есо] присоединяются к локативным существительным, и выбор послелога зависит от характеристик Траектора и Ориентира. В русском языке выбор предлога обусловлен, как правило, падежом. Использование пространственных корейских послелогов «» [е] и «» [есо] зависит от отношений между объектами, которые подразумевают движение Траектора к Орентиру и Ориентира к Траектору.

2. В корейском языке существует один послелог для выражения временных отношений «» [е], который в ряде случаев может выражать и пространственные отношения, в то время как в русском и английском языках существуют множество предлогов темпоральной семантики, соответствующих корейскому послелогу «» [е].

3. Если объект находится на или около горизонтальной плоскости, то обычно используется послелог «» [е]. Если включается горизонтальная поверхность, тогда послелог «» [е] выражает значение предлогов «в», «на» и «on», «at». В то время как послелог «» [есо] обычно используется для выражения расположения объекта на горизонтальной и вертикальной плоскостях.

4. Вертикальная соположенность предполагает более широкий круг предлогов в русском и английском языках, чем соответствующих им послелогов в корейском. Корейские послелоги [вие] и [арэе] являютя эквивалентами русских предлогов «над» (over or above) и «под» (under or below), используемых с существительными в творительном падеже. При том, что в английском языке существует четыре термина, выражающих вертикальное измерение. В корейском языке при выборе послелога определяющее значение имеют функциональные отношения между объектами, а не такими понятиями, как «включение» (inclusion), «опора» (support), «смежность» (contiguity) и «совпадение» (coincidence). Таким образом, корейские послелоги «» [е], «» [есо] и «()» [(ы)ро] используются для обозначения общих локативных отношений.

5. Результаты нашего исследования окажут существенную помощь изучающим корейский язык как иностранный при подборе соответствий в родном языке студентов, а преподавателям корейского языка дадут методические инструкции по объяснению этого лингвистического феномена.

Теоретические принципы сравнительной типологии как раздела языкознания

Согласно Лакоффу, либо утверждаются правило ad hoc: носитель опыта может быть представлен как объект предлога to”, или принятие значения предлога в предложении (6) как пример условной метафоры: идеи — это объекты внешнего мира, которые приходят в чью-либо голову. Если принять вторую точку зрения, то исключается возможность опоры на правило ad hoc. Данная теория имеет преимущества над любым правилом ad hoc: она мотивируется независимо.

Лакофф [Lakoff: 1993] утверждает, что теоретико-истинностная семантика оказывается несоответствующей для изучения семантических ролей, и что в данном случае необходима теория метафорической семантики, чтобы отразить такие общие характеристики языка, которые представлены полисемией предлогов. То есть объект предлога to в примере (6) должен рассматриваться как метафоричный пункт назначения. Это позволяет одной семантической роли выступать в различных контекстах: контекст физических (пространственных) отношений и контекст метафорических отношений, где мысли являются внешними объектами, а сознание людей — местом назначения этих объектов.

Большая часть работы Лакоффа посвящена обоснованию того, почему метафоры должны восприниматься концептуальными, а не только лингвистическими феноменами; и тому, как теория метафористической семантики приводит к отрицанию объективистской точки зрения на семантику (теоретико-истинностная семантика), допуская широкие обобщения о когнитивных процессах, которые в данном случае отражаются в более экономичной форме, чем это было бы при введении омонимов или правил ad hoc [Lakoff и Johnson: 1980; Lakoff: 1987; Lakoff и Turner: 1989].

Объективистская точка зрения, которую рассматривает Лакофф [Lakoff: 1987, 157-228], основана на том, что значение слова — это функция, которая устанавливает непосредственную связь между словом и его референтами во внешнем мире, не учитывая познавательные процессы человека (концептуализация человеком того или иного слова). Реальность существует независимо от человеческого сознания, и люди могут приобрести объективные знания о реальности в четких образах, при условии, что правда определяется только через соответствие предложений с ситуациями, к которым они относятся в реальном мире (теоретико-истинностная семантика).

Объективистская точка зрения часто ассоциирует возможность дать объяснение фактам объективной реальности с областью таких научных дисциплин, как математика, физика, естествознание, где нет места для субъективного мнения (например, вопрос концептуализации, характерной для человека) и где информация должна быть отсортирована таким образом, чтобы соответствовать реальному положению дел. У Эндрю Ортони данная точка зрения определена как «логический позитивизм» (“logical positivism”), и, согласно этому понятию, «реальность можно точно описать языковыми средствами таким образом, чтобы было ясно, недвусмысленно и, в принципе, поддавалось проверке. дословно поддавалось описанию» [Ortony: 1979b, 1].

Основной вопрос, который Лакофф поднимает относительно объективистской теории, заключается в её несостоятельности учитывать прототипические эффекты в категоризации. В реальности категоризация является вопросом градиентов и континуумов: большинство категорий имеют размытые контуры, и принадлежность к категории определяется тем, что было названо прототипичностью, т.е. существование лучших примеров внутри категории. Некоторые составляющие являются лучшими примерами данной категории по сравнению с другими: например, воробьи, как пример птиц, лучше. чем пингвины. Лучшими примерами категории являются прототипы категории. Прототипы, или прототипические составляющие, определяются через призму отчетливости и повторного проявления, т.е. когда людей просят назвать представителя той или иной категории, как правило, намного чаще называются прототипы, чем непрототипы. Данные понятия связаны с работами когнитивного психолога Элеоноры Рош [Lakoff и Johnson: 1980, Lakoff: 1987], чьи эксперименты показывают прочную взаимосвязь между прототипичностью и заключением о принадлежности к какой-либо категории.

Согласно объективистским воззрениям, категоризация является четко выраженным результатом функций, которые определяют принадлежность к категории на основе строго обозначенного набора свойств, которые характерны для всех членов данной категории. Но Лакофф обращает внимание на то, что сама область естественных наук бросает серьезный вызов возможности такого объективного подхода к категоризации [Lakoff: 1987, 185]. Например, зебры и рыба являются двумя природными категориями, что допускает контрастное определение принадлежности, т.е. в зависимости от того, какой научный критерий используется (либо фенетический, либо кладистический), одни и те же виды животных могут или не могут быть причислены к одному природному виду. В работах Лакоффа дается подробное описание вышеуказанного критерия естественной классификации. В качестве альтернативы объективизму Лакофф предлагает не субъективизм. Лакофф и Джонсон определяют субъективизм как полный отказ от любых ограничений в концептуализации реальности, или, как они выразились, как утверждение, что «ты можешь создать свой мир в своих образах» [Lakoff и Johnson: 1980, 185].

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола carboniser во французском языке.

Третье, что предлагают Лакофф и Джонсон, — это то, что они называют эмпиризмом. Эмпиризм определяется у них как синтез двух альтернатив. Сутью этой теории является то, что человеческое познание играет важную роль в определении реальности через категоризацию и концептуализацию, как противопоставление объективисткому утверждению, что реальность существует независимо от людей; но что такие когнитивные процессы как категоризация и концептуализация, как бы то ни было, ограничены реальным миром, что в свою очередь противопоставляется субъективистскому утверждению: мир — это то, что человек о нем себе представляет.

Таким образом, с одной стороны, реальность входит в нашу когнитивную систему благодаря нашему ежедневному опыту, наши когнитивные процессы ограничены входной информацией, которая существует на самом деле. С другой стороны, невозможно дать оценку реальности без накопленного нами опыта. Накопление опыта людьми возможно путем физического функционирования в среде, в которой они обитают, т.е. через различные сенсорные функции, которыми наделены люди.

В рамках теории реальности и познания Лакофф считает метафору очень важным аналитическим инструментом. Объяснительная сила метафоры заключается в том, что она считается не поверхностным феноменом (т.е. существующим только на уровне лексики), а концептуальным: «большинство понятий частично познаются через призму других понятий» [Lakoff и Johnson: 1980, 56]. Альтернативный взгляд на метафору, который заключается в том, что она является чем-то вроде риторического украшения и замысловатым лексическим выражением, был конкретно рассмотрен в работе Лакоффа и Тернера [Lakoff и Turner: 1989]. Они заявляют, что метафора является феноменом концептуального уровня и переносит одну концептуальную схему на другую: «Мы используем метафору, чтобы отобразить определенные аспекты исходной области на область цели, таким образом, создавая новое понимание области цели» [Lakoff и Turner: 1989, 38].

Данная позиция во многом связана с созданной Блэком теорией о метафоре как «инструменте для выявления глубинного смысла, основанного на кажущихся аналогиях структуры объектов, принадлежащих к различным областям», и что «она может иногда породить новое знание и понимание путем изменения отношений между данными объектами» [Black: 1979, 32, 37]. Смысл данных утверждений проанализирован в работе Шёна [Schon: 1979] о том, как употребляемая метафора для описания реальности необъективно, если не искаженно, излагает факты.

Природа и механизм метафорического переноса подробно рассмотрены в работах Лакоффа и Джонсона [Lakoff and Johnson: 1980 и Lakoff and Turner: 1989]. Механизм метафорического переноса задействует исходную область и область цели. Для примера они рассмотривают метафору «жизнь — это путешествие» [Lakoff и Turner: 1989, 61]. В данном случае путешествие является исходной областью, т.е. тем, откуда берутся структурные элементы для переноса; жизнь является областью цели, т.е. область, которая метафорически структурирована через призму исходной области.

Чтобы понять данную метафору, необходимо знать, что условно подразумевает собой путешествие, т.е. траекторию, путешественника, факт, что оно может иметь пункт назначения или просто может быть блужданием. Далее необходимо знать, какие соответствия существуют между элементами исходной области и области цели, т.е. траектория соответствует продолжительности жизни, путешественник — человеку, проживающему свою жизнь, точка отправления — рождению и конец путешествия — смерти. Они представляют собой ячейки схемы, которые должны быть заполнены. Могут быть и другие, необязательные ячейки: схема путешествия включает в себя путешественника, траекторию, отправную точку и конец, в то время как такие элементы, как спутники и транспорт являются необязательными.

Пространство в языке. Предлоги и метафоры

В.Г. Гак выражает ту же мысль, пользуясь несколько иной терминологией. По его мнению, грамматическое значение предлога (его грамматическая функция) состоит в выражении подчинительной связи. Однако эта связь может реализовывать различные отношения: локальные, временные, причинные, объектные и т.п. Эти конкретные значения нельзя отнести к числу грамматических. Предлоги не лишены способности отражать элементы действительности, но, в отличие от других частей речи, эта функция у них несамостоятельна, она осуществляется только в сочетании с полнозначными словами [Гак: 2004, 87].

Кроме того, необходимо отметить, что для предлогов характерны такие явления лексикологического порядка, как вариантность употребления и ее частный случай — синонимия, антонимия, полисемия; на наш взгляд, этот факт является доказательством существования у предлогов лексической природы. Конечно, их нельзя приравнивать в этом отношении к знаменательным словам в силу обязательного двустороннего взаимодействия семантики предлога с контекстом: с одной стороны, интерпретация значения предлога определяется контекстом и не всегда однозначна, с другой стороны, выбор предлога может влиять на значение связываемых им знаменательных слов. Тем не менее, представляется неверным считать, что предлоги полностью лишены собственного лексического значения. Говоря о «значении предлога», мы имеем в виду именно его лексическое значение, под которым понимается конкретный характер отношений, выражаемых предлогом, в противоположность значению грамматическому или, точнее, синтаксическому, состоящему в выражении связи между компонентами предложной конструкции.

Однако необходимо еще раз подчеркнуть, что лексическое значение предлога имеет свою специфику: оно может быть реализовано только в контексте, в сочетании с лексическими значениями связываемых предлогом компонентов. Вот что пишет об этом «Русская грамматика»: «Как и у всякой значимой единицы языка, значение предлога заключено в нем самом. Однако для выявления (установления) того или иного значения первообразного предлога всегда требуется контекст, минимальное словесное окружение. Таким окружением служат или соединяемые предлогом члены словосочетания, или та форма конкретного слова, которая образует вместе с предлогом предложно-падежное соединение, — уже в отношении самого этого соединения к минимальному контексту в предложении. И в том и в другом случае для определения значения предлога первостепенную роль одновременно играют два фактора: во-первых, падежная форма присоединяемого предлогом имени, во-вторых, лексические значения слов» [Русская грамматика: 1980].

Теоретически мыслимы три варианта семантики предлогов: а) Предлог обладает ясной семантикой и, соответственно, предлог также передает совершенно определенное отношение: по причине ледостава рейсы парома отменены (семантика обусловленности). б) предлог обладает ясной семантикой, но предлог в силу чисто семантических причин (общего значения предложения) приобретает и дополнительное значение во время беседы раздался телефонный звонок (временное значение) — во время войны замок был разрушен (временное значение, сопровождающееся причинным). в) Предлог способен «обслуживать» различные по семантике отношения: от дороги вплоть до усадьбы тянулась аллея лип (пространственное отношение) — дожди продолжались вплоть до июля (временное отношение) следователь просмотрел все бумаги, относящиеся к делу, вплоть до старых расписок (сопоставительные отношения, конкретнее — отношение включения). Если в первых двух предложениях можно усмотреть некоторую схожесть семантики — достижение определенного пространственного или временного предела, то в последнем случае возникает вопрос, имеет ли место полисемия или омонимия конкретного предлога. Для языков с конструкцией предложения типа «ПСД» характерна система предлогов, однако предлоги русского языка имеют отличия от общей системы предлогов, так как они стоят перед существительным в одном из пяти грамматических падежей: родительный, дательный, винительный, творительный и предложный. В то время как в английском языке предлоги -связующее звено в предложном обороте. Так как наиболее типичным дополнением в предложном обороте является именное словосочетание, предлоги можно считать средством связи именного словосочетания с другими структурами предложения.

Предлоги в определенных условиях способны выполнять роль предиката: а) пространственный предлог в сочетаниях типа скамейка около клумбы является предикатом, т.к. соединяет элементы, не способные быть развернутыми в пропозицию! б) предлог, соединяющий два предметных имени может выражать и непространственные отношения: щетка для обуви разворачивается в щетка, предназначенная для чистки обуви, т.е. полипропозитивную конструкцию.

Вопрос о происхождении и функции пространственно-временных предлогов является спорным в лингвистике. Слова-отношения возникли на относительно поздней ступени развития языка. Самые первые предлоги возникли из наречий места. Первоначально это были предлоги пространственного значения, некоторые из которых позднее стали употребляться и для выражения временных отношений, а затем использоваться и в переносном смысле.

Значимость изучения пространственных предлогов определяется тем фактом, что они являются первичными. Многозначность предлога возникает обычно в результате развития первоначального значения. У многих предлогов основным первоначальным значением было пространственное значение. Пространственные значения считаются прототипическим элементом всей семантической структуры предлога, так как все возможные абстрактные значения предлога образуются путем метафорического перехода от пространства физического к пространству ментальному.

В настоящее время в современных лингвистических теориях наблюдается использование разнообразных исследовательских подходов, с позиций которых изучаются значения предлогов. Эти подходы можно разделить на два направления: 1) в рамках традиционной внутриязыковой направленности, ориентируясь при этом только на внутриязыковые отношения и закономерности (геометрический [Clark, 1973, Hawkins, 1988], топологический [Miller, Johnson-Laird, 1976, Herskovits, 1986, Herweg,1989, Vandeloise, 1994], функциональный [Garrod, Sanford, 1989], синтагматический [Wood, 1967; Lindkvist, 1976], парадигматический [Bennet, 1975; Miller, 1985; Herskovits, 1985; Dirven, 1993; Wiese, 1994] подходы); 2) в связи с когнитивным направлением с учетом представлений носителей языка об окружающем мире (когнитивный подход [Herskovits, 1986; Jackendoff, Landau, 1991]). проанализировав имеющиеся в науке подходы к изучению семантической структуры и функциональности предлогов, можно сделать вывод о том, что оптимальным вариантом для всестороннего описания характеристик предлогов будет применение комплексного подхода, в котором сочетаются элементы традиционного лингвистического описания парадигматических отношений между исследуемыми языковыми единицами и когнитивного (концептуального) подхода, основанного на характере пространственных концептов, отраженных в сознании носителей языка и выраженных в семантике данных предлогов. Совокупность данных методов позволит научно обосновать и выделить компоненты в семантическом составе исследуемых единиц и представить более полную картину о роли и функционировании предлогов в речи.

Предлоги в русском языке

Другими словами, русские видят эту ситуацию как динамичную в отличие от корейцев, которые представляют её как статичную.

Итак, корейский послелог І [е] обычно употребляется для обозначения статики. Однако в некоторых ситуациях он может использоваться для выражения динамики, но только в случаях достижения объектом Ориентира с глаголом движения. Российские студенты, помня о статичном характере послелога 1] [е], часто используют в этой ситуации послелог 1] — ] [eсо], который передаёт значение динамики. Именно этот момент служит причиной следующей группы ошибок.

Для российских студентов глагол движения выходить служит сигналом для использования послелога [е]. Однако концептуализация действительности корейцами предполагает здесь употребление 1И[есо], так как описываемая ситуация делает акцент на движении откуда, а за подобными случаями в корейском языке закреплен послелог їЛі [есо]. 2) Кроме того, причиной многочисленных ошибок студентов может служить тот факт, что оба послелога имеют значение «on» (на) или «at» (на, в), но они отличаются тем, как объект приближается к Ориентиру.

Когда объект приближается к Ориентиру, послелог « Н» [е] используется в значении «approaching» (приближение). В то время как послелог «Oil АН» [есо] обычно используется для выражения значения «separation» (разделение, отдаление) (см. пункт 3.2.1). Что касается статичного корейского послелога «0-Ц» [е], он также может использоваться для выражения динамики, но только в нескольких случаях достижения объектом Ориентира: с глаголами действия «7Шг»[када] (идти), «СЬ[ода] (приходитъ) и « исЬ[танида] (ходитъ, регулярно посещать), как показано в нижеприведенных примерах:

Данные примеры описаны в схеме 10 с точки зрения когнитивной лингвистики. Схема 10. Использование послелога «0-» [е] в статике и динамике «oil» е] (статика ) «11» [е] ( динамика) / / / / объект LM объект.—. / 1 1LM / В данном пункте мы исследовали локативные выражения в корейском, русском и английском языках. Мы выяснили, что корейские послелоги и русские предлоги имеют существенное различие относительно статичных и динамичных пространственных отношений. В русском языке локативные предлоги выражают и движение к Ориентиру, и достижение его, т.е. могут использоваться для выражения как статики, так и динамики. Для корейского языка характерно четкое различие между статичными и динамичными пространственными отношениями. Это выражается в использовании различных послелогов. Послелог СНАН [eсо] используется в локативных конструкциях для выражения динамики, а послелог «0]1» [е] — в конструкциях для выражения статики, кроме конструкций с глаголами «7-Г:-»[када] (идти), «С-»[ода] (приходить) и «С-исЬ [танида] (ходить, регулярно посещать), где подразумевается достижение объектом Ориентира.

В предыдущем пункте был рассмотрен послелог «0-Ц» [е] относительно объекта. В выражении статичного расположения объект обозначается через Ориентир. Таким образом, в Схеме 10 была показана общая схема семантического изображения выражения статичного расположения в корейском языке. В данном пункте мы рассмотрим корейские послелоги динамичности «0-Ц М» [eсо], «OflТіl» [еге], «ОТІ» [хантхе] и «Я» [кке]. В случае данных послелогов описание отношений объектов сложнее, потому что необходимо учесть траекторию и происходящее действие. В частности, для корейских глаголов действия характерно непостоянство выбора послелогов, и описать их как послелог «0]» [е] довольно трудно.

Корейские послелоги « НАН» [есо], «0-Ц7-Ц» [еге], «ОТІ» [хантхе] и «Щ» [кке] являются динамичными, что отличает их от предлогов русского и английского языков. В корейском языке статичные послелоги обычно не используются в выражениях динамичного месторасположения. В русском и английском языках глаголы не включают траекторию, вдоль которой происходит действие, в то время как глаголы в корейском языке связаны с траекторией. Таким образом, в русском и английском языках предлоги определяют и тип траєкторного движения, и конечную позицию объекта, а в корейском языке динамичные послелоги определяют конечную позицию движущихся объектов, как показано в нижеприведенных примерах:

Проективные (горизонтальные и вертикальные) выражения

В заключительной части нашего исследования мы кратко сформулируем объект нашего исследования и подведем итог того, как результаты нашей диссертации соотвествуют цели, поставленной в начале работы. Таким образом, мы проанализируем модели восприятия пространственных и временных отношений, категории и общие выводы относительно пространственных и временных послелогов и предлогов в трех исследуемых языках в рамках кросс-лингвистического сравнения.

В нашей исследовательской работе мы стремились охватить широкий круг значений корейских послелогов и русских и английских предлогов, относящихся к пространственным и временным отношениям. В отличие от большинства предыдущих исследовательских работ по пространственным и временным отношениям в нашей работе мы отдельно остановились на пространственных и временных значениях корейских послелогов и их эквивалентов в русском и английском языках.

Мы начали наше исследование с обзора когнитивной грамматики относительно пространственной и временной концептуализации, метафоры и характера пространственных и временных отношений, кодируемых корейскими послелогами. Принято считать, что значение пространственных послелогов имеет отношение к временным послелогам. Но это отношение зависит от связи между пространственными и временными понятиями и соответствующего концептуального представления их расположения. В результате нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

1. В корейском языке послелоги « % [е] и «1И» [eсо] присоединяются к локативным существительным, и выбор послелога зависит от характеристик Траектора и Ориентира. В русском языке выбор предлога обусловлен, как правило, падежом. Использование пространственных корейских послелогов «ї» [е] и « 1И» [eсо] зависит от отношений между объектами, которые подразумевают движение Траектора к Орентиру и Ориентира к Траектору.

2. В корейском языке существует один послелог для выражения временных отношений «о\) [е], который в ряде случаев может выражать и пространственные отношения, в то время как в русском и английском языках существуют множество предлогов темпоральной семантики, соответствующих корейскому послелогу « % [е]. В английском языке различаются три типа временных предлогов. Нульмерный предлог «at» используется для моментов времени, как в выражении «at the moment» (в настоящий момент). Двумерный предлог «on» используется для описания периодов времени, определенных дней, как в выражении «оп my birthday» (на мой день рождения). И трехмерный предлог «in» используется для обозначения периодов времени меньше дня, например, «in а second» (за секунду) и периодов больше дня, как в выражении «in а week» (за неделю). Если сравнивать с корейским послелогом «Ц» [е], то он не использует двух- и трехмерные временные значения в отличие от русских и английских предлогов. Другими словами, послелог «ЇІ». [е] выражает и точку во времени, и период времени.

3. Если объект находится рядом или на вертикальной поверхности, используется послелог «fl» [е]. Если подразумевается горизонтальная поверхность, послелог « ]1»[е] выражает значения английских предлогов «at» или «on». А послелог «11 \» [eсо] обычно используется при удалении объекта от горизонтальной или вертикальной поверхности. Анализ результатов ПТКЯ студентов в рамках КГ, свидетельствует о том, что основные ошибки студентов связаны с отношениями между Траектором и Ориентиром. Использование корейских послелогов « % [е] и « И» [есо] зависит от отношений между объектами, которые подразумевают движение Траектора к Орентиру и Ориентира к Траектору (см. схему 5). В примерах (43) и (44) физические объекты «почта» и «дом» являются Ориентирами. Однако в каждом случае Траектор взаимодействует с Ориентиром и концептуализирует его по-разному. В примерах (43 а) и (44а), когда Траектор находится на почте и дома, зоны офиса и дома имеют абсолютные границы для выражения отношений, обозначаемых послелогом «Ц» [е]. В примерах (43Ь) и (44Ь) Траектор находится не внутри почты и дома, а вне данных Ориентиров. Поэтому зоны почты и дома не имеют абсолютных границ, и отношения между Траектором и Ориентиром выражаются послелогом «1И» [есо]. 4. Вертикальная соположенность предполагает более широкий круг предлогов в русском и английском языках, чем соответствующих им послелогов в корейском. Корейские послелоги -г] J] [вие] и \Щ JJ [арэе] являютя эквивалентами русских предлогов «над» (over or above) и «под» (under or below), используемых с существительными в творительном падеже. При том, что в английском языке существует четыре термина, выражающих вертикальное измерение. В корейском языке при выборе послелога определяющее значение имеют функциональные отношения между объектами, а не такими понятиями, как «включение» (inclusion), «опора» (support), «смежность» (contiguity) и «совпадение» (coincidence). Таким образом, корейские послелоги «І» [е], « И» [eсо] и «(А) 5.» [(ы)ро] используются для обозначения общих локативных отношений. 5. С точки зрения статики и динамики, корейский послелог связан с определенными глаголами и локативными существительными. Например, в конструкциях «Существительное + объектные послелоги оЬ [ыль], «#» [рыль] + сопутствующие предлоги «1 4» [тхонъхада]и «И4» [коннода]», «Существительное + послелоги дистанции «5-% [кынчхо] + «оЦНИ» [е/есо], « 7>77>о]» [каккаи]+ « Ц/ И» [е/есо], и « » [чубён] + «І/ И» [е/есо]» и в модели «Локативное существительное + «І/1И» [е/есо]», когда объект приближается к Ориентиру, используется послелог «Ц» [е] в значении приближения. В то время как послелог «1И» [есо] используется для обозначения отдаления объекта от Ориентира (см. пункт 3.2.1). Что касается статичного предлога «<» [е], он также может использоваться в значении динамики, но только с глаголами движения «7 4» [када] (идти), « -4» [ода] (приходить), и «44 » [танида] (ходить, посещать), когда объект приближается к Ориентиру. В примере (57) использован послелог «1И» [есо], так как Казанский университет является динамичным местом, где происходит действие (например, встреча Талины). Однако многие студенты используют вместо послелога « ІІ і» [есо] послелог «]1» [е], потому что послелог «Ц» [е] употребляется с определенными глаголами действия «7 4 »[када] (идти), 4»[ода] (приходить) и «4Ч4»[танида] (ходить, регулярно посещать), в выражениях с которыми объект достигает Ориентира (см. пункт 3.2.5.). В то время как использование послелога «1]Лі» [есо] определяется имеющимся глаголом. Когда глагол выражает такие действия, как работа, учеба и др., необходимо использовать послелог «1И» [есо].

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях