Сочетание глаголов первого, второго и третьего спряжения в болгарском языке

Болгарские нефинитные глагольные формы в сопоставлении с русскими

Главная > Документ

Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1.1. Нефинитные глагольные формы в болгарском языке

В болгарском языке к нефинитным формам относятся: причастие; деепричастие; существительное со значением развертывающегося процесса, или глагольное существительное; инфинитив, употребляемый крайне ограниченно.

Нефинитные формы глагола используются в качестве тех или иных членов предложения, а также в сочетании со вспомогательным глаголом и в составе аналитических финитных форм. Причастие аориста и страдательное причастие выступают в обеих указанных функциях; причастие настоящего времени, деепричастие и глагольное существительное – только вне аналитических форм глагола; причастие имперфекта – только в составе ряда форм пересказывательного и предположительного наклонения, а инфинитив – почти исключительно для образования сложных форм повелительного наклонения [Маслов, 1981: 194].

1.1.1. Причастия настоящего времени действительного залога

Причастия настоящего времени действительного залога имеют формы ед.ч. и мн.ч. В ед.ч. причастия изменяются по родам, присоединяя в ж.р. окончание –а, в ср.р. –о. В болгарском языке сохранились книжные выражения с окончанием –е в ср.р., напр., бъдеще време [Андрейчин, 1949: 241-242]. Во мн.ч. присоединяется окончание –и.

Причастия настоящего времени действительного залога образуются от глаголов НСВ . От глаголов III спряжения причастия образуются путем присоединения к основе глагола н.вр. суффикса –щ , напр.: гледа-м – гледащ, гледаща, гледащо, гледащи;стрелям – стрелящ, стреляща, стрелящо, стрелящи. От глаголов I и II спряжения: а) если ударение в форме н.вр. падает на основу, присоединяется суффикс –ещ , напр.: дремя – дремещ, дремеща, дремещо, дремещи; моля – молещ, молеща, молещо, молещи; б) если ударение падает на окончание, присоединяется суффикс –ящ (после ж, ч, ш суффикс –ащ ), напр.: чет-а – четящ, четяща, четящо, четящи; лежа – лежащ, лежаща, лежащо, лежащи

При образовании причастия настоящего времени действительного залога от глаголов I и II спряжения, которые имеют ударение на окончании, допускаются формы и с суффиксом –ещ , напр.: чета – четящ и четещ, седя – седящ и седещ и др. [Граматика, 1983: 375]. При образовании причастия настоящего времени действительного залога от глаголов I спр. с основой на –к, таких как влека, пека, сека, тека, тъка, происходит чередование к//ч и присоединяется суффикс –ащ , напр.: влека – влечащ, влечаща, влечащо, влечащи. Ударение в причастии сохраняется такое же, как в исходном глаголе: четА-четЯщ, пИша-пИшещ и др.

Причастия настоящего времени действительного залога, образованные от возвратных глаголов, сохраняют возвратную частицу се , которая всегда пишется после причастия, напр.: трудя се – трудещ се, уча се – учещ се, лекувам се – лекуващ се и пр. [Стоянов, 1980: 424].

Частица не пишется слитно с причастием: невиждащ, неразбиращ, непроменящ се [Андрейчин, 1949: 242]. Раздельно частица не пишется, если есть противопоставление: Не знаещите , а незнаещите трябва да се учат [Стоянов, 1980: 424].

Причастия обладают, кроме глагольных категорий вида, залога и времени, определенными грамматическими категориями, характерными для имен. Так, причастия изменяются по родам и числам так же, как имена прилагательные (напр., пишещ, пишеща, пишещо, пишещи ), и образуют некоторые формы ( пишещият или пишещия, пишещата и т.д.) [Маслов, 1981: 195].

Причастия настоящего времени чаще всего наделены семантикой одновременности выражаемого ими признака или обстоятельства действию того предложения, в котором они употреблены, ввиду того что они образуются только в рамках несовершенного вида, напр.: Майката бди над спящите си деца. Майката хвърли грижлив поглед към спящите си деца. Однако, как отмечает Ю.С.Маслов, возможны случаи, когда причастие настоящего времени и деепричастие выражают действие или состояние в прошлом, предваряющие «главное» действие, особенно, если есть лексические обозначения предшествования, напр.: Едно от класическите произведения, чрез които нашият народ познава… господствуващите в миналото исторически условия на живота (П. Зарев) [Маслов, 1981: 283] .

Этот же вопрос освещается и другими исследователями: данное причастие обозначает действие, происходящее в момент речи, в силу этого в предложении оно употребляется со сказуемым в настоящем, прошедшем или будущем времени, напр.: Той стои и поздравява (н.вр.) минаващите граждани. Той влезе и поздрави (пр.вр.) чакащите го граждани. Той ще дойде и ще поздрави (б.вр.) очакващите го граждани [Стоянов, 1980: 421] .

Таким образом, причастие имеет глагольные категории вида (НСВ), залога (действительного) и времени (относительного).

Причастие выполняет в предложении роль простого согласованного определения (напр., спящото момче ) или обособленного согласованного определения: Машината теглеше леко и плавно, не усещаща товара [Маслов, 1981: 282].

В редких случаях причастие стоит в функции обстоятельства образа действия, напр.: Бойците от втора рота ги доизбиваха с пушките си, стреляха с картечниците по отстъпващите вериги и тържествуващо крещяха [Стоянов, 1980: 423]. В предикативной функции причастия настоящего времени неупотребительны [Маслов, 1981: 282].

Субстантивированные и независимо употребленные причастия могут выполнять роль любого члена предложения, какие свойственны именам существительным, напр.: С него [своето знаме] той (А. Страшимиров) се хвърляше дори в опасности и минаваше за самонадеян храбрец, за многознаещ , надменен и нетърпящ възражения смелчага (М. Кремен) [Стоянов, 1980: 424; Граматика, 1983-2: 135].

Ученые обращают внимание на следующие особенности употребления данного причастия: «Употребление причастий настоящего времени накладывает на язык отпечаток некоторой книжности, вследствие чего данным причастиям часто предпочитают придаточные определительные предложения. Эквивалентом причастий являются относительные придаточные предложения, построенные с който, що, дето , например, спящото момче=момчето, което спи или, просторечное, момчето, дето спи ( що спи )» [Маслов, 1981: 283]. Напр., вместо Влакът, пристигащ от Пловдив, ще спре на трети коловоз предпочтительно говорить Влакът, който пристига от Пловдив, ще спре на трети коловоз [Стоянов, 1980: 424] .

Причастий настоящего времени действительного залога нет в народных говорах. В литературный язык они введены под влиянием церковнославянского и русского языков. В современном болгарском разговорном языке из старых форм к употребительным формам относятся горещ и вонещ , которые воспринимаются теперь как обычные прилагательные. Первоначально действительные причастия настоящего времени были заимствованы болгарами в их русском варианте (напр., желающ, млекопитающе, следующ, убивающ у Л. Каравелова). Подобные формы причастий, оканчивающиеся на –ущ, -ающ, -еющ, -иющ, -ующ, ненормативны для болгарского языка, должно быть: пишещ вместо пишущ, движещ вместо движущ, желаещ вместо желающ, умиращ вместо умирающ, владеещ вместо владеющ и т.д. [Стоянов, 1980: 424]. Позднее такие формы были приведены в соответствие с особенностями болгарской фонетики и болгарского спряжения. Однако еще в середине ХХ в. Л. Андрейчин отмечает употребление таких форм, как командующ вместо командуващ, заведующ вместо завеждащ, произходящ вместо произхождащ, наблюдающ или наблюдаещ вместо наблюдаващ, допълняющ вместо допълващ и др. Л. Андрейчин пишет, что такие причастия русского происхождения, как възходящ, низходящ, настоящ, вошли в общее употребление и отказываться от них нецелесообразно [Андрейчин, 1949: 241]. Примеры устойчивых словосочетаний с причастиями русского происхождения: входящ дневник, входящ регистър, входящ трафик; изходящ дневник, изходящ регистър и др. [Стоянов, 1980: 424].

Развитие причастия настоящего времени действительного залога было зафиксировано в древнеболгарский период, однако позднее данное причастие не употреблялось. И лишь в эпоху Возрождения (ХIX в.) и в первой половине XX в. восстанавливается функционирование данного причастия в болгарском языке. В IX‒XII вв. причастие настоящего времени действительного залога было полноценным классом слов и широко употреблялось, о чем свидетельствуют первые болгарские памятники. Оно имело хорошо развитое склонение и выполняло в основном атрибутивную функцию. В среднеболгарский период частотность употребления форм причастия настоящего времени действительного залога идет на спад. В период болгарского Возрождения (XIX в.) данное причастие начинает восстанавливать свои функции в языке, главной причиной этого считается влияние русской и церковнославянской письменности и просвещения. Большую роль играют и переводы с русского языка на болгарский. Так как рассматриваемое причастие в русском языке фреквентно, то переводчик под влиянием оригинала становился непосредственным участником формирования класса действительного причастия настоящего времени в современном болгарском литературном языке [К. Куцаров, 2004: 111-112].

И ФОНЕТИКИ СОВРЕМЕННОГО БОЛГАРСКОГО ЯЗЫКА

Болгары пишут, используя привычную для владеющих рус­ским языком «гражданскую кириллицу». Однако болгарская аз­бука отличается от русской:

1. в ней нет букв Е, Ы, Э;

2. буква Ъ (ер голям) обозначает гласный звук (напр., България);

3. буква Ь (ер малък) используется лишь для обозначения мягкости согласных перед О (напр., миньор);

4. буква Е читается как русская буква Э;

5. буква Щ обозначает сочетание двух согласных [шт].

Сочетания букв ДЖ и ДЗ обозначают слитно произносимые

аффрикаты [дж] и [дз]. Согласные звуки [ж], [ш] и аффриката [дж] произносятся мягче, чем в русском, а [ч] — тверже. Как и в русском языке, согласные противопоставляются по глухости-звонкости, мягкости-твердости. На конце слова и перед глухими согласными звонкие шумные согласные оглушаются (напр., град [грат]).

При произнесении болгарских согласных русские сталкиваются с двумя основными трудностями. Первая — звук, обозначаемый буквой Ъ. Похожий звук (смешанного ряда среднего подъема) зву­чит в русской речи только в безударной позиции (напр., в слове «сапоги»). В болгарской же речи такой звук одинаково часто появ­ляется и в ударной, и в безударной позиции. Вторая трудность — абсолютно непохожая на русскую редукция звука [о] в безударной позиции: звучит закрытый звук, очень близкий к звуку [у]. Пожалуй, стоит отметить еще и произношение звука, обозначаемого буквой Е: похоже на звук в начале слова «этот» или в середине слова после гласного, как в слове «поэт».

Словесное ударение в болгарском языке силового (динамиче­ского) типа, разноместное (т. е. падает в разных словах на разные по порядку слоги) и подвижное (т. е. может передвигаться на дру­гой слог при образовании форм слова и при словообразовании).

То, что между графикой болгарского и русского языка прак­тически нет различий, а в лексике множество совпадений, таит в себе опасность для читателя, впервые взявшего в руки современ­ный болгарский текст: «Все понятно! Все как в русском!» Однако приглядимся внимательнее к грамматическому строю современ­ного болгарского языка, заметив попутно, что список частей речи в болгарском и русском языках одинаков.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола repayer во французском языке.

I. Имя существительное

I. А. В современном болгарском языке (СБЯ) утрачены паде­жи. Существительные сохранили только одну форму — ту, кото­рая указывается в словаре и соответствует русскому именитель­ному падежу. Падежные же отношения никуда не исчезли и передаются в основном с помощью предлогов, напр.: столица государства — столица на държавата, покупаю цветы маме — купувам цветя за майка си, посылаю другу письмо — изпращамписмо до приятеля си, т. е. в СБЯ предлоги используются гораздо активнее, чем в рус­ском, поскольку выражают и пространственно-временные, и па­дежные отношения в полном объеме.

Крайне упростив истинное положение дел, можно сказать, что чаще всего русским падежам соответствуют следующие предлоги в СБЯ:

Р. п. — на, от Д. п. — на, за В. п. -0 Тв. п. — с П. п. — за

У болгарских существительных нет ни одного привычного для русских падежа, но есть так называемый «звательный падеж» (или «звательная форма»), который существовал в старославян­ском языке, но не сохранился в русском. Смысл этой формы ясен из ее названия: звательный падеж употребляется при обращении, напр.: «Стояне! Мамо!»

I. Б. В СБЯ существует определенная членная форма (ОЧФ), по своему значению аналогичная определенному артиклю в западно­европейских языках. Как и указанные артикли, ОЧФ в болгарском языке «родилась» из указательных местоимений. Это просто по­нять, если сравнить соответствующие формы указательных место­имений и ОЧФ:

м. р. ед. ч. този
ж. р. ед. ч. тази
ср. р. ед. ч. това
мн. ч. тези

Но уже приведенные примеры показывают два существенных отличия ОЧФ от знакомого нам артикля: в болгарском языке ОЧФ (артикль) постпозитивна, т. е. стоит не перед, а после сущест­вительного и пишется с ним слитно. (Впрочем, этому есть объ­яснение: в старославянских текстах указательные местоимения всегда шли после существительных, к которым относились, сам же текст писался без привычных для нас пробелов между словами.) Если у существительного есть согласованные определения, ОЧФ присоединяется к первому определению, т. е. в этой ситуации ве­дет себя так же, как и артикль в западноевропейских языках, ср.:

масата — the table

дългатазеленамаса — the long green table

Третье существенное отличие ОЧФ от артикля состоит в том, что в болгарском языке нет неопределенного артикля в традици­онном смысле. Значение неопределенности предмета, лица, явления или события выражается двумя способами: чаще — употреблением существительного в общей (словарной) форме и реже — употребле­нием числительного «един» как показателя неопределенности. Отметим, что само слово «един» в СБЯ способно присоединять к себе ОЧФ, чего абсолютно не допускает артикль в зап.-евр. язы­ках (напр., «Единият ученик чете добре, а другиятлошо»), т. е. неопределенный артикль в СБЯ еще не оформился окончательно.

Болгарская ОЧФ имеет специальные формы в соответствии с родом и числом существительного (что похоже на ситуацию с артиклем, напр., в немецком и французском языках), а также в рамках м. р. ед. ч. различает:

а) так называемый мягкий (появляющийся после Й, историче­ски мягких основ на -АР, -ТЕЛ и слов типа КРАЛ, КОН, КНЯЗ) и твердый варианты,

б) полную и краткую членные формы, существенные только для письменного варианта языка и различающиеся тем, что пол­ная ОЧФ появляется при подлежащем, а краткая — при второсте­пенных членах предложения. Все варианты ОЧФ в литературном СБЯ указаны в таблице:

I. В. Как и русском языке, существительные в СБЯ различают­ся по трем родам и изменяются по двум числам. Но кроме форм единственного и множественного числа, есть особая счетная форма, которая образуется только от существительных м. р., в ед. ч. оканчивающихся на согласный звук. Она появляется, если перед существительным есть количественное числительное или слова «колко» и «няколко» (сколько и несколько).

Счетное множественное — потомок форм двойственного чис­ла, существовавших в старославянском языке (как и те формы, в которых в русском языке существительное выступает при числи­тельных «два», «три» и «четыре» — метра, дома — это объясняет схожесть указанного русского окончания и окончания -А, ис­пользующегося в счетном множественном числе СБЯ).

II. Имя прилагательное

Прилагательные в болгарском языке утратили не только падеж­ную систему (как и существительные), но и полные формы: и в слова­ре, и в текстах мы находим только краткие формы прилагательных, т. е. на месте двух различных русских форм в предложениях «Он кра­сив» и «Этот красивый город» в СБЯ мы обнаруживаем одну и ту же форму: «Той е хубав» и «Това е хубав град».

Есть только одна ситуация, когда у прилагательного частично восстанавливается полная форма: если к прилагательному нужно присоединить ОЧФ, напр., «хубав град», но «хубавият град».

В отличие от русского языка, в СБЯ есть только один способ обра­зования степеней сравнения имен прилагательных (а также наречий): с помощью префиксальных частиц ПО- и НАЙ- (напр., по-хубав — более красивый, най-хубав — самый красивый, красивейший).

III. А. Личные местоимения в отличие от имен существитель­ных сохранили, кроме именительного падежа, формы дательного и винительного падежей. Список личных местоимений СБЯ мо­жет быть представлен следующим образом:

предлог «на» + полная форма Вин.и.

твердый вариант мягкий вариант
полная форма ЪТ ят
краткая форма А я
ж. р. ед. ч.
краткие полные краткие полные
я АЗ ми МЕ МЕНЕ
ты ти ти ТЕ ТЕБЕ
он, оно той, то МУ го НЕГО
ОНА тя и Я НЕЯ
МЫ НИН ни НИ НАС
вы ВИЕ ви ВИ ВАС
они ТЕ им ГИ ТЯХ

Личные местоимения им. п. не только «внешним видом» отли­чаются от соответствующих русских (особенно формы 1 л. ед. ч. и 3 л. ед. и мн. ч., хотя нужно заметить, что в западных болгарских диалектах аналогичные местоимения практически совпадают с рус­скими — разница только в месге ударения), гораздо существеннее другое: они употребляются ощутимо реже. Объяснить это отчасти можно тем, что формы глагола в СБЯ практически всегда дают точ­ную информацию о лице и числе (в русском же языке формы про­шедшего времени требуют уточнения с помощью личного местоиме­ния: напр., «читал» я? ты? он? или «читали» мы? вы? они?).

Самое же яркое отличие болгарских личных местоимений от русских в другом: в двух сохранившихся косвенных падежах яич­ные местоимения функционируют в двух формах — полной и крат­кой.Различия между ними проявляются на трех уровнях:

1. ударение- краткие местоимения (энклитики) не имеют собственного словесного ударения (кроме тех случаев, ко­гда перед ними оказывается отрицательная частица «не»), интонационно образуют единое целое со словом, к которо­му относятся, полные же формы имеют полноценное сло­весное ударение наравне со всеми полнозначными словами, только полные местоимения могут употребляться под фра­зовым ударением;

2. место во фразе — полные формы могут занять во фразе практически любую позицию, краткие же местоимения, не имея возможности «оторваться» от управляющего ими слова, стремятся занять позицию перед ним, но ни в коем случае не могут начинать фразу (ср. с русским: Читаю ему сказку — Чета муприказка; Каждый день читаю ему сказку — Всекиденму чета приказка);поскольку в системе личных местоимений сохранились только два падежа, для выражения значений других паде­жей возникает необходимость употреблять местоимения с предлогами — в этом случае используются только полные формы (за редкими исключениями).

111. Б. Притяжательные местоимения, как и личные, делятся на полные и краткие. Сравним русские и болгарские словосочетания:

Мой друг — мой / моят / приятел приятелят ми

Моя подруга — моя / моята / приятелка приятелката ми

Мое озеро — мое / моето / езеро езерото ми

Мои журналы — мои / моите / списания списанията ми

Первая группа болгарских соответствий включает полные при­тяжательные местоимения — они похожи на русские и внешне, и тем, что употреблены перед существительным, вторая группа бол­гарских соответствий — с кратким притяжательным местоимением «ми» — совершенно чужда русскому языку, хотя имеет смысл вспомнить русскую разговорную фразу «Он мне друг» = «Он мой друг», правда, по-русски невозможно сказать *«Оно мне озеро».

Полный список притяжательных местоимений выглядит сле­дующим образом:

техен (тяхна, тяхно, техни)

полные краткие полные краткие
1 л. мой (моя, мое, мои) ми наш (наша, наше, наши) ни
2 л. твой (твоя, твое, твои) ти ваш (ваша, ваше, ваши) ви
3 л. м. и ср. р.иегов (иегова, нсгово, негови) му им
ж.р.неин (нейна, нейно, нейни) й

В качестве кратких притяжательных местоимений использу­ются формы кратких личных местоимений датепьного падежа.

Различия между полными и краткими притяжательными ме­стоимениями проявляются на двух уровнях:

1. ударение — аналогично личным местоимениям;

2. место во фразе — полные местоимения, как и русском языке, предпочитают находиться перед определяемым существи­тельным, хотя могут, например, в поэтическом тексте, оказаться и позади него; краткие притяжательные местоимения должны идти сразу за определяемым словом (впрочем, в раз­говорной речи встречаются нарушения этого правила: Как ти е името? = Как е иметоти? = Как е твоего име?)

///. В. Указательные местоимения употребляются в русском языке, чтобы показать пространственную или временную близость к говорящему, мы используем местоимение типа «этот», для обо­значения же удаленности — местоимения типа «тот». Болгарский язык сохранил разнокорневые указательные местоимения:

този, тази, това, тези — для обозначения близости,

онзи, онази, онова, онези — для обозначения удаленности (ср. с

архаичной русской формой «во время оно»).

Один из известнейших болгарских лингвистов назвал глагол «слоном» болгарской грамматики. Попробуем понять, чем рож­дено такое сравнение.

IV. А. Болгарский глагол не имеет формы инфинитива, т. е. формы, которая оканчивалась бы на суффикс -ТЬ или -ТИ. То, что мы обнаруживаем в словаре как словарную форму глагола, — это форма 1 л. ед. ч. наст, времени. Но ведь инфинитив нужен не только в словаре. Что делать, напр., с фразой: «Я люблю читать»? Использовать так называемую конструкцию замены инфинитива, которая состоит из двух элементов: частицы «да» и смыслового глагола в форме настоящего времени нужного лица и числа («Обичам да чета»). В отличие от привычного для нас инфинити­ва, неопределенной формы глагола, болгарская конструкция за­мены инфинитива весьма «определенна»: смысловой глагол в ее составе всегда указывает на действующее лицо:

1 л. Обичам да чета — Я люблю читать

2 л. Обичаш да четеш — Ты любишь читать

1 л. мн. ч. Обичаме да четем — Мы любим читать

2 л. мн. ч. Обичате да четете — Вы любите читать

В приведенных выше примерах основной глагол и глагол, входящий в конструкцию замены инфинитива, согласованы по лицу и числу. Если же они окажутся «рассогласованы», это со­всем не обязательно окажется ошибкой: Обичам (1 л.) да четеш (2 л.) = Я люблю, когда ты читаешь.

IV. Б. В рамках настоящего времени существует три (а не два, как в русском языке) спряжения по числу тематических гласных (-а-, -е-, -и-)

IV. В. Формы будущего времени СБЯ отличаются от форм буду­щего времени в русском языке, во-первых, тем, что для образования будущего времени используется не глагол «быть», а вспомогатель­ный глагол «ЩЕ», «наследник» старославянского глагола «хогкти» (хотеть, желать). Во-вторых, в СБЯ есть только одна модель по­строения форм будущего времени (в отличие от двух в русском языке — простого и составного будущего времени): ще + глагол несов. вида наст.вр. = русское составное буд. время, ще + глагол сов. вида наст. вр. = русское простое буд. время (щепиша = буду писать, щенапиша = напишу).

В-третьих, в СБЯ невозможно образовать отрицательную форму будущего времени простым прибавлением отрицательной частицы «не» к положительной форме (как это происходит в русском языке): нужно использовать другую конструкцию с другим вспомогатель­ным глаголом: НЯМА + частица ДА + смысловой глагол в наст, времени.

IV. Г. Прежде чем начать разговор о прошедших временах, нужно остановиться на одной чрезвычайно важной особенности СБЯ, из всех славянских языков присущей только ему и македон­скому языку и сближающей его с турецким языком — членом иной языковой семьи (тюркской группы алтайской семьи). Речь идет о том, что в сознании болгар все действия прежде всего де­лятся на две группы: действия, которым говорящий был свиде­телем, и действия, которым говорящий свидетелем не был. И это находит отражение в языковых категориях. В СБЯ не просто больше прошедших времен по сравнению с русским, все эти прошедшие времена соотнесены со сформулированным выше принципом. Попробуем разобраться.

Если действие а) совершено в прошлом, б) завершено или прервано в определенный момент в прошлом (он может быть обозначен обстоятельствами времени: вчера, в прошлом году, полчаса назад) и в) говорящий был свидетелем этого действия, болгарин употребит формы прошедшего времени, которое назы­вается аорист (этот термин знаком тем, кто имел дело со старо­славянским или греческим языком):

Снощипрочетохтази книга. = Вчера вечером я прочитал эту книгу.

Если же характеристика действия отличается от предыдущей характеристики по признаку «б»: действие не было завершено в определенный момент в прошлом, — но совпадает по признакам «а» и «в», то будет употреблен имперфект (вновь можно напом­нить о старославянском и греческом языках).

Той четешеедна книга, когатогоповикахдпвечеряме. =

Той читал книгу, когда я позвал его ужинать.

Внешне специфика форм этих времен проявляется в оконча­ниях, которые в русском языке сопоставить не с чем:

1 Л. 2 л. Зл. 1 Л. 2 л. 3 л.
Аорист X хме хте ха
Имперфект X ше ше хме хтс ха

Если действие а) совершено в прошлом, б) результат действия оказывается важным, актуальным в момент разговора и в) говоря­щий мог как оказаться, так и не оказаться свидетелем действия, должно быть употреблено прошедшее время, называемой пер­фект. Внешне формы этого времени чрезвычайно похожи на рус­ское прошедшее время: Той е прочел тази книга = Он прочел эту книгу. Но кроме причастия с суффиксом «л» в болгарском перфек­те должен быть глагол «СЪМ» (быть) в настоящем времени.

Плюсквамперфект по своему значению в общем аналогичен перфекту, но относится к другой временной плоскости. Он обозна­чает действие, предшествовавшее какому-то другому действию в прошлом и обычно в той или иной степени актуальное с точки зре­ния того момента, когда это другое действие совершалось. Вспо­могательный глагол «быть» употребляется не в настоящем време­ни (как в перфекте), а в прошедшем — имперфекте, а за ним (как и в перфекте) следует причастие с суффиксом «л»:

Излязоханавън. Никога в живота си те не бяхавиждалибял слон. (Они вышли на улицу.До этого времени никогда они не видели белого слона.)

Будущее предварительное время встречается нечасто и напоми­нает употребление перфекта и плюсквамперфекта: здесь действие, о котором идет речь, представляется предшествующим какому-то бу­дущему моменту:

Аз щесъм прочел цялата книга, когатотидойдеш у дома. = Я уже прочитаю всю книгу, когда ты придешь домой.

Будущее в прошедшем — время, описывающее действие, кото­рое объективно было предстоящим в какой-то момент прошлого (будущее по отношению к этому моменту):

Предиедна седмица говидях, той щеше да заминава за България. = Я видел его неделю назад, он собирался ехать в Болгарию.

Необычно, но выразительно выглядит вспомогательный глагол форм этого времени: щях, щеше, щяхме — начало напоминает о вспомогательном глаголе будущего времени, а окончание о про­шедшем времени (имперфекте).

Редко употребляется форма времени будущего предварительного в прошедшем. Оно описывает действие, которое должно было уже иметь место до определенного момента, бывшего предстоящим по отношению к моменту прошлого:

До снощищях да съм се върнал, но една друга работа ми по­прели. = До вчерашнего вечера я должен был уже вернуться, но другое дело мне помешало.

Подведем итог: оказывается, в СБЯ не три времени, как в рус­ском, а 9, не одно прошедшее время, а 4, не одно будущее время, а целых 3. Не забудем и о том, что для болгарина важно, был ли он свидетелем действия. Последняя особенность языкового сознания болгарина стала причиной появления в СБЯ специфических форм, показывающих, что говорящий не был свидетелем описываемого действия. В грамматиках эти формы называют по-разному: пересказывательными, несвидетельскими — более того, некоторые ав­торы предлагают рассматривать эти формы как самостоятельное (четвертое!) наклонение. Исходным материалом для пересказыва-телыгых форм стал перфект: используется причастие с суффиксом «л» и различные модификации глагола «съм» (быть). Интересно, что толчком для появления в СБЯ пересказывательных форм стало существование форм с аналогичной семантикой в турецком языке (на протяжении всего пятивекового турецкого рабства болгары тесно общались с турками и владели турецким языком). Пере-сказывательные формы звучат не только в диалоге, они единствен­ная форма, с помощью которой рассказываются сказки, одна из двух возможных (вторая — настоящее время) форм для анекдотов, рассказа о давних исторических событиях.

Если не считать спорного «пересказывательного» наклонения, в грамматиках СБЯ мы обнаруживаем привычные для русских три наклонения: изъявительное, повелительное и сослагательное, которые в основных чертах совпадают с русскими, — по крайней мере здесь нет таких отличий, какие мы обнаружили в глагольной системе СБЯ.

Теперь вам легче понять болгарский текст. Надеемся, что пред­лагаемое нами стихотворение вам понравится.

ПенчоСлавейков (1866-1912) — один из крупнейших болгар­ских поэтов, критик, видный деятель культуры. Идеолог модер­низма в Болгарии, основатель интеллектуально-философского на­правления в болгарской поэзии. Автор сборников «Слезы деву­шки» (1888), «Эпические песни» (1896), «Мечты» (1907), «Сон о несчастье» (1907), философских и исторических («Кровавая пес­ня», 1896-1911) поэм, переводов.

Докле е младост, златнослънце грей, сърцетозлатниблянове лелей Докле е младост, лекопът се ходи и леки сасветовнитенесгоди

Докле е младост, всичко е шега;

Не хвърлясянка на сърцетъга;

Доритьгатаизвор е на радост — Докле е младост, ах, докле е младост!

Пока ты молод, ярче солнца свет и в сердце золотой мечты расцвет; пока ты молод, вынесешь походы, легко перенесешь ты все невзгоды.

Пока ты молод, жизнь тебе легка,
не омрачит души твоей тоска;
и в грусти — радость, а не мертвый холод,
— пока ты молод, ах, пока ты молод!

Пер. М. Зенкевича

Дата добавления: 2020-02-15 ; просмотров: 248 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Спряжение глаголов в настоящем времени

В болгарском языке отсутствует такая категория как инфинитива глагола. За инфинитив в болгарском языке используется форма спряжения от первого лица 1-го числа настоящего времени, пример: вървя, купувам, правя, бъда ( прогуливаюсь, покупаю, делаю, нахожусь).

Первая форма спряжения это глаголы, которые в форме от первого лица 1-го числа в настоящем времени заканчиваются: -а – после согласного, и –я- после гласных

Болгарский язык таблицы

Вторая форма спряжения оэто глаголы, которые в форме от первого лица 1-го числа в настоящем времени заканчиваются: -я – после согласного, и –оя

Болгарский язык таблицы


Третья форма спряжения
это глаголы, которые в форме от первого лица 1-го числа в настоящем времени заканчиваются: -м-, кроме глаголов «дам», «ям»

Спряжение глагола

Что такое спряжение глагола

Спряжение глаголов в русском языке представляет собой систему изменения форм глаголов настоящего времени по числам и лицам. Спряжение глаголов относится к постоянным грамматическим признакам данной части речи. В русском языке существует два основных типа спряжений – 1 и 2 спряжение глаголов. По правилам спряжение глаголов определяется двумя способами:

  • По ударным личным окончаниям глаголов настоящего времени;
  • Если окончание глагола безударное, спряжение определяется по суффиксу инфинитива (неопределенной формы).

Как определить спряжение глаголов по личным окончаниям

Для определения спряжения глагола с ударным личным окончанием, достаточно проспрягать слово по числам и лицам. Перечень личных окончаний глаголов 1 и 2 спряжения с примерами представлен в понятной таблице спряжения глаголов в русском языке.

Лицо Глаголы 1 спряжения Глаголы 2 спряжения
Ед. число Мн. число Примеры глаголов 1 спряжения Ед. число Мн. число Примеры глаголов 2 спряжения
1-е -у (-ю) -ем рисую, сошью, расту
рисуем, сошьем, растем
-у(-ю) -им приготовлю, куплю, держу
приготовим, купим, держим
2-е -ешь -ете рисуешь, сошьешь, растешь
рисуете, сошьете, растете
-ишь -ите приготовишь, купишь, держишь
приготовите, купите, держите
3-е -ет -ут (-ют) рисует, сошьет, растет
рисуют, сошьют, растут
-ит -ат (-ят) приготовит, купит, держит
приготовят, купят, держат

Как определить спряжение глаголов с безударными окончаниями

Чтобы узнать спряжение глаголов с безударными личными окончаниями, необходимо образовать неопределенную форму глагола (инфинитив) и по суффиксу инфинитива определить спряжение глагола.

Глаголы первого спряжения представлены:

  • глаголами, имеющими в неопределенной форме суффикс -еть (кроме семи глаголов исключений 2 спряжения);
  • глаголами с суффиксом -ать (кроме четырех глаголов исключений, относящихся к 2 спряжению);
  • тремя глаголами исключениями с суффиксом -ить (зиждиться, стелить, брить);
  • всеми глаголами с суффиксом -оть, -уть, -ть и др. (обуть, полоть, смолоть).

Глаголы второго спряжения представлены:

  • глаголами, имеющими в неопределенной форме суффикс -ить (все кроме трех глаголов исключений 1 спряжения);
  • семью глаголами исключениями с суффиксом -еть (видеть, обидеть, ненавидеть, зависеть, терпеть, смотреть, вертеть);
  • четырьмя глаголами исключениями с суффиксом -ать (дышать, слышать, гнать, держать).

Разноспрягаемые глаголы

Глаголами исключениями 1 и 2 спряжения являются разноспрягаемые глаголы (хотеть, чтить бежать и производные), которые частично спрягаются как по 1-му, так и по 2-му спряжениям. Кроме того, существуют глаголы с особой системой окончаний (есть, дать и производные). Они не относятся ни к одному из спряжений в русском языке и также являются исключением спряжений глаголов.

ГЛАГОЛ В ДРЕВНЕАНГЛИЙСКОМ

По способу формообразования выделяются следующие группы древнеанглийских глаголов: сильные, слабые, претерито-презентные, аномальные и супплетивные.

Сильные глаголы. Это древнейший тип, включающий общеиндоевропейские и общегерманские слова для обозначения элементарных базовых действий, относительно немногочисленный (около 300), непродуктивный (непополняемый), но чрезвычайно устойчивый.

Система форм сильных глаголов основана на принципе чередования гласных, которое восходит к общеиндоевропейскому чередованию, называемому аблаутом. Различаются четыре основные формы сильных глаголов: инфинитив, прошедшее время единственного числа, прошедшее время множественного числа, причастие II. В зависимости от типа чередования в четырех основных формах сильные глаголы делятся на семь классов. Первые пять классов основаны на качественном аблауте. Первая ступень аблаута (нормальная) представлена в инфинитиве гласными -e- или -i-, также образует формы настоящего времени, причастия I, повелительного наклонения. Вторая ступень (качественная) представлена гласным -а- в прошедшем времени единственного числа и отглагольных существительных. Третью, нулевую ступень находим в прошедшем времени множественного числа и причастии II. Она может быть представлена гласными -o-, -u- или так называемыми осложнителями, различными во всех классах.

risan – ras – rison – risen “rise’ (1 класс)

bindan – band – bundon – bunden “bind” (3 класс)

Наиболее четко ряд чередования i — a – нуль прослеживается в первом и третьем классах. В остальных классах чередование осложняется другими фонетическими процессами (преломлением, перегласовкой, вторжением количественного аблаута и др.) и не всегда может быть выражено в чистом виде.

В шестом класс сильных глаголов аблаут отражает индоевропейское количественное чередование о\о; в германских языках оно является ко личественным только по происхождению, а реализуется как качественно-количественное: а\о, где ИЕ краткий -о- перешел в -а- (спонтанные изменения гласных в общегерманском).

Standan – stod – stodon – standen “stand”

Седьмой класс основан на редупликации (удвоение начального слога глагольной основы), которая четко прослеживается в готском, а в древнеанглийском носит остаточный характер в виде повторения начального согласного у нескольких глаголов либо вовсе не представлена.

hatan – het (heht) «называть»

Слабые глаголы. Это более позднее, специфически германское образование, многочисленный и продуктивный тип, активно пополняющийся не только в древнеанглийском, но и в современном английском языке. Слабые глаголы являются, как правило, деноминативами, то есть производными от существительных и прилагательных, либо образованы от сильных глаголов.

Отличительная черта слабых глаголов – так называемый дентальный суффикс t\d\Þ как способ образования основных форм. Слабые глаголы не различались по основам единственного и множественного числа, поэтому традиционно рассматриваются три формы слабых глаголов: инфинитив, прошедшее время и причастие II.

Выделяются три класса слабых глаголов в зависимости от основообразующего суффикса.

Первый класс делится на два подкласса – правильные и неправильные. Правильные глаголы имели слоговой суффикс -i-, который вызывал переднеязычную перегласовку (умлаут) во всех формах.

Deman – demde – demed “судить»

У неправильных глаголов суффикс -j-, вызывающий перегласовку, существовал только в основе инфинитива и настоящего времени, вследствие чего возникает чередование корневого гласного, аналогичное чередованию по аблауту, но отличное от него по своей природе.

Þincan –Þohte – Þoht ( НА think-thought-thought)

Глаголы второго класса имели изначально основообразующий суффикс -oi-, от которого в инфинитиве остался гласный -i-, а в двух других формах -о-.

macian – macode – macod (make)

Это самый продуктивный класс, послуживший моделью правильных глаголов в английском языке.

Третий класс самый малочисленный, включает всего несколько глаголов, однако некоторые из них чрезвычайно употребительны: habban (have), secgan (say), libban (live). Глаголы третьего класса соответствуют готским глаголам с основообразующим суффиксом -ai-, но в древнеанглийском этого суффикса уже нет, дентальный присоединяется прямо к корню.

Претерито-презентные глаголы. Это особая группа. Их настоящее время образовано по модели прошедшего времени сильных глаголов (чередованием по аблауту), а прошедшее — по типу прошедшего времени слабых глаголов (дентальным суффиксом).

ДА cunnan — can НА Sit — sat

инф. наст.вр. can — could

Такая особенность объясняется участием в образовании прошедшего времени форм ИЕ результативного вида, который обозначал как завершенное действие, так и результат прошлого действия в настоящем. Значение результата переосмыслилось как действие или состояние в настоящем: узнал –знаю, научился – могу, приобрел – имею и т.п. Отсюда употребление формы прошедшего для обозначения настоящего.

Претерито-презентные глаголы объединены общим значением модаль-ности – возможности, необходимости и т.п. (НА модальные глаголы). В древнеанглийском их всего 12, из них 7 сохранились до настоящего времени: can, may, must, shall, dare, ought to, wot (последний только в составе устойчивых сочетаний).

Неправильные глаголы.В группе неправильных глаголов, отличающихся особенностями спряжения, принято различать аномальные и супплетивные глаголы. Аномальные глаголы don (do) и willan (will) характеризуются чередованием гласных и дентальным суффиксом в прошедшем времени.

Don –dyde willan – wolde

Супплетивные глаголы beon, wesan и gan образуют свои формы от разных корней. В образовании глагола beon участвуют три корня, в образовании глагола gan два корня.

ДА Beon – is – wæs gan — eode

инф. наст. прош. инф. прош.

Аналогичные явления наблюдаются в других ИЕ языках: рус. был – есть, иду – шел; лат. sum – fui – est. Супплетивность, по-видимому, связана с тем, что первоначально различные корни имели более конкретные значения, например, обозначали различные виды движения или различные виды существования.

Грамматические категории глагола. В системе ДА глагола различаются три лица — 1-е, 2-е, 3-е лицо, два числа — единственное и множественное, два времени — прошедшее и настоящее, три наклонения – изъявительное (индикатив), повелительное (императив), сослагательное (конъюнктив). Категория лица уже в древнеанглийском выражена слабо: она отсутствует в сослагательном наклонении, а в изъявительном наклонении имеет формальное выражение только в единственном числе, во множественном числе все формы лица совпадают и распознаются только по отнесенности с субъектом. Имеются и другие случаи омонимии глагольных форм: частично совпадают формы изъявительного и сослагательного наклонений, 1-е и 3-е лицо единственного числа прошедшего времени, императив и индикатив множественного числа настоящего времени.

Категория времени.Общепризнанным является факт существования в ДА двух временных форм – прошедшего и настоящего. Будущее время как особая грамматическая форма традиционно не выделяется. Значение будущего передается формой настоящего в сочетании с обстоятельством (завтра, вскоре и т.п.) или распознается по контексту, а также сочетанием личной формы претерито-презентного глагола sculan или аномального глагола willan с инфинитивом смыслового глагола (НА shall, will). Первая часть такого сочетания в ряде случаев ослабляет свое значение и приближается по статусу к вспомогательному глаголу.

Категория наклонения. Употребление изъявительного и повелительного наклонения, в сущности, не отличается от современного. Сфера употребления сослагательного наклонения значительно шире, чем в НА. Помимо выражения нереальных условий, оно употреблялось для выражения желательности, возможности, необходимости и других модальных значений, особенно распространено в придаточных предложениях, в косвенном вопросе, является обязательным в косвенной речи. Употребление форм сослагательного наклонения обусловлено в большей степени субъективными факторами (говорящий рассматривает действие как реальное или нереальное, как передачу с чужих слов и т.п.), нежели синтаксической структурой предложения.

Категория залога.От индоевропейского медиопассива в древнеанглийском почти ничего не осталось. Зафиксирована единственная форма hatte «называется» от сильного глагола 7 класса hatan. Пассивное значение могло передаваться сочетанием личной формы глаголов beon «быть» или weorðan «становиться» с инфинитивом переходных глаголов. Такие сочетания первоначально означали наличие или приобретение какого-либо признака и являлись по своему статусу составными сказуемыми. Оба компонента в них несут лексическое значение, следовательно, не могут рассматриваться как составляющие грамматической формы.

He wearð ofslægen = he was killed = he was dead

Проблема категории вида.Применительно к древнеанглийскому принято говорить о видовых значениях завершенности \ незавершенности. Для выражения законченности действия употреблялся префикс ge-, который, oднако, не может считаться категориальным показателем, поскольку 1) не все глаголы могут принимать этот префикс; 2) завершенность действия может передаваться и без префикса, т.е. его употребление нерегулярно; 3) помимо грамматического, префикс может передавать лексическое значение ( seah – видел, geseah — увидел) и следовательно, является не формообразующим, а словообразующим элементом.

Завершенность и результативность выражаются также сочетаниями личных форм глаголов beon и habban с причастием II. Глагол habban употреблялся с переходными глаголами, beon с непереходными, преимущественно глаголами движения. (По настоящее время в английском языке употребляются формы перфекта с глаголом to be, сохранившиеся как архаизм – is come, was gone, в немецком языке до сих пор существует такая дифференциация). Поскольку такие сочетания являются не единицами морфологии, а единицами синтаксиса, категория вида в древнеанглийском традиционно не выделяется.

Таким образом, в древнеанглийский период значения будущего времени, пассива и перфекта передаются свободными словосочетаниями, вместе с тем создаются предпосылки для образования аналитических форм.

Неличные формы глагола.В ДА имелись две неличные формы: инфинитив и причастие, которые, как и в НА, обладали именными и глагольными характеристиками. По своим морфологическим признакам они ближе к имени (существительному, прилагательному), чем к глаголу. Ни инфинитив, ни причастие не имели глагольных категорий, с глаголом их сближает лишь сочетаемость – с прямым дополнением, с обстоятельством, с личной формой глагола.

Инфинитив по своему происхождению представляет собой отглагольное существительное, обладающее, подобно другим существительным, парадигмой склонения. В ДА эта парадигма представлена в редуцированном виде и включает две формы, приблизительно соответствующие именительному (винительному) и дательному падежам (так называемые «склоняемая» и «несклоняемая» формы инфинитива).

Им.\В.п. beran «нести» с окончанием -an (несклоняемая)

Д.п. to berenne с окончанием -enne\anne (склоняемая)

Склоняемая и несклоняемая формы инфинитива различались функционально. Инфинитив с предлогом to употребляется преимущественно как обстоятельство со значением направления или цели. Инфинитив без предлога функционирует обычно как вторая часть глагольного сказуемого, а также принимает участие в конструкциях вторичной предикации.

Причастие по происхождению является отглагольным прилагательным. Причастие I имеет активное значение и выражает действия и свойства в настоящем времени, образуется от основы инфинитива при помощи окончания -ende.

Причастие II переходных глаголов имеет пассивное значение и выражает состояния и свойства в прошлом, у сильных глаголов имеет свою собственную основу (4-я основная форма глагола) и окончание -en, у слабых глаголов дентальный суффикс. Формальным (но не обязательным) признаком причастия является также префикс ge-.

Оба причастия употреблялись предикативно (как именная часть сказуемого) и атрибутивно (как определение), склонялись по сильному или слабому склонению прилагательных и согласовывались с существительным в роде, числе и падеже.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

В школе этого не расскажут:  Гай Юлий Цезарь (текст Светония на латинском языке)
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях