Словацкий язык для чехов становится чужим

Как чехи спасли свой язык

Чуть более 200 лет назад чешский язык был на грани исчезновения. Население страны говорило на немецком. А родной язык знали единицы. Удивительно, но восстановить язык чехам удалось благодаря лишь нескольким энтузиастам. Возможно, крымским татарам стоит последовать их примеру. Ведь среди нашего народа, особенно молодёжи, довольно часто встречаются люди, не знающие родного языка. Подготовлено по материалам «Радио Прага».

С XVI в., когда Чехия попала под власть Габсбургов, официальным языком страны стал немецкий. В результате онемечивания чехи стали забывать родной язык — он был низведен до уровня деревенского наречия. Восстановить язык удалось благодаря нескольким энтузиастам. Йозеф Добровский написал учебник чешской грамматики на немецком, по которому затем учились несколько поколений чехов. Йозеф Юнгманн составил первый чешско-немецкий словарь в 5 томах.Для этого ему и его помощникам пришлось перечитать всю старинную литературу XIV, XV, XVI вв. в поисках чешских слов. Иногда, не найдя аналогов, они просто придумывали новые слова.

10 национальных особенностей чехов, которые нам не понять

У каждого народа мира есть свои особенности, которые являются для них абсолютно нормальными и обыденными, но если в их среду попадет человек другой национальности, он может очень сильно удивиться привычкам и традициям жителей этой страны, потому что они не будут совпадать с его собственными представлениями о жизни. Предлагаем вам узнать 10 национальных привычек и особенностей чехов, которые могут показаться русским людям удивительными и немного странными.

Они живут между Востоком и Западом

Отличительную черту чешской ментальности идеально характеризует фраза знаменитого солдата Швейка из романа Ярослава Гашека: «Пусть будет, как будет — ведь как-нибудь да будет! Никогда так не было, чтобы никак не было». В этом все чехи. Живя одной ногой на передовом Западе, а другой — в консервативной Восточной Европе, они мечутся меж двух огней и то гордятся своей пронемецкой педантичностью, то, устав от условностей и правил, вспоминают о своих славянских корнях и пускаются во все тяжкие.

Общий национальный облик чехов представляется эдаким гибридом строгого герра Шварца и Вовки из «Тридевятого царства» — чехи чтят закон и порядок, любят все делать по расписанию, но при этом предпочитают много отдыхать и мало работать. В целом чехи — очень спокойный, придерживающийся традиционных ценностей, размеренно живущий народ, любящий стабильность и отрицающий перемены.

Они пьют пиво на завтрак, обед и ужин

Национальный напиток — пиво, которым чехи невероятно гордятся, занимает почетное место в рационе местных жителей. Многие граждане обоих полов пьют его в обязательном порядке ежедневно, в том числе и во время обеда, а в жаркую погоду — несколько раз за день. По некоторым подсчетам известно, что один чех выпивает примерно 143 л пива в год, разделывая в пух и прах соседнюю Германию! Недаром считается, что чехи являются мировыми рекордсменами по потреблению пива на человека.

Они поклоняются рогаликам

Рогалики — гастрономический бич чехов: как говорится, секунды во рту, часы в желудке и всю жизнь на бедрах. Рогалики — это самое распространенное в стране хлебобулочное изделие, которое, честно говоря, имеет сомнительные вкусовые качества. Несмотря на то что в наше время прилавки супермаркетов буквально ломятся от различных видов действительно вкусного хлеба, консервативные чехи остаются верны своим рогаликам. Набирают эти продолговатые булки из белого хлеба баулами по 10–15 штук и съедают максимум за неделю.

Они считают, что если уж сморкаться — так от души

Некоторые специфические особенности чешской культуры пошли от немцев. Так, например, в Чехии принято громко и смачно сморкаться на публике. Не комплексуют чехи проводить сей ритуал и в самые неподходящие моменты — например, на лекции, в церкви, театре и даже в ресторане. А вот шмыгать носом считается крайне неприличным.

Они берегут личное время

Рабочий день в Чехии, как правило, заканчивается в 18:00. Дверь в офисе любой уважающей себя чешской компании к 18:05 прощально захлопнется за последним сотрудником. Личное время для чеха — это закон. Правило это касается не только офисов, но даже магазинов и сувенирных лавок. Если в минуты закрытия в бутик влетает турист, продавец вежливо, но непреклонно проводит его к дверям — даже если у того в руках уже есть парочка потенциальных покупок. Лишнему барышу чех всегда предпочтет вечер с друзьями или ужин с родными.

Они постоянно экономят

Чехи — невероятно экономный и даже прижимистый народ. Тратить большие суммы здесь не принято, а типичное русское «гулять так гулять» считается нерациональным и показушным. Здесь обожают распродажи, а слово «задарма», то есть бесплатно, имеет особую магию. Впрочем, говорить о том, что чехи только и делают, что считают копейки, — неверно. Просто если в России принято тратить деньги на одежду, поход в ресторан или кафе, то в Чехии — на путешествия, бытовые предметы, электронику и велосипеды. Почти каждый чех ездит отдыхать как минимум два раза в год: зимой — на лыжный курорт, а летом — к морю.

Их «нет» — это часто «да»

В Чехии, как и во многих других странах Восточной Европы, ряд некоторых ситуаций, как в каком-то ритуале, требует вместо «да» ответить «нет» или совершить обратное действие. Так, например, у местных не принято с первого раза соглашаться принять подарок или считается некрасивым проходить в дом в обуви, даже если хозяин предложил вам не разуваться.

Так, при вопросе: «Как у вас дела?» вряд ли тут же радостно стоит сообщать, что все отлично, иначе о вас подумают как о любителе пускать пыль в глаза. Сказать нужно, что все нормально, но тут же заверить собеседника, что могло бы быть и лучше.

Они не говорят по-русски

В Чешскую Республику приезжает множество русскоязычных туристов, в ресторанах или отелях они, как правило, изъясняются на русском, персонал их с горем пополам понимает, и поэтому принято считать, что большинство чехов хорошо знают наш язык. На деле же по-русски понимают лишь работающие в туризме чехи, а говорят только представители старого поколения, да и то не все. Остальные же 90% населения русский не понимают вообще и невероятно обижаются, когда с ними пытаются заговорить на этом языке.

Они носят сандалии с носками

Мода не стоит на месте, но от некоторых привычек так сложно отказаться! Так, например, некоторые мужчины, к немалому удивлению приезжих, в жаркое время года преспокойно носят сандалии с носками. Женщины в платьях таскают огромные туристические рюкзаки, а зимой любят комбинировать дамские сумочки со спортивной курткой. Справедливости ради стоит отметить, что молодые и современные чехи сами высмеивают такую «моду» и стараются с ней бороться.

Они убирают за своими собаками

Чехи — безумные собачники, и фигура собаки здесь возведена на особый пьедестал. Здесь невероятно любят своих четвероногих питомцев и водят их с собой везде и всюду: в ресторан, кафе, зоопарк, берут в поездки и даже в церковь. Причем окружающие никогда не посмотрят косо на человека, явившегося в ресторан с собакой: ему улыбаются и рассказывают о том, что «у нас тоже есть Бобик», а потискать лохматого клиента сбегаются все официантки, не забыв предварительно прихватить для него миску с водой.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола glairer во французском языке.

К слову, ухаживают и убирают за своими питомцами чехи очень тщательно. Убрать за собакой на улице — закон для хозяина. По всему городу можно найти бесплатные пакеты и урны специально для этих целей. Прекрасная привычка, между прочим!

Чехи и словаки.

Любор Нидерле. Славянские древности. М. 1956 г.: Новый Акрополь, 2020 год. М. Книга первая. История древних славян. Часть III. Западные славяне. Глава XV. Чехи и словаки.

Народ, положивший начало будущим чехам и словакам, пришёл на свои исторические земли с севера, из-за Одера и Вислы, где некогда находилась его прародина. У нас нет оснований предполагать, что он мог прийти каким-либо другим путём, и постоянно возникающие теории о том, что чехов в конце VI века привели с юго-востока авары, не имеют под собой никакой почвы. Не подкреплена данными лингвистики и теория С. Чамбела1, согласно которой словаки во всяком случае пришли с юго-востока и представляли собой отделившуюся ветвь южных славян. С исторической же точки зрения это вообще неверно.

Словаки, наиболее близкое чехам западнославянское племя, образовали вместе с чехами ещё в начале нашей эры единый чехословацкий народ, который, придя с севера через горы, занял одновременно как Чехию и Моравию, так и северо-западную часть позднейшей Венгрии.

И только здесь, на этих новых местах поселения, произошло языковое, культурное и политическое разделение народа на две части; только здесь отделенная горным хребтом Малых Карпат западная часть этого народа была в течение долгого времени предоставлена иным судьбам, чем те, которые постигли его восточную часть; только здесь под влиянием новых условий, а главным образом в результате тысячелетнего господства венгерских королей над словацким народом, в результате венгерского ига образовался народ, который, признавая своё общее происхождение с чехами, стал все же считать себя особым от них народом. Только ликвидация старых политических отношений дала возможность восстановить в 1918 году то, что являлось естественным состоянием обеих частей, и объединить их в едином государстве в единый чехословацкий народ.

Впрочем, чехословаки после прихода на новую родину распадались в рамках одного большого племени на ряд мелких племен, которые лишь в ходе исторического развития образовали, с одной стороны, чешский и, с другой, словацкий народы. Об этой древней дифференциации свидетельствуют даже современное состояние языка и этнический состав чешского и словацкого народов. Мы можем отметить значительное разнообразие диалектов, а также культурные, физические и психологические различия2, уходящие своими корнями в далекое прошлое.

Внутри чешского народа выделяется чешская область в более узком смысле этого слова – хотя и здесь имеются значительно отличающиеся друг от друга локальные районы, как Крконоши, Табор, Шумава (племя ходов) и др., – и племена ганаков, валахов, ляхов и словаков в Моравии, всегда отличавшиеся друг от друга в языке, культуре и характере. Значительные местные различия имеются и в Словакии, входившей в состав Венгрии, даже если оставить в стороне Восточную Словакию, в отношении которой не ясно, не является ли её население словакизированным русскими3. Однако наряду с этими племенами, происхождение которых можно отнести к глубокой древности, мы располагаем и древними историческими свидетельствами о существовании, в Чехии, ряда небольших племен.

Ряд известий, относящихся к IX и X векам, постоянно свидетельствует не о чешском князе, а о ряде славянских князей в древнем Бойохеме4; затем в ряде старых легенд и летописных известий Χ-ΧΙ веков также рассказывается о междоусобной борьбе отдельных племен и князей5; об этом же имеются некоторые данные у Масуди6, и, наконец, ещё один важный документ – учредительная грамота Пражского епископства от 1086 года, подтверждая старые привилегии 973 года7, упоминает при этом ряд мелких и больших чешских и силезских племён, обитавших в X веке на северной границе, рядом с сербами и поляками. Чешскими племенами были следующие8: тугост на реке Хубе, на пути из Домажлиц в Баварию; седличане (Zedeza) – у замка Седлец, возле Карловых Вар; лучане (Lusane) на среднем течении р. Огры; дечане (Dazana) – на Эльбе у Дечина; литомерицы (Liutomerici) – у устья Огры; лемузы – на реке Билене, а, вероятно, также и на правом берегу Эльбы; пшоване (Pssouane) – от Мельника между Эльбой и Изером; хорваты – по обе стороны Орлицких гор (Chrouati et altera Chrouati). Далее за горами в Силезии и по соседству с сербскими мильчанами к ним примыкали еще слезане (Zlasane), требовяне (Trebouane), бобране (Poborane) и дедошицы (Dedosize). К перечисленным чешским племенам, по данным других источников, можно отнести также упоминаемые у Козьмы Пражского (1.10) Populus Bilina, которые были, вероятно, тождественны названным выше лемузам; затем зличан, обитавших в среднем Полабье до Орлицких гор и Литомышля9, дудлебов – на юге Чехии (у Масуди – Diilaba), голасицы – в районе Опавы (у географа Баварского Golensici) и, чехов – в центре страны, известных главным образом по летописи Козьмы Пражского. Центром чехов стала Прага, которую впервые описал в X веке Ибрагим ибн Якуб.

Сильнейшими из названных чешских племен были лучане, зличане и чехи, о которых сохранилось наибольшее количество известий относительно их междоусобной борьбы. Эта борьба шла по всей земле за власть над другими племенами. В конечном счёте главенства над другими племенами добились в IX–X веках чехи. Чешский князь объединил и надолго подчинил себе всю чешскую землю, а позднее и Моравию, объединил воедино отдельные племена.

Так образовался чешский народ – разумеется, без венгерских словаков, которые с XI века входили в состав Венгрии. Только часть словаков, обитавших в Моравии — моравские словаки, уже тогда составила единое целое с чешским народом. Племя чехов передало всему чешскому народу и своё имя – чехи10, которое старые латинские источники уже в конце XIII века переводят как Bohemi, Boemi. Из этого видно, что соседи чехов считали славянские племена в Бойохеме (Богемия), осевшие там уже в VIII веке, единой родственной группой, хотя в тот период они ещё не были объединены в единый народ.

Точно так же в тот же период распространяется наименование мораване (по-латински сначала Marahenses, Margi, Marahi, Maravi, Marvani, с XI века, Moravi) для обозначения союзов мелких моравских племён, объединившихся, видимо, раньше, чем в Чехии, на территории, по которой протекала река Морава, вокруг большого центрального укрепленного пункта, к которому относится сообщение Фульдских летописей 869 года «ineffabilis Rastizi munitio» ( «Realm of Rastislav» ). Был ли это загадочный и до сих пор не установленный Велеград – вопрос спорный11.

К мораванам, образовавшим в IX веке большую державу, первоначально были присоединены и словаки в Северной Венгрии (княжество в Нитре) и в Паннонии (княжество у Блатна). В том, что словаки в VIII и IX веках уже были в Венгрии, нет никаких сомнений; поэтому совершенно неверны утверждения венгерских историков, что словаки являлись элементом, пришедшим в страну уже после того, как она была занята мадьярами, – утверждения, повторяющиеся вплоть до последнего времени с целью обосновать фальсифицированными доводами историческое право венгров на эту территорию. Большой могильник IX–X веков у Пилины (Piliny) в Новограде является словацким.

Границы древней чехословацкой земли точно не известны. На западе чехи отдельными группами проникли через Шумаву в Баварию; на севере примерной границей были горы, вплоть до сербского округа Загозд в Чехии, и район Опавы в Силезии. Область у Немчи (Niemcze) уже была польской. До какого пункта первоначально доходили словаки на востоке, мы не знаем, вероятно, до больших девственных Гемерскоспишских лесов или по крайней мере до низовьев Грона12, где они уже смешивались с южными славянами, а позднее и с мадьярами. Пешт на Муране свидетельствует о присутствии болгар. На юге словацкие плена проникли до Паннонии, вплоть до озера Блатна (Балатон), чешский же местами доходил до Дуная, о чём нам известно по Пассауской грамоте 987 года, приводимой Эйнхардом, и другим свидетельствам, например по древней топонимике этой области13. Именно по топографической номенклатуре видно, что и южнее, между Литавой и Энсом, далеко в Альпах обитал народ, язык которого являлся переходным от чешского к собственно словинскому14. На западе, в Баварии, река Мюгль была примерной границей, до которой доходил чешский элемент. Однако уже с IX века новый поток немецких колонистов из Баварии начал германизировать Подунавье, причем с такой силой, что славяне удержались здесь лишь местами и только до XII века15.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола denteler во французском языке.

1. См. выше, с. 142. С. Чамбел пытался обосновать эту теорию в 1903 и 1906 годах в своих работах: Slovaci a ich rec (Pest, 1903) и Slovenska rec (Turc. Sv. Martin, 1906). С лингвистических позиций его теорию опровергли Ф. Пастрнек (VSstnik Ceskć akademie, XIII, 1), Ю. Поливка, «Известия отделения русского языка и словесности» (1907, III, с. 345–390) и I. Śkultety («Slov. pohłady», 1903, 709, 1908, 380). О несоответствии этой теории с историческими данными см. мои «Slov. star.», II, 357, III, 183.

2. См. интересные работы проф. I. Matiegky: «Ethnogenie ceskćho naroda» (Pam. archeol., 1917) и «Vznik a pocatky naroda ceskosloven skeho» (Praha, 1917).

3. «Slov. star.», Ill, 207.

4. См., например, Regino, 890, Ann. Fuld. 856, 872, 890, 895, 896 и «Житие св. Вацлава» (Fontes rer. boh., 1, 127, 128).

5. См. начальные главы «Хроники» Козьмы Пражского, а также начало летописи Далимила и Кристианово «Житие св. Вацлава».

6. У Масуди есть известие о дулебах. Зато наименования племен, приведенных анонимным географом Баварским (IX в.), часть которых относится к племенам, заселявшим чешские земли, слишком недостоверны. См. «Slov. star.», III, 190.

7. Об этой грамоте, о подлинности и толковании ее см. более подробно в «Slov. star.», III, 189 и сл.

8. Подробности о местах расселения, иногда спорных, см. в «Slov. star.», III, 191–195. Наиболее загадочной является запись о хорватах, которую лучше всего толковать как запись о хорватах, обитающих с обеих сторон Орлицких гор. Я полагаю, что хорваты в Чехии и Силезии являются частью одного большого прикарпатского племени, ядро которого пришло к Адриатическому морю. Одна часть хорватов – на востоке Галиции – попала в сферу русского влияния, другая – на западе у Крконош – в сферу польскую и чешскую, в результате чего эти части хорватов слились, с одной стороны, с русскими, а с другой – с поляками и чехами. Отдельные группы хорватов упоминаются среди сербов на Заале у Мерзебурга (Thietmar, III, 11 и грамота Генриха II от 1108 года). Выделять в особые группы русских, польских, чешских и сербских хорватов наряду с хорватами южнославянскими считаю неверным. См. «Slov. star.», II, 244, 271, III, 194, 223.

9. О зличанах см. Kosmas, 1, 27; Kristian, 10; Dalimil (ed. Monrek), 41, 51.

10. Впервые это наименование упоминается в фальсифицированной записи Chroń. Moissiacense и в анналах Тиллианских 805 года (см. «Slov. star.», III, 201). Дать верное толкование этому названию явно славянского типа до сих пор не удавалось. См. об этом подробнее в «Slov. star.», III, 202, примечание 4.

11. Вопрос о местонахождении этого загадочного Велеграда имеет большую литературу. См. «Slov. star.», III, 204. Одни искали его в Моравии неподалеку от города Угерского Градишта, где находится древний монастырь под названием Велеград, другие – уже в более позднее время – у замка Девин, стоящего у впадения реки Моравы в Дунай (древняя Довина князя Ростислава — «Realm of Rastislav» ). Однако это второе предположение менее правдоподобно, чем первое.

12. См. Kosmas, 1.14, Anon, regis Belae, XXXV.

13. Ann. Einhardi, 791; Friedrich, Cod. dip. Bohem., 1.41. Более подробно по этому вопросу см. «Slov. star.», III, 212. 14. См. с. 72.

Словацкий язык для чехов становится чужим

Всю вторую половину 2020 года Чехия и Словакия отмечали череду дат, связанных с 20-летием распада их общей страны. Последняя из таких дат придётся на новогоднюю ночь. Именно с ударом новогодних курантов 1 января 1993 года Чехо-Словакия прекратила своё существование, а на её месте возникли независимые Чешская и Словацкая республики. В течение долгих месяцев политики обеих стран пытались объяснить, почему нужно было разойтись. И тут в октябре грянула сенсация.

Впервые за 20 лет правительства Чехии и Словакии провели совместное заседание. И чешский премьер Петр Нечас поставил перед словацким коллегой Робертом Фицо вопрос об объединении двух армий, учитывая близость двух языков и традиций. Кроме того, Нечас считает необходимым объединить энергетические системы двух государств. Фицо взял время на раздумье, но категорически отказываться не стал.

Тем временем первые практические шаги в направлении воссоединения сделали министры обороны Чехии и Словакии, подписав соглашение об обеспечении военного сообщения. Так, впредь два государства станут совместно приобретать радиолокационную технику и сообща управлять радарными установками. В недалёком будущем предполагается проводить многочисленные совместные учения и интегрировать военно-транспортную систему.

Что ж, пример хороший. Если учесть, что Чехия и Словакия вместе входят практически во все организации, включая Евросоюз и НАТО, региональные организации вроде «Вышеградской группы», степень интеграции между ними и так была на значительном уровне. Теперь же объединение действий двух государств выходит на новые высоты. И, как представляется, это ещё не предел.

Следует признать, что Чехия и Словакия продвигаются по пути воссоединения явно быстрее, чем Россия, Белоруссия и Украина. Как ни относись к ЕС и НАТО, но они, увы, представляют собой более прочные образования, чем СНГ, Таможенный союз, ОДКБ, даже Союз России и Белоруссии. Войдя в евроатлантические и европейские организации порознь, чехи и словаки заново прочувствовали свою близость и своё родство. Чем не пример славянам восточным от славян западных?

Но теперь стоит посмотреть, в чём же ситуация Чехии и Словакии схожа с нашей, а в чём различна. Сходство заключается в том, что распад Чехо-Словакии отчасти напоминал собрание Бориса Ельцина, Леонида Кравчука и Станислава Шушкевича в Беловежской пуще. Это было решение отдельных политиков, а не народов. Конечно, можно вспомнить референдум на Украине 1 декабря 1991 года, однако в нём не было прямого вопроса о выходе из состава СССР. А колеблющимся объясняли, что речь идёт о новом союзном договоре, а не о полном разрыве с другими республиками — прежде всего с Россией и Белоруссией.

В случае с Чехо-Словакией поступили проще — мнение народов не спросил никто. Между тем опросы показывали, что против разделения государства выступали более 60% населения как в Чехии, так и в Словакии. До трети словаков настаивали на превращении федерации в конфедерацию, но конфедерация — это всё-таки единая страна. Швейцария и вовсе официально зовётся конфедерацией, и распадаться совершенно не думает.

Другое дело, что в июне 1992 года чешский и словацкий народы проголосовали за разных политиков. В Чехии победила правоцентристская Гражданско-демократическая партия во главе с Вацлавом Клаусом. Она выступала за проведение либеральных реформ и за федерацию. В Словакии верх взяло левоцентристское «Движение за Демократическую Словакию» Владимира Мечьяра. В его программе была корректировка курса реформ с учётом интересов Словакии, курс на конфедерацию.

Став премьерами своих республик, Клаус и Мечьяр долго искали точки соприкосновения, но так найти их и не удалось. И в итоге большинство политиков двух республик сочли за лучшее начать контролируемый распад страны. Чехия и Словакия согласовали все вопросы, связанные с будущей границей и разделом государственного имущества.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола s'affaler во французском языке.

Однако факторы, способствовавшие в своё время созданию Чехословакии, никуда не делись. Чешский и словацкий языки как были, так и остаются близкими и взаимопонимаемыми. Культурное пространство осталось в целом единым. Два государства остаются друг для друга важнейшими экономическими партнёрами. Крупных конфликтов между Чехией и Словакией не было никогда. И правые, и левые политики в обеих странах неоднократно подчёркивали, что чешско-словацкие отношения остаются особыми. Так что неудивительно, что два государства сделали первые шаги к воссоединению.

А теперь посмотрим, кто же ближе друг к другу: чехи со словаками или восточные славяне? Возьмём языковой фактор. Чешский и словацкий языки близки друг другу, но словаки никогда не говорили по-чешски, а чехи — по-словацки. А вот большинство белорусов и до половины украинцев говорят на русском, как на родном языке, и все понимают его и способны на нем общаться. Мало того — украинцы и белорусы принимали деятельное участие в формировании русского языка. Так что в этом смысле восточные славяне друг другу ближе, чем чехи и словаки.

Посмотрим на историю. Общим государством чехов и словаков можно считать Великую Моравию, существовавшую в IX веке. Но уже с начала Х века и вплоть до 1918 года чехи и словаки вместе не жили. Словаки тысячу лет входили в состав Венгрии, Чехия была самостоятельным королевством. Да, были три века в составе Австрийской империи и Австро-Венгрии, но и в её рамках чехи и словаки были разделены. Словакия входила в венгерскую часть монархии, а области, населённые чехами, — в австрийскую. Пребывание в составе Австрии и Австро-Венгрии позволило чехам и словакам осознать свою близость, но это не было совместным проживанием.

Восточные славяне вместе создали Киевскую Русь, которая существовала в IX-XII вв. Потом были распад, татаро-монгольское иго, вхождение будущих Украины и Белоруссии в Великое Княжество Литовское и (отчасти) Польши. В XVII-XVIII вв. украинские и белорусские земли вернулись в состав России. Затем было совместное проживание в Российской империи, в Советском Союзе. Так что вместе мы жили явно дольше. Как итог — три восточнославянских народа перемешались сильнее, чем чехи и словаки.

В социально-экономическом плане нынешние Чехия и Словакия отличаются не так сильно. Обе они признаны развитыми странами, но Чехия всё же богаче, и уровень доходов в ней примерно на 20% выше. Оно и понятно: Чехия исторически была промышленно развитой областью, Словакия же даже во второй половине ХХ века долго оставалась преимущественно сельской, хотя кое-какая промышленность там всегда была. Между Россией, Украиной и Белоруссией разница в этом плане существенно меньше.

Посмотрим на религию. Число верующих в Словакии существенно выше, чем в Чехии, — и этим две страны отличаются. Однако и там, и там большинство верующих составляют католики, меньшинство — протестанты. Тем не менее, там нет и никогда не было единой церкви, на протяжении веков объединявшей русских, украинцев и белорусов, и объединяющей их до сих пор. Так что и в этом плане у восточных славян есть преимущество.

Но принципиально важно то, что в Чехии и Словакии нет регионов, где компактно проживает население, яростно противопоставляющее себя соседней братской стране. В Чехии и Словакии просто не может появиться партии, подобной украинской «Свободе», идеология которой основывалась бы на ненависти к России. Словацкие националисты, отделяющие себя от чехов, всё равно не считают Чехию врагом — тем более главным. И не считали никогда — даже в конце 1930-х гг., когда их отношения с Прагой накалились.

К преимуществам чешско-словацкой интеграции следует отнести то, что чехи и словаки даже в виде отдельных частей своих народов никогда не воевали друг с другом. Словацкие националисты не помогали нацистам оккупировать Чехию в 1939-м. В Словакии не было гетмана Ивана Мазепы, вождей ОУН Евгения Коновальца и Степана Бандеры. Украинские и (в куда меньшей степени) белорусские националисты воевали против Российской армии бок о бок с Басаевым и Хаттабом, а в годы Великой Отечественной войны стреляли в бойцов Красной армии.

Тем не менее, по большинству параметров восточные славяне ближе друг к другу, нежели чехи и словаки. Даже Галиция в своё время была частью Киевской Руси, а ещё 100 лет назад в ней жило немало москвофилов. И если уж Чехия и Словакия открыто заявляют о своих особых отношениях и делают шаги к новому воссоединению (пусть пока малые), то Россия, Белоруссия и Украина имеют для того же куда больше оснований. А чехи и словаки могут служить нам положительным примером.

20 цитат из произведений Антона Чехова

Чехов о любви, жизни и искусстве быть счастливым

От «Каштанки» до «Дамы с собачкой», от «Толстого и тонкого» до «Вишневого сада»: произведения Чехова сопровождают читателей со школьной скамьи. Написанные более века тому назад, они до сих пор вдохновляют режиссеров театра и кино на смелые эксперименты.

Остроумный и тонкий автор, Антон Павлович писал так, что его рассказы тут же въедаются в память, а реплики персонажей классика уже давно стали крылатыми.

Мы отобрали 20 наиболее запоминающихся цитат из его произведений:

В человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. «Дядя Ваня»

Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума. «Дама с собачкой»

Болезнь моя только в том, что за двадцать лет я нашел во всем городе только одного умного человека, да и тот сумасшедший! «Палата № 6»

Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой. «Дом с мезонином»

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима. «Вишневый сад»

Русский человек любит вспоминать, но не любит жить. «Степь»

Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству. «Жизнь прекрасна»

Трудно понять человеческую душу, но душу свою собственную понять ещё трудней. «Драма на охоте»

Нет ничего хуже, когда знаешь чужую тайну и не можешь помочь. «Дядя Ваня»

А разве то, что мы живем в городе в духоте, в тесноте, пишем ненужные бумаги, играем в винт — разве это не футляр? А то, что мы проводим всю жизнь среди бездельников, сутяг, глупых, праздных женщин, говорим и слушаем разный вздор — разве это не футляр? «Человек в футляре»

Мужчина должен увлекаться, безумствовать, делать ошибки, страдать! Женщина простит вам и дерзость и наглость, но она никогда не простит этой вашей рассудительности. «Ариадна»

Жена — это самая ужасная, самая придирчивая цензура. «Безотцовщина»

Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми её. «Чайка»

Тля ест траву, ржа железо, а лжа душу. «Моя жизнь»

Думает он об овсе, сене, о погоде. Про сына, когда один, думать он не может. Поговорить с кем-нибудь о нем можно, но самому думать и рисовать себе его образ невыносимо жутко. «Тоска»

Счастлив тот, кто не замечает, лето теперь или зима. «Три сестры»

Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки лучше, чем ничего. «Дядя Ваня»

Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди. «Черный монах»

Это правда. Надо прямо говорить, жизнь у нас дурацкая. «Вишневый сад»

Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью. «Драма на охоте»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях