слова по теме Дом и его части на идиш

Слова по теме Дом и его части на идиш

7х05 Unplanned Parenthood — double-wide tuchus

давно хотела узнать про иврит и идиш.

А статья действительно хорошая. Спасибо за материал.
Иногда просто поражаюсь, откуда у нашей администрации находится время и столько сил, чтобы заполнять главную новостями.
Еще раз спасибо.

«Итак, дорогие читатели, что сможете найти вы?»
Если не ошибаюсь, в новогодней серии четвертого сезона, Хаус желает Уилсону счастливой Ханнуки (этот еврейский праздник света обычно совпадает с Новым Годом или рождеством).

«Kosher (Кошерный). Первый раз это слово произнес Уилсон в пилотной серии (оно звучит одинаково и на идиш, и на иврите)».

А тут ББ не совсем точна. Идишский «кОшер» на иврите звучит как «кашЕр».

Какой же Хаус всё-таки замечательный

Спасибо всем изыскателям сериальных изюмин и, конечно, Барбаре.

Форма входа

Войти через uID

Анонс

Персонал больницы

Наш баннер

Друзья сайта

House-MD.net.ru © 2007 — 2009

Данный проект является некоммерческим, поэтому авторы не несут никакой материальной выгоды. Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», а также международными правовыми конвенциями. Эти материалы предназначены только для ознакомления — для прочих целей Вы должны купить лицензионную запись. Если Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись — Вы нарушаете законы об Интеллектуальной собственности и Авторском праве, что может повлечь за собой преследование по соответствующим статьям существующего законодательства.

marinagra

СТРАНЫ — ГОРОДА — МУЗЕИ

НАЙДИ ВРЕМЯ ПОГОВОРИТЬ О ВЕЧНОМ

ИДИШ: этот сладкий язык – «маме лошн»

«С детства знал я три мертвых языка: древнееврейский, арамейский и идиш (последний некоторые
вообще не считают языком). » — так начинается роман Исаака Башевиса Зингера «Шоша». Роман,
написанный на идише. Вряд ли можно короче и выразительнее рассказать об одной из бесчисленных
утрат Холокоста. Нет, не мертвым языком был идиш в довоенном мире, в довоенной Варшаве, где
жил герой романа «Шоша», начинающий писатель Арон Грейдингер. Из 16 миллионов евреев на
идише говорили не менее 11-ти, а то и все 12 миллионов: в странах Западной и Восточной Европы,
в США и Аргентине, в Палестине и Австралии – везде, где жили ашкенази (выходцы из Эрец Ашкеназ
— Германии). На идише выпускалось более 600 газет и журналов, на идише писались романы и
научные труды, ставились спектакли. И если в начале века еще велись разговоры о том, что идиш –
это всего лишь жаргон, язык еврейских домохозяек, «испорченный немецкий», то в 30-е годы
Британская энциклопедия назвала идиш одним из основных языков культурного мира.

Шерлок Холмс, говорящий на идиш
Серия книг о знаменитом сыщике, изданная в Варшаве в 1920-е гг.

Теперь никто уже не сможет с уверенностью сказать, как сложилась бы история идиша во
второй половине 20 века, если бы не Холокост. «Предки мои поселились в Польше за шесть
или семь столетий до моего рождения, однако по-польски я знал лишь несколько слов», —
признается Арон Грейдингер. Напротив, тысячи немецких, французских, австрийских,
советских евреев зачастую знали лишь несколько слов на идише, языке своих отцов и дедов
(заметим, однако, что порой именно эти несколько бабушкиных-дедушкиных слов давали
«фаргоиште» — ассимилированным евреям — ощущение причастности к еврейству). Под
напором ассимиляции идиш постепенно сдавал позиции как в просвещенных странах Западной
Европы, так и в Советском Союзе. Скорее всего, он когда-нибудь пополнил бы список ушедших
или постепенно уходящих в небытие еврейских языков и диалектов, числом более двадцати,
но Катастрофа намного сократила отпущенный идишу век.

Есть на идише такое трудно переводимое слово «идишкайт» — дословно «еврейскость» (еврейская
ментальность, еврейский образ жизни, еврейский дух). От мира идишкайт, который говорил, пел,
радовался, горевал, смеялся, бранился на идише, Холокост оставил лишь осколки, и не стало
слышно в бывших местечках, превратившихся в обычные захолустные городки, «пулеметной
еврейской речи без проклятой буквы «р», сладкого языка идиш — маме лошн» (Эфраим Севела).
Язык лишился воздуха, лишился почвы. Как дерево с подрубленными корнями, он еще жил, но уже
был обречен. Возмужавший герой Зингера, ставший известным еврейским писателем, ведет в
Нью-Йорке внешне вполне содержательную жизнь: работает в редакции еврейской газеты, пишет,
встречается с читателями. Но эта жизнь — лишь мнимость, бесприютное призрачное существование,
постоянное горестное воспоминание о мире «идишкайт», которого больше нет. «С детства знал я три
мертвых языка. » Мертвый, то есть вышедший из повседневного употребления, язык – для
лингвистики дело обычное, убитый язык – явление гораздо более редкое.

По историческим меркам, идиш существовал недолго, около тысячи лет, но вопросов, не
разрешенных до сих пор, он задал филологам предостаточно. Начнем с самого начала: где,
когда, каким образом появился идиш? Еще не так давно неоспоримой считалась теория Макса
Вайнрайха, автора фундаментальной четырехтомной “Истории языка идиш”: по его мнению, маме
лошн родился на западе Германии, примерно там, где Майн впадает в Рейн. Однако с недавних
пор появилась и иная точка зрения: идиш родом с востока Германии, он сложился в долине Дуная,
а возможно даже – в долине Эльбы. Доказательства сторонники каждой из этих теорий выдвигают
достаточно весомые: исторические факты, примеры сходства между идишем и старонемецкими
диалектами — «кандидатами» в предки маме лошн. И хотя мнение Вайнрайха продолжает
оставаться наиболее авторитетным, точка в родословной идиша будет поставлена еще не скоро.

Иегуда Пэн. За газетой. 1910-е гг.

Вопрос «когда?», неотделимый от «как?», рождает еще больше загадок. Когда именно
средневерхненемецкий диалект, который, предположительно, лег в основу идиша, обособился
настолько, что возник новый самостоятельный язык? Иными словами, когда язык коренного населения,
на котором говорили, щедро разбавляя его словами и выражениями из иврита и арамейского, и писали,
используя ивритский алфавит, евреи Эрец Ашкеназ, стал идишем? Уже в 10 веке. Нет, в 11-м.
Ничего подобного, пути идиша и старонемецких диалектов разошлись лишь в 12-13 веках. Пока евреи
жили в Германии, идиш оставался вариантом немецкого, он стал самостоятельным языком, лишь когда
ашкенази двинулись из Германии в славянские земли, в конце 13-го или даже в 14-15 веках. Вот, по
крайней мере, пять вполне обоснованных точек зрения на то, как возник этот поразительный языковой
коктейль – идиш.

В Восточной Европе идиш, обильно приправленный заимствованиями из местных языков (украинского,
белорусского, русского, польского, литовского, чешского, венгерского, румынского), раздробился на
диалекты. Различия между ними — в произношении, грамматике, словарном составе — были довольно
существенными, однако говорящие на идише евреи всегда понимали друг друга. Все диалекты идиша
стекались к одному источнику: ивриту, священному языку Торы – лошн койдеш.

Иегуда Пэн. Варшавский часовщик, читающий газету. 1914 г.

Отношения иврита и идиша – поистине единство противоположностей. Это красноречиво отразили
еврейские поговорки: «Кто не знает иврита, тот необразован, кто не знает идиша, тот не еврей»,
«Иврит учат, а идиш знают», «Бог говорит на идише в будни, а на иврите в субботу».

Иврит – возвышенный язык молитвы, язык учености, книг и философских бесед; его, «разделяя святое
и будничное», не использовали в быту. Идиш – повседневный язык простого люда, изменчивый,
подвижный, живой. Маме лошн называли женским языком: это был язык «идише мамы», читательницы
популярных изданий на идише, в отличие от иврита, «фотершпрах», языка отцов, постигающих
премудрости Торы и Талмуда.

И в то же время идиш недаром сравнивают с дворцом, построенным на фундаменте лошн койдеш.
Маме лошн (кстати, даже само это название содержит ивритское слово «лашон» – язык) не просто
что-то заимствовал из иврита – он его впитывал. Кроме многочисленных гебраизмов (ивритских слов,
прочно укоренившихся в идише и понятных каждому), практически любое слово или выражение на
иврите могло быть использовано говорящими на идише, будь то образованные люди, стремящиеся
как можно точнее выразить свои мысли, или хитроумные торговцы, желающие скрыть смысл
сказанного от немецких, швейцарских или голландских партнеров.

Иврит был для идиша примерно тем же, чем средневековая латынь для европейских языков, а
церковнославянский язык — для русского: постоянным источником обогащения, залогом
выразительности. Однако и язык Торы не был закрыт от влияний идиша: иврит ашкенази в конце
концов стал значительно отличаться произношением от классического библейского языка именно
благодаря воздействию маме лошн.

Гармоничное сосуществование двух еврейских языков — книжного иврита и разговорного идиша —
нарушилось во второй половине 19 века, когда иврит стал возрождаться как современный разговорный
язык, а прежде непритязательный идиш сделался языком литературным.

Читатели газет на идише. Фотография сделана
в Нью-Йоркском метро 1930-х гг.

Случилось все, конечно, не вдруг. Нравоучительная и занимательная литература на идише
существовала уже в 16 веке. Это были переложения библейских сказаний с комментариями,
словари, сборники назидательных историй из Талмуда, мемуары, рассказы о путешествиях,
наконец, народные пьесы — пуримшпили. И все же идиш оставался «пасынком еврейской
литературы» до тех пор, пока на рубеже 18-19 столетий он не стал опорой хасидизма. Превознося
искренность и чистоту веры превыше учености, хасиды обращались к простым людям на их
языке. Жизнеописания основателей учения и духовных лидеров, мистические рассказы, притчи,
сказки сделали идиш истинным языком народной литературы задолго до того, как закончились
споры о том, имеет ли маме лошн право на этот статус.

Против своей воли подыгрывали идишу и просветители-маскилим: свои сугубо «антиидишисткие»
идеи (интеграция евреев в европейскую культуру, принятие местных языков при одновременном
изучении иврита) они могли пропагандировать только на идише. Призывая «забыть язык гетто»
на этом самом языке, они сделали идиш языком современной публицистики. С 1860-х годов на
идише начинают выходить газеты.

Но, конечно, решающим для становления литературного идиша стало то, что за него проголосовали
талантливые писатели – Менделе Мойхер-Сфорим, Шолом-Алейхем, С. Ан-ский, Ицхак- Лейбуш
Перец, Шолом Аш. «Наши писатели смотрели на идиш свысока и с полнейшим презрением.
Меня очень смущала мысль, что если я буду писать на «жаргоне», то этим унижу себя; но сознание
пользы дела заглушило во мне чувство ложного стыда, и я решил: будь что будет – заступлюсь за
отверженный «жаргон» и буду служить своему народу!» — объяснял свой выбор «дедушка еврейской
литературы» Менделе Мойхер-Сфорим. Однако очевидно, что не только «сознание пользы дела»
заставило писателей-реалистов предпочесть идиш ивриту: для того чтобы правдиво рассказать о
жизни еврейских местечек, подходил только идиш – этот колоритный, пряный, неподражаемый
семито-славяно-германский сплав.

Российский мультфильм из серии «Колыбельные народов мира»
Идиш. Колыбельная «У дороги деревце»
Руководители проекта — продюсер Арсен Готлиб
и мультипликатор Елизавета Скворцова.

Уже были написаны «Тевье-молочник» Шолом-Алейхема и «Маленький человек» Мойхер-Сфорима,
уже гастролировали по России, Украине, Польше еврейские театры на идиш, а клеймо «неполноценного
языка» так и не было снято с маме лошн его недоброжелателями. Напротив, в 20 веке противостояние
«идишистов» и «гебраистов» вылилось в настоящую «войну языков», охватившую как европейские
страны, так и Палестину.

В начале столетия казалось, что у идиша есть серьезные шансы на победу. Хотя в Эрец Исраэль
стараниями Элиэзера Бен-Иегуды возрождался разговорный иврит, многим сионистам, в том числе
и их лидеру Теодору Герцлю, мысль о том, что иврит сможет в недалеком будущем стать
современным разговорным языком, казалась утопической. На стороне идиша были еврейские
рабочие партии, и среди них влиятельный «Бунд». Идиш завоевывал адептов даже в стане своих
гонителей, среди которых одним из самых ярых был соратник Герцля по Первому сионистскому
конгрессу, венский адвокат Натан Бирнбаум.

Бирнбауму, выросшему в семье ортодоксальных галицийских хасидов, был отвратителен примитивный
идиш его родителей. Именно ему принадлежат такие нелестные определения маме лошн как «осипшее
дитя гетто» и «выкидыш диаспоры». Поскольку идиш реально претендовал на роль общенационального
еврейского языка, Бирнбаум, дабы знать врага в лицо, принялся всерьез изучать ненавистный язык и,
как многие другие до и после него, попал под обаяние маме лошн. У идиша, пожалуй, не было другого
столь пылкого и верного сторонника. Именно благодаря неуемной энергии Бирнбаума и его
единомышленников в 1908 году в Черновцах состоялась специальная конференция, просвещенная
проблемам идиша. В заключительной декларации идиш был признан общенациональным еврейским
языком. В противовес участники Венской конференции 1913 года требовали признать еврейским
национальным языком иврит. Диспуты «идишистов» и «гебраистов» часто заканчивались скандалами,
выступавших на «неугодном» языке аудитория освистывала. Замечательно описывает подобный
диспут Шолом-Алейхем в своих юмористических хрониках «Касриловский прогресс»: «Тут одного
гебраиста осенило. Среди всеобщего шума он, словно бомбу, бросил слово: «Черновцы!» Казалось
бы, что дурного в слове «Черновцы»? Черновцы — это не что иное, как городок в Буковине, из-за
которого дерутся два государства, они только и знают, что изгонять друг друга из Черновцов,
сегодня Черновцы принадлежат одному государству, завтра — второму. Так вот же, для
касриловских идишистов упоминание о Черновцах в тысячу раз, нет, не в тысячу, а в десять
тысяч раз хуже самого последнего ругательства. Обвините их в позорнейшем проступке,
смешайте с грязью — только не говорите им о Черновцах! Такова особенность касриловских
идишистов. Но такая же странность свойственна и гебраистам. Если вам вздумается задеть
за живое касриловского гебраиста, залезть ему в печенку, вы должны сказать ему не более,
как одно слово: «Михнатаим» (то есть «михносаим» — штаны). Только предупреждаю:
соблюдайте осторожность — гебраист может проломить вам череп. «

Иллюстрация к стихам для пионеров
еврейского поэта Лейба Квитко. 1927 г.

После Октябрьской революции идиш, «язык еврейских пролетариев», получил мощную поддержку
советской власти: открывались еврейские школы, создавались всевозможные научные общества,
финансировались исследования в области филологии идиша, печатались книги. Советским еврейским
ученым уже грезилась «висншафт ин идиш» — наука на идиш. Однако «праздник на еврейской улице»
длился недолго: уже в конце 30-х годов власть охладела к культуре национальных меньшинств и советский
ренессанс идиша закончился, постепенно сменившись все более жестокими гонениями на еврейскую к
ультуру.

Если большевики враждебно относились к ивриту, «языку религии и сионизма», то для сионистов в
Палестине неугодным стал идиш. Ради своей великой цели — возрождения иврита — они подвергали
идиш настоящему бойкоту, не допуская его в общественную жизнь Эрец-Исраэль. О противостоянии
языков на Земле Израиля во времена «пионеров» дает представление анекдот тех лет: «Пожилой еврей
прогуливается по набережной Тель-Авива. Вдруг он замечает тонущего человека, который кричит на
иврите: «На помощь!» Старик не без злорадства выкрикивает в ответ на идише: «Ты уже выучил иврит?
Так научись теперь плавать!». Дискуссии на высоком уровне были не намного доброжелательнее.
«Идиш — живой язык. Ему 8-9 сотен лет, а вы хотите его убить!» – выговаривал Башевис Зингер самому
Менахему Бегину. Бегин, в сердцах колотя кулаком по стеклянному столику, кричал в ответ: «С идишем
мы ничто! С идишем мы превратимся в животных!». До сих пор патриоты маме лошн не могут забыть
о том, что к «геноциду идиша» приложили руку и сами евреи – пропагандисты иврита. Однако исход
спора языков было суждено решить не «идишистам» и «гебраистам», не сионистам и коммунистам.

Ривка Беларева. Иллюстрации к словарю языка идиш. 2020 г.

После Катастрофы европейского еврейства в годы Второй мировой войны о противостоянии двух
еврейских языков уже не могло быть и речи. Маме лошн и лошн койдеш словно поменялись
местами. На живом современном иврите заговорила израильская улица, а идиш ушел из жизни в
область этнографии: переместился с улиц и из домов в библиотеки, университетские аудитории,
на фестивальные подиумы и театральные подмостки. Только ортодоксальные хасидские семьи,
в основном в США и Израиле, по-прежнему говорят на идише, оставляя иврит для общения со
Всевышним.

Все меньше на планете людей, для которых идиш — действительно родной язык, маме лошн,
но все больше тех, кто, вопреки реальности, пытается продлить его призрачное бытие. Уничтожив
мир «идишкайт», Холокост словно дал идишу шанс на бессмертие. Вокруг этого языка возник
особый ореол: идиш притягивает, его трагическая судьба завораживает, культурный мир не хочет
смириться с этой потерей. Благородное стремление сберечь идиш – словно вызов истории: мы
не можем вернуть шесть миллионов погибших, но в наших силах сохранить их язык.

Энтузиастов изучения идиша становится все больше, причем это далеко не только евреи:
общества любителей маме лошн есть даже в Японии! Но оптимизм внушает на только
обнадеживающая статистика: если уже один раз, вопреки всем историческим закономерностям,
стараниями людей произошло чудо из чудес, возвращение к жизни иврита, две тысячи лет
числившегося мертвым языком, то почему бы не случиться чуду с еще одним еврейским
языком – идишем? Почему бы идишу не жить дальше, хотя по логике вещей (а также по
прогнозам ЮНЕСКО) в 21 веке он должен исчезнуть?

Курящие кинозвезды. Клип одной из самых известных песен
на идише «Купите папиросы». Исполняют сестры Берри.

В 1966 году Нобелевскую премию по литературе получил Шмуэль Йосеф Агнон, двенадцатью годами
позднее, в 1978-м, ее присудили Исааку Башевису Зингеру. Наград удостоились не только писатели,
но и языки: Агнон – первый всемирно известный писатель, пишущий на иврите, Зингера называют
последним крупным мастером, пишущим на идише. Но сам Зингер вовсе не признавал себя
последним: «Некоторые считают, что идиш – мертвый язык. То же самое говорили про иврит две тысячи
лет подряд. Идиш еще не сказал своего последнего слова; он таит в себе сокровища, неведомые миру».

Майка с надписью: «Я люблю идиш»

Автор: Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Перевод колыбельной «В поле деревце»

В поле деревце одно,
Грустное томится.
И с ветвей его давно
Разлетелись птицы.
Кто к востоку, кто на запад,
Кто подался к югу,
Бросив деревце в полон
Всем ветрам и вьюгам.

Вот, что, мама, я решил, —
Только ты позволь мне:
Здесь на ветке буду жить
Птицею привольной,
Стану петь я деревцу
Весело и звонко,
Убаюкивать его
Нежно как ребенка.

Плачет мама: «Ой, сынок,
Не было бы худа —
Там на ветке, не дай Бог,
Схватишь ты простуду».
«Полно, мама, не рыдай,
Осуши ресницы,
Не пугайся — только дай
Обернуться птицей».

Просит мама: «Птенчик мой,
Погоди немножко:
Шалькой плечики укрой
И надень калошки.
Шапку теплую возьми —
Зимы наши люты —
Ох, явился в этот мир
На печаль мою ты».

Молит мама: «Не шути
С холодом, мой милый,
Коль не хочешь ты сойти
В раннюю могилу».
«Вот взлетаю — тяжело:
Книзу тянет ноша,
Не дают взмахнуть крылом
Шалька и калоши.

Видишь, мама, плачу я,
Сил у птицы мало:
Ах, зачем любовь твоя
Крылья мне связала!»
Снова деревце одно
И тоской томится —
Ведь с ветвей его давно
Разлетелись птицы.

Конспект занятия по развитию речи детей в подготовительной логопедической группе «Дом и его части»

Лариса Сусликова
Конспект занятия по развитию речи детей в подготовительной логопедической группе «Дом и его части»

Цель: Развитие коммуникативной речи детей.

Закрепление словаря детей по теме «Дом и его части».

Закрепление антонимов в словаре детей.

Закрепление образования относительных прилагательных.

Закрепление навыка образования родственных слов.

Развитие смысловой стороны речи.

Развитие артикуляционной, мелкой моторики рук, координации движений.

Активизация зрительной функции прослеживания.

Развивающие:

Развитие речи, внимания, памяти, творческого воображения.

Развитие логического мышления.

Воспитание умения работать коллективно.

Формирование социального партнёрства, желания действовать вместе со сверстниками, получая удовольствие от совместной деятельности

Оборудование: сюжетная картина по сказке «Теремок», магнитофон и диск с записью грустной мелодии, предметная картинка с изображением теремка, плоскостное изображение героев сказки, мяч, предметные картинки с изображением домов, предметная картинка с изображением всех частей дома, мнемотаблицы с изображением скороговорок.

Ход занятия:

Вводная часть.

Ребята, а вы любите сказки? Есть такая сказка, в которой медведь развалил теремок. Вы знаете её? Выставляется сюжетная картина сказки «Теремок»

Перед вами герой этой сказки. Выставляется картинка с изображением медведя. Это он развалил теремок и оставил всех зверей без дома.

Психогимнастика под музыку.

Идёт медведь. Ребята, давайте покажем, как он ходит. Медведю холодно, шуба меховая промокла, замёрзли лапы. Покажите, как медведю холодно и грустно.

Основная часть.

А теперь слушайте сказку дальше. Думает медведь, как зимовать буду? Думал-думал и придумал. Решил себе дом построить, тёплый, да крепкий. Стал медведь инструменты собирать. Да вот беда не знает он, какие инструменты нужны. Давайте поможем ему собрать нужные инструменты.

Молодцы ребята, помогли собрать медведю инструменты и он начал строить дом, а мы давайте ему поможем.

Пальчиковая гимнастика «Строим теремок»

Застучал молоток, будем строить теремок.

Ударять кулачками друг о друга.

С высоким крыльцом.

С окнами большими.

Согнуть руки в локтях и положить одну ладонь на другую.

Со ставнями резными.

Развести руки в стороны.

Замолчал наш молоток.

Выставляется домок теремок.

Вот построен новый дом, поселился медведь в нём. Только темно медведю в новом доме, давайте зажжём фонарик нём.

Дыхательная гимнастика «Зажжём фонарик».

Живёт медведь в доме, радуется теплу и уюту. Узнали друзья, что медведь построил домок теремок и стали проситься к нему.

Пришёл волк. Просится в теремок. А медведь его не пускает. Пущу тебя только тогда говорит, когда скажешь, как называется жилище человека. Ребята, давайте поможем волку назвать родственные слова к слову дом, а то медведь не пустит его в теремок.

Игра с мячом «Назови родственные слова».

Где живёт человек? В доме.

Как можно сказать о маленьком доме? Домик.

Как можно сказать о большом доме? Домище.

Сказочный человек, который живёт в доме? Домовой.

Человек, который любит свободное время проводить у себя дома. Домосед.

Как называются дела, которые выполняем у себя дома? Домашние.

Как называют женщину, которая не работает, а ведёт домашнее хозяйство. Домохозяйка.

Как назвать одним словом работу, которую вы выполняете дома? Домашняя.

Ребята, слова дом, домик, домище, домовой, домосед, домохозяйка это слова родственники.

Молодцы ребята, помогли волку. Пустил его медведь в теремок.

Смотрите, а следом лиса спешит к теремку. А лису медведь пустит только в том случае, если мы поможем ей ответить, из какого материала можно построить дом.

Игра «Назови, какой дом»

Выставляются картинки с изображением домов из разных строительных материалов.

Ребята, из чего можно построить дом. Из кирпича, дерева, камня, бетона, глины, веток, соломы, металла.

Если дом построен из кирпича, он какой? Кирпичный.

Из соломы? Соломенный. И т. д.

А какой дом будет прочным, почему? Ответы детей.

Ребята, а вы знаете, для чего дому нужна крыша? (двери, окна, стены, фундамент, крыльцо, труба, балкон)

Игра «Для того, чтобы».

Крыша дому нужна для того, чтобы…Ответы детей. И т. д.

Молодцы ребята, помогли лисе. Теперь она тоже будет жить в теремочке.

А вот и зайка к теремку торопится, но медведь его пускать не хочет. Загрустил медведь, скучно ему стало. Говорит он зайке, пущу тебя, если развеселишь меня. Поможем зайке?

Раз присядка, два прыжок

Это заячья зарядка

А листа как проснутся Кулачками потереть глаза.

Любят долго потянуться. Потянуться.

Обязательно зевнуть. Зевнуть, прикрывая рот ладошкой.

Ну и хвостиком вильнуть. Движения бедрами.

А волчата спинку выгнуть. Прогнуться.

И легонечко подпрыгнуть. Прыжок.

Ну, а мишка косолапый широко расставив лапы Ноги на ширине плеч.

То одну, то обе вместе, Переступание с ноги на ногу.

Долго топчется на месте Раскачивание туловищем.

А кому зарядки мало, начинайте все сначала. Развести руки в стороны.

Развеселили вы медведя, молодцы.

Ребята, а как вы думаете, кто сейчас придёт к медведю. Лягушка.

Для лягушки медведь тоже задание приготовил. Я думаю мы ей тоже поможем.

Пол-потолок, дом большой-маленький, потолок высокий-низкий, окна узкие-широкие, пол чистый-грязный, в доме шумно-тихо, комната большая-маленькая, по лестнице можно подниматься-спускаться.

Молодцы ребята, лягушка тоже будет жить в теремочке.

Посмотрите, кто ещё спешит к теремку. Мышка-норушка.

А мышка бежит с подарком, несёт в теремок картины.

Давайте расскажем медведю, о чём говорят картины. Мнемотаблицы со скороговорками.

Какой большой теремок построил медведь. Все звери в нём поместились.

Заключительная часть.

Скажите, какой был медведь в начале сказки. Злой, сердитый, грустный, вредный.

А какой он теперь? Добрый, весёлый, ласковый, довольный.

Спасибо вам ребята, благодаря вашей помощи все звери будут дружно жить в теремке.

1. Волкова Г. А. Логопедическая ритмика: Учеб. для студ. высш. учеб, заведений. — М: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. — 272 с. — (Коррекционная педагогика).

2. Лопухина И. С. Логопедия. Речь, ритм, движение. – М.: Корона-Век, 2008.

3. Микляева Н. В., Микляева Ю. В., Слободяник Н. П.: коррекционно-развивающие занятия в детском саду. Методические рекомендации для специалистов и воспитателей ДОУ. Творческий центр «Сфера» Москва 2008.

4. Седых Н. А. Воспитание правильной речи у детей. Практическая логопедия. – М.: АСТ, Сталкер, 2004.

Дидактическая игра «Из чего шьют одежду?» Данная игра сделана на закрепление знаний по лексической теме «Одежда»,для детей старшего дошкольного возраста. Это карточки с изображением.

Игра на развитие лексико-грамматического строя речи «Бывает ли?» «Бывает ли?» Цели: -закрепление навыка образования относительных прилагательных; -закрепление навыка согласования прилагательных с существительными.

Слова по теме Дом и его части на идиш

Атас Балабуст Башлять Бец(а)лы Бикицер Бикса Батной Ботать по фене Бугор Ганделик Гармидер Гвалт Гембель Гешефт Гицель Гой Голем Ёлд Зехер Кагал Калёный Кантоваться Кайф Капцан Клифт Кодла Коцать Кошерный Кошарь Ксива Курва Лапсердак Лягавый Маланец Малина Малява Мансы Марвихер Мастырка Мент Мишигин Мишпуха Мусор Ништяк Параша Поц Пуриц Сидор Талмуд Трефной Тухес Фаршмак Фраер Халява Хана Хевира Хипеш Хозар Хохма Хуцпа Цимес Цугундер Чувак Шабаш Шалава Шара Шахер–махер Швицер Шикер Шикса Шлепер Шлимазл Шмон Шмок Шнобель Шобла Шухер

Хорошо известны слова и выражения из «высочайшей» сферы: «аллилуйя», «аминь», «молох», «пасха», «суббота», «юбилей», «камень преткновения», «козел отпущения», «каинова печать», «соломоново решение»… Для них существует даже специальный термин «гебраизм», обозначающий заимствования из древнееврейского языка, преимущественно из Библии.
Упрощенно можно сказать, что преемником древнееврейского языка является иврит.
Но есть слова и выражения из «низшей» сферы, связанные с воровским миром, многие из которых заимствованы из другого еврейского языка — идиша. [*]
В этом с идишем может посоперничать разве что татарский язык: барыга, ватага, кирдык, кистень, лафа, тумак, урка, якшаться…
Имеются, конечно, и «исконные» (матерные вынесем за скобки): босяк, вертухай, гоп-стоп, жмурик, задрыга, катала, лушпайка, медвежатник, общак, погоняло, ряха, стукач…
Но «первенство» идиша неоспоримо. [**]
Безусловно, здесь сказалось влияние на русский язык его одесского диалекта, который в свою очередь неотделим от идиша. Как и в идише, слова в нем многозначны и, в зависимости от контекста, выражают противоположное, подчас, непонятное для приезжих. Имеет место водействие идиша и на синтаксис.
Приведу несколько калек с идиша:
— таки (да) — усиливающий предлог или заменяющее словосочетание «всё же» (в идише — «таке»)
— «две большие разницы» (часто встречается не только в Одессе), «иметь интерес»
— «Я имею (вам, у меня есть, что) сказать», «Вас здесь не стояло», «С тибе все будут смеяться», «Вам их надо?» «К мине вопросов быть не надо», «Перекратите мене нервничать», «Не трогай мене за здесь!»
И, наконец, главный идишизм: «Поговорим за Одессу».

* — идиш возник в Центральной и Восточной Европе в X-XIV веках на основе немецких диалектов (65-70 % лексики) с заимствованиями из древнееврейского и арамейского (до 15-20 %) и славянских (до 15 %) языков, а позднее — и из современного немецкого языка. Рекомендую к просмотру документальный фильм Александра Моисееевича Городницкого «В поисках идиша»
** — в Германии почти весь воровской жаргон (гаунершпрахе) заимствован из идиша. Это объясняют тем, что многие евреи были скупщиками краденого и передавали ворам свой жаргон

АТАС (ивр. атуд — внимание, приготовиться) — стоять на атасе — предупреждать сообщников об опасности во время кражи, воровства
БАЛАБУСТ – «большой начальник» (иронично), БАЛАБУСТЕ – хозяюшка, крепкая бабель
БАШЛЯТЬ (ивр. бишель — варить) — делать навар от афёры. Отсюда БАШЛИ – бабло, тити-мити…
БЕЦ(а)ЛЫ — мужские бикоконы
БИКИЦЕР (ивр. бекицур – быстро, короче) — Прекрати, хватит! Отвали! Сделай так, чтобы тебя искали! МИКЕР-БИКИЦЕР — выполнить быстро и аккуратно
БИКСА (искаженное «шикса» — см.) — опытная проститутка
БЛАТНОЙ (нем. Blatte — лист, бумажка) — тот, кто устраивается по «бумажке» от нужного человека; свой среди уголовников
БОТАТЬ ПО ФЕНЕ (ивр. битуй – выражаться, офен – способ) — выражаться особым, непонятным для окружающих способом
БУГОР (ивр. бохер — взрослый парень) — бригадир, авторитет в преступной среде
ГАНДЕЛИК (нем. Handel — торговля) – забегаловка. Отсюда ГАНДЛЯР — торговец, нечистоплотный делец, барыга
ГАРМИДЕР – беспорядок, неразбериха, неприятности, маленький бардак
ГВАЛТ (нем. Gewalt – насилие) – громкий крик, шум, неразбериха
ГЕМБЕЛЬ (нем. Scharfhobel – шархобель — рубанок для грубого строгания) – крупная неприятность, неприятное, трудновыполнимое обязательство, головная боль
ГЕШЕФТ (нем. Geschaft – торговая операция, сделка) — коммерческое дело, основанное на спекуляции низшего разбора или на обмане. Отсюда ГЕШЕФТМАХЕРСТВО — неблаговидная спекуляция
ГИЦЕЛЬ (нем. hitze – преследовать на охоте, травить) – живодёр
ГОЙ (ивр. гой – народ, мн. число – гойим – народы) – иноверец, нееврей. ШАБЕСГОЙ (субботний гой) — нееврей, выполняющий в субботу действия, запрещённые в этот день евреям
ГОЛЕМ (ивр. голем — глиняная глыба; призрак, фантом) — тупица, идиот, бесформенная масса
ЁЛД (ивр. елед – ребёнок) – человек не из преступного мира; «старый дурак»
ЗЕХЕР — хитрость или уловка, которая помогает решить проблему или что-то скрыть от окружающих
КАГАЛ (ивр. кахал — община, собрание) — толпа, шумное сборище; шум, неразбериха, хаос
КАЛЁНЫЙ (ивр. кэле — тюрьма) — имеющий судимость, отсидевший в тюрьме
КАНТОВАТЬСЯ (ивр. кенес — сбор, слёт, съезд) — быть вместе
КАЙФ (ивр., араб. кейф) — состояние полного удовольствия, наслаждения. Отсюда в арабском – кофе
КАПЦАН (нем. Kabzen — бедняга, нищий) — оборванец; скупердяй
КЛИФТ (ивр. халифа – костюм) – полупольто, пальто, чаще пиджак
КОДЛА (ивр. кэдале — бедный, нищий, убогий) — сборище воров, босяков, оборванцев, голи перекатной
КОЦАТЬ — бить, избивать, портить. Коцаные стиры — меченые самодельные карты
КОШЕРНЫЙ (ивр. кашрут – дозволенный, пригодный) у Даля: «еврейский, чистый, непоганый, дозволенный по закону на пищу; противопол. ТРЕФНОЙ. Коширное мясо, с еврейской бойни; иного евреи не едят»
КОШАРЬ (ивр. кэшэр — общение, связь) — делающий передачи заключёным
КСИВА (ивр. кт(с)ива — документ, нечто написанное) — документ, бумага
КУРВА (ивр. карва, курва — близость, родство) — шлюха. В древности дружинники, чтобы сплотиться, пили «братнину» — чашу с общей кровью. У блатных такой «братниной» был групповой коитус с курвой, воры становились «кровными» родственниками (ивр. кровим — родственники)
ЛАПСЕРДАК (нем. Lappen – тряпка и сюртук) – длиннополый сюртук; нелепая, плохо сшитая одежда
ЛЯГАВЫЙ (ивр. лахаш — шептун) — сыщик, доносчик, шпион, провокатор
МАЛАНЕЦ (малая нация) – не ругательное название (вероятнее самоназвание) евреев в Одессе, противоположное ХОЗАР (см.)
МАЛИНА (ивр. малон — приют, ночлег) — квартира, помещение, где скрываются воры
МАЛЯВА (ивр. мила ва — слово пошло) – письмо, записка
МАНСЫ – россказни, «лапша на уши»; сомнительные поступки
МАРВИХЕР (ивр. марвиах – зарабатывает) — вор высокой квалификации, зарабатывающий деньги
МАСТЫРКА (ивр. мастир — прячу, скрываю) — фальшивая рана. Отсюда ЗАМАСТЫРИТЬ – спрятать, СТЫРИТЬ — украсть
МЕНТ (нем. Mantel – плащ) – работник милиции, полиции. Это слово пришло из Австро-Венгерии, где полицейские носили плащи-накидки, поэтому их называли «ментами» — «плащами»
МИШИГИН — придурок
МИШПУХА (ивр. мишпохе – семья, родственники) — сообщество (в уничижительном смысле)
МУСОР (ивр. мосер — доносчик, вынюхиваюший) – милиционер, полицейский. Мусорами в Российской империи называли полицейских задолго до появления милиции
НИШТЯК (ивр. ништак — мы успокоимся) — здорово, отлично
ПАРАША (ивр. параша – комментарий, дурнопахнущая история) — в тюрьме ведро для справления естественной нужды. Другая версия — от ивр. параш (всадник). Видимо, сидящий на таком ведре напоминал блатным всадника, и они переделали слово в ласковое женское имя
ПОЦ (нем. Putz – украшение) – пенис; недалёкий человек, дурак; начинающий неумелый воришка
ПУРИЦ – человек с высоким самомнением; «большой начальник»
СИДОР (ивр. седер – порядок) — мешок с личными вещами заключенного, в котором должен быть строго определенный набор предметов. За их отсутствие или наличие в нем посторонних предметов заключенного наказывали
ТАЛМУД (ивр. ламадх – изучение) — большая, громоздкая книга, где написано нечто непонятное
ТРЕФНОЙ (ивр. трефа – растерзанный) у Даля: «у жидов, поганый, недозволенный, по Ветхому Завету, на пищу, некаширный. Трефить пск. брезгать чем, не есть чего, по причудам». Не путать с «трефовый» (франц. treflе – клевер) у Даля: «трефовая карта, масть, жлуди, кресты, черная крестовая карточн. масть»
ТУХЕС (ивр. тахат – зад) – место, откуда растут ноги. «Хороший тухис тоже нахес» (нахес – достаток, благополучие)
ФАРШМАК (нем. Vorschmack – закуска) — блюдо еврейской кухни с селёдкой; предатель, изменщик, ненадежный, подлый человек. Сделать кому (из кого) фаршмак — наказать, избить
ФРАЕР (нем. Frei — свободный) — свободный, вольный, тот, кто не сидит в тюрьме. У воров мир делится на своих — блатных, воров, и на фраеров — цивильных, не принадлежащих к воровскому миру. Фраер — это простак, которого разрешается обманывать и обворовывать
ХАЛЯВА (ивр. халав — молоко) — даром, бесплатно. В XIX веке евреи России собирали для евреев Палестины так называемый «дмей халав» — «деньги на молоко»
ХАНА (ивр. хана — делать остановку в пути, привал) — конец. Отсюда «Таганка» (ивр. тахана — станция, остановка, стоянка) — так сначала неофициально, а потом и официально называлась тюрьма, в которую привозили заключенных со всей европейской части страны перед отправкой в Сибирь
ХЕВИРА (ивр. хевра — община) — воровской притон, тайник; квартира, комната; воровская банда
ХИПЕШ (ивр. хипус – поиск, обыск) — шум, крик, суматоха; ограбление, осуществляемое при помощи красивой проститутки, которая заманивает жертву. Отсюда ХИПЕСНИЦА — воровка
ХОЗАР (ивр. хазир – свинья) – самое обидное прозвище (свинья в иудаизме – нечистое животное), противоположное МАЛАНЕЦ (см.)
ХОХМА (ивр. хохма — мудрость, шутка) — шутливое выражение, смешная история, анекдот
ХУЦПА (ивр. хуцпэ – наглость, дерзость) – сверхнаглость, борзость; «нахальство — второе счастье». Хуцпа как слово присутствует в большинстве европейских языков, считается отличительной чертой еврейского характера. Пример хуцпы: парень, виновный в убийстве своих родителей, просит у судьи снисхождения на том основании, что он сирота
ЦИМЕС (нем. zum Еssen – для еды) — десертное блюдо еврейской кухни; «то, что надо», «самое лучшее», главное, суть
ЦУГУНДЕР (нем. zu hundert — «к сотне» — за провинность солдат приговаривали к сотне палочных (батогами, шпицрутенами) ударов) — тюрьма
ЧУВАК (ивр. тшува — возвращение, покаяние, раскаяние) — порвавший с воровским миром, завязавший, ставший фрайером; ЧУВИХА — раскаявшаяся, переставшая быть курвой или проституткой
ШАБАШ (ивр. шабаш – суббота) — конец работы, разгульное веселье («шабаш ведьм»). Восходит к иудейской традиции, по которой суббота является днем отдыха, и любая работа в это время запрещена
ШАЛАВА (ивр. шилев – сочетать) – женщина, которая сочетается одновременно с несколькими мужчинами (девка, потаскуха, проститутка)
ШАРА (ивр. шеарим – остатки) — бесплатно, «на шару». То, что остается у продавца, непригодное для продажи, и он оставляет это на прилавке для бедных. Согласно еврейской традиции на поле оставляли несжатую полоску (шеар), чтобы бедные могли собирать колосья
ШАХЕР–МАХЕР (ивр. сахер – товар, мехер — продавать) – мошенническая сделка
ШВИЦЕР (нем. Schwitzen – потеть) – выскочка, трепач, хвастун, человек, который так старается произвести впечатление на окружающих, что даже потеет
ШИКЕР – пьяный, пьяница
ШИКСА (ивр. шэкэц — мерзость, гад; нечистое насекомое) — девушка-нееврейка (самка гоя). Если еврей женится на гоянке и вся семья не может его отговорить (еврейство передаётся по матери, и дети от такого брака не будут считаться евреями), то разводят руками и говорят «шикса»
ШЛИМАЗЛ (нем. schlimm — плохой, неудачный и ивр. мазаль — счастье, удача) – человек, которому хронически не везет. О таком говорят: «Если начнет изготавливать саваны, то люди станут жить вечно, а если надумает делать свечи, то солнце не закатится никогда»
ШЛЕП(п)ЕР (нем. Schlepper — буксир, тягач) – поездной, вагонный вор; (нем. schleppen – волочить) – букв. носильщик, еврей, который не наследует традиций не пить, не курить, ведет себя не как др. евреи общины
ШМОН (ивр. шмоне — восемь) — обыск, «шмонать» — обыскивать. В царской тюрьме камеры обыскивали в 8 часов вечера во время ужина заключенных
ШМОК – в зависимости от контекста подразумевается от «драгоценный камень» до «… с бугра». От последнего значения образовались ЧМО (болотное), ЧМОШНИК
ШНОБЕЛЬ (нем. Schnabel – клюв, носик чайника) — нос внушительных размеров
ШОБЛА (еврейск. шобл — процессия, кортеж) — толпа, скопище людей (обычно агрессивно настроенных); отбросы общества, опустившиеся люди
ШУХЕР (ивр. шахор — черный) — стоять на шухере, остерегать от опасности. Крикнуть «шухер» — предупредить о приближении полицейских, которые в Российской империи носили форму черного цвета

БОНУС. Некоторые слова и выражения на идиш
Слова, связанные с обрезанием — символом завета (договора) между Богом и народом Израиля:
— БРИТ-МИЛА – процедура обрезания
— КВАТЕРС (на ивр. – ШОШВИНИМ) — обычно супружеская пара, которая вносит младенца в помещение, где производится обрезание, а после его окончания – уносит
— МОЭЛЬ — специально обученный человек, который совершает обрезание
— ГЕФАТЕР (нем. год фатер — крёстный отец, на ивр. — САНДАК) — аналог крёстного отца. В момент обрезания гефатер держит ребёнка на своих коленях, придерживая его ножки; если обрезание делают взрослому человеку, гефатер держит его голову
— МАЗЛ ТОВ! (ивр. мазел тов — хорошее везение) – «Поздравляю!», — провозглашают многочисленные присутствующие по завершении обрезания
— МОХЕЛ – еврей с обрезанной крайней плотью
— УРЛ – необрезанный
— МЕШУМАДАМ – выкрест
Человеческая жизнь состоит из четырёх элементов: ЦОРЕС – напасти, недуги, проказа; МАКЕС – болячки (геморрой); ИХЕС – гордость; НАХЕС – достаток, благополучие
ИДИШ (ивр. йидиш – еврейский) – в словосочетаниях используется для усиления сказанного:
— АФ ИДИШЕ – очень хорошо
— ИДИШЕ КЕЦЛ – бестолковый
— ИДИШЕ ХАРЦ – добросовестный, отзывчивый
— ИДИШЕ МУМЭ – идеальная тётя по матери (заменят ребёнку маму в случае её смерти)
КОП(Ф) (нем. Kopf – голова) – голова
— ИДИШЕ КОП – еврейская голова, очень умный — высшая похвала
— МИШИГЕ КОП — полный придурок
— А ЛОХ ИН КОП — пожелание дырки в голове
— А ГЕЗУНТ АФ ДЕЙН КОП! — Будь здоров! (букв. — Здоровье на твою голову)
ЦУДРЕЙТЕР – ненормальный, не от мира сего. «ИН ДРЕРТ» — сойти в могилу
ШЕЙГЕЦ (ивр. шекоц — отвратительный) — грубиян, хам; ловкий плут
АЗ ОХ-Н ВЕЙ – «Ох», «Ай», «Что же это такое», «Горе мне», «Как же так». «ОЙ-ВЕЙ» и «ВЕЙ ИЗ МИР» означают примерно то же самое
А ГОЙ А ХОЗАР – русская (гойская) свинья. Достойный ответ (на уровне «от такого слышу»): «ФАРШТИНКИНЭ ИДИН» – паршивый еврей
А БРОХ ЦУ ДИР — Чёрт тебя побери
А ФЕЙЕР ЗОЛЬ ИМ ТРЕФНЕ — Чтоб он сгорел
АФ АЛЭ СОЙНИМ ГЕЗУКТ — Чтоб всем врагам так было (негатив)
АФ АЛЭ ЙИДИ ГЕЗУКТ — Чтоб всем евреям так было (позитив)
АМЭХАЙЯ (ивр. мэхайе — оживляет, делает живым) – «Великолепно!»
АФ МИР ГЕЗУКТ – «Про меня будь сказано!» — превосходная степень хорошего
А ТАНГАНЭЙДЕНДЫКЕР ТАМ — райский вкус
ЦУКЕР ЗИС – сладко, как сахар
АИЦИН ПАРОВОЗ (а гиц ин – подумаешь, большое дело) — аналог «Подумаешь, открыл Америку»
ГУРНИШТ – ничто, отсутствие прибыли и бесполезные хлопоты
ЛЕХАИМ (ивр. ле – за, хаим – жизнь) – аналог «Ну, будем (здоровы)!» при поднятии чарки (кошерной)
МЕНЧ ТРАХТ, ГОТЕНЮ ЛАХТ — Человек предполагает, а Бог располагает
ПОРНОС (ПАРНУСЫ) – неофициальные доходы, чёрный нал, навар (не от варения яиц!)
ХОЛОЙМЫС — чепуха, пустышка, напрасная трата времени и усилий, участие в бесполезном и безнадежном деле, из которого ничего выйдет
ФРЕЙЛЕХС (с ивр. – веселье) – мелодия «7:40»
ХАВА НАГИЛА — Давайте возрадуемся
ИХ ДАНК ЦЕЙЕР! — Уж порадовали еврейское сердце!

Слова по теме Дом и его части на идиш

С тех пор как комики (например, Ленни Брюс) сообразили, что слова шмук, поц, шлонг и шванц непонятны для гоев из американской телевизионной цензуры, идиш стал основным способом безнаказанно протаскивать в шоу-бизнес ругательства — особенно слова, означающие «пенис». На идише они звучат непристойно или оскорбительно, а вот большинство американцев, не знающих идиш, считают их безобидными заменителями английской обсценной лексики. Большинство слов и выражений, которым посвящена эта глава, — столь же нецензурны, как «долбо…б» и такие же смачные, как «пиз…ц». То есть в идише они недопустимы в тех же случаях, что fuck — в английском или мат в русском. Мы с вами рассматриваем культуру, в которой единственным непременным ритуалом является обрезание; здесь полноправным членом мужского общества может стать только мужчина с обрезанным членом. Шутки ниже пояса звучат вульгарно в любой культуре, но в идише грубые прозвища полового органа — это некое расхожее кощунство.

Но поскольку каждый еврейский шмук свидетельствует о связи между его обладателем и Богом, все-таки не все названия этого органа — ругательства. Интернациональное слово пенис иногда встречается в идишеязычной публицистике, художественной литературе и книгах по биологии. В разговорной речи оно мелькает редко; здесь существует другое вежливое обозначение — эйвер (так можно назвать и любую конечность или вообще часть тела). У большинства людей четыре эйврим — две руки, две ноги; слово переводится как «мужской половой орган» лишь тогда, когда на это недвусмысленно указывает контекст. Если кто-то заводит популярный квеч «се тут мир вей ейдер эйвер» («у меня болит каждая часть тела [в отдельности]»), никто не подумает «вот пошляк». Но если тот же человек пойдет к врачу и пожалуется, что у него в эйвере жжет при мочеиспускании, доктор вряд ли станет осматривать его предплечье.

Есть менее официальное, чем эйвер, но столь же почтительное — и тоже пришедшее из иврита — слово миле, от которого веет уже не учебником, а Торой. Вообще-то слово переводится как «обрезание» (ритуал обрезания называется брис миле), в быту же оно стало обозначать главный элемент обряда; вот наглядный пример того, как часть символизирует целое. Этот термин обычно используют религиозные люди, когда говорят об упомянутом выше органе.

Есть еще слова бохер, и юнг — «парень»; в переносном значении оба они приобретают добродушно-похабную окраску, что-то вроде «хрен» — еще не непристойность, но уже почти. То же самое со словом клейнер (буквально — «малыш»). Как гласит народная мудрость, дер клейнер из он бейнер, нор але бейнер кумен фун им аройс — «сам „малыш“ без костей, но все кости образуются из него». Дер клейнер Янкл штейт зих ойф — «малютка Янкель встает» (то есть хозяин «Янкеля» возбуждается).

Ни одно из вышеперечисленных слов не может использоваться как оскорбление. Если хотите нагрубить кому-то, нет смысла обзывать его «эйвером», а сказав «бохер», вы просто сообщите адресату, что он холостяк. Другое дело — шванц, вейдл и зонев (у всех трех первоначальное значение — «хвост»). Шванц и вейдл — германизмы: на немецком Schwanz означает и «хвост», и «половой член», a Wedel еще и «метелка для пыли». Идишское шванц более или менее эквивалентно слову «хер» (если применительно к человеку, то «мудила»). Вейдл сейчас почти всегда относится либо к нехорошему человеку, либо к хвосту. Это излюбленное ругательство еврейских шоферов: если водитель подрезал вас на дороге, потому что не заметил, — тогда он вейдл, а если он сделал это вам назло — значит, он самый настоящий шванц (в таких случаях годится и поц). Гебраизм зонев также означает «хвост», «пенис» и «засранец». Это слово используется довольно редко, тем большее впечатление вы можете произвести, щегольнув им в разговоре.

Более мягкое обозначение члена или неприятного человека — вайзусе, от имени младшего сына Амана. Великий еврейский поэт Ицик Мангер в своих «Мегиле Лидер» («Стихи из Свитка», цикл стихотворений по мотивам Свитка Эстер) назвал этим именем коварного редактора газеты, а создатели американского мультсериала «Царь горы» придумали персонажа — мошенника по имени Роберт Вайзосе (литвише произношение слова). Когда так называют член — это жеманное, немного детское название, вроде «пипка», а применительно к человеку — грубое, но не нецензурное ругательство; в отличие от шмук и поц, здесь акцент делается на глупость, бестолковость адресата.

Что касается слов шмук и поц — они означают либо «член», либо «козел». Даже шлонг (в большинстве диалектов — шланг) имеет одно благопристойное значение, «змея»; человека так могут назвать только в смысле «змея ты подколодная». Шмук и поц могут обозначать только орган или максимум противного мужика. Степень противности варьируется от «козла» до «ублюдка», и в идишской речи оба слова звучат куда оскорбительнее, чем может показаться из-за частого употребления слова. При родителях такого не говорят.

Шмук связан с известной пренебрежительной «приставкой» шм-: «футбол-шмутбол!», «Голливуд-Шмуливуд» и т. п. Слово не имеет никакого отношения к немецкому Schmuck, «украшение». Шмук — диалектное произношение, в стандартном идише — шмок. Видимо, слово произошло от штекеле, «палочка»: сначала штекеле превратилось в шмекеле: «штекеле-шмекеле!», так маленькие мальчики называли свои маленькие органы. Пецл и пецеле (уменьшительное от поц), шмекл и шмекеле пришли из детской речи — что-то вроде «пиписька». Но если в уменьшительных формах шмекл и шмекеле приставка шм- звучит мило и безобидно, то полную форму, шток (это слово уже вышло из обихода, его сменило штекн — «палка», «дубинка», «трость»), она превращает в непристойное слово шмук.

Поц никак не связан с немецким — и идишским — глаголом пуцн («начищать», «сиять»). Этот корень можно найти в медицинском термине, обозначающем то, чего еврейский поц как раз и лишен: поц — тот же пуциум в латинском praeputium («крайняя плоть», «препуций»). Prae — «перед», putium — «пенис», от индоевропейского корня put — «опухоль»; потом значение перешло на орган, способный распухать.

Главные различия между шмук и поц (а то люди постоянно спрашивают) — адресат и количество смысловых оттенков. Можно сказать о ком-то «эх, бедный шмук», и можно чувствовать себя как полный шмук; поц же — именно плохой человек, и так не говорят о себе, только о других; поц — это шмук, обожравшийся виагры.

Чтобы обозвать собеседника шмуком, не произнося самого слова, используют фразы, где первые буквы слов составляют искомое ругательство: ш абес м икро к ойдеш («суббота, священное собрание»). Насмешливый контекст ничуть не оскорбляет святость субботы; напротив, это шмук становится еще более жалок, стоя рядом со столь нешмучным понятием. Еще говорят Ш муэль М ордхе К алман — просто три имени собственных, — а можно, оставив намеки, написать слово на иврите, то есть тремя буквами: шин, мем, куф. Таким же образом можно писать и поц (составляющие его буквы пей и цадик в еврейском алфавите стоят рядом).

Наверное, самое лучшее сленговое название члена — уже не столь широко употребимое халемойд. От ивритского холь ѓа-мо’эд (дословно «будни выделенных дней») — так называются промежуточные дни праздников Пейсах и Сукес. В обоих случаях два первых и два последних дня — официальные праздники, а посредине — четыре промежуточных: школы закрыты, но водить машину и смотреть телевизор разрешается. В Средние века в холь ѓа-моэд можно было разжигать огонь и ездить верхом на ослике.

Халемойд как шуточное название полового органа используется в нескольких конкретных ситуациях. Вос гейсту митн халемойд ин дройсн («что ты ходишь с хреном наружу») означает «эй, у тебя ширинка расстегнута». Но если кто-то говорит «меня застали митн халемойд ин дройсн» или «…митн халемойд ин дер ѓант», «с халемойдом в руке» — значит, его застали врасплох, поймали на горячем. При этом человек, естественно, выглядит как полный шмук.

Почему именно халемойд? Как религиозные торжества связаны с гениталиями? Когда-то на Пейсах и Сукес все мужчины-евреи совершали паломничество к иерусалимскому Храму. На иврите такие праздники паломничества назывались регель (дословно «нога»). Народный юмор уподобил член халемойду, поскольку он тоже находится бейн регель ле-регель, «между двух ног».

Очень симпатичное объяснение, но все это — бобе-майсе. На самом деле халемойд стал использоваться в значении «член» из-за созвучия со славянским голомуд, то есть тот, кто ходит с голыми мудями. А потом уже нетрудно было достроить ассоциацию с халемойдом, который болтается регель бе-регель.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола avarier во французском языке.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях