Слова языка иврит, которые часто путают учащиеся. Часть 2

Уровни иврита

Мы используем шестиуровневую программу изучения иврита, разработанную ведущими специалистами из Иерусалимского университета, которая соответствует международным стандартам:

  • уровень א (алеф)
  • уровень ב (бет)
  • уровень ג (гимел)
  • уровень ד (далет)
  • уровень ה (hей)
  • уровень ו (вав)

Первый уровень – уровень «Алеф» (Beginners) A1 (изучение иврита с нуля)

На данном уровне закладываются прочные фонетические, грамматические и лексические основы для дальнейшего изучения иврита; осваивается лексика, необходимая для письма и чтения несложных текстов, а также для беседы на повседневные темы. По окончании изучения уровня алеф учащиеся могут:

  • понимать на слух короткие рассказы или диалоги;
  • вести несложные беседы и рассказывать истории из повседневной жизни;
  • читать простые диалоги, заголовки и короткие тексты на легком иврите без огласовок;
  • писать несложные сообщения, письма и рассказы.

Второй уровень – уровень «Бет» (Lower Intermediate) A2

На данном уровне закрепляются и расширяются лексика и грамматические конструкции, изученные на уровне «Алеф». К концу уровня «Бет» учащиеся могут:

  • слушать новости, записи радиопрограмм и лекций на легком иврите;
  • вести беседы и дискуссии по изученным на данном уровне темам;
  • читать адаптированные рассказы и тексты, небольшие газетные статьи на легком иврите;
  • писать сочинения и небольшие рассказы по изученным темам.

Третий уровень – уровень «Гимел» (Upper Intermediate) B1

На данном уровне завершается знакомство учащихся с «легким ивритом» и начинается переход к литературному языку. Уровень «Гимел» имеет особую важность, поскольку, по правилам Иерусалимского университета, учащиеся, освоившие этот уровень, могут начинать учебу в данном учебном заведении.
По завершении этого уровня учащиеся

  • понимают новости, записи радио программ и лекций на легком иврите;
  • ведут беседы, дискуссии на произвольную бытовую тему с носителями языка;
  • читают первые неадаптированные тексты, постепенно переходят от чтения прессы на легком иврите к несложным статьям на неадаптированном иврите и книгам на легком иврите.

Четвертый уровень – уровень «Далет» (Lower Advanced) B2

На данном уровне учащиеся наращивают навыки владения современным ивритом, как разговорным, так и литературным.
Освоившие курс иврита на этом уровне могут:

  • слушать лекции университетского уровня;
  • понимать основное содержание новостей, радио- и телепрограмм;
  • читать тексты из различных областей, в том числе академические, газеты и книги
  • на литературном иврите;
  • письменно излагать свое мнение по различным темам.

Пятый уровень – уровень «Хей» (Advanced) C1

На этом уровне значительно углубляется знание иврита в различных областях. По окончании уровня учащиеся

  • способны свободно понимать различные радио- и телепередачи;
  • значительно наращивают лексику, овладевают различными языковыми стилями и могут использовать их в дискуссиях и на письме;
  • читают научные и газетные статьи (без словаря), юридические документы, прозу и поэтические отрывки.

Шестой уровень (завершающий) – уровень «Вав» (Upper Advanced) C2

На данном уровне углубляется знакомство учащихся со стандартами языка иврит.
Закрепляются навыки свободного владения языком во всех областях его применения. Особое внимание учащихся обращается на коллокации (сочетаемость слов) и семантические поля. Учащиеся, успешно окончившие курс «Вав» ведут дискуссии на любые темы, читают, пишут академические и научные тексты, используя широкий активный словарный запас и глубокие знания в области морфологии и синтаксиса, имеют навык свободного чтения текстов любой сложности, анализа прочитанных текстов с точки зрения языковых стандартов.
Учащиеся, успешно сдавшие экзамен на уровень «птор», могут приступать к учебе на любом факультете Иерусалимского университета и свободно владеют ивритом, о чем говорит и само название уровня «птор», которое переводится как «освобождение» — то есть освобождение от дальнейшего изучения иврита.

Вы собираетесь поехать в Израиль?
Выучите самые необходимые слова на иврите.

Здесь вы найдёте перевод более 50 важных слов и выражений с иврита на русский язык.
Это поможет вам лучше подготовиться к поездке в Израиль.

Учите вместе с нами:

  • Как сказать «Привет!» на иврите?
  • Как сказать «Пока!» на иврите?
  • Как будет «пожалуйста» на иврите?
  • Как будет «Спасибо!» на иврите?
  • Как переводится «да» и «нет» на иврит?
  • Учите числительные. Вам несомненно поможет умение считать от 1 до 10 на иврите.
  • Как сказать «Меня зовут . » на иврите?

Все слова и выражения начитаны носителями языка из Израиля.
Так вы сразу учите правильное произношение.
Используйте наш список основных выражений на иврите как маленький словарь для путешественника. Распечатайте его и положите в чемодан.

Ох уж этот странный иврит!

На первый взгляд иврит может показаться весьма странным и сложным языком, однако по мере его изучения становится понятно, насколько он разнообразен и логичен. В иврите отсутствуют некоторые согласные, присущие заимствованным из других языков словам, поэтому в письме для их обозначения соответствующая буква используется с апострофом. Также интересно то обстоятельство, что к людям в Израиле принято обращаться по имени, а вежливой формой обращения пользуются только в определенных случаях.

Всем привет, мои дорогие зрители, я очень рада видеть вас на своем канале.

Сегодня я бы хотела с вами поболтать о странностях иврита. Наверняка во всех языках мира есть некоторые моменты в правописании, в произношении, в правилах, которые могут показаться странными для носителей других языков. И естественно, иврит в этом случае не стал исключением. Более того, могу сказать, как мне кажется, в иврите больше странностей, по крайней мере для русскоговорящего человека, чем во многих других языках мира. Сейчас для меня эти вещи, эти странности не являются странностями, потому что я к ним привыкла. Но когда я только начала погружаться в мир иврита, начала изучать иврит, для меня эти вещи казались дико необычными и требующими привыкания.

И первая странность – иврит, в отличие от большинства языков, пишется справа налево. Если вдруг кто-то раньше не обращал внимание, то большинство языков мира пишутся слева направо, в том числе русский, английский, европейские языки. И это факт, к которому, конечно же, нужно привыкнуть, если вы собираетесь учить иврит. Но честно признаюсь, привыкается достаточно быстро, хотя иногда может возникнуть некая путаница, если, например, в предложении на иврите нужно вписать ряд цифр или какое-то слово на английском или на любом другом языке, который пишется слева направо. В таком случае возникает некая заминка, в каком направлении нужно написать это слово, или этот ряд цифр, или сколько нужно отступить расстояние в тексте, чтобы вместить нужное количество символов. И кстати, заминка и путаница возникает не только у человека, но и у компьютера. Тот, кто постоянно пишет и печатает на иврите, знает, о чем я говорю.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола prédire во французском языке.

Кстати, что интересно, книги на иврите, все тетради и блокноты, которые продаются в Израиле, открываются в обратную сторону от того, к чему мы все с вами привыкли, и как бы нумеруются с конца, то есть книги, тетради, блокноты начинаются там, где, по идее, как кажется русскоязычному человеку, они должны заканчиваться.

Вы уже подписались на мой Telegram-канал про жизнь в Канаде?

Следующая странность – в иврите нет гласных. Шутка, конечно же они есть. Но не буквы, а звуки. В иврите гласных букв действительно нет. Разберем для примера слово מזרח [мизрах], переводится как восток . Как вы слышите, в слове מזרח 6 звуков: 4 согласных звука и 2 гласных, но, как вы можете видеть, написано только 4 буквы, и все они согласные. Как в этом разобраться и где какой гласный нужно произносить? – спросите вы. Ну во-первых, для этого есть правило; а во-вторых, когда вы только начнете изучать иврит, вы будете изучать иврит по текстам с огласовками (дополнительные знаки), которые, в свою очередь, помогут вам разобраться, где какой гласный звук нужно произносить.

То же слово מִזרָח с огласовками выглядит иначе – добавляются точки и черточки под буквами. Они могут быть также над буквами. Это и есть огласовки. В дальнейшем огласовки на знакомых словах будут исчезать и оставаться только на новых словах. И если вы визуально знаете слово, его помните, то вы знаете, как нужно его произнести.

Единственные гласные звуки, которые можно распознать в тексте без огласовок, – это звуки [и], [о] и [у]. Причем не всегда, когда они есть, их пишут. Более того, могу сказать: звуки [о] и [у] в тексте без огласовок выглядят совершенно одинаково. И если вы не знаете этого слова и ни одно из существующих правил не подходит к этому слову, то узнать, какой из этих звуков нужно произносить в данном случае, можно только по огласовке. И кстати, да, те буквы, которыми обозначаются эти 3 звука, тоже согласные.

Следующая странность – в иврите есть буквы, которые не имеют вообще никакого звука. Это такие буквы, как א (алеф), ע (айн) и в некоторых случаях ה (хей). Если буква ה в некоторых случаях имеет звук, похожий на [х], то буквы ע и א сами по себе вообще не имеют никакого звука.

Раньше эти буквы имели гортанные звуки, но со временем их перестали произносить. Зачем нужны эти буквы? – спросите вы. Сейчас эти буквы могут быть вам в помощь, так как они являются показателем того, что там, где стоит одна из этих букв, есть какой-то гласный звук или даже 2 гласных звука подряд. Например, слово לַעֲשׂוֹת [лаасот], переводится как делать . В середине слова לַעֲשׂוֹת есть 2 гласных звука [а] подряд. Если первый гласный звук [а] можно отнести к букве לַ, то второй гласный звук [а] не к чему было бы отнести, если бы там не было буквы עֲ.

osherovmikhail

Политический журнал

Идеи, события и люди

Как выучить иврит за несколько месяцев. Михаил Ошеров

Иврит – язык из группы семитских языков, язык, имеющий сложные правила произношения и словообразования, сильно отличающиеся от соответствующих правил русского языка. Здесь, в Израиле, я видел и встречал большое количество людей, эмигрировавших в Израиль в возрасте 40 — 45 лет, которые так и не выучили иврит на достаточно хорошем уровне. Достаточно хороший уровень владения языком подразумевает, в том числе, способность читать газеты, книги, разгадывать кроссворды, смотреть и слушать теле- и радио передачи, умение свободно разговаривать и свободно понимать собеседника, умение говорить по телефону, не видя собеседника, умение писать на иврите. Лично я, приехав в Израиль без знания иврита в возрасте 46 лет в связи с болезнью близкого родственника, сейчас спустя 6 лет, не испытываю особых трудностей во всех этих вопросах.

В отличие от многих нынешних русскоязычных израильтян, имеющих возможность полгода получать пособие и учить иврит днём, я вынужден был с самого начала работать. Учиться языку иврит я мог только по вечерам в израильском учебном заведении, которое называется «ульпан».

Ульпан – это языковые курсы для иностранцев и эмигрантов. Я выбрал самые интенсивные из них – практически, ежевечерние, 4 вечера в неделю. Я учился сначала на курсах начального уровня («алеф» — по имени первой буквы ивритского алфавита), потом, через некоторое время — — на курсах следующего уровня «бет». Конечно же, ульпан мне помог, но, если бы я, как многие другие эмигранты из России, ограничился бы только ульпаном, иврит я бы никогда не выучил бы.

Основная проблема этих курсов, особенно начального уровня – это то, что преподаватели не говорят на языках стран, из которых приехали эмигранты. На вас обрушивается огромное количество новых слов, все из которых непонятны. Нужна предельная концентрация внимания, чтобы понять хоть что-нибудь. Преподаватель обычно говорит кроме иврита только на английском языке. Она пытается объяснить одно ивритское слово другими словами или другими фразами, театрально изображает что-либо и так далее. В нашей группе в ульпане «алеф» и в ульпане «бет» были эмигранты из России, из Украины, из Аргентины, из Бразилии, из Судана, из Эритреи, из Франции. Многие из них также не знали и английского языка.

В результате обучение ивриту в ульпане происходило крайне медленно. Если бы в группе были бы только русскоязычные слушатели, а преподаватель также говорил бы на русском языке, полугодовую программу ульпана можно было бы изучить за два-три месяца.

Я все первые годы жизни в Израиле работал и учился одновременно. Учился ивриту постоянно. На работе. Я работал в фирмах, где говорили только на иврите. В некоторых фирмах не было русскоязычных сотрудников, и помочь с переводом мне было просто некому. Я говорил на иврите, на ужасном иврите, с ужасным акцентом, с ошибками. Неправильно, но говорил. Огромное количество русскоязычных эмигрантов просто боится говорить с ошибками. В результате они так и не смогли научиться говорить на иврите. Для того, чтобы научиться иностранному языку, нужна практика. И общение на работе – это огромная практика, и этим нужно пользоваться. Нужно не бояться говорить и не бояться спрашивать о том, что вам непонятно.

Первый совет – «Нужно не бояться говорить и не бояться спрашивать о том, что вам непонятно».

Я говорил быстро, стараясь не задумываться. Через некоторое время я понял, что во время разговоров на работе я думаю на иврите. Это было очень важное ощущение. У разных людей различный тип памяти. Есть люди, у которых наиболее сильно выражена звуковая память, есть люди с преобладающей зрительной памятью. У меня лично память – звуковая. Соответственно, я учу что-либо новое, проговаривая про себя. Поэтому я первые месяцы и первые годы в Израиле старался повторять про себя услышанные от других людей, по радио, по телевидению фразы. Повторять и, если это возможно, произносить вслух. У людей, у которых более развита зрительная память, нужно использовать её – и писать и читать как можно больше.

Второй совет – «Используйте сильные стороны вашей памяти. Произносите фразы и слова про себя. Пишите. Старайтесь думать на иврите».

В школе этого не расскажут:  чешские слова, похожие на слова других распространенных языков. Часть 4

Знакомые моей жены, приехавшие в Израиль 10 лет назад, учили иврит и на работе, и вечером в ульпане, и дома. Дома, вечером, они говорили друг с другом только на иврите. Они первые годы жизни в Израиле смотрели телевизор только на иврите. Они смотрели то, что им нравилось – фильмы, мультфильмы для детей. Я лично постоянно смотрю на иврите футбол. Постоянно. Израильские спортивные комментаторы ужасны, но они говорят на очень простом иврите.

Совет третий – «Дома говорите и слушайте только на иврите. Забудьте все другие языки».

На работе вы будет попадать в одни и те же ситуации. Израильтяне в разговоре с вами в этих ситуациях будут говорить примерно одно и те же слова. Запоминайте ситуации, сцены, смысл.

Совет четвёртый – «Запоминайте стандартные ситуации и стандартные слова».

Я учил иврит всюду, всегда – в любое свободное время. У меня в сумке всегда с собой был или учебник, или разговорник иврита. Я скачал из интернета огромное количество учебников и разговорников, в том числе не только тексты, но и огромное количество звуковых файлов. Я записал их в свой телефон. По дороге из дома на работу утром и вечером, возвращаясь из ульпана, я надевал наушники и слушал или программы израильского радио, или звуковые примеры из учебников. В интернете есть огромное количество роликов на иврите с русскими субтитрами. По израильскому телевидению иногда показывают театральные постановки.

Совет пятый – «В любое свободное время слушайте язык, смотрите телепередачи и видео».

Очень часто вам будут встречаться незнакомые слова. Каждое незнакомое слово, которое вы считает важным, которое вам часто встречается и которое содержится в фразе, которую вы в целом понимаете, нужно немедленно переводить, пока вы помните смысл этой фразы. Для этого я скачал на мобильный телефон словарь, и всегда, услышав новое для меня незнакомое, но часто встречающееся слово, тут же старался его немедленно перевести и записать его в записную книжку. Дома вечером я всегда открывал свою записную книжку и записывал новые для меня часто встречающиеся слова с их переводом и с их произношением в специальные текстовые файлы. Фактически сейчас это есть своего рода частотный словарь иврита – словарь наиболее часто употребляемых слов. Когда я их записывал с переводом, с транскрипцией и со всеми грамматическими формами, я обязательно несколько раз их произносил. По выходным дням я возвращался к словарю и произносил, прочитывал несколько раз все слова, записанные мной за неделю. В результате, после того, как я долго записывал и выучивал все незнакомые мне часто употребляемые слова, у меня появился довольно большой словарный запас, которого стало хватать на всё – ведь незнакомых мне часто встречающихся в иврите слов почти не осталось.

Совет шестой – «Записывайте и переводите новые, незнакомые и часто встречающиеся слова».

Изучение неродного языка – занятие, по сути, очень скучное. Нужно найти что-то очень интересное, чтобы заниматься этим. Для меня очень интересным на иврите был футбол и песни. Мне понравилось около двух десятков песен на иврите. Я, почти не зная языка, смог найти в интернете звук этих песен и их тексты. Песни мне нравились, я их слушал дома или по дороге на работу и одновременно читал распечатанные тексты. Некоторые песни я в итоге перевёл почти полностью. Нужно помнить и понимать, что в песнях авторы текстов ради рифмы и ритма могли допустить отклонение от точного написания и звучания отдельных слов.

Совет седьмой – «Слушайте песни на иврите и одновременно читайте тексты песен».

Я следовал этим правилам первые годы жизни в Израиле. Это позволило мне читать на иврите, понимать иврит на слух, научиться думать на иврите, научиться разговаривать на иврите.

Я надеюсь, что мой опыт и некоторые из моих советов помогут и вам.

Как выучить иврит — 2

Заметку «Как выучить иврит» я написал полтора года назад, когда провёл три недели в Израиле. Теперь я тут провёл почти пять месяцев (нет, скоро назад) и понял побольше разного.

ּּּИврит — кайф и красота. Очень простой и логичный, я бы даже сказал, наивный язык. В иврите есть несколько концептуально непривычных штук, но если их понять, то дальше складывается весь пазл очень быстро.

Это заметка не для тех, кто учит язык, а просто для любопытных. Я делюсь радостью открытия, а не преподаю. Тут будут неточности, которые даже я сам понимаю, а это значит, что с точки зрения знающего человека неточностей тут будет целая гора, но для моей задачи это не важно. Я хочу просто показать, как оно работает.

Надпись на автобусе: «ло беширу́т» (дословно: «не в сервисе»).

Почему сначала страшно

Вот есть слово נמל (порт, по буквам «нмл», читается «нама́ль»). Тут написаны всего три буквы: נ (н), מ (м) и ל (л). Как жить без гласных? Неужели учить со словарём, как читается каждое слово?

Или вот есть глагол есть (пищу), читается «леэхо́ль». Но я ем — это «ани охэ́ль», а я ел — это вдруг «аха́льти». Леэхо́ль, охэ́ль, аха́льти! Что за хрень происходит с гласными? Получается, недостаточно выучить со словарём, какие там гласные в этом корне, они ещё и все меняются в разных формах?

А вот справа сверху на фото слово רחוב (улица, по буквам: «рхвб», читается «рэхо́в»). Тут-то что вообще происходит? Мало того, что гласных нет, так ещё и какая-то „б“ в конце. Тут засада в том, что есть буквы, которые читаются по-разному в разных случаях: ב (б/в), פ (п/ф), כ (к/х), ש (ш/с) и ו (в/о/у). В данном случае רחוב обозначает как бы «рхов», а не «рхвб». Получается, что ו тут выступила в роли гласной „о“. Спасибо ей, конечно, но как можно до этого догадаться?

Складывается впечатление, что для чтения на иврите нужно выучить вообще все слова во всех формах с гласными и ударениями, потому что глядя на слово вообще невозможно его прочитать. То же слово נמל, которое порт, не зная ничего, можно было бы прочитать и как «номуль», и как «нмель». А улицу רחוב, наверное, можно было бы прочитать и как «рухвиб».

На самом деле нет. По мере того, как ты въезжаешь, обнаруживается, что вариантов чтения слов не так много.

Когда становится нестрашно

Я не знаю конкретных правил, но нейросеть постепенно обучается. Когда я вижу на прилавке надпись שקדים (по буквам: «шкдйм», миндаль), я почему-то читаю это как «шкади́м» и случайно оказываюсь прав. Более того! Почему-то мне кажется, что если бы слово читалось, скажем, «шкодэм», то оно бы записывалось как *שקודם («шквдм»; я не знаю, есть ли такое слово, я просто иллюстрирую мысль, что гласные в словах звучат всё-таки не случайные). Это похоже на то, как по-русски мы часто откуда-то знаем, куда ставить ударение даже в незнакомом слове. Кстати, слово «шкодэм» почему-то хочется прочитать с ударением на первый слог.

То есть даже в слове без контекста гласные можно иногда угадать. А в контексте, когда ты видишь, что это, скажем, существительное во множественном числе или глагол в прошедшем времени, шансов угадать становится ещё больше, потому что в расстановке этих гласных прослеживаются определённые паттерны.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола réintégrer во французском языке.

Магия в глаголах

Вернёмся к глаголам. Вот набор леэхо́ль, охэ́ль, аха́льти (есть, я ем, я ел) сначала звучит как полный беспорядок. Приставки и окончания — это понятно, но чехарда гласных взрывает мозг.

Но потом ты узнаешь, скажем, глаголы «леэхо́в» (любить), «лишто́т» (пить), «ликно́т» (покупать), «лаамо́д» (стоять), «лаасо́т» (делать). И оказывается, что формы единственного числа первого лица мужского рода у них: охэ́в, шотэ́, конэ́, омэ́д, осэ́. Внимание на гласные. Класс? Ну и заодно можно заметить, что у всех ребят, у кого инфинитив кончался на „т“, эта „т“ отвалилась. А вот они же в прошедшем времени: аха́вти, шата́ти, кани́ти, ама́дти, аси́ти. Не знаю уж, откуда „и“ в «кани́ти», но точно нельзя назвать все эти гласные случайными.

Выше я написал: «недостаточно выучить со словарём, какие там гласные в этом корне». Но на самом деле в корне-то вообще никаких произносимых гласных нет, гласные звучат в зависимости от того, что за форма у слова. Вот вам табличка про упомянутые выше глаголы. Попробуйте прочитать вслух:

инфинитив наст. прош. корень значения
леэхо́ль охэ́ль аха́льти а·х·л есть, ем, ел
леэхо́в охэ́в аха́вти а·х·б любить, люблю, любил
лишто́т шотэ́ шата́ти ш·т·т пить, пью, пил
ликно́т конэ́ кани́ти к·н·т покупать, покупаю, купил
лаамо́д омэ́д ама́дти ъ·м·д стоять, стою, стоял
лаасо́т осэ́ аси́ти ъ·ш·т делать, делаю, делал

Довольно быстро мозг научается воспринимать гласные и согласные раздельно, как разные «слои». Потом узнаёшь, что платить — это «лешале́м», и когда тебе, уходя из кофейни, надо уточнить «я заплатил?», ты спрашиваешь: «шала́мти?» (корень-то ш·л·м) — и тебя понимают! (Хотя правильно, оказывается, «шила́мти».)

(Наверное, вы уже догадались, что ль- в начале — это показатель инфинитива глагола, как to в английском? Так вот, это работает и как предлог to: «летэль-ави́в» — это «в Тель-Авив».)

Магия в существительных

Корни в иврите очень продуктивны. Знаешь корень — понимаешь кучу слов. Вот знал я слово «пату́ах» (открыто). И знал также, что «лифто́ах» — это открывать (корень п·т·х; п и ф — одна буква, напоминаю). И совершенно независимо от этого знал слово «мафтэ́ах» (ключ). И в какой-то момент у меня щёлкнуло: а, так ключ — наверное от того же корня, п·т·х! (Да.) Но то, что он именно «мафтэ́ах» (а-э́), а не какой-нибудь там «мифтух», тогда ещё казалось случайностью, надо просто знать. Вот, скажем, есть же глагол «лихто́в» (к·т·б, писать), а письмо — это «михта́в» (и-а́), а вовсе никакой не «махтэ́в» (а-э́).

Мафтэ́ах, михта́в. Хм, что-то больно много отглагольных существительных на м-. Есть же вот ещё глагол «лаало́т» (подниматься), а лифт — это «маали́т». Разумеется, как только это замечаешь, вспоминаешь все подряд существительные на м- — «мазле́г» (вилка), «мазга́н» (кондиционер), «мисра́д» (кабинет), «мизрака́» (фонтан) — и бежишь в словарь искать глаголы «лизло́г», «лизго́н», «лисро́д», «лизро́к», и даже что-то находишь.

О, так «махшэ́в» (компьютер) наверное как-то связан с «лахшо́в» (думать). (Да.) Но откуда берутся эти гласные в существительных на м-? Почему «махшэ́в» (а-э́), а не «михша́в» (и-а́), скажем? Есть же «мисра́д»!

И вот, внимание, главная красота, которую я пока нашёл. Паттерны, по которым строятся существительные, сами называются существительными с корнем к·т·л и теми же гласными. Например, слова «мисра́д» (кабинет, с·р·д), «мигдаль» (башня, г·д·л) имеют паттерн «микта́ль» (ми··а·), то есть: ми-, потом первые две буквы корня, потом -а-, потом третья буква корня. И этот паттерн означает место. А слово «мафтэ́ах» (ключ, п·т·х) имеет паттерн «мактэ́ль» (ма··э·). И этот паттерн означает инструмент!

То есть ключ — это именно «мафтэ́ах», потому что это инструмент (паттерн «мактэ́ль»), чтобы открывать (корень п·т·х). Вдумайтесь! Это же невероятно прекрасно. И поэтому же компьютер — это «махшэ́в», потому что это инструмент, чтобы думать (х·ш·в).

Схема втыкания букв из паттерна между буквами из корня:

По каким законам „ф“ переходит в „п“ я пока не знаю, но часто тоже получается догадаться, очевидно, там переходы тоже носят системный характер. Пью я несколько дней назад чай в бульварной кафешке, хозяйка Лиля даёт мне какую-то пироженку. Я говорю: «ой, чё вдруг?» Она говорит: «просто, пину́к». Лиля из Москвы. Пинук? Что за пинук? Лиля, увидев, что я не знаю такого слова: «ну, лефанэ́к — это типа баловать». Исчерпывающее объяснение.

(Тут я подумал, что «мигда́ль», башня, наверное того же корня, что «гадо́ль», большой? Оказался прав, заодно запомнил глагол «лигдо́ль», расти. Такие открытия, влекующие новые знания, я делаю по несколько раз в день, при этом новые слова запоминаются сразу гроздьями.)

Вы можете спросить: ну а как это будет работать, если в корне будет не три буквы, а четыре или пять? Куда именно «воткнутся» нужные гласные звуки? И вот тут ещё одна красота. За редким исключением, в корне всегда три буквы. И когда ивриту нужно заимствовать слово, которое не ложится на всю эту систему паттернов, он хитро схлопывает несколько согласных в как-бы-одну. Например, звонить по телефону — это «летальфэ́н» (т·лф·н). То есть «второй буквой» становится сочетание лф, внутрь которого никаких гласных не проникнет. Могут и три буквы склеиться: «летальгрэ́ф» (т·лгр·ф), телеграфировать.

Что это даёт

Как воспользоваться этим знанием на практике?

Вот вижу я в указателе убежища сверху слово מקלט (по буквам: мклт). Как оно читается? Маклит, миклут? Я предполагаю, что «микла́т», ведь убежище — это место, значит оно должно рифмоваться с другими местами на м-, такими как «мисра́д» (кабинет) или «мигда́ль» (башня). И оказываюсь прав!

Тут написано: «на этом пляже нет услуг спасателей что-то-про-зиму и что-то-про-купание запрещено». Вот то слово, в котором я выделил жёлтым корень — этот корень р·х·ц имеет отношение к купанию, потому что я уже знаю, что «лехитрахэ́ц» — купаться.

Понимание конструктивных вещей помогает легче запоминать новое. Понадобилось мне посмотреть, как будет целоваться. Оказалось — «лехитнашэ́к». Длинное слово, легко запутаться в слогах. Подобные глаголы на первый взгляд совершенно одинаковые: «лехитрахэ́ц» (купаться), «лехицтарэ́ф» (присоединяться), «лехитшамэ́ш» (пользоваться). Как не перепутать? А очень просто. От целоваться я запомнил только корень н·ш·к, остальное само собой получается. Заодно ясно, что «ленаше́к» — это целовать.

Или вот, в электронной очереди объявляют «лако́ах такой-то, леэмда́ миспа́р такой-то» (значит «клиент такой-то, к чему-то там номер такой-то»). Я понимал, что просто надо подойти к окошку с названным номером, но слова «эмда́» не знал. Посмотрел в словарь — это стойка. И думаю: чё я туплю-то, я ж знал глагол «лаамо́д» (ъ·м·д, стоять), мог бы допереть, что эмда́ (очевидно, тоже ъ·м·д) — это стойка.

Или иду по улице, вижу такое:

Из контекста ясно, что это «продаётся» (я знаю, как «сдаётся», и это не оно). Не знаю пока, как читается верхнее слово («лемакира́»?), но сразу думаю: о, наверное «лимко́р» — это продавать. (Да.)

Пока это писал, подумал, что, наверное, «лехазми́н» (заказывать) и «зман» (время) — однокоренные. (Да.)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях