Слова иврита для изучения на третьем этапе. Часть 10

Содержание

Уровни владения ивритом

Ведущими методистами в сфере преподавания иврита для неносителей языка – специалистами Иерусалимского университета была разработана шестиуровневая программа изучения иврита, соответствующая международным стандартам изучения иностранных языков.

Первый уровень – уровень «Алеф» (Beginners) A1

На данном уровне закладываются прочные фонетические, грамматические и лексические основы для дальнейшего изучения иврита; осваивается лексика, необходимая для письма и чтения несложных текстов, а также для беседы на повседневные темы. По окончании изучения уровня алеф учащиеся могут:

  • понимать на слух короткие рассказы или диалоги;
  • вести несложные беседы и рассказывать истории из повседневной жизни;
  • читать простые диалоги, заголовки и короткие тексты на легком иврите без огласовок;
  • писать рассказы (сочинения) и диалоги по изученным темам.

Курс рассчитан на 160 – 180 академических часов.

Второй уровень – уровень «Бет» (Lower Intermediate) A2

На данном уровне закрепляются и расширяются лексика и грамматические конструкции, изученные на уровне «Алеф». К концу уровня «Бет» учащиеся могут:

  • слушать новости, записи радиопрограмм и лекций на легком иврите;
  • вести беседы и дискуссии по изученным на данном уровне темам;
  • читать адаптированные рассказы и тексты, небольшие газетные статьи на легком иврите;
  • писать сочинения и небольшие рассказы по изученным темам.

Курс рассчитан на 160 – 180 академических часов.

Третий уровень – уровень «Гимель» (Upper Intermediate) B1

На данном уровне завершается знакомство учащихся с «легким ивритом» и начинается переход к литературному языку. Уровень «Гимель» имеет особую важность, поскольку, по правилам Иерусалимского университета, учащиеся, освоившие этот уровень, могут начинать учебу по некоторым специальностям в данном учебном заведении. По завершении этого уровня учащиеся смогут:

  • вести беседы, дискуссии на произвольную бытовую тему с носителями языка;
  • читать первые неадаптированные тексты, постепенно переходя от чтения прессы на легком иврите к несложным статьям на неадаптированном иврите и книгам на легком иврите.

Курс рассчитан на 160 – 180 академических часов.

Четвертый уровень – уровень «Далет» (Lower Advanced) B2

На данном уровне учащиеся наращивают навыки владения современным ивритом, как разговорным, так и литературным. Освоившие курс иврита на этом уровне могут:

  • слушать лекции университетского уровня;
  • понимать основное содержание новостей, радио- и телепрограмм;
  • читать тексты из различных областей, в том числе академические, газеты и книги на литературном иврите;
  • письменно излагать свое мнение по различным темам.

Курс рассчитан на 160 – 180 академических часов.

Пятый уровень – уровень «Хей» (Advanced) C1

На этом уровне значительно углубляется знание иврита в различных областях. По окончании уровня учащиеся

  • способны свободно понимать различные радио- и телепередачи;
  • значительно наращивают лексику, овладевают различными языковыми стилями и могут использовать их в дискуссиях и на письме;
  • читают научные и газетные статьи (без словаря), юридические документы, прозу и стихи.

Курс рассчитан на 160 – 180 академических часов.

Шестой уровень (завершающий) – уровень «Вав» (Upper Advanced) C2

На данном уровне углубляется знакомство учащихся со стандартами языка иврит Закрепляются навыки свободного владения языком во всех областях его применения. Особое внимание учащихся обращается на коллокации (сочетаемость слов) и семантические поля. Учащиеся, успешно закончившие обучение на уровне «Вав», ведут дискуссии на любые темы, читают, пишут академические и научные тексты, используя широкий активный словарный запас и глубокие знания в области морфологии и синтаксиса, имеют навык свободного чтения текстов любой сложности, анализа прочитанных текстов с точки зрения языковых стандартов Учащиеся, успешно сдавшие экзамен на уровень «птор», могут приступать к учебе на любом факультете Иерусалимского университета и свободно владеют ивритом, о чем говорит и само название уровня «птор», которое переводится как «освобождение» – то есть освобождение от дальнейшего изучения иврита. Курс рассчитан на 150 – 170 академических часов.

7 стадий изучения иврита

А вы знаете, что отношения могут быть не только между людьми?
С языком (ивритом) мы тоже строим свои отношения, в которых выделяется 7 этапов.

В этой статье я покажу на примерах все этапы развития отношений между учеником и ивритом:

Все имена вымышленные, совпадения с реальными событиями случайны.

Первая стадия изучения иврита— голод

Аля, девушка из Кишинева, с горящими глазами. Записалась на курсы иврита в Сохнуте.

Ее восхищает все! Какие интересные буквы, прописные — так вообще каллиграфия!

А как необычно звучат слова:

Все новые фразы Аля сразу повторяет. Вместе с подружкой вечерами они сидят вместе и делают домашки. Восторг от чего-то необычного и важного переволняет Алю)

Она с нетерпением ждет следующего занятия!

Что делать на этой стадии?

На эмоциях язык впитывается легко и просто. Сохраните это ощущение!

Это состояние — мощная подпитка, можно воспроизводить его в памяти в кризисные моменты.

Если ищете себе классного преподавателя иврита, обращайте внимание на этот признак. Вам должно хотеться на урок снова и снова!

На волне 1-ой стадии можно выучить много новых слов и оборотов, вникнуть в язык.

Вторая стадия изучения иврита — насыщение

А это Инна, она уже 3 месяца в Израиле. Готовиться и учить иврит начала еще до переезда. Первым делом записалась в ульпан. Вместе с ульпаном взяла еще репетитора и пару дополнительных курсов. Плюс устроилась на работу, чтобы практиковать иврит.

Все это вместе со стрессом от переезда дало мощный откат.

Материала слишком много. Новые слова и фразы путаются. Голова пухнет. Вроде учишь, учишь, учишь, конца и края нет. А по ощущению никуда не двигаешься. Говорить как не могла, так и не можешь… Отдохнуть некогда вообще. Задания вечером и ночью, утром снова в ульпан, потом курсы, репетитор, работа и так по кругу…

Сначала Инна пыталась успеть все сделать. Но отставание накапливалось. Вместе с отставанием накапливалось и чувство вины за не сделанное.

Добавилась и общая усталость от переезда, от напряжения, от учебы — от всего. И постепенно руки начали опускаться, Инна стала через раз делать домашку. Иногда вообще пропускала занятия. Мотивация куда-то пропала. Вместо нее только утомление, апатия и желание куда-то спрятаться, только чтобы тебя не трогали…

Что делать на этой стадии?

Взять паузу — это нормально.

Снизить нагрузку — более чем мудро.

Определить для себя оптимальную “дозу” иврита и не превышать ее — то, что нужно в этой ситуации. Все хорошо в меру)

У мозга есть лимит, пропускная способность на количество нового. Когда лимит превышен — начинает срабатывать предохранитель. Вам ничего не хочется делать и уж тем более не хочется что-то учить. Есть желание только отдохнуть и поспать.

Лучший способ улучшить память — выспаться) Т.е. позаботиться о себе и организовать сон и подготовку ко сну так, чтобы отдохнуть по-настоящему!

Еще рекомендую освоить методы, которые помогают справляться со стрессом. Этому я учу в индивидуальном коучинге по изучению иврита.

Также отличный вариант — повторить выученный материал с самого начала. Вы увидите, что уже многое знаете) Когда все время двигаешься вперед — забываешь, с чего начинал. А ведь еще несколько месяцев назад даже слова прочитать не мог! А теперь вон сколько уже знаешь. Отпраздновать собственный успех — тоже отличная идея.

Третья стадия изучения иврита — отвращение

Феликс, 46 лет, приехал в Израиль 8 месяцев назад с женой и сыном-подростком.

Сын учится в школе-интернате [пнимъя] в специальном классе для новых репатриантов [олИм хадашИм] и достаточно быстро и успешно освоил иврит.

Жена тоже пошла в ульпан и быстро подхватила язык. Вот повезло ей) Не стесняется и щебечет во всю.

У Феликса с ульпаном не сложилось. В группе галдеж, учитель что-то рассказывает, ничего не поймешь. Такой поток иврита и новых слов утомляет и начинает раздражать. Нет, бесить! Нет! Вызывает отторжение и отвращение.

Ощущение бесполезного времяпрепровождения и невозможности понять хоть что-то довело Феликса до того, что он решил покинуть ульпан.

Эти корявые буквы.

Эти слова, не похожие ни на что (кстати, Феликс неплохо изъясняется на английском. Но иврит — ни в какие ворота. Ничего не понятно!)

Это построение фраз.

Даже заставить себя сесть за иврит Феликс не мог.

Одна мысль об изучении иврита его мучила. И еще накрывало чувство вины, что он не может с этим справиться.

Что делать на этой стадии?

Часто именно тут человек решает, что у него не хватает способностей, нет памяти, ему не дано. И он бросает занятия.

На самом деле в этой точке важно отработать все эмоции, возникающие в отношении иврита и процесса учебы. Я провожу учеников через раздражение к легкости и удовольствию от учебы в личном коучинге по ивриту.

Что делать самостоятельно?

Расслабиться и перестать себя насиловать.

Радоваться, что вы здоровы.

Заботиться о себе.

Определить для себя необходимый минимум (например, всего 10-15 минут) и заниматься только этот короткий отрезок времени. В какие-то дни это могут быть просто 15 минут сидения над учебником. В какие-то вы чуть-чуть что-то напишете в тетради. Будут также и дни, когда вы за 15 минут успеете выучить несколько новых слов или даже прочитать диалог).

Как поступил Феликс?

Он после перерыва начал заниматься самостоятельно по самоучителю. Двигался, может и медленно по сравнению с галопом ульпана, но верно. Через какое-то время решил взять репетитора и занимался с ним около года.

В общей сложности ему понадобилось около 2-х лет, чтобы заговорить. И он герой. Не бросил, нашел свой варианты обучения и занимался.

Возможно и вы начинали и бросали учить иврит? Это нормально, так бывает. Вернуться и начать снова никогда не поздно. И еще раз, и еще, если понадобится.

Четвертая стадия изучения иврита — терпение

Знакомьтесь, Люся 39 лет, 5-ый месяц в Стране, 3-ий месяц в ульпане.

Как у Люси дела с ивритом? Сначала вообще не шло. Люся — старательная прилежная ученица. С идеальными тетрадками. Восторг от нового, необычного через какое-то время сменился утомлением, когда информации стало слишком много и Люся не успевала с домашками.

Она по инерции продолжала делать задания, но ощущение, что она отстает, не покидало ее.

Потом наступил совершенно неожиданный для Люси момент. Она не могла себя заставить заниматься. Одна мысль о иврите вызывала отвращение (мы с вами помним, что это 3-ий этап, верно?) На уроках в ульпане она почти засыпала. Внимание убегало, слова не запоминались. Хотелось домой под одеяло и сериальчик посмотреть с чашечкой чая и печеньками.

В школе этого не расскажут:  Сериалы на английском языке

Что сделала Люся?

Люся была девушка с характером, и вся эта история с ивритом ей не нравилась. Тогда она придумала для себя способ. Решила, что в течение недели вообще не делает домашки. А после занятий в ульпане просто отдыхает, занимается приятными делами. Люся любила цветы. Решила себе купить букет и поставить в салоне. Потом испекла вкусный кекс и угостила соседку. Потом Люся просто сходила прогуляться по городу.

Через неделю ей стало легче. В голове прояснилось. Напряжение спало. И даже захотелось учиться.

Она доучилась в ульпане, но снизив обороты. Определила себе время на домашние задания — не больше часа в день. Стала между делом повторять слова.

Заметила, что вдруг стало проясняться с биньянами и глаголами. Люся стала больше слышать и понимать на слух.

Экзамен сдала с отметками выше средних. Маленькими шагами спокойно дошла до окончания ульпана.

Люся перешла из 3-ей стадии (отвращения) к 4-ой — терпению.

Затем взяла перерыв в учебе на полгода, в течение этого времени общалась понемногу тут и там и стала смотреть сериалы на иврите. Понимала не все, но многое.

Кстати, раздражение, которое появлялось у Люси по поводу того, что она не понимает, не знает, не успевает, ушло. И с ним не стало чувства вины за неидеально выученные уроки… У нее получилось!

Еще через некоторое время ей захотелось поднять свой уровень, энтузиазма прибавилось и она нашла себе курс для продолжающих, чтобы отточить свой иврит еще лучше!

В “Иврике” вы тоже можете заниматься в своем темпе, идти по курсу так, как получается у вас именно сейчас.

Каждый курс — это выверенная система занятий. Вы не получаете просто материал, в котором надо разбираться. Вы получаете структурированный курс с отдельными уроками, методичками и полезными материалами для каждого из них, с аудио-файлами и тестами.

Остается только составить свое расписание занятий и следовать ему, изучая иврит. И помните — поменять расписание в процессе не страшно, пропустить пару дней можно, снизить ежедневную нагрузку допускается.

Главное — возвращаться к занятиям, выбирать делать хоть что-то на иврите в системе, хвалить себя за успехи. Поддерживающие мотивационные упражнения ждут вас в мини-курсе “Иврит без барьеров”

Пятая стадия изучения иврита — долг

Александра, 25 лет, 2-ой год в Израиле.

Александра учила иврит еще до репатриации немного, затем был ульпан и ульпан бэт, потом самостоятельное углубление. Прошла через все стадии. Сейчас работает секретарем в фирме медицинского туризма. Через нее проходит много документов на иврите, ей надо правильно писать емейлы, быстро печатать на иврите.

И сейчас она это делает легко. Хотя…

Вначале было трудно.

Она не могла отвечать на звонки (не успевала понять, что ей говорят), стеснялась говорить сама (не была уверена в правильности, боялась, что ее не поймут).

Но выхода не было) Ей надо было выполнять свои обязанности по работе. Надо было отвечать на звонки, писать письма.

И она это делала.

Тренировала заготовки для телефонных бесед, печатала сначала одним пальцем медленно, потом чуть быстрее, потом освоила слепую печать на иврите.

Слова проверяла в словаре, спрашивала у коллег. Тут тоже пришлось преодолеть стыд и стеснение.

Чтобы писать без ошибок, она стала разбираться в тонкостях грамматики, учить корни слов, переписывать тексты.

И у нее получилось.

Постепенно страха не осталось. Иврит перестал раздражать и нервировать. Появилось спокойствие и уверенность в своих знаниях, профессионализме. Она успешно справилась со всем объемом своих обязанностей.

И она знала: это не потому, что ей “повезло”. Это был ее собственный кропотливый труд. И эмоциональный, и интеллектуальный. Она смогла. Она делала, даже когда было очень трудно.

А вы готовы потрудиться над своим ивритом? Мы вам в этом поможем — дадим необходимую базу материалов, заботливо собранных в “Клуб Иврики”.

Шестая стадия изучения иврита — дружба

Даниэль. Сейчас ему 22, но в Израиль он приехал в возрасте 10 лет. Ему нужно было пойти четвёртый класс обычной школы, и он совсем не знал тогда иврит.

Сказать, что ему было трудно, это ничего не сказать. Первый год в школе был сплошной нервотрепкой, родители сходили с ума.

К слову сказать, вся эта история о том, что детям легче учить язык, сильно преувеличена. Просто у ребенка нет выхода, ему приходится общаться каждый день, хочет он того или нет. И для него язык является средством выживания в среде детей. У него нет возможности размышлять о способностях или отсутствии памяти, ему приходится выкручиваться и действовать. И дети тоже проходят через этапы раздражения, отвращения, стресса.

Итак, Даниэль. Он учился с репетитором дополнительно, посещал ульпан в школе.

Дело шло медленно.

Первые 2 года это сильно сказывалось на учёбе.

Особенно раздражало его то, что родители заставляли его учиться, а сами все время говорили на русском, жаловались на свой ульпан и не справлялись. Ему даже казалось, что они ленятся и придумывают отговорки. Это было несправедливо.

К счастью вся эта история уже позади, Даня благополучно выучился, пошёл служить в армию и свободно общается на иврите. Это язык его компании, это язык, на котором он учится, это язык, на котором он общается на службе.

Дани дружит с ивритом, он видит, как язык помогает ему, как проще со знанием языка двигаться дальше.

А вот его родители до сих пор говорят слабо и теперь просят его помощи там, где их иврита недостаточно.

А вы хотите крепко дружить с ивритом? Сделайте первый шаг навстречу этой дружбе — записывайтесь в Клуб Иврики!

Седьмая стадия изучения иврита — любовь

Думала, как проиллюстрировать стадию Любви с языком.

По-моему, любовь это когда язык — не просто средство общения, а способ самовыражения и творчества.

Писатели, поэты, ораторы, ведущие, тренеры, переводчики, преподаватели, духовные лидеры — у них с языком Любовь!

Я обожаю иврит. Чем дальше им занимаюсь, тем интереснее и увлекательнее.

Между базарным-бытовым и красивым-художественным ивритом — большая, огромная разница. Иврит очень богат и многогранен. В нем столько нюансов, подтекстов и смыслов.

Недавно читала художественный роман на иврите “Рука сестры” [яд ахОт] יד אחות.
Автор נאוה מקמל עתיר
Нава Макмэль Атир

В основу сюжета легла биография поэтессы Рахель Блювштейн. Родом она из Полтавы и ее родной язык — русский.

Она влюбилась в иврит, в Палестину. И писала стихи на иврите. Жизнь выдалась сложной у Рахель: она пережила несколько переездов в разные страны, расставание с любимыми людьми и местами, первую мировую войну, болезнь туберкулёзом.

Но любовь к ивриту она пронесла через всю жизнь. И это отчётливо слышно в ее стихах.

Что еще значит — любить иврит?

Любовь к ивриту — это чтение ТаНаХа на уровне глубоких смыслов и собственных интерпретаций.

Любовь к ивриту — это как дышать. Свободно и легко. Складывать слова в неповторимые сменяющиеся узоры смыслов, как в калейдоскопе. Чистое удовольствие и свобода.

И я рада, что показываю вам дорогу к любви к ивриту и веду вас к ней.

Получилось понять, на какой стадии отношений с ивритом вы находитесь сейчас? Поделитесь в комментариях своими примерами, буду рада почитать.

Ох уж этот странный иврит!

На первый взгляд иврит может показаться весьма странным и сложным языком, однако по мере его изучения становится понятно, насколько он разнообразен и логичен. В иврите отсутствуют некоторые согласные, присущие заимствованным из других языков словам, поэтому в письме для их обозначения соответствующая буква используется с апострофом. Также интересно то обстоятельство, что к людям в Израиле принято обращаться по имени, а вежливой формой обращения пользуются только в определенных случаях.

Всем привет, мои дорогие зрители, я очень рада видеть вас на своем канале.

Сегодня я бы хотела с вами поболтать о странностях иврита. Наверняка во всех языках мира есть некоторые моменты в правописании, в произношении, в правилах, которые могут показаться странными для носителей других языков. И естественно, иврит в этом случае не стал исключением. Более того, могу сказать, как мне кажется, в иврите больше странностей, по крайней мере для русскоговорящего человека, чем во многих других языках мира. Сейчас для меня эти вещи, эти странности не являются странностями, потому что я к ним привыкла. Но когда я только начала погружаться в мир иврита, начала изучать иврит, для меня эти вещи казались дико необычными и требующими привыкания.

И первая странность – иврит, в отличие от большинства языков, пишется справа налево. Если вдруг кто-то раньше не обращал внимание, то большинство языков мира пишутся слева направо, в том числе русский, английский, европейские языки. И это факт, к которому, конечно же, нужно привыкнуть, если вы собираетесь учить иврит. Но честно признаюсь, привыкается достаточно быстро, хотя иногда может возникнуть некая путаница, если, например, в предложении на иврите нужно вписать ряд цифр или какое-то слово на английском или на любом другом языке, который пишется слева направо. В таком случае возникает некая заминка, в каком направлении нужно написать это слово, или этот ряд цифр, или сколько нужно отступить расстояние в тексте, чтобы вместить нужное количество символов. И кстати, заминка и путаница возникает не только у человека, но и у компьютера. Тот, кто постоянно пишет и печатает на иврите, знает, о чем я говорю.

Кстати, что интересно, книги на иврите, все тетради и блокноты, которые продаются в Израиле, открываются в обратную сторону от того, к чему мы все с вами привыкли, и как бы нумеруются с конца, то есть книги, тетради, блокноты начинаются там, где, по идее, как кажется русскоязычному человеку, они должны заканчиваться.

Вы уже подписались на мой YouTube-канал про иммиграцию в Канаду?

Следующая странность – в иврите нет гласных. Шутка, конечно же они есть. Но не буквы, а звуки. В иврите гласных букв действительно нет. Разберем для примера слово מזרח [мизрах], переводится как восток . Как вы слышите, в слове מזרח 6 звуков: 4 согласных звука и 2 гласных, но, как вы можете видеть, написано только 4 буквы, и все они согласные. Как в этом разобраться и где какой гласный нужно произносить? – спросите вы. Ну во-первых, для этого есть правило; а во-вторых, когда вы только начнете изучать иврит, вы будете изучать иврит по текстам с огласовками (дополнительные знаки), которые, в свою очередь, помогут вам разобраться, где какой гласный звук нужно произносить.

То же слово מִזרָח с огласовками выглядит иначе – добавляются точки и черточки под буквами. Они могут быть также над буквами. Это и есть огласовки. В дальнейшем огласовки на знакомых словах будут исчезать и оставаться только на новых словах. И если вы визуально знаете слово, его помните, то вы знаете, как нужно его произнести.

Единственные гласные звуки, которые можно распознать в тексте без огласовок, – это звуки [и], [о] и [у]. Причем не всегда, когда они есть, их пишут. Более того, могу сказать: звуки [о] и [у] в тексте без огласовок выглядят совершенно одинаково. И если вы не знаете этого слова и ни одно из существующих правил не подходит к этому слову, то узнать, какой из этих звуков нужно произносить в данном случае, можно только по огласовке. И кстати, да, те буквы, которыми обозначаются эти 3 звука, тоже согласные.

Следующая странность – в иврите есть буквы, которые не имеют вообще никакого звука. Это такие буквы, как א (алеф), ע (айн) и в некоторых случаях ה (хей). Если буква ה в некоторых случаях имеет звук, похожий на [х], то буквы ע и א сами по себе вообще не имеют никакого звука.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола estamper во французском языке.

Раньше эти буквы имели гортанные звуки, но со временем их перестали произносить. Зачем нужны эти буквы? – спросите вы. Сейчас эти буквы могут быть вам в помощь, так как они являются показателем того, что там, где стоит одна из этих букв, есть какой-то гласный звук или даже 2 гласных звука подряд. Например, слово לַעֲשׂוֹת [лаасот], переводится как делать . В середине слова לַעֲשׂוֹת есть 2 гласных звука [а] подряд. Если первый гласный звук [а] можно отнести к букве לַ, то второй гласный звук [а] не к чему было бы отнести, если бы там не было буквы עֲ.

Система мишкалей в иврите (часть 1)

В этом уроке мы будем изучать такое понятие, как «мишка́ль» (в переводе с иврита это слово означает «вес»). По сути мишка́ль в иврите — это словообразовательная модель имен существительных и прилагательных. Аналогичные модели для глаголов мы будем рассматривать отдельно, изучая систему бинья́нов.

Зададимся вопросом — имеет ли какой-то особый смысл понятие «мишка́ль» или это просто совокупность совершенно разнородных частей. Оказывается имеет и огромное. Дело в том, что мишка́ль, как сочетание всех частей данного слова, имеет грамматическое значение. Каждому мишкалю соответствует определенная грамматическая форма. Для иллюстрации этого рассмотрим несколько примеров.

Возьмем слова כָּתוּב («кату́в» — написанный), לָמוּד («ламу́д» — выученный), סָגוּר («сагу́р» — закрытый), שָׁבוּר («шабу́р» — сломанный), מָכוּר («маху́р» — проданный). Нетрудно заметить, что у них есть нечто общее, и оно заключается во внутренней флексии, в сочетании гласных «а-у», которые и являются тем самым мишкалем этого слова.

Возьмем более сложный мишкаль: слова типа מִקְלָט («микла́т» — убежище), מִגְרָשׁ («мигра́ш» — площадка), מִשְׁמָר («мишма́р» — пост/караул), מִקְדָּשׁ («микда́ш» — святилище/храм). Все эти слова обозначают место действия и имеют одинаковое грамматическое строение, т.е. одинаковый мишкаль. Разница в их значении связана со значением корня. Мишкаль слов תִּכְתֹּבֶת («тихто́вэт» — корреспонденция), תִּסְפֹּרֶת («тиспо́рэт» — стрижка), תִּקְשֹׁרֶת («тикшо́рэт» — система связи) обозначает некую систему, комплекс.

Эти примеры показывают, что мишкаль несет в себе определенную идею, но не лексическую, а грамматическую, словообразовательную. Подставляя в данный мишкаль различные корни, мы получаем конкретную реализацию этой идеи. Слово, таким образом, состоит из корня, дающего общее лексическое значение, и мишкаля, дающего грамматическое или словообразовательное уточнение, и синтезом этих идей является значение конкретного слова.

Представим себе, что в иврите есть 1000 корней и 10 мишкалей. Мы могли бы, пользуясь такой схемой, построить 10000 различных слов, и для этого нам понадобилось бы в качестве строительного материала 1010 единиц (1000 корней и 10 мишкалей). Сравним 10000 и 1010. Задача построения словаря облегчилась бы фактически в 10 раз. Этот несколько условный пример иллюстрирует важность усвоения корней и мишкалей при изучении иврита.

13 смысловых комплексов

Оказывается, что мишкалей в иврите не слишком много и они объединяются в определенные смысловые комплексы. Таких комплексов тринадцать. Разделение это несколько условно, возможны другие комбинации, но оно практически наиболее приемлемо для учебных целей. В каждый из тринадцати типов входит один или несколько мишкалей, в них наряду с мужским родом входит и женский род. Прибавление окончания женского рода не меняет общий смысл мишкаля.

Вся система мишкалей (кроме качественных прилагательных) разворачивается вокруг идеи действия, сто роднит систему мишкалей с системой глагольных биньянов, которую мы рассмотрим в другом уроке. Представим себе, что у нас есть некое действие — например, «делать». Исходя из понятия «делать», можно построить следующие слова: тот, кто делает — «деятель»; то, что делается — «деяние»; процесс действия — «делание»; некое «место действия»; состояние, которое возникает в результате — «сделанность»; сюда же примыкает пассивное причастие — «сделанный»; а также орудие действия — «инструмент». Таким образом, вокруг действия, возникает целая система мишкалей. Поэтому мы называем их системой, а не просто набором — они связаны друг с другом, они все «помогают» друг другу в процессе действия.

А сейчас рассмотрим один за другим все эти тринадцать типов мишкалей. Из них большая часть относится к именам существительным, а несколько характеризуют прилагательные.

1 тип

Первый тип мишкалей объединяет имена существительные, обозначающие объект действия или его результат, в зависимости от смысла глагола. В любом случае речь идет о:

  • Пассивном участнике действия, выраженного корнем
  • Или о том, над чем производят деиствие
  • Или что получилось в результате выполнения этого действия

Какие же модели охватывают этот тип мишкаля? Во первых, это два вида так называемых «сеголатов«, т.е. два мишкаля, в которых второй гласной корня является огласовка «сегол» — ־ֶ «э». Представителем первого вида сеголата является слово סֵפֶר («сэ́фэр» — книга). Первая огласовка у него «цэрэ» — ־ֵ , вторая «сегол» — ־ֶ . Кроме слова סֵפֶר , сюда же относятся слова חֵלֶק («хэ́лэк» — часть), סֵבֶל («сэ́вэль» — страдание) и ряд других.

Второй вид сеголата звучит практически так же, как и первый, но на первом месте стоит не «цэрэ» — ־ֵ , а «сегол» — ־ֶ (т.е. краткое «э», а не долгое «э»), как в слове יֶלֶד («е́лед» — ребенок), в котором два сегола. К этой же категории относятся слова: שֶׁבֶר («шэ́вэр» — перелом), חֶבֶר («хэ́вэр» — лига/союз), גֶּבֶר («гэ́вэр» — мужчина) и ряд других. Характерной особенностью всех сеголатов является ударение на первом слоге. Подробнее об их свойствах мы будем говорить в дальнейшем. Итак, два первых вида данного типа мишкалей — сеголаты.

Третий мишкаль рассматриваемого типа огласовывается двумя огласовками «камац» — «а-а». В него входят такие слова как: דָּבָר («дава́р» — слово/вещь), מָרָק («мара́к» — суп), בָּצָל («баца́ль» — лук), בָּשָׂר («баса́р» — мясо) и т.д.

Четвертый мишкаль имеет огласовки «а-о». Это мишкаль слова שָׁלוֹם .

И кроме этих четырех, сюда же относятся еще четыре мишкаля, построенных в виде прямой краткой основы. Вспомним: краткая основа — это огласовка «шва» на первом месте и какая-то из пяти возможных гласных на втором. Например: בְּאֵר («бэр» — колодец), פְּסִיק («псик» — запятая), כְּפוֹר («кфор» — иней), דְּפוּס («дфус» — печать).

Итак, разобранные восемь разновидностей мишкалей дают нам 1-ый тип: объект действия и его результат. Подчеркнем, что, как правило, объекты действия, обозначаемые первой группой мишкалей, относятся к глаголу в биньяне פָּעַל или, гораздо реже, в פִּעֵל . Мы подробнее поговорим о значении биньянов в дальнейшем, но это обстоятельство нужно иметь в виду.

Примеры 1 типа

С известным нам глаголом לְסַפֵּר («лэсапэ́р» — рассказывать) связано слово סֵפֶּר («сэ́фэр» — книга) — то, что рассказано. С יָלַד («яла́д» — рожать) — יֶלֶד («е́лед» — ребенок). Интересен генезис слова דָּבָר («дава́р» — слово/вещь). Это слово связано с глаголом לְדַבֵּר («лэдабэ́р» — говорить) и отсюда понятно, что слово דָּבָר означает «то, о чем говориться, нечто обсуждаемое». Это нечто вроде темы обсуждения, предмета разговора. Понятна поэтому многозначность его перевода на русский язык. Это и «слово», и «дело», и «вещь». Но, если это «слово», то имеется в виду не просто слово в словаре, а слово, как некое высказывание, например, «слова такого-то». Отдельное слово в словаре — מִלָּה «мила́». А по скольку это соответствует понятию «предмет обсуждения», то его можно иногда по контексту перевести как «дело», «вещь».

Или возьмем слово שָׁלוֹם («шало́м» — мир). Для того, чтобы понять точное значение этого слова, нужно обратится к этимологии, к значению корня. Корень שׁלם обозначает «завершение», в частности, לְשַׁלֵּם («лэшале́м» — платить) означает «завершить сделку». Слово שָׁלֵם («шале́м» — целый/цельный/совершенный). Отсюда понятно, что слово שָׁלוֹם означает результат действия совершенствования, т.е. «совершенство/завершенность». Это не просто мир, как отсутствие войны, а мир, как достижение совершенства, гармонии, цельности.

לִפְרֹק («лифро́к» — выводить/выдавать порциями/разгружать), а от него происходит слово פֶּרֶק («пэ́рэк» — глава/раздел книги).

Повторение всех словообразовательных моделей (мишкалей) 1 типа

־ֵ־ֶ־ Пример: סֵפֶר («сэ́фэр» — книга)

־ְ־ָ־ Пример: כְּתָב («кта́в» — шрифт/почерк/писание/текст)

־ֶ־ֶ־ Пример: יֶלֶד («е́лед» — ребенок)

־ָ־ָ־ Пример: דָּבָר («дава́р» — слово/предмет разговора/вещь)

־ָ־וּ־ Пример: שָׁלוֹם («шало́м» — мир/совершенство)

־ְ־ֵ־ Пример: בְאֵר («бэр» — колодец)

־ְ־ִי־ Пример: פְּסִיק («псик» — запятая)

־ְ־וֹ־ Пример: כְּפוֹר («кфор» — иней)

־ְ־וּ־ Пример: דְּפוּס («дфус» — печать

В этом уроке мы с вами познакомились с базовым понятием мишкаля в иврите и рассмотрели первый из тринадцати мишкалей. Остальные 12 типов мы будем проходить уже в следующем уроке.

иврит язык

( הַשָּׂפָה הָעִבְרִית , הַלָּשׁוֹן הָעִבְרִית )

Введение

Иврит, язык евреев, существующий уже свыше трех тысяч лет; древнейшие поддающиеся датировке литературные памятники иврита, сохраненные библейской традицией, относятся к 12 в. или 13 в. до н. э. (например. Песнь Деборы, Суд. 5:2–31), первая надпись — предположительно к 10 в. до н. э.

Иврит — язык семитского происхождения. К семитским языкам, кроме иврита, принадлежат также арамейский, арабский, аккадский (ассиро-вавилонский), эфиопские и некоторые другие языки Передней Азии. Особенно близки к ивриту финикийский и угаритский языки, принадлежащие вместе с ним к ханаанской ветви семитской группы языков.

Семитская группа языков сама является одной из ветвей семито-хамитской языковой семьи, к которой, наряду с семитскими, принадлежат также египетские языки, берберские (Северная Африка), кушитские (Эфиопия, Сомали и соседние территории) и чадские языки (Северная Нигерия, Северный Камерун, Чад). На этом генетические связи иврита еще не кончаются: по мнению ряда исследователей, семито-хамитская языковая семья обнаруживает древнее родство с индоевропейской семьей языков, с картвельскими языками (грузинским и другими), с уральскими (финно-угорскими и самодийскими), с тюркскими, монгольскими, дравидийскими языками Индии и с некоторыми другими языками Евразии, составляя вместе с ними ностратическую макросемью языков.

История иврита

В истории иврита можно выделить несколько периодов:

Библейский иврит (12–2 вв. до н. э.)

Основными языковыми памятниками этого периода являются книги Библии. Собственно говоря, в текстах Библии подлинным памятником библейского иврита является лишь буквенная часть (то есть прежде всего согласные), диакритические же знаки ( נְקֻדּוֹת ), передающие гласные и удвоение согласных, добавлены лишь в конце I тысячелетия н. э. Хотя передаваемая ими еврейская религиозная традиция чтения Библии восходит к произношению, преобладавшему в библейский период, она отражает также фонетические изменения (закономерные фонетические переходы) в иврите последующих эпох и потому не принадлежит к библейскому ивриту. На иврите конца библейского периода написана также часть апокрифов (см. Апокрифы и псевдоэпиграфы), однако из них лишь немногие фрагменты дошли до нас в еврейском оригинале. К числу памятников библейского иврита относятся и немногочисленные надписи той эпохи. Самая древняя из них — календарь из Гезера, 10 в. до н. э.

Послебиблейский иврит (1 в. до н. э. — 2 в. н. э.)

Основными памятниками иврита этого периода являются тексты Мёртвого моря свитков, Мишна, Тосефта и частично галахические мидраши. Если тексты свитков Мертвого моря в основном написаны на литературном языке, продолжающем традиции библейского иврита, то Мишна и Тосефта близки по языку к живой разговорной речи того времени и существенно отходят от норм библейского иврита. В эту эпоху иврит начинает вытесняться из повседневного обихода арамейским языком — языком межэтнического общения в Передней Азии. Дольше всего иврит сохранялся в качестве разговорного языка в Иудее (до 2 в. н. э., а по некоторым данным, возможно, и до 4 в. н. э.), на севере же (в Галилее) вышел из разговорного употребления ранее, оставаясь лишь языком письменности и культуры. Мишнаитский иврит отличается от библейского языка в синтаксисе (построение предложения, употребление глагольных времен и прочее), в морфологии (сложилась современная система трех времен глагола, появились притяжательные местоимения типа שֶׁלִּי [šεl’lī] `мой` и многие другие), в лексике (некоторые употребительные прежде слова сменились новыми, в иврит проникло немало заимствований из арамейского и греческого языков). Были, видимо, и фонетические изменения (особенно в гласных), но они не отражены в графике и потому скрыты от нас.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола biaiser во французском языке.

Талмудический иврит (3–7 вв. н. э.)

Перестав быть средством устного общения, иврит сохраняется как язык религии и письменности. Евреи говорят главным образом на диалектах арамейского языка: на западном позднеарамейском в Палестине и на одном из восточных позднеарамейских диалектов в Месопотамии. Под влиянием арамейских диалектов складываются три нормы произношения иврита (при чтении библейских и других текстов): одна в Месопотамии (вавилонское произношение) и две в Стране Израиля (тивериадское и так называемое «палестинское» произношения). Все три традиции произношения зафиксированы созданными в 7–9 вв. н. э. системами диакритических знаков огласовки ( נְקוּדוֹת ): вавилонской, тивериадской и палестинской. Наиболее подробная из них — тивериадская. Она со временем вытеснила из употребления остальные системы и применяется евреями до сих пор. Иврит этой эпохи испытал значительное арамейское влияние также в лексике и в синтаксисе. Основными памятниками талмудического иврита являются ивритские части Гемары Вавилонского и Иерусалимского Талмудов и часть мидрашей. На рубеже этой и последующей эпох создаются первые произведения религиозной поэзии (см. Пиют).

Средневековый иврит (8–18 вв. н. э.)

Евреи, живущие в разных странах Европы, Азии и Северной Африки, продолжают активную литературную и культурную деятельность на иврите. Богатейшая еврейская средневековая литература на иврите охватывает обширную тематику и разнообразна по жанрам: религиозная поэзия (пиют), светская поэзия (достигшая расцвета в творчестве испано-еврейских поэтов 10–13 вв.), нравоучительные рассказы, переводная проза (например школа Ибн Тиббонов в 12–15 вв.; см. Тиббониды), научная литература (лингвистическая, философская, географическая, историческая, математическая, медицинская), комментарии к Библии и Талмуду (например, Раши), юридическая литература, богословие, каббалистическая литература и прочее (см. Шломо Ибн Габирол; Ие худа ха-Леви; Каббала; Маймонид; Респонсы; Философия).

Новая тематика и новые жанры литературы связаны с обогащением лексики. Лексика иврита обогащается за счет словообразования (словопроизводство посредством еврейских аффиксов и моделей от еврейских и арамейских корней, словообразование по аналогии), заимствований (главным образом из арамейского языка), калек (по образцу арабского литературного языка, а позднее — европейских языков), семантических изменений слов и развития фразеологии. Развивается и усложняется также синтаксис. В странах галута иврит испытывает влияние языков повседневного общения (средневерхненемецкого языка и происходящего из него языка идиш, староиспанского и происходящего из него джудесмо (см. еврейско-испанский язык), диалектов арабского, арамейского, персидского и других языков) и фонетически эволюционирует вместе с эволюцией этих языков и их диалектов. Так, в соответствии с развитием средневерхненемецкого ō в ow в западных диалектах идиш (Германия), в oj в центральных диалектах (Польша, Украина, Румыния), в ej в северных диалектах (Литва, Белоруссия): grōs `большой` > западный идиш — grows , центральный идиш — grojs , северный идиш — grejs , древнееврейское ō испытывает ту же эволюцию: עוֹלָם [‘o’lām] `мир (свет)` > ‘owlem , ‘ojlem , ejlem .

Так сложились существующие и поныне традиционные системы ивритского произношения (чтения текстов) у различных еврейских общин: ашкеназская (в Центральной и Восточной Европе), сефардская (у выходцев из Испании), йеменская, багдадская, северо-африканская, новоарамейская (у евреев Иранского Азербайджана и Курдистана, говорящих на современных арамейских диалектах), персидская, бухарская (Средняя Азия), татская (на востоке Кавказа), грузинская и другие.

Иврит эпохи Хаскалы (18–19 вв.)

Литераторы и просветители Хаскалы ввели иврит в орбиту современной европейской культуры. Иврит становится языком художественной литературы современных жанров (в том числе роман и драма) и современной тематики, языком публицистики, литературной критики, науки современного типа. Писатели Хаскалы стремились очистить иврит от средневековых напластований и отмежеваться от языка раввинистической литературы. Часть из них (Н. Г. Вессели, А. Мапу, К. Шульман, И. Эртер и другие) стояли на позициях крайнего пуризма, стремясь писать на чисто библейском иврите, что чрезвычайно ограничивало лексические ресурсы языка и при попытках обозначить предметы, не упомянутые в Библии, заставляло писателей прибегать к громоздким описательным оборотам. Так появился в иврите так называемый «высокопарный стиль» ( סִגְנוֹן מְלִיצִי ) , нередко трудный для понимания.

Другие писатели Хаскалы, хотя и ориентировались преимущественно на лексику библейского иврита, применяли в необходимых случаях и слова из послебиблейской, талмудической и средневековой литературы (например, средневековые медицинские термины שִׁעוּל [ši’ul] `кашель` и מַזְלֶפֶת [maz’lefet] `шприц`, возрожденные просветителем Менахемом Мендлом Лефином в 1789 г.), а нередко и создавали новые слова, требующиеся для выражения понятий современной жизни. Некоторые из этих неологизмов сохранились и в современном иврите, например כְּתֹבֶת [‘ktovet] в значении `надпись` и `адрес`, רְהִיטִים [Rehi’tim] в значении `мебель`, הִתְקָרְרוּת [hitkaRe’Rut] в значении `простуда` (неологизмы М. А. Гинцбурга, 1795–1846), חֹקֶן [‘xoken] `клизма`, בְּחִילָה [bxi’la] `тошнота` (неологизмы М. Лефина, конец 18 в.). Творчество виднейших писателей, просветителей и публицистов Хаскалы (например, Ш. Д. Луццатто, И. Л. Гордона, П. Смоленскина) способствовало модернизации и обогащению иврита.

Современный иврит (с 1880-х гг. до наших дней)

Зачинателем современного иврита можно считать Менделе Мохер Сфарима. В произведениях, написанных после 1886 г., он создает новую стилистическую систему, основанную на использовании языковых богатств всех эпох истории иврита. Применение слов и оборотов Мишны, Гемары, мидрашей, Раши и молитв создает впечатление простого (как бы разговорного) стиля, ибо в сознании читателя того времени такие слова и обороты ассоциировались с местечком и разговорным языком (так как именно к этим источникам восходит ивритско-арамейский компонент языка идиш, пословицы, поговорки и крылатые слова, которыми была пересыпана речь местечкового еврея). Этот простой стиль мог быть противопоставлен более высокому и поэтическому (использующему, например, лексику библейских пророков и ассоциируемому с литературой Хаскалы). Таким образом преодолевалась стилистическая одноплановость иврита и расширялись его языковые ресурсы. Творчество Менделе и последующих писателей (Ахад ха-‘Ам, Х. Н. Бялик и другие) приблизило иврит к жизни и оказало большое влияние на дальнейшее развитие языка (см. Иврит новая литература).

На рубеже 19 в. и 20 в. происходит беспрецедентное в истории языков событие — возрождение мертвого древнего языка. Мертвыми принято считать языки, которые не служат для повседневного устного общения и ни для кого не являются родными, даже если эти языки (как латынь в средние века и санскрит в 1–2 тыс. н. э.) и продолжают использоваться в письменности, культе и литературном творчестве. Возрождение мертвых языков в истории не наблюдалось и считалось немыслимым. И тем не менее мертвый язык, который называли древнееврейским, возродился в качестве естественного живого языка — языка повседневного общения целого народа.

Пионером возрождения иврита был Эли‘эзер Бен-Ие худа. Приехав в Иерусалим в 1881 г., он начал интенсивную пропаганду возрождения разговорного иврита как составной части духовного возрождения нации. Его пропагандистская и издательская деятельность, его словари иврита (карманный и полный многотомный) и его личный пример (в семье Бен-Ие худы говорили только на иврите, и его старший сын был первым ребенком, родным языком которого стал иврит) сыграли первостепенную роль в превращении иврита в язык повседневного устного общения. Инициатива Бен-Ие худы и его сподвижников была поддержана еврейскими репатриантами первой и второй алии. Самым существенным фактором возрождения иврита оказались школы в еврейских сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных поселениях, где языком обучения и общения служил иврит. Воспитанники этих школ в дальнейшем говорили на иврите в своих семьях, и для их детей иврит уже был родным языком.

Э. Бен-Ие худа и возглавляемый им с 1890 г. Комитет языка иврит (Ва‘ад ха-лашон ха-‘иврит, וַעַד הַלָּשׁוֹן הָעִבְרִית ) проводили большую работу по созданию недостающих языку слов (главным образом путем использования ивритских и арамейских корней и ивритских словообразовательных моделей) и по нормированию языка. Эту работу продолжает созданная в 1953 г. (на базе Комитета языка иврит) Академия языка иврит.

По мнению Бен-Ие худы, фонетика возрожденного иврита должна была базироваться на сефардском произношении (то есть на произношении выходцев из Испании и восточных стран). Основание для такого выбора — в том, что сефардское произношение ближе ашкеназского (центрально- и восточноевропейского) к древнему произношению иврита, точнее — к тому условно-школьному чтению, которое принято в европейских университетах и христианских семинариях при изучении библейского иврита.

Сефардское произношение сохранило также древнее место ударения в слове, тогда как в ашкеназском произношении в конечноударных словах и формах ударение обычно сдвинуто на предпоследний слог: יָתוֹם `сирота` (библейское jā’ t ōm) в сефардском и университетско-семинаристском произношении звучит ja’tom, а в ашкеназском — ‘josejm и ‘jusojm. Сефардское произношение воспринималось поэтому как более близкое к исконному, а ашкеназское — как испорченное, ассоциируемое с галутом и потому неприемлемое.

И действительно, в указанных выше отношениях (судьба תֿ , холама, цере, камаца и ударения) возрожденный иврит сходен с сефардским произношением. Однако почти во всем остальном обычная фонетическая норма современного иврита оказалась близка к языку идиш: гортанные ע [‘] и ח [ḥ̣] как особые фонемы исчезли (вопреки усилиям Бен-Ие худы и пуристов), ר реализуется как увулярное (грассирующее) R, гласный шва первого слога пал (а не дал e, как в восточном и сефардском произношении): דְּבַשׁ `мед` — ‘dvaš, а не de’vaš, интонация в иврите очень близка к интонации идиш. Фонетику современного иврита можно примерно охарактеризовать как «сефардский иврит с ашкеназским акцентом». Причина ясна: большинство иммигрантов первой половины 20 в. приезжало из России, из Восточной и Центральной Европы, и их родным языком был главным образом идиш (или немецкий язык).

В 3–19 вв. н. э., когда иврит был лишь языком письменности и культуры, его эволюция следовала закономерностям исторического изменения мертвых языков, функционирующих как языки культуры — таких, как средневековая латынь, классический и буддийский санскрит: грамматические формы слов законсервированы (изменения могут касаться лишь степени их употребительности и семантического наполнения грамматических категорий), фонетические изменения — лишь проекция фонетической истории разговорных языков-субстратов, и только лексика развивается относительно свободно: она пополняется новыми лексическими единицами за счет словообразования, заимствования из других языков и семантического изменения слов; может происходить борьба синонимов, выход слов из употребления и т. п.

После возрождения иврита как разговорного языка картина резко изменилась. Как и во всяком живом языке, в иврите происходят автономные (то есть не зависящие от влияния других языков) фонетические изменения, зарождающиеся в просторечии или в речи молодежи и затем распространяющиеся на все более широкие слои населения. Именно такой характер носит, например, ослабление и полное исчезновение h, особенно в начале слова: aši’uR it’xil вместо hašI’uR hit’xil ( הַשִׁעוּר הִתְחִיל ) `урок начался`. Изменения в морфологии касаются теперь и грамматических форм слова: на месте ktav’tem ( כְּתַבְתֶּם ) `вы написали` в разговорном иврите произносят ka’tavtem (по аналогии с другими формами в парадигме прошедшего времени: ka’tavti `я написал`, ka’tavta `ты написал`, ka’tavnu `мы написали` и т. д.).

Как и во всяком живом языке, подобные изменения морфологии возникают первоначально в просторечии и в речи детей, а затем могут проникнуть и в разговорную норму (как приведенный пример) либо остаться достоянием просторечия (как форма ha’zoti `эта` при литературном и нейтрально-разговорном ha’zot ( הַזֹּאת ). Да и в развитии лексики появились новые процессы: наряду с новообразованиями, возникающими в письменной речи писателей, журналистов, ученых и юристов или декретируемых Академией языка иврит, есть много новообразований, зарождающихся в просторечии или сленге и оттуда проникающих в общеразговорную норму, а иногда и в литературный язык: מְצֻבְרָח [mecuv’Rax] `расстроенный` было вначале шуточным сленговым неологизмом, произведенным по модели meCuC’CaC (причастие пассивной породы pu’‘al от четырехсогласных глаголов) от מַצַּב רוּחַ [ma’cav-‘Ruax] `состояние духа, настроение` (в просторечии `плохое настроение`). Комичность неологизма — в том, что причастие образовано от словосочетания и начальное m- производящей основы одновременно служит префиксом причастия. Однако сейчас слово утратило свой комизм и сленговый характер и стало общеразговорным; оно довольно широко применяется в художественной литературе. От него производятся новые слова: הִצְטַבְרֵחַ [hictav’Reax] `(он) расстроился`.

ОКОНЧАНИЕ СТАТЬИ СНЯТО ДЛЯ ДОРАБОТКИ
ТЕКСТ БУДЕТ ОПУБЛИКОВАН ПОЗДНЕЕ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях