Слова иврита для изучения на третьем этапе. Часть 22

Слова иврита для изучения на третьем этапе. Часть 22

Главная » Языки перевода » Иврит » Грамматические особенности иврита

Грамматические особенности иврита

Основным способом образования слов в иврите является внутренняя флексия. Таким образом называют видоизменения гласных, что расположены внутри корня любого слова. Те приставки и суффиксы, которые подсоединяются к корню извне, называются в грамматике иврита внешними флексиями. Кстати, термин «флексия» переводится с латыни, как «изменение». Если же эти изменения происходят в корне, то они носят название внутренних флексий.

В чем заключаются грамматические особенности современного еврейского языка?

Для того чтобы понять суть словообразования в еврейском языке, достаточно лишь привести пару примеров из современного иврита. Так, можно взять ряд сходных по смыслу слов: «ламад» — «учить», «мэламэд» — «преподаватель», «лмад» — учи», «ломэд» — «изучающий». Все эти слова практически не имеют каких-либо внешних флексий. Они образуются за счет изменения внутренних флексий (расположены внутри корня). Получается, за счет таких изменений образуются новые слова и новые формы слов: существительное, причастие, прилагательное, глагол. При этом важно отметить, что не изменяются лишь три согласных, расположенных в корне слова. Остальные же буквы (гласные) легко изменяются, образуя новые слова.

Таким образом, согласные буквы в корне (те, что не изменяются) дают лексический заряд, а гласные буквы – являются обозначением грамматической формы слова. Это явление носит название «принцип внутренней флексии», на котором и строится еврейская морфология и словообразование. Также важно выделить несколько основных особенностей грамматики современного еврейского языка:

В еврейском языке те слова, что имеют одинаковое построение из двух и трех слогов, могут иметь совершенно разное значение. Любое сочетание внутри корня слова будет являться грамматически значимым. В большинстве еврейских слов число звуков, идущих на передачу фразы в иврите, оказывается минимальным. Это объясняется тем, что в процессе чтения большая часть гласных в этом языке попросту опускается. Тем, кто разговаривает на русском языке, труднее всего принять внутреннюю флексию еврейских слов. Компактность произношения слов оказывается просто непривычной для сознания русскоговорящего человека.

Иврит имеет много общего с идишем. Детально объяснить все сходства могут носители, знающие и тот и другой языки. Сегодня идиш используется в основном для различного рода религиозных отправлений. Иврит и идиш имеют по 22 буквы в алфавите, обозначающие только согласные буквы. Однако если в идише нет огласовок, то в иврите они чаще всего допускаются, что облегчает процесс чтения. Два этих языка имеют сходную грамматику. Однако иврит имеет только семитские корни, а идиш произошёл от семитских, славянских и германских корней. Сегодня иврит более распространён, но многие исконные носители хорошо владеют грамматикой и того, и другого языка.

Тенденции грамматики современного иврита

Современный еврейский язык имеет довольно развитую систему словообразования, а также словоизменения. В процессе формирования иврит сумел всецело вобрать в себя грамматические особенности сразу нескольких языков: библейского, средневекового и мишнаитского. При этом современный еврейский существенно отличается от языков другого периода. Так, он имеет особенную систему перестройки автоматических чередований. Также он имеет совершенно другие грамматические категории глагола. В последнее время в современном еврейском прослеживается тенденция к аналитизму в существующих в языке синтаксических конструкциях.

Слова иврита для изучения на третьем этапе. Часть 22

Еврейский алфавит является одним из древнейших на планете, многие современные буквенные системы письменности (включая кириллицу) возникли на его основе.

Пишут на иврите справа налево, в алфавите 22 буквы, разница между прописными и строчными буквами отсутствует, буквы при письме не соединяются между собой.

Пять букв дополнительно имеют особое начертание, если находятся в конце слова. Некоторые буквы имеют несколько вариантов озвучивания в зависимости от местоположения в слове и других дополнительных условий.

В иврите все буквы согласные. При этом при произношении слов используются гласные звуки «а», «и», «о», «у», «э». При необходимости явно указать, какой гласный звук идёт после написанной буквы, начиная с X века н.э., используют огласовки — систему точек и черточек, ставящихся около этой буквы.

Четыре буквы в иврите ( ה ,ע ,א ,ח ) называются «гортанными». Эта грамматическая характеристика широко используется в формулировках правил спряжения и словообразования в грамматике иврита. Часто пятой «гортанной» буквой объявляется ר («реш»).

Буквы иврита также используются для записи чисел. Каждой букве приписано числовое значение (гематрия).

Фонетика иврита очень близка к русскому языку, и транскрипция на кирилице достаточно точно передает оригинальное звучание слов иврита.

Название Написание На конце
слова
Произношение Число
(гематрия)
А леф א 1
Бет/Вет ב б/в 2
Г и мел ג г 3
Д а лет ד д 4
hей ה h/- 5
Вав ו в/о/у 6
З а ин ז з 7
Хет ח х 8
Тет ט т 9
Йод י и/й 10
Каф/Хаф כ ך к/х 20
Л а мед ל л 30
Мем מ ם м 40
Нун נ ן н 50
С а мех ס с 60
А ин ע 70
Пей/Фей פ ף п/ф 80
Ц а ди צ ץ ц 90
Коф ק к 100
Реш ר р 200
Шин/Син ש ш/с 300
Тав ת т 400

Запомнить алфавит иврита можно с помощью специального тренажера, научиться правильно выписывать печатные и прописные буквы иврита вам поможет специальное обучающее видео. Расположение ивритских букв на компьютерной клавиатуре можно запомнить с помощью специального упражнения. Основные рекомендации по произношению на иврите для русскоговорящих:

1. Для обозначения вариантов чтения букв בּ, כּ, פּ в огласованном письме и словарях используется дагеш — точка, которая ставится внутри буквы. Присутствие дагеша указывает на «взрывной» звук («б», «к» и «п» соответственно), а отсутствие — на «щелевой» звук («в», «х» и «ф» соответственно). Практически всегда указанные буквы в начале слова читаются как «взрывные», а в конце слова – как «щелевые».

2. Правило чтения буквы ש всегда следует уточнять по словарю, где для обозначения варианта чтения над этой буквой слева или справа ставится специальная точка: שׁ — «ш», שׂ — «с».

3. Все согласные звуки произносятся в точном соответствии с обозначающими их буквами. Недопустимо оглушать звонкие согласные на конце слов (как это имеет место в русском языке). Вместо «мэОд» ( מְאוֹד — очень) сказать «мэОт» или же вместо «мисрАд» ( מִשׂרָד — офис, учреждение) говорить «мисрАт» — серьезная ошибка!

4. Согласные звуки иврита «л», «ш» и «ц» произносятся более мягко, чем в русском языке. При произнесении этих звуков, а также звуков «т» и «д» рекомендуется кончиком языка прикасаться к альвеолам нёба (бугорки за верхними зубами).

5. Редукция гласных звуков — явление, чуждое ивриту! Гласные звуки иврита всегда произносятся одинаково, как в ударном слоге, так и в безударном. Хочется, конечно, вместо «тодА» ( תוֹדָה — спасибо) говорить «тадА», но делать этого не следует ни в коем случае!

6. Не следует смягчять согласные перед звуком «и» (обычно рекомендуется мысленно вставлять твердый знак между согласной и гласной, а затем постепенно его «убирать»).

7. Буква ה («hэй», одна из самых распространенных в иврите) не имеет аналога в русской речи. В начале и середине слов читается примерно как английское или немецкое h (по сути глухой звук легкого выдоха). В целом ряде учебников рекомендуется произносить эту букву как украинское «г» (нечто среднее между русскими «х» и «г»). Следуя подобной рекомендации вы серьезно рискуете быть не понятым собеседником и стать объектом насмешек для окружающих! Если у Вас нет абсолютной уверенности, что вы произносите эту букву правильно, не произносите ее вообще, никогда, нигде. Кстати, так и делает подавляющая часть израильтян, включая и тех, кто умеет ее легко и правильно выговаривать! Таки посмотрите, как извиваются российские журналисты, пытаясь обозначить на кириллице фамилию израильского премьера — נתניהו . Примерно 80% пишут «Нетаньяху», еще 19% пишут «Нетаньягу», «Википедия» с перепугу приводит оба этих варианта сразу. Увы, только 1% особо одаренный процент писателей оказывается ближе остальных к истине, они пишут «Нетаньяу».

8. Бытует мнение, что «фирменное» произношение буквы ר («реш») на иврите обязательно должно быть по-французски «картавым». Это верно лишь отчасти, послушайте, как говорят дикторы на израильском телевидении — значительная их часть произносит вполне определенное «русское» твердое «р». Не изводите себя и окружающих понапрасну, если от природы вам не подарен грассирующий «р», без него вполне можно прожить долго и счастливо!

9. Для удобства чтения неогласованных текстов в слова часто вставляются дополнительные буквы י (на месте звука «и») и ו (на месте звуков «о» или «у»).

10. Буква ו в начале слова читается как «в», в других позициях — обычно как «о» или «у».

11. Буква י в начале слова читается как «й», в других позициях может обозначать «й» или «и» (уточняется по словарю). Cочетание יי в середине слова читается как «й».

12. חַ на конце слова читается как «ах» (исключение).

13. Для звуков, отсутствующих в иврите, но необходимых для передачи звучания иностранных слов, приняты следующие обозначения:
ז׳ — «ж»,
ג׳ — «дж»,
צ׳ — «ч».
Здесь значок, похожий на апостроф или кавычку, — самостоятельный символ, называемый גֶּרֶשׁ («гЕрэш») и имеющий свое персональное место в кодовых таблицах. Герэш имеет видимый наклон, чтобы не перепутать его с буквой י . В иврите имеется также отдельный знак «двойной герэш»: ״ . Он называется גְּרָשַׁיִם («гершАим») и используется в основном для обозначения аббревиатур, причем всегда ставится перед последней буквой аббревиатуры, например: צה״ל (армия обороны Израиля) или או״ם (Организация Объединенных Наций). Также этот знак используется для отделения разрядов при записи чисел буквами иврита.

Уровни владения ивритом

Уровни обозначаются буквами ивритского алфавита: Алеф, Бет и т.д. вплоть до уровня «Птор» — свободное владение на уровне носителя языка. Как и в других языках, классификация по уровням весьма условна и субъективна; попробуем, однако, сформулировать основные положения, характерные для того или иного уровня владения ивритом. При этом в качестве критерия мы будем брать не словарный запас или пройденные грамматические темы, а исключительно навыки владения языком.

иврит язык

( הַשָּׂפָה הָעִבְרִית , הַלָּשׁוֹן הָעִבְרִית )

Введение

Иврит, язык евреев, существующий уже свыше трех тысяч лет; древнейшие поддающиеся датировке литературные памятники иврита, сохраненные библейской традицией, относятся к 12 в. или 13 в. до н. э. (например. Песнь Деборы, Суд. 5:2–31), первая надпись — предположительно к 10 в. до н. э.

Иврит — язык семитского происхождения. К семитским языкам, кроме иврита, принадлежат также арамейский, арабский, аккадский (ассиро-вавилонский), эфиопские и некоторые другие языки Передней Азии. Особенно близки к ивриту финикийский и угаритский языки, принадлежащие вместе с ним к ханаанской ветви семитской группы языков.

Семитская группа языков сама является одной из ветвей семито-хамитской языковой семьи, к которой, наряду с семитскими, принадлежат также египетские языки, берберские (Северная Африка), кушитские (Эфиопия, Сомали и соседние территории) и чадские языки (Северная Нигерия, Северный Камерун, Чад). На этом генетические связи иврита еще не кончаются: по мнению ряда исследователей, семито-хамитская языковая семья обнаруживает древнее родство с индоевропейской семьей языков, с картвельскими языками (грузинским и другими), с уральскими (финно-угорскими и самодийскими), с тюркскими, монгольскими, дравидийскими языками Индии и с некоторыми другими языками Евразии, составляя вместе с ними ностратическую макросемью языков.

История иврита

В истории иврита можно выделить несколько периодов:

Библейский иврит (12–2 вв. до н. э.)

Основными языковыми памятниками этого периода являются книги Библии. Собственно говоря, в текстах Библии подлинным памятником библейского иврита является лишь буквенная часть (то есть прежде всего согласные), диакритические же знаки ( נְקֻדּוֹת ), передающие гласные и удвоение согласных, добавлены лишь в конце I тысячелетия н. э. Хотя передаваемая ими еврейская религиозная традиция чтения Библии восходит к произношению, преобладавшему в библейский период, она отражает также фонетические изменения (закономерные фонетические переходы) в иврите последующих эпох и потому не принадлежит к библейскому ивриту. На иврите конца библейского периода написана также часть апокрифов (см. Апокрифы и псевдоэпиграфы), однако из них лишь немногие фрагменты дошли до нас в еврейском оригинале. К числу памятников библейского иврита относятся и немногочисленные надписи той эпохи. Самая древняя из них — календарь из Гезера, 10 в. до н. э.

Послебиблейский иврит (1 в. до н. э. — 2 в. н. э.)

Основными памятниками иврита этого периода являются тексты Мёртвого моря свитков, Мишна, Тосефта и частично галахические мидраши. Если тексты свитков Мертвого моря в основном написаны на литературном языке, продолжающем традиции библейского иврита, то Мишна и Тосефта близки по языку к живой разговорной речи того времени и существенно отходят от норм библейского иврита. В эту эпоху иврит начинает вытесняться из повседневного обихода арамейским языком — языком межэтнического общения в Передней Азии. Дольше всего иврит сохранялся в качестве разговорного языка в Иудее (до 2 в. н. э., а по некоторым данным, возможно, и до 4 в. н. э.), на севере же (в Галилее) вышел из разговорного употребления ранее, оставаясь лишь языком письменности и культуры. Мишнаитский иврит отличается от библейского языка в синтаксисе (построение предложения, употребление глагольных времен и прочее), в морфологии (сложилась современная система трех времен глагола, появились притяжательные местоимения типа שֶׁלִּי [šεl’lī] `мой` и многие другие), в лексике (некоторые употребительные прежде слова сменились новыми, в иврит проникло немало заимствований из арамейского и греческого языков). Были, видимо, и фонетические изменения (особенно в гласных), но они не отражены в графике и потому скрыты от нас.

Талмудический иврит (3–7 вв. н. э.)

Перестав быть средством устного общения, иврит сохраняется как язык религии и письменности. Евреи говорят главным образом на диалектах арамейского языка: на западном позднеарамейском в Палестине и на одном из восточных позднеарамейских диалектов в Месопотамии. Под влиянием арамейских диалектов складываются три нормы произношения иврита (при чтении библейских и других текстов): одна в Месопотамии (вавилонское произношение) и две в Стране Израиля (тивериадское и так называемое «палестинское» произношения). Все три традиции произношения зафиксированы созданными в 7–9 вв. н. э. системами диакритических знаков огласовки ( נְקוּדוֹת ): вавилонской, тивериадской и палестинской. Наиболее подробная из них — тивериадская. Она со временем вытеснила из употребления остальные системы и применяется евреями до сих пор. Иврит этой эпохи испытал значительное арамейское влияние также в лексике и в синтаксисе. Основными памятниками талмудического иврита являются ивритские части Гемары Вавилонского и Иерусалимского Талмудов и часть мидрашей. На рубеже этой и последующей эпох создаются первые произведения религиозной поэзии (см. Пиют).

Средневековый иврит (8–18 вв. н. э.)

Евреи, живущие в разных странах Европы, Азии и Северной Африки, продолжают активную литературную и культурную деятельность на иврите. Богатейшая еврейская средневековая литература на иврите охватывает обширную тематику и разнообразна по жанрам: религиозная поэзия (пиют), светская поэзия (достигшая расцвета в творчестве испано-еврейских поэтов 10–13 вв.), нравоучительные рассказы, переводная проза (например школа Ибн Тиббонов в 12–15 вв.; см. Тиббониды), научная литература (лингвистическая, философская, географическая, историческая, математическая, медицинская), комментарии к Библии и Талмуду (например, Раши), юридическая литература, богословие, каббалистическая литература и прочее (см. Шломо Ибн Габирол; Ие худа ха-Леви; Каббала; Маймонид; Респонсы; Философия).

Новая тематика и новые жанры литературы связаны с обогащением лексики. Лексика иврита обогащается за счет словообразования (словопроизводство посредством еврейских аффиксов и моделей от еврейских и арамейских корней, словообразование по аналогии), заимствований (главным образом из арамейского языка), калек (по образцу арабского литературного языка, а позднее — европейских языков), семантических изменений слов и развития фразеологии. Развивается и усложняется также синтаксис. В странах галута иврит испытывает влияние языков повседневного общения (средневерхненемецкого языка и происходящего из него языка идиш, староиспанского и происходящего из него джудесмо (см. еврейско-испанский язык), диалектов арабского, арамейского, персидского и других языков) и фонетически эволюционирует вместе с эволюцией этих языков и их диалектов. Так, в соответствии с развитием средневерхненемецкого ō в ow в западных диалектах идиш (Германия), в oj в центральных диалектах (Польша, Украина, Румыния), в ej в северных диалектах (Литва, Белоруссия): grōs `большой` > западный идиш — grows , центральный идиш — grojs , северный идиш — grejs , древнееврейское ō испытывает ту же эволюцию: עוֹלָם [‘o’lām] `мир (свет)` > ‘owlem , ‘ojlem , ejlem .

Так сложились существующие и поныне традиционные системы ивритского произношения (чтения текстов) у различных еврейских общин: ашкеназская (в Центральной и Восточной Европе), сефардская (у выходцев из Испании), йеменская, багдадская, северо-африканская, новоарамейская (у евреев Иранского Азербайджана и Курдистана, говорящих на современных арамейских диалектах), персидская, бухарская (Средняя Азия), татская (на востоке Кавказа), грузинская и другие.

Иврит эпохи Хаскалы (18–19 вв.)

Литераторы и просветители Хаскалы ввели иврит в орбиту современной европейской культуры. Иврит становится языком художественной литературы современных жанров (в том числе роман и драма) и современной тематики, языком публицистики, литературной критики, науки современного типа. Писатели Хаскалы стремились очистить иврит от средневековых напластований и отмежеваться от языка раввинистической литературы. Часть из них (Н. Г. Вессели, А. Мапу, К. Шульман, И. Эртер и другие) стояли на позициях крайнего пуризма, стремясь писать на чисто библейском иврите, что чрезвычайно ограничивало лексические ресурсы языка и при попытках обозначить предметы, не упомянутые в Библии, заставляло писателей прибегать к громоздким описательным оборотам. Так появился в иврите так называемый «высокопарный стиль» ( סִגְנוֹן מְלִיצִי ) , нередко трудный для понимания.

Другие писатели Хаскалы, хотя и ориентировались преимущественно на лексику библейского иврита, применяли в необходимых случаях и слова из послебиблейской, талмудической и средневековой литературы (например, средневековые медицинские термины שִׁעוּל [ši’ul] `кашель` и מַזְלֶפֶת [maz’lefet] `шприц`, возрожденные просветителем Менахемом Мендлом Лефином в 1789 г.), а нередко и создавали новые слова, требующиеся для выражения понятий современной жизни. Некоторые из этих неологизмов сохранились и в современном иврите, например כְּתֹבֶת [‘ktovet] в значении `надпись` и `адрес`, רְהִיטִים [Rehi’tim] в значении `мебель`, הִתְקָרְרוּת [hitkaRe’Rut] в значении `простуда` (неологизмы М. А. Гинцбурга, 1795–1846), חֹקֶן [‘xoken] `клизма`, בְּחִילָה [bxi’la] `тошнота` (неологизмы М. Лефина, конец 18 в.). Творчество виднейших писателей, просветителей и публицистов Хаскалы (например, Ш. Д. Луццатто, И. Л. Гордона, П. Смоленскина) способствовало модернизации и обогащению иврита.

Современный иврит (с 1880-х гг. до наших дней)

Зачинателем современного иврита можно считать Менделе Мохер Сфарима. В произведениях, написанных после 1886 г., он создает новую стилистическую систему, основанную на использовании языковых богатств всех эпох истории иврита. Применение слов и оборотов Мишны, Гемары, мидрашей, Раши и молитв создает впечатление простого (как бы разговорного) стиля, ибо в сознании читателя того времени такие слова и обороты ассоциировались с местечком и разговорным языком (так как именно к этим источникам восходит ивритско-арамейский компонент языка идиш, пословицы, поговорки и крылатые слова, которыми была пересыпана речь местечкового еврея). Этот простой стиль мог быть противопоставлен более высокому и поэтическому (использующему, например, лексику библейских пророков и ассоциируемому с литературой Хаскалы). Таким образом преодолевалась стилистическая одноплановость иврита и расширялись его языковые ресурсы. Творчество Менделе и последующих писателей (Ахад ха-‘Ам, Х. Н. Бялик и другие) приблизило иврит к жизни и оказало большое влияние на дальнейшее развитие языка (см. Иврит новая литература).

На рубеже 19 в. и 20 в. происходит беспрецедентное в истории языков событие — возрождение мертвого древнего языка. Мертвыми принято считать языки, которые не служат для повседневного устного общения и ни для кого не являются родными, даже если эти языки (как латынь в средние века и санскрит в 1–2 тыс. н. э.) и продолжают использоваться в письменности, культе и литературном творчестве. Возрождение мертвых языков в истории не наблюдалось и считалось немыслимым. И тем не менее мертвый язык, который называли древнееврейским, возродился в качестве естественного живого языка — языка повседневного общения целого народа.

Пионером возрождения иврита был Эли‘эзер Бен-Ие худа. Приехав в Иерусалим в 1881 г., он начал интенсивную пропаганду возрождения разговорного иврита как составной части духовного возрождения нации. Его пропагандистская и издательская деятельность, его словари иврита (карманный и полный многотомный) и его личный пример (в семье Бен-Ие худы говорили только на иврите, и его старший сын был первым ребенком, родным языком которого стал иврит) сыграли первостепенную роль в превращении иврита в язык повседневного устного общения. Инициатива Бен-Ие худы и его сподвижников была поддержана еврейскими репатриантами первой и второй алии. Самым существенным фактором возрождения иврита оказались школы в еврейских сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных поселениях, где языком обучения и общения служил иврит. Воспитанники этих школ в дальнейшем говорили на иврите в своих семьях, и для их детей иврит уже был родным языком.

Э. Бен-Ие худа и возглавляемый им с 1890 г. Комитет языка иврит (Ва‘ад ха-лашон ха-‘иврит, וַעַד הַלָּשׁוֹן הָעִבְרִית ) проводили большую работу по созданию недостающих языку слов (главным образом путем использования ивритских и арамейских корней и ивритских словообразовательных моделей) и по нормированию языка. Эту работу продолжает созданная в 1953 г. (на базе Комитета языка иврит) Академия языка иврит.

По мнению Бен-Ие худы, фонетика возрожденного иврита должна была базироваться на сефардском произношении (то есть на произношении выходцев из Испании и восточных стран). Основание для такого выбора — в том, что сефардское произношение ближе ашкеназского (центрально- и восточноевропейского) к древнему произношению иврита, точнее — к тому условно-школьному чтению, которое принято в европейских университетах и христианских семинариях при изучении библейского иврита.

Сефардское произношение сохранило также древнее место ударения в слове, тогда как в ашкеназском произношении в конечноударных словах и формах ударение обычно сдвинуто на предпоследний слог: יָתוֹם `сирота` (библейское jā’ t ōm) в сефардском и университетско-семинаристском произношении звучит ja’tom, а в ашкеназском — ‘josejm и ‘jusojm. Сефардское произношение воспринималось поэтому как более близкое к исконному, а ашкеназское — как испорченное, ассоциируемое с галутом и потому неприемлемое.

И действительно, в указанных выше отношениях (судьба תֿ , холама, цере, камаца и ударения) возрожденный иврит сходен с сефардским произношением. Однако почти во всем остальном обычная фонетическая норма современного иврита оказалась близка к языку идиш: гортанные ע [‘] и ח [ḥ̣] как особые фонемы исчезли (вопреки усилиям Бен-Ие худы и пуристов), ר реализуется как увулярное (грассирующее) R, гласный шва первого слога пал (а не дал e, как в восточном и сефардском произношении): דְּבַשׁ `мед` — ‘dvaš, а не de’vaš, интонация в иврите очень близка к интонации идиш. Фонетику современного иврита можно примерно охарактеризовать как «сефардский иврит с ашкеназским акцентом». Причина ясна: большинство иммигрантов первой половины 20 в. приезжало из России, из Восточной и Центральной Европы, и их родным языком был главным образом идиш (или немецкий язык).

В 3–19 вв. н. э., когда иврит был лишь языком письменности и культуры, его эволюция следовала закономерностям исторического изменения мертвых языков, функционирующих как языки культуры — таких, как средневековая латынь, классический и буддийский санскрит: грамматические формы слов законсервированы (изменения могут касаться лишь степени их употребительности и семантического наполнения грамматических категорий), фонетические изменения — лишь проекция фонетической истории разговорных языков-субстратов, и только лексика развивается относительно свободно: она пополняется новыми лексическими единицами за счет словообразования, заимствования из других языков и семантического изменения слов; может происходить борьба синонимов, выход слов из употребления и т. п.

После возрождения иврита как разговорного языка картина резко изменилась. Как и во всяком живом языке, в иврите происходят автономные (то есть не зависящие от влияния других языков) фонетические изменения, зарождающиеся в просторечии или в речи молодежи и затем распространяющиеся на все более широкие слои населения. Именно такой характер носит, например, ослабление и полное исчезновение h, особенно в начале слова: aši’uR it’xil вместо hašI’uR hit’xil ( הַשִׁעוּר הִתְחִיל ) `урок начался`. Изменения в морфологии касаются теперь и грамматических форм слова: на месте ktav’tem ( כְּתַבְתֶּם ) `вы написали` в разговорном иврите произносят ka’tavtem (по аналогии с другими формами в парадигме прошедшего времени: ka’tavti `я написал`, ka’tavta `ты написал`, ka’tavnu `мы написали` и т. д.).

Как и во всяком живом языке, подобные изменения морфологии возникают первоначально в просторечии и в речи детей, а затем могут проникнуть и в разговорную норму (как приведенный пример) либо остаться достоянием просторечия (как форма ha’zoti `эта` при литературном и нейтрально-разговорном ha’zot ( הַזֹּאת ). Да и в развитии лексики появились новые процессы: наряду с новообразованиями, возникающими в письменной речи писателей, журналистов, ученых и юристов или декретируемых Академией языка иврит, есть много новообразований, зарождающихся в просторечии или сленге и оттуда проникающих в общеразговорную норму, а иногда и в литературный язык: מְצֻבְרָח [mecuv’Rax] `расстроенный` было вначале шуточным сленговым неологизмом, произведенным по модели meCuC’CaC (причастие пассивной породы pu’‘al от четырехсогласных глаголов) от מַצַּב רוּחַ [ma’cav-‘Ruax] `состояние духа, настроение` (в просторечии `плохое настроение`). Комичность неологизма — в том, что причастие образовано от словосочетания и начальное m- производящей основы одновременно служит префиксом причастия. Однако сейчас слово утратило свой комизм и сленговый характер и стало общеразговорным; оно довольно широко применяется в художественной литературе. От него производятся новые слова: הִצְטַבְרֵחַ [hictav’Reax] `(он) расстроился`.

ОКОНЧАНИЕ СТАТЬИ СНЯТО ДЛЯ ДОРАБОТКИ
ТЕКСТ БУДЕТ ОПУБЛИКОВАН ПОЗДНЕЕ

Параллельный текст на русском и иврите

С Б-жьей помощью

[Получив добрую весть,] прежде всего благословляют [Всевышнего][1]. Следует благословлять и благодарить Творца, ибо Он добр[2]. Услышала душа моя добрую весть – и возрадовалась[3]. Источник же добра – Тора и только она[4]; Тора Всевышнего совершенна[5]. [Какая же весть дошла до меня?] Весть о завершении годового цикла изучения всего Талмуда целиком в большинстве больших и малых хасидских общин[6]. Спасибо за [все, сделанное вами] до сегодняшнего дня; и я буду просить Б-га придавать вам сил и впредь и укреплять из года в год [ваши сердца,] сердца сильных, крепостью Торы, чтобы открылась людям [вся] мощь ее и заложенная в ней сила[7].

Царь Шломо, мир праху его, говорил о том, [что изучение Торы придает силы Б-жественной душе,] так: «Препоясывается она силой. «[8]. Пояс [затягивается на теле человека] над тазовыми костями, на которых держатся позвоночник, грудная клетка и череп; кости таза являются опорой для тела, позволяя человеку держаться прямо и свободно передвигаться. Взаимодействие сил, свойственных Б-жественной душе, аналогично взаимодействию частей человеческого тела.

Искренняя вера[9] в единого Б-га – Эйн Соф, – Который [одновременно] имманентен и трансцендентен мирам[10]; и [вера в то,] что нет места, где не находился бы Он, безгранично вознесенный [над мирозданием] и беспредельно нисходящий [в него], равно как и во всех четырех сторонах света; и [вера в то,] что Его бесконечная сущность присутствует во всех трех аспектах бытия: материи, существующей в пространстве, времени и душе мироздания[11], – основа духовности в той же степени, в какой тазовые кости человеческого тела являются основой всего скелета, поддерживающего череп, в котором заключен мозг, данный человеку для размышлений; разумом своим человек осознает величие Всевышнего и постоянное присутствие Его во всех трех аспектах бытия: материи, существующей в пространстве, времени и душе мироздания, а также великое Его милосердие, которое Он проявил, сотворив для нас чудеса, чтобы сделать нас близким Себе народом, прилепить к Себе окончательно. Известно из слов наших мудрецев, что «один час покаяния и добрых дел в этом мире прекрасней всей жизни в раю»[12]. Ведь рай – лишь сияние и отсвет Шхины – от [слова] шохен [«присутствует»][13], и сотворен [рай] одной лишь буквой «йод», [входящей в состав] Его благословенного имени[14]. Раскаяние же и добрые дела вплотную приближают евреев к их Небесному Отцу, к Его сути, к абсолюту, к аспекту трансфинитности [Всевышнего, именуемому] Эйн Соф. Как сказано: «Сияние славы Его – на земле и на небе, и возвышает Он народ Свой, [приближая его к Своей] сути. «[15]. И еще сказано: «. Который освятил нас Своими заповедями и повелел нам. «[16].

«Так же, как в воде отражается лицо человека, [выражающее то, что он чувствует в этот самый момент, и вода запечатлевает его именно таким]»[17], так и отражение в нашем разуме [великой любви Всевышнего и Его безграничной доброты к нам] порождает нашу любовь к Нему и трепет [пред Ним]; чувства эти могут возникнуть либо в результате работы интеллекта, либо в итоге реализации заложенной в душе потенции к этому[18], и сами эти чувства – любовь и трепет могут выражаться двояко. Одно их проявление определяется следующей фразой из Торы: «Сердце взывало к Г-споду»[19], второе – другой фразой: «Уголь пылающий и яркое пламя»[20]. На первом этапе после возникновения этих чувств им свойственна порывистость, на втором – сдержанность[21] и страх [оказаться недостойным в Его глазах], и трепет [- более возвышенное чувство – ] пред величием Всевышнего [умеряет пыл его любви к Нему]. Эта [сдержанность] соотносится с [талмудической] категорией «левая рука», символизирующей отталкивание, отдаление; как написано в рассказе о даровании Торы: «. И как увидели люди – отпрянули они, [бросились бежать] и остановились в отдалении»[22]. И все это: [любовь и трепет, порывистость и сдержанность]’ – соотносится с такими символами Кабалы, уподобляющей строение души строению человеческого тела, как «руки» и «туловище».

Но что же дает силу и крепость «нижним позвонкам» [души], чтобы они служили надежной опорой [всему ее «телу», в том числе] «голове» и «рукам»?[23]. Занятия Устной Торой, раскрывающей [нам] волю Всевышнего, и изучение ее законов. [И хотя сказано, что Тора – порождение мудрости Всевышнего,] мудрость Его лишь выявляет ее [интеллектуальные свойства]; основа Торы, корень ее – несравненно выше мудрости[24] и назван «высшей волей», как сказано: «Воля Твоя, словно латы, защищает праведника; ею увенчан он»[25]. И подобно короне, возложенной на голову, [высшая воля возвышается над высшей мудростью]. Об этом [будет] сказано [ниже] при объяснении фразы [из книги Мишлей]: «Совершенная жена – корона [на голове] мужа своего»[26], а также при объяснении фразы из Талмуда: «Всякому, кто ежедневно изучает законы. «[27].

Так что смысл слова «сила» во фразе «Препоясывается она силой. » состоит в следующем: нет иной силы кроме Торы, ибо она укрепляет «нижние позвонки» [души], придает им прочность; она, словно пояс, затягивается [на «теле» души, над ее «тазовыми костями»], и они, [«нижние позвонки» души], как бы облачаются в нее; тем самым укрепляются «руки» [души] – любовь и трепет[28], возникающие либо в итоге размышлений человека, либо в результате реализации заложенной в его душе потенции к этому, – у каждого в соответствии с его возможностями. (О поддержке же и укреплении того, что называется «головой» души, – имеется в виду разум в процессе познания, – сказал [царь Шломо в следующей фразе]: «Наслаждается она делами рук своих. «[29], и это объяснено в другом месте.)

Самое лучшее время для укрепления, упрочения «рук» [души и ее] «головы» – время утренней молитвы, когда милосердие и высшая воля проявляются в наибольшей степени в духовных мирах[30]». А потому тех, кто хочет постичь Его, я прошу понять, осознать всем сердцем и крепко запомнить то, что я писал им в прошлом году[31], – в частности, о необходимости полной осмысленности молитвы, идущей из глубины сердца, чтобы изо дня в день постигать Всевышнего, изливая пред Ним душу, как говорили наши учителя в книге «Сифри» – «до последней капли»[32].

И сейчас я вновь возвращаюсь к тому, о чем уже говорил раньше, даю дополнительные разъяснения и вновь обращаюсь с настойчивой просьбой, растолковывая ее в деталях, ко всем хасидам, где бы они ни находились, принять на себя следующее: во все будние дни не назначать хазаном[33] того, кто спешит на работу, – следует назначать хазаном лишь того, у которого достаточно времени, – например, учителя в хедере [34]или человека, живущего на обеспечении родителей, – того, кто может молиться утром в будний день на протяжении хотя бы полутора часов. Из числа этих людей и должен быть избран хазан – по жребию или в соответствии с желанием большинства, – а ему следует собрать всех, у кого есть время по утрам, чтобы они могли вместе с ним молиться подолгу. Очень прошу вас не изменять этому правилу.

Но по субботам и праздникам даже у самых занятых людей есть свободное время, которое они могут посвятить длительной молитве Всевышнему, полностью осмысленной и идущей от всего сердца и всей души. Более того: Тора подчеркивает обязанность таких людей молиться в эти дни с особой сосредоточенностью. Об этом написано в разделе «Орах хаим» кодекса законов «Шулхан арух», и в самом Пятикнижии Моше говорится: «Шесть дней ты можешь трудиться. а седьмой день – суббота, посвященная Г-споду, Б-гу твоему»[35]. Сказано со всей определенностью: вся суббота – Г-споду. А потому по субботам и праздникам и этих людей следует назначать хазанами, избирая их с помощью жребия или в соответствии с желанием большинства, как я писал о том в прошлом году.

Я должен сказать вам, что намереваюсь послать, если Всевышний того пожелает, во все общины доверенных людей, не оповещая никого об этом, с тем, чтобы они узнали и сообщили мне о каждом, кто, имея свободное время и возможность для продолжительной, сосредоточенной молитвы, тем не менее ленится. Такой человек будет наказан отдалением от меня, исключен из числа тех, кто приходит ко мне слушать «слова Б-га, дарующие жизнь»[36], – и наоборот: [того, кто послушается меня, я к себе приближу]. Те же, кто исполнят мою просьбу, заслуживают всех благ и удостоятся доброй судьбы, а источник добра – Тора и только она.

ПРИМЕЧАНИЯ

Святое послание – четвертая часть книги Тания, представляющая собой собрание писем и заметок Алтер Ребе (Старого Ребе), в которых он рас-сма гривает ряд важнейших положений Торы в свете учения хасидизма. Первое издание Святого послания увидело свет в 1814 г. – через год после того, как Алтер Ребе ушел в иной мир. – и инициаторами его были великие раввины, сыновья автора. Перевод Святого послания на русский язык был осуществлен нами с текста факсимильного издания Тании (Вильно, 1900 г.).

Причина написания большей части включенных в сборник писем была следующей. Летом 5537 года (1777 г по григорианскому календарю) большая группа учеников Магида из Межирича (р. Дова-Бера, учителя Алтер Ребе) уехала в Эрец-Исраэль и поселилась в Цфате. Материальное положение их было очень тяжелым, и Алтер Ребе постоянно заботился о своих товарищах, собирая в их пользу пожертвования среди восточноевропейских евреев. Эта деятельность стала одним из поводов для ареста Алтер Ребе русскими властями’ ему инкриминировали сбор денежных средств в пользу враждебной державы (ибо жители Эрец-Исраэль были подданными Османской империи, которая была в конфликте с Россией)

Последний Любавичский Ребе, р. Менахем-Мендл Шнеерсон, отметил однажды, что название Святое послание не вполне соответствует содержанию этой части Тании. Послания и письма обычно несут в себе информацию, интересную лишь для ограниченного крута людей в течение определенного срока; тексты же писем, вошедших в книгу Тания, являются составной частью учения Алтер Ребе, и их значение, как и значение всей Устной Торы, имеет вневременной характер – тем более, что составители не включили в Святое послание заметки и отрывки из писем, не связанные с общим замыслом Тании. Неясно также, почему слово «послание» в названии книги стоит в единственном числе, а не во множественном – ведь она состоит из тридцати двух писем и заметок. Исчерпывающего ответа на эти вопросы Ребе не дает. Предпоследний Любавичский Ребе, р. Йосеф-Ицхак Шнеерсон, указывал на то, что связь между отдельными частями Святого послания носит не хронологический, а смысловой характер.

В 5740 году (1980 г по григорианскому календарю) нью-йоркское издательство «Кегот» выпустило полный сборник посланий Алтер Ребе, в который вошли и письма, составившие Святое послание, с авторскими дополнениями, не включенными составителями в свое издание, и другие письма, не вошедшие в него. В работе над нашим переводом мы не раз обращались к этому изданию.

Язык Святого послания весьма сложен для понимания. Алтер Ребе часто прибегает к иносказанию, пользуясь общеизвестными оборотами речи из Та-наха и Талмуда и зачастую вкладывая в них другой смысл; фразы его нередко многозначны. Стремясь сделать текст перевода максимально понятным русскоязычному читателю, мы дополнили его необходимыми разъяснениями и связками, заключив их в квадратные скобки. Цитаты из Танаха, Талмуда и других книг, которые приводятся в Святом послании, даны нами в интерпретированном переводе. Поэтому читатель не должен удивляться, видя, что перевод цитат далек от их простого смысла в контексте книг, из которых они взяты. Это сделано, чтобы облегчить изучение столь сложного текста. Понятия из Кабалы, а также названия и описания процессов, происходящих в высших сферах, переведены согласно той интерпретации, которую дает им учение Хабада. Другие мистические школы могут трактовать их иначе. Антропоморфная символика, свойственная Святому посланию, может показаться странной непривычному к ней человеку. В Талмуде по этому поводу сказано (Брахот, 316): «Тора говорит на человеческом языке». Иными словами, для того, чтобы передать духовные понятия существу из плоти и крови, живущему в физическом мире, Тора излагает их на его собственном языке. Поэтому абстрактные духовные сущности, о которых говорят хасидизм и Кабала, уподобляются зачастую частям человеческого тела. Есть и еще одна причина для подобной символики: человек со всеми частями его тела является аналогом всего мироздания – вплоть до самых высших сфер.

Определения, которые мы даем Всевышнему, типа «милостивый» или «суровый», выражают нe сущность Его, но лишь Его проявления в мире, определенные аспекты Б-жественности, носящие название «сфирот» Сфирот соответствуют атрибутам абсолютно трансцендентной сути Творца, которая не может быть постигнута ограниченным разумом, ибо она известна лишь Ему одному.

К посланию первому

[1] По словам наших мудрецов в мидраше и комментаторов Пятикнижия, это следует из Брейшит, 24.52.

[2] По Тегилим, 106:1.

[4] См. Авот, 6:3; Брахот, 5а.

[5] По Тегилим, 19:8. Слово тмима означает как «совершенство», так и «завершенность». В контексте этого послания очевидно, что автор имеет в виду оба значения этого слова. Послание написано в ответ на получение доброй вести о том, что хасиды завершили изучение всего Талмуда. Автор добавляет слово «целиком». По мнению последнего Любавичского Ре-бе, в этом слове содержится намек на завершение изучения и тех трактатов Мишны, к которым нет комментариев Гмары.

[6] Букв, «общин людей нашего мира», т. е. людей, которые с нами в мире. Так хасиды называли своих единомышленников.

[7] В своей книге Тора ор автор поясняет, что осмысленное произнесение человеком слов Торы с момента ее получения является в сущности речью не его, а Самого Творца, передавшего Моше Закон на Синае. Сказанное Им воплощается в речь человека, когда он произносит слова Торы. Эти слова придают Б-жественной душе сил, позволяющих преодолеть соблазны плоти и животной души, стремящихся к чувственным удовольствиям.

[9] В учении хасидизма вера рассматривается как данность, т. е. даровав человеку Б-жественную душу, Всевышний и наделил его верой в Него. Вера, иррациональное стремление к Б-гу человека, не нуждающегося ни в каких доказательствах абсолютности Творца, и является сутью Б-жественной души. Самым ярким примером проявления веры служит готовность еврея отдать свою жизнь ради освящения имени Творца, когда его

заставляют отказаться от служения Всевышнему. Еврей готов пожертвовать всем, что у него есть, но не допустить, чтобы связь его с Б-гом нарушилась. Эта жертвенность проявлялась в экстремальных ситуациях, когда евреев заставляли под страхом смерти перестать исповедовать иудаизм. История еврейского народа полна таких примеров.

Однако в повседневной жизни, когда человек погружен в суету «мира сего», он не ощущает своей глубокой связи с Б-гом, т. к. считает, что его заботы и интересы, связанные с материальной стороной жизни, не нарушают его связи со Всевышним. Для еврея не требуется подтверждений тому, что Всевышний присутствует повсюду, что Он сотворил все миры из ничего, что Ему ведомы помыслы и поступки всех созданий и т. п. Еврей принимает это без рассуждений. Его убежденность в этом никто и ничто не может поколебать. Для него это очевидно еще в большей степени, чем реальность физического мира, которую он воспринимает в ощущениях и интеллектуально. Однако учение Хабада утверждает, что задача человека состоит именно в том, чтобы сделать достоянием разума и чувств то, что является предметом его веры.

[10] Букв, «наполняет и окружает все миры». Свет, наполняющий миры, дифференцируется в соответствии с дифференциацией и градацией миров и творений. Т. е. свет – это некая Б-жественная реальность, которая дает возможность воспринять «с позиции творений» повсеместное присутствие Творца, ибо каждый сотворенный воспринимает окружающую его реальность как набор отдельных объектов. Так он воспринимает и сущности духовных миров. Разум не может постичь нечто, что не имеет каких-либо форм и ограничений. Термин «свет, окружающий все миры» не означает, что этот свет лишь имеет внешний контакт с мирозданием или что оно существует как отдельная, не зависимая от Творца субстанция. Этот термин указывает на то, что универсум не в состоянии воспринять проявление бесконечности Творца и разум творений ее не способен постичь Его. Он указывает на тот аспект Б-жественного, по отношению к которому все мироздание ничтожно. Слова «свет, окружающий мир» определяют, каким образом оно воспринимается с «позиции Творца». И в этом аспекте присутствие Творца в мироздании абсолютно, однако оно не доступно восприятию творений. См. Тания, часть 1, гл. 42, 48, 51, часть 2, гл. 7.

[11] На иврите эти термины называются олам (букв, «мир»), шана («год»), нефеш («душа»). Время (и время в физическом мире, и его аналог в духовных мирах) является промежуточным звеном, связывающим физические объекты, абстрактные формы духовных сущностей и духовные пространства – с их душой (жизненной энергией). Время не столь вещественно, как тела творений, поэтому оно и связывает духовное с внешним, с телесными и абстрактными оболочками – подобно тому, как оно объединяет прошлое человека, его настоящее и будущее.

[12] Авот, 4:17; Тания, часть 1, гл. 4.

[13] Ваикра, 16:16. В Талмуде Шхина – одно из имен Всевышнего. Согласно Кабале, это имя связано со сфирой Малхут, посредством которой Всевышний открывается мирам в образе Царя. Иными словами, это тот аспект Б-жественного, в котором выражается Его отношение ко всему, что

находится на периферии Его сущности. Последний Любавичский Ребе отмечает, что любой уровень проявления Всевышнего по отношению к более низкому уровню Его проявления называется Шхиной.

[14] См. Мнахот, 296; Тания, часть 4, посл. 5.

[15] По Тегилим, 148:13,14.

[16] Словосочетание, входящее в различные благословения, произносимые перед исполнением многих заповедей. Они толкуются в Тания, часть 1, гл. 46. часть 3, гл. 10.

[17] По Мишлей, 27:19. См. комментарии в Тания, часть 1, гл. 46, часть 3, гл. 10. Этими словами автор формулирует правило, которое в определенном смысле верно и для отношений между человеком и его Творцом: отношения между людьми строятся на принципе взаимности.

[18] В буквальном переводе они называются «интеллектуальными» и «естественными». Последние также возникают под воздействием интеллекта. Однако в этом случае он лишь пробуждает заложенные в Б-жественной душе человека естественные стремления ко Всевышнему. Однако интеллект не определяет саму форму и характеристики этих-чувств. Чувства, возникшие в результате интеллектуального размышления, соответствуют такому размышлению и зависят от того, что именно было его объектом. См. Тания, часть 1, гл. 16, 38.

[19] По Эйха, 2:18. Этими словами характеризуется чувство, не проявляющееся внешне.

[20] Шир гаширим, 8:6. Этими словами характеризуется чувстьо, проявляющееся и внешне.

[21] Букв, «возвращение». См. Йехезкель, 1:14. Сдержанность и возвращение человека с пути стремления слиться со Всевышним объясняются тем, что он осознает, что его задача служить Всевышнему в этом мире, а не стремиться покинуть пределы своего тела и мира.

[23] Правая рука символизирует любовь, левая – трепет. Тело символизирует более глубокие аспекты этих чувств, а также их гармоничное сочетание и называется тиферет – «великолепие».

[24] Разница между высшей мудростью и высшей волей подобна разнице между «светом, наполняющим миры» и «светом, окружающим миры» (см. прим. 10). Мудрость рациональна, имманентна разуму и доступна для постижения. Воля же принципиально не постижима разумом.

[25] По Тегилим, 5:13. Сказано «увенчан», а не «окружен», хотя речь идет о латах, – отсюда и намек на корону.

[27] Мегила, 286. Автор, очевидно, имеет в виду посл. 29 из этой части книги.

[28] Четвертый Любавичский Ребе, Магараш, отмечает в своих трудах, что невозможно понять, каким образом воздействует изучение Устной Торы на укрепление веры человека и, соответственно, – на весь его духовный мир. Воля Всевышнего, открывающаяся в Устной Торе, выше понимания, и вера в Него выше понимания, и они воздействуют одна на другую также на уровне, недоступном пониманию. Мы не в состоянии осознать суть этого воздействия, этот факт нам известен только по преданию.

[29] По Мишлей, 31:18. Очевидно, автор имеет в виду свое толкование этого стиха в сборнике его комментариев к книгам Писаний (Ктувим), изданном в Бруклине изд-вом «Кегот» в 5745 г.

[30] По Кабале, в утренние часы в мире проявляются такие свойства Всевышнего как доброта и милосердие.

[31] Очевидно, имеется в виду последний отрывок из части 5 этой книги.

[32] Сифри к Дварим. 6:5. Сифри – сборник толкований законов, приведенных в книгах Бемидбар и Дварим, составленный одновременно с Талмудом.

[33] Посланец общины, ведущий общественную молитву.

[34] Начальная еврейская религиозная школа. На иврите хедер – букв, «классная комната». Занятия в хедере начинались обычно довольно поздно.

[36] На иврите: диврей Элоким хаим или сокр. дах. В хасидской традиции так называется учение хасидизма.

פרק א

פותחין בברכה לברך ולהודות לה’ כי טוב. שמועה טובה שמעה ותחי נפשי. אין טוב אלא תורה. תורת ה’ תמימה. זו השלמת כל הש»ס כולו ברוב עיירות ומנינים מאנ»ש. הודאה על העבר ובקשה על העתיד. כה יתן וכה יוסיף ה’ לאמץ לבם בגבורים מדי שנה בשנה בגבורה של תורה. ולהודיע לבני אדם גבורתה של תורה שבע»פ וכחה עוז. פי’ שלמה המלך ע»ה חגרה בעוז מתניה כו’. מתנים הם דבר המעמיד כל הגוף עם הראש הנצב ועומד עליהם. והם המוליכים ומביאים אותו למחוז חפצו. וכמו שהוא בגשמיות הגוף כך הוא בבחי’ רוחניות הנפש האלהית האמונה האמיתית בה’ אחד א»ס ב»ה דאיהו ממכ»ע וסוכ»ע ולית אתר פנוי מיניה למעלה עד אין קץ ולמטה עד אין תכלית וכן לד’ סטרין בבחי’ א»ס ממש. וכן בבחי’ שנה ונפש כנודע. הנה אמונה זו נק’ בשם בחי’ מתנים דבר המעמיד ומקיים את הראש הוא השכל המתבונן ומעמיק דעת בגדולת א»ס ב»ה בבחי’ עולם שנה נפש. וברוב חסדו ונפלאותיו עמנו להיות עם קרובו ולדבקה בו ממש כנודע ממאמר יפה שעה אחת בתשובה ומע»ט בעוה»ז מכל חיי עוה»ב שהוא רק זיו והארה מבחי’ הנק’ שכינה השוכן כו’ ונברא ביו»ד א’ משמו ית’ כו’ אבל תשובה ומעשים טובים מקרבין ישראל לאביהם שבשמים ממש למהותו ועצמותו כביכול בחי’ א»ס ממש וכמ»ש הודו על ארץ ושמים וירם קרן לעמו כו’ אקב»ו כו’ וכמים הפנים כו’ להוליד מתבונה זו דו»ר שכליים או טבעיים להיות בחי’ צעק לבם אל ה’ או בחי’ רשפי אש ושלהבת עזה בבחי’ רצוא ואח»כ בבחי’ שוב להיות פחד ה’ בלבו וליבוש מגדולתו כו’ והוא בחי’ שמאל דוחה כמ»ש במ»ת וירא העם וינועו ויעמדו מרחוק כו’ והן בחי’ הזרועות והגוף שבנפש:

אך מי הוא הנותן כח ועוז לבחי’ מתנים להעמיד ולקיים הראש והזרועות הוא עסק ולימוד הלכות בתורה שבע»פ שהיא בחי’ גילוי רצון העליון דאורייתא מחכמה היא דנפקת אבל מקורה ושרשה הוא למעלה מעלה מבחי’ חכמה והוא הנקרא בשם רצון העליון ב»ה וכמ»ש כצנה רצון תעטרנו כעטרה שהיא על המוחין שבראש וכנודע ממ»ש ע»פ אשת חיל עטרת בעלה. וכל השונה הלכות בכל יום כו’. וזהו חגרה בעוז מתניה אין עוז אלא תורה שהיא נותנת כח ועוז לבחי’ מתנים החגורים ומלובשים בה לחזק ולאמץ זרועותיה הן דו»ר שכליים או טבעיים כל חד לפום שיעורא דיליה. (ועל העמדת וקיום בחינת הראש שבנפש הוא השכל המתבונן כו’ אמר טעמה כי טוב סחרה כו’ ומבואר במ»א):

אך עת וזמן החיזוק ואימוץ הזרועות והראש היא שעת תפלת השחר שהיא שעת רחמים ועת רצון העליון למעלה. ולזאת אותה אבקש ממבקשי ה’ יבינו וישכילו יחדיו ולהיות לזכרון בין עיניהם כל מה שכתבתי אליהם אשתקד בכלל. ובפרט מענין כוונת התפלה מעומקא דלבא יום יום ידרשון ה’ בכל לבם ובכל נפשם ונפשם תשתפך כמים נוכח פני ה’ וכמארז»ל בספרי עד מיצוי הנפש כו’:

ועתה הפעם הנני יוסיף שנית ידי בתוספת ביאור ובקשה כפולה שטוחה ופרושה לפני כל אנשי שלומים הקרובים והרחוקים לקיים עליהם שכל ימי החול לא ירדו לפני התיבה הבעלי עסקים שאין להם פנאי כ»כ. רק אותם שיש להם פנאי או המלמדים או הסמוכים על שולחן אביהם שיכולים להאריך בתפלת השחר ערך שעה ומחצה לפחות כל ימות החול מהם יהיה היורד לפני התיבה ע»פ הגורל או ע»פ ריצוי הרוב. והוא יאסוף אליו בסביב לו כל הסמוכים על שולחן אביהם או מלמדים שיוכלו להאריך כמוהו בבל ישונה נא ונא:

אך בשבתות וימים טובים שגם כל בעלי עסקים יש להם פנאי ושעת הכושר להאריך בתפלתם בכוונת לבם ונפשם לה’. ואדרבה עליהם מוטל ביתר שאת ויתר עז כמו שכתוב בשולחן ערוך אורח חיים וכמו שכתוב בתורת משה ששת ימים תעבוד כו’ ויום השביעי שבת לה’ אלהיך דייקא כולו לה’. ולזאת גם הם ירדו לפני התיבה בשבת ויום טוב על פי הגורל או בריצוי הרוב כמ»ש אשתקד:

וכגון דא צריך לאודועי שבדעתי אי»ה לשלוח לכל המנינים מרגלים בסתר לידע ולהודיע כל מי שאפשר לו וכל מי שיש לו פנאי להאריך ולעיין בתפלה ומתעצל יהי’ נידון בריחוק מקום להיות נדחה בשתי ידים בבואו לפה לשמוע דא»ח ומכלל לאו אתה שומע הן ולשומעים יונעם ותבא עליהם ברכת טוב ואין טוב אלא תורה וכו’:

Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола carier во французском языке.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях