Слоговое письмо

Содержание

Слоговое письмо

Слоговое письмо. Типологически промежуточным звеном между «письмом целыми словами» и «буквенным письмом» является письмо «слоговое» или «силлабическое». Оно является результатом разложения звуковой стороны слова на элементы звучания, наиболее доступные восприятию. О последнем свидетельствуют некоторые системы письма народов первобытной культуры, изобретение к-рых относится к XIX в. христианской эры (письмо негров Вай, письмо индейцев Чероки).

Исторически слоговое письмо возникает в результате изменений описанного выше «ребусного» письма, условно называемого идеографическим; создание звуковых значков ведет естественно к созданию слоговых знаков первых или последних слогов названий соответствующих идеограмм. С другой стороны, односложные названия идеограмм (в яз. односложных) могут быть использованы как слоговые знаки»в яз. многосложных. Так вавилонскую клинопись можно почти с равным правом назвать идеографическим и слоговым письмом, поскольку она пользуется и односложными шумерскими обозначениями идеограмм как их слоговыми значениями. Таким образом создается в вавилонской клинописи очень сложная и громоздкая система слоговых знаков, подвергающаяся дальнейшему упрощению уже в чисто слоговой системе новоэламского письма [VI — IV вв. до христианской эры].

Тем же путем превращения в слоговые знаки идеограмм, имеющих соответствующее звуковое обозначение, идет и японское слоговое письмо, возникшее из китайского [VIII в. христ. эры].

Обычно указывают, как на причину создания силлабического и буквенного письма, на использование «идеографических» систем письма языками, образующими формы с помощью аффиксов. Языки этого типа, обладая богатством грамматических форм, якобы требуют для понимания написанного — закрепления на письме грамматического окончания, к-рое можно изобразить только звуковой записью.

Но в действительности история письма не дает нам того прямолинейного развития, как можно было бы ждать: идеографическое письмо продолжает господствовать не только в односложных языках (китайском и шумерском), но и в яз. многосложных (в египетском, вавилоно-ассирийском), несмотря на то, что эти системы письма часто сумели вплотную подойти к созданию алфавита.

Очевидно не в одном только строе языка надо искать причины большего или меньшего типологического консерватизма графики. Причины эти глубже; как в истории всякого культурного явления, — их надо искать в общественных и, лежащих в основе последних, экономических особенностях соответствующих коллективов.

К сожалению история письма еще никем не рассматривалась в связи с историей общественных форм. Далеко не всегда располагает она и необходимыми для этого материалами, но некоторые факты все же нельзя не отметить.

Так сложные и громоздкие системы идеографического письма сохраняются в странах с теократическим строем, с мощной жреческой кастой, в руках к-рой оказывалось искусство письма. Недаром египтяне называли свои письмена «письмом божественных слов» (название «гиероглиф» является переводом на греческий яз. слов «священные письмена, выбитые на камне»). С другой стороны, древнейшие буквенные записи часто не носят «священного» характера: это — надписи воинственных царей, восхваляющих свои победы над врагами (древнейшие персидские надписи Дария I Гистаспа — VI в. до христианской эры, древнейшая семитская надпись моавитского царя Меши — начало IX в. до христианской эры); это — строительные надписи, возвещающие об искусстве зодчего (древнейшая еврейская надпись в Силоамском водопроводе нач. YII в. до христ. эры); это — грубая ругань и похвальба наемников-воинов, выцарапанная на статуях чуждого храма (древнейшие греческие надписи наемников египетского царя Псамметиха — середина УII в.); это наконец — расписки мастеров на сделанных ими предметах (одна из древнейших латинских надписей на обруче; древнейшие германские рунические надписи на оружии и питьевом роге). Есть страны, где борьба за письмо довольно прозрачно отражает борьбу за господство отдельных общественных групп. Так в древней Индии жречество (каста брахманов) является решительным противником применения письма в священных целях, т. е. для записи канонической лит-ры и комментариев к ней. «В интересах жрецов — носителей древней лит-ры, — говорит немецкий индолог, — было — не допустить записи тех священных текстов, к-рым они обучали. Этим путем они закрепляли за собой выгодную монополию. Тот, кто хотел чему-нибудь научиться, должен был обращаться к ним и щедро награждать их; и в их полной власти было — лишить знакомства со священными текстами целые общественные классы. О том, как они дорожили этим правом, свидетельствуют многочисленные наставления, запрещающие низшим классам изучать священные тексты». Ясно, что запись священного текста, другими словами, возможность его проникновения в народную массу, шла прямо вразрез с интересами жрецов.

Защитниками письма выступают противники брахманов — буддисты, в своем теоретическом учении, отвергающем кастовую структуру общества, выступающие идеологами все более усиливающегося городского сословия. В своих наставлениях они советуют родителям обучать детей искусству чтения и письма, разрешают изучение письма в своих монастырях монахам и монахиням. И характерно, что древнейшие из дошедших до нас индийских надписей сделаны по приказу царя Ашеки — знаменитого покровителя буддизма [III в. до христианской эры].

Наконец приходится указать, что проводниками и распространителями древнейшей из расшифрованных систем «буквенного» письма — семитского письма — являются народы, в экономике которых торговля и посредничество играют особо важную роль — финикияне, арамейцы. ИСТОРИЯ БУКВЕННОГО ПИСЬМА. Вопрос о происхождении «буквенного» древнесемитского письма, засвидетельствованного в памятниках с XIII в. до христ. эры, — один из самых спорных в истории письма.

Прежде всего названия семитских букв свидетельствуют о связи их с идеограммами известных предметов: буква «б», напр., называется «бет» (дом), буква «м» — «мем» (вода), буква «д» — «далет» (дверь), буква «ш» — «шин» (зуб), буква «р» — «рош» (голова) и т. д. Принцип же превращения идеографических знаков в буквенные — по первому звуку слова (так наз. акрофони-ческий принцип) — совершенно тождествен с тем принципом, по к-рому образуются «звуковые определители» египетского письма. Долгое время ученые и пытались вывести древнесемитское письмо из египетского; правда, трудно было найти сходство между внешними формами начертания египетских гиероглифов и семитских букв, и это заставляло ученых, наряду с египетским, искать истоков семитского буквенного письма в вавилонском. В новейшее время «египетская» теория происхождения древнесемитского письма одержала верх над «вавилонской»; в 1905 английскому исследователю Петри удалось найти в древних медных и малахитовых рудниках на Синайском полуострове ряд надписей, которые представляют промежуточную ступень между египетскими гиероглифами и древне-семитскими буквами. Но, с другой стороны, раскопки английского ученого Эванса на Крите обнаружили, как уже говорилось выше, систему минойского идеографического письма, к-рая представлена множеством вариантов — от близких к рисуночному до похожих на буквенные значки. С последними и сопоставляют семитские буквы сторонники «эгейской» теории происхождения буквенного письма, к-рые считают семитов в этом случае лишь учениками средиземноморской «эгейской» культуры. Главное затруднение этой теории в том, что критское письмо до настоящего времени не расшифровано. Так. обр. разрешение этого вопроса вряд ли может быть окончательным при современном состоянии науки.

По сравнению с силлабическим — буквенное письмо отражает дальнейший этап разложения элементов звучания — слогов на звуки. Недаром буквенное письмо засвидетельствовано впервые на материале яз., выделяющих согласные звуки как носителей реального значения слова и гласные — как носителей грамматического значения, — яз. семитских. И не менее характерно, что форма семитского буквенного письма закрепляет самый момент перехода от слогового письма к буквенному в собственном смысле слова, что каждый знак семитского алфавита является одновременно и слоговым знаком и буквой. Эту архаическую черту семитское письмо сохраняет во всех своих вариантах, начиная от древних моавитских [с X в. до христианской эры],

финикийских [с XIII в. до христ. эры], арамейских [VIII в. до христ. эры], паль-мирских [III в. до христ. эры] и проч. надписей и кончая широко распространившимся арабским (древнейший куфический начерк с VI века христианской эры) и пережи-точно сохранившимися — древнееврейским квадратным [со II в. до христ. эры] и сирийским шрифтами [с I в.христ.эры]. Лишь в более поздние эпохи, по мере своего распространения среди иноязыкого населения, отдельные системы семитского письма начинают прибегать к вспомогательному обозначению гласных для мало грамотного и плохо знающего яз. чтеца. В то же время эта особенность семитского письма ограничивает его применимость кругом тех яз., где гласные имеют другую функцию-значение, чем согласные.

По мере того как семитское письмо, распространяясь все шире, начинает применяться для передачи яз. иного типа, — яз., в словообразовании к-рых равноценны гласные и согласные, и в к-рых грамматические формы выражаются не изменением огласовки, а приставками или окончаниями — двойственный характер семитского письма грозит стать серьезным препятствием для правильной (удобочитаемой) записи. И действительно, по мере своего распространения семитское письмо переживает сложное развитие или в сторону слогового письма, или в сторону письма буквенного в собственном смысле, т. е. обозначающего все звуки яз.- согласные и гласные — особыми буквами.

Старый характер полуслогового полубуквенного семитского письма сохраняют некоторые формы письма, созданные народами Азии на почве арамейского алфавита- алфавиты: пехлевийский [с Пв.христ. эры], согдийский [с IX в. христ. эры] и его потомок уйгурский [с XI в. христ. эры]. Однако и эти алфавиты в дальнейшем своем развитии часто выделяют чисто буквенные алфавиты с особыми обозначениями гласных и согласных; так, на почве пехлевийского алфавита развивается буквенный алфавит Авесты, на почве уйгурского, ставшего государственным письмом турецко-монгольской империи Чингис-хана — буквенные алфавиты: монгольский, манчжурский, калмыцкий. Принцип буквенного письма выступает отчетливо и в созданном на основе древнесемитского письма — письме древнеиндийском [с III в. до христ. эры]. К древнеиндийскому алфавиту восходят новоиндийские шрифты (тамильский, бенгальский, канарезе, сингалезский и др.), занесенные буддизмом далеко за пределы Индии (шрифты — тибетский и сиамский).

В истории распространения семитского письма снова с поразительной четкостью выступают общие экономические основы подобной передачи фактов так называемой духовной культуры. Странствия древнесемитского письма и его многочисленных потомков по земному шару находятся в теснейшей связи с экономическими взаимодействиями отдельных народов, его распространение идет часто по великим торговым путям, оно находится в очевидной зависимости от образования крупных политических объединений или международных классовых группировок; так по торговым путям проникает древнесемитское и арамейское письмо в Иран и Индию, распространение арабских и уйгурских письмен связано с созданием крупных монархий-арабского халифата, обширной империи Чингис-хана; международный характер приобретает индийское письмо благодаря пропаганде буддизма.

История письменности

Коротко об истории письма

Письмо является величайшим изобретением человечества. Развивающиеся древние цивилизации неизбежно нуждались в средствах, позволяющих записывать, фиксировать звучащую речь, чтобы передавать информацию во времени и пространстве. Многие народы знают пословицы, подчеркивающие преимущества письма перед устной речью: «Verba volant – scripta manent» («Слова летают – надписи остаются») или «Что написано пером, то не вырубишь топором».

Нужное сообщение можно передать и при помощи предметов. Это так называемое «предметное» письмо. Например, преподнесение символического подарка – обручального кольца – свидетельствует о намерениях дарившего. Однако не всегда мы понимаем ситуацию с подарком так однозначно, иногда мы можем по-своему трактовать различные предметы. Такой способ обмена информацией трудно назвать собственно письмом, и «прочтение» такого сообщения всегда произвольно.

Образец современной пиктографии

Следующим этапом развития способов передачи информации является замена предмета его изображением. В древности люди рисовали самые важные события своей жизни: сцены охоты и сражений. Такие наскальные изображения, выполненные людьми каменного века, встречаются в пещерах Испании, Южной Франции, Америки и Африки. Письмо рисунками называется пиктография (от латинского пиктум – «нарисованное» и греческого графо – «надпись, письмо»). Язык рисунков практикуется и в наши дни. Например, мы видим изображение кренделя над булочной, сапога над обувным магазином или обувной мастерской. Змея и чаша с ядом символизируют аптеку. Некоторые дорожные знаки представляют собой пиктограммы. Этот тип письма имеет важное преимущество: картинки могут быть поняты, то есть «прочитаны» людьми разных национальностей, говорящими на разных языках. При понимании таких «текстов» нет языкового барьера.

Однако даже самая простая картинка допускает множество толкований, прочтений.

С развитием абстрактного мышления возникают понятия, которые не поддаются рисуночному изображению, так как не обладают наглядностью. Например, «зоркость» нельзя нарисовать, но можно передать это понятие через изображение глаза. Рисунок, таким образом, может выступать как в прямом значении, то есть обозначать орган зрения, так и в переносном, условном значении. Это затрудняет дешифровку памятников такого типа письма, так как непонятно, какое именно значение в данном случае имеет изображение. Постепенная схематизация рисунков превращает их в иероглифы (греч. «священный» и греч. «резьба»).

Самые известные системы иероглифического письма возникли в Древнем Египте и Китае. Китайское иероглифическое письмо передает специальным значком не звучание слова, а его значение. То есть такое письмо не является фонетическим. Один и тот же иероглиф китайцы, говорящие на разных диалектах и не понимающие друг друга, прочитают по-разному, но поймут одинаково. Омонимы, совпадающие при произнесении, в китайской письменности передаются разными иероглифами.

Значение каждого иероглифа нужно запомнить, а понятий, которые должны быть выражены иероглифами, огромное множество. Чтобы прочитать текст на китайском языке, необходимо знать большое количество иероглифов. Неудивительно, что такие системы письма не получили большого распространения.

Постепенно предпринимались попытки упростить такой способ письма. Китайская письменность пошла путем сочетания разных иероглифов для обозначения новых понятий. Например, для обозначения понятия «слеза» нужно было поставить рядом иероглиф, обозначающий глаз, и иероглиф, обозначающий воду. Таким образом, увеличивалось значение сочетания, комбинирования иероглифов, возрастала зависимость иероглифа от контекста. Специалисты, владеющие китайским языком, говорят, что выучить китайский язык – это значит запомнить огромное количество иероглифов и их сочетаний. Этот путь упрощения иероглифического письма, который и упрощением назвать сложно, оказался малопродуктивным.

Часто корни, несущие основное лексическое значение, выражались собственно иероглифами, а дополнительное значение – специальными значками (детерминативами). В древнеегипетском письме таких детерминативов было великое множество. Они лишь сопровождали иероглиф, не произносились при чтении, но помогали правильно понять смысл написанного, то есть служили верным подспорьем при чтении текстов. Например, знак, изображавший две ноги, ставился после всех глаголов движения. Так, слово «дом» в египетском письме передается иероглифом . Однако в сопровождении с глагольным детерминативом он имеет значение глагола «выходить из дому» . Этот же знак может быть немым детерминативом при обозначении различных строений.

Как уже было сказано, иероглифическое письмо было очень сложным для изучения и использования. Поэтому грамотными были немногочисленные представители жрецов и знати. Постепенно системы письма развивались по пути их упрощения, чтобы письмо стало более доступным. Этого требовали интересы развивающихся государств.

Одновременно разные цивилизации идут по пути изобретения новых способов письма. Исследователи истории письма придерживаются той точки зрения, что новые типы письма сложились одновременно в нескольких древнейших культурах, так как принцип, который использовало это новое письмо, буквально витал в воздухе. Человечество вплотную подошло к идее передавать на письме не смысл, а звучащую речь. Такой способ письма получил название фонография (греческое фоно – «звучание» и графо – «пишу»).

Еще египтяне и ассиро-вавилоняне делали попытки передавать на письме звучащую речь. Фонетизация письма происходит постепенно. Древние системы письма, как правило, являются смешанными: одни знаки передают целые слова, другие – слоги, третьи являются «указателями», то есть обозначают принадлежность слова к определенному классу и обычно не произносятся. Таковы иероглифические системы письма шумеров, египтян, хеттов и других народов Древнего Востока.

Шумерский язык был устроен таким образом, что почти каждое слово представляло собой слог, то есть было односложным. Шумеры придумали специальные иероглифы для обозначения своих слов. Ассиро-вавилоняне заимствовали систему письма из шумерского языка. Они стали разлагать на части (слоги) сложные слова своего языка. Эти кусочки слова обозначали на письме шумерскими знаками, используемыми шумерами для выражения односложных слов своего языка. Для пояснения такого разложения слова можно привести следующий пример: если бы русское имя «Шура» мы разложили бы на слоги и передали эти слоги в соответствии с их значением во французском языке «шу»chou (капуста) и «pa»rat (крыса), то имя «Шура» мы бы передали при помощи двух иероглифов «капуста» и «крыса»*. Таким образом, отдельный иероглиф стал обозначать слог. Это слоговая или силлабическая фонография. Русский алфавит также использует силлабемы (графические значки, обозначающие слог) это буквы я, ё, ю в случаях я, её, ею и т.п.

В литературе по грамматологии (науке о системах письма) в качестве классического примера слогового письма часто приводят древнеиндийское письмо деванагари. Действительно, в этой системе письма каждый знак изображал слог, но не любой слог, а именно сочетание согласного звука со звуком [а]. Если же согласный звук сочетался с другим гласным (которых в индийских языках было огромное множество), то использовались специальные надстрочные или подстрочные знаки. Также специальный подстрочный знак указывал на отсутствие гласного звука в слове, то есть написать слог с гласным «а» было легче, чем написать один согласный звук. Например, для обозначения скопления согласных звуков используются лигатуры.

Следующий шаг в развитии фонографии представляли собой древнейшие системы письма финикийцев и евреев. Это были консонантно-звуковые системы, т.е. специальными знаками (буквами) обозначались только согласные звуки. Такой тип письма был обусловлен особенностями самого языка, так как письмо изобреталось под конкретный язык. В семитских языках роль гласных звуков значительно меньше, чем согласных. Как правило, гласных в таких языках мало (например, в арабском языке только три гласных звука). Основное, лексическое значение корня передавалось сочетанием согласных звуков, которые и отражались на письме, гласные звуки не были нужны для понимания основного значения слова, они выполняли дополнительную функцию, указывая на грамматическое значение, легко определяемое контекстом и не передаваемое на письме.

Русский язык также относится к языкам консонантного типа в том смысле, что согласных звуков в русском значительно больше, чем гласных. Поэтому в русском языке мы можем использовать консонантные сокращения: тчк, зпт, пн, птн (дни недели) и т.п. Если мы пытаемся отгадать слово, нам легче подобрать немногочисленные гласные и подставить их в основу из согласных звуков. Однако русская система письма не могла бы обойтись без обозначения гласных на письме, так как в русском, как и в любом другом языке индоевропейской семьи, гласные звуки всегда играли чрезвычайно важную роль (дам, дом, дым, дум, Дим!) и т.п. Значительные трудности испытывают языки, которые в результате культурного и религиозного влияния приняли арабскую систему письма, но сам тип языка не подходит к данной системе письма. Такая ситуация, например, с персидским языком.

Семитские языки, как уже было сказано, легко могли обойтись без обозначения гласных на письме, что и отражено в используемых этими языками системах письменности (например, древнеегипетское письмо, еврейское письмо, арабское письмо).

Арамейское письмо, которое возникло на основе древнесемитских систем письма, распространилось на восток к уйгурам и далее к монголам и маньчжурам. На юг арамейское письмо перешло к арабам и покоренным ими народам. Арабским алфавитом писали все народы, принявшие ислам: турки, персы, узбеки, азербайджанцы, туркмены, дагестанцы, абхазы и др. В 1920-е годы турки, некоторые иранские и кавказские народы поменяли арабское письмо на латинское. Турция официально перешла на латиницу в 1929 году.

Арабское письмо

Арабский язык стал (и с тех пор остается) государственным и родным языком Северной Африки и всех арабских стран Ближнего Востока. Многие народы, обращавшиеся в ислам, но не принявшие арабский язык в качестве повседневного, заимствовали арабский алфавит для собственных языков.

Арабский алфавит состоит из 28 букв (дополнительные буквы тоже прибавляются в языках Ирана и Пакистана, использующих арабское письмо), каждая из которых может иметь до четырех отличающихся друг от друга графических форм. Все эти буквы являются согласными, строки записываются справа налево.

Орнаментальный арабский шрифт

Еще одним существенным отличием является то, что арабское письмо значительно более широко использовалось в декоративном искусстве и в художественном творчестве.

В странах, использующих арабский алфавит, каллиграфия продолжает применяться не только в специальных документах, но и во многих других художественных целях. Одна из причин этого явления – рукописная природа арабского письма. Эта и другие его особенности сделали сложной его адаптацию к печатным формам и задержали введение печатных машин еще на несколько столетий после времени Гуттенберга, в течение которых арабский мир продолжал полагаться при создании книг (особенно Корана), правовых и других документов на рукописные формы письма. Главными направлениями в развитии арабского письма были каллиграфия и художественные формы ручного письма, в том числе развитие орнаментальных типов шрифтов. Каллиграфия стала применяться не только при создании копий Корана, но и при украшении зданий изделий из фарфора, металла, в коврах, монетах и т.п.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола démeubler во французском языке.

ГРЕЧЕСКОЕ ПИСЬМО – ОСНОВА ВСЕХ ОСНОВ

Последний шаг на пути фонографии был сделан древними греками, которые заимствовали графические знаки, судя по названиям букв, от финикийцев, но стали обозначать буквами не только согласные, но и гласные звуки, то есть создали алфавит. Ведь финикийцы пользовались слоговым письмом, при котором графическим значком обозначался целый слог. Для согласного финикийцы употребляли специальную графему, а гласные при необходимости обозначались дополнительным значком. Греки ввели специальные буквы для обозначения гласных звуков. Иногда для этой цели греки использовали лишние согласные финикийского письма («алеф» в финикийском обозначал согласный, а в греческом гласный звук – «альфа»). Кроме того, греки придумали специальные буквы для обозначения глухих смычных придыхательных звуков. Таким образом, греческий алфавит был первым буквенно-звуковым алфавитом и послужил основой для латинского, славянского и других алфавитов.

Надпись на древнегреческом языке

Например, готский епископ Вульфила в IV в. н.э. перевел на готский язык (древнегерманский) текст Библии. Для записи перевода епископ на основе греческого алфавита создал готское письмо. Он добавил 5–6 латинских букв и две буквы, вероятно, придумал сам. Самая знаменитая рукопись на готском языке – «Серебряный кодекс» – 186 листов пурпурно-красного пергамента, на которых серебряными и золотыми буквами начертан текст из Библии. После того, как в эпоху Средневековья готы исчезли с исторической арены, исчезли их язык и письменность.

“Серебряный кодекс”

Греческий алфавит послужил также базой для создания коптского и этрусского письма. К 24 буквам греческого алфавита копты добавили 8 букв из египетской иероглифики. Коптское письмо, как и готское, использовалось первоначально для записи перевода Библии на коптский язык, но постепенно в коптских монастырях – самых ранних монастырях в мире – стала создаваться знаменитая коптская литература. Тут были разнообразные жития святых и пустынников, сказки, исторические романы и церковные гимны, легенды и песни. Впоследствии коптский язык вытеснился арабским.

Алфавит этрусков послужил основой нескольких алфавитов жителей древней Италии, но все они исчезли вместе с их «родителем» – этрусским письмом. Только один потомок этрусского алфавита не только выжил, но стал самым распространенным типом письма в современном мире. Речь идет о латинском алфавите.

Древнейшие надписи, выполненные латиницей, относятся к VI в. до н.э. Римляне несколько видоизменили этрусские буквы, но мы без труда узнаем их в латинском письме, а в этрусских буквах – греческие. Начертания некоторых букв за три тысячи лет почти не изменились. Однако это касается лишь прописных букв. Строчные буквы (минускулы) значительно изменились, так как в Средние века распространилось скорописное латинское письмо. Это было связано с тем, что изменилась техника письма. Вместо камня или дерева стали использовать изобретенную в Китае бумагу, вместо резца – перо. В разное время на различных территориях Европы появлялись свои особенности написания букв.

Культура молодых романских и германских народов складывалась на развалинах Римской империи. Эти народы приняли не только латынь как язык религии, науки, литературы, но и латинский алфавит как базу для создания национальных систем письма. Современные национальные системы письма народов Западной Европы получают развитие лишь с VIII–XIII веков.

Формирование систем письма на латинской основе протекало не так, как формирование славянского письма, возникшего на греческой основе. Для славянского языка был создан особый алфавит, правильно передававший своеобразный звуковой состав славянского языка. Современные европейские языки, несмотря на различный звуковой состав, пользуются почти одинаковыми алфавитами, воспроизводящими без существенных изменений латинский алфавит. Построение систем письма разных языков на латинской основе обеспечило графическое единство алфавитов, что облегчило международные экономические и культурные связи народов Европы. Однако в результате такого механического заимствования возник разрыв между звуковым составом западноевропейских языков и буквами их алфавитов.

Готический шрифт

24 буквы латинского алфавита не могли отразить все многообразие фонетики романских и германских языков. Во французском языке насчитывается обычно 17 гласных и 18 согласных фонем, в немецком – 16 и 21, в английском – 15 и 25, не считая большого количества дифтонгов. В области согласных звуков большинству языков потребовались специальные буквы для обозначения многочисленных шипящих звуков и аффрикат, которых не было в латинском языке. Пять латинских гласных никак не отражали богатый вокализм, например, французского или английского языков. Это обусловило широкое применение в западноевропейских системах письма различных диакритических знаков (во французском, польском, португальском, чешском, венгерском и т.п.) или сочетаний букв (в английском, немецком, французском и др.) В английском языке для 40 звуков применяется до 658 графических комбинаций букв.

Например, во французском алфавите есть пять различных знаков для передачи разного звучания е: . Русское щ в современном английском языке передают сочетанием shch, во французском – chtch, в немецком сочетанием семи букв – schtsch. Число дополнительных букв латинского письма в наши дни превышает полторы сотни (считая все дополнительные знаки во всех алфавитах на латинской основе). Латинская буква о, сочетаясь с различными диакритическими значками, дала 16 новых знаков: и др.

Поскольку системы письма складывались исторически и многие элементы представляют собой пережитки прошлого, то идеальных алфавитов нет, а есть более или менее удачно отражающие особенности определенного языка. Алфавиты должны время от времени реформироваться, приспосабливаясь к наиболее точному отражению вечно меняющейся звучащей речи. Если алфавит долгое время не подвергался реформам, то письмо отрывается от реально звучащей речи и становится все более условным.

Еще более усилился разрыв между письмом и языком у большинства западноевропейских народов в связи с тем, что письменные системы долгое время не подвергались орфографическим реформам. Во французском языке изменений не было с XIII века, а в английском – с XIV века. Многие буквы получили разное звучание в зависимости от их места в слове (например, французское с), некоторые буквы пишутся, но не произносятся, для передачи одних и тех же звуков применяются разные буквы и буквосочетания. При буквальном чтении французских и английских текстов они непонятны для современных французов и англичан и звучат как иностранные. Основным орфографическим принципом этих языков стал историко-традиционный.

Широко известна шутка: «Англичане пишут Лондон, а читают Константинополь». Бернард Шоу придумал свой шутливый пример, отражающий парадоксы английской орфографии. Как прочитать слово ghotio? Ответ: fish [фиш]. Почему? Сочетание первых двух букв – gh можно прочитать как f [ф], ведь именно так звучит это сочетание в слове enough [инаф]. Гласную о прочитаем как i [и], потому что так она читается в слове women [уимин]. Сочетание из трех букв tio следует читать как sh [ш], ибо именно так произносится это сочетание в словах типа revolution. Следовательно, пишем ghotio, а читаем fish [фиш].

Такие «чудовища» английской орфографии объясняются консервативной государственной политикой в отношении письма, особенно характерной для Англии. Кроме того, в целях ликвидации разрыва между письмом и языком необходима коренная революционная перестройка письма, а это всегда протекает очень болезненно. Кроме того, если провести кардинальную реформу английской письменности, приблизить ее к «живому произношению», то окажется, что написание любого английского слова изменится до неузнаваемости. Богатейшая литература прошедших эпох станет непонятна современным англичанам.

Особые трудности возникают у англичан при транскрипции «чужих» имен собственных. Сравнительно недавно приняты общие правила транслитерации славянских фамилий латинскими буквами. До сих пор наблюдаются варианты при записи в заграничных документах фамилий жителей некоторых стран Азии и Африки.

Более приближена к современному произношению орфография немецкой, шведской, норвежской, венгерской и некоторых других систем письма, переживших крупные реформы, которые были связаны с религиозно-реформаторскими и национально-освободительными движениями. В лучшем положении оказались народы, принявшие латинское письмо недавно. Системы письма таких языков были построены применительно к современным литературным языкам, однако и здесь не обошлось без многочисленных диакритиков и многобуквенных сочетаний вследствие ограниченности буквенно-звукового состава латинского письма.

Письмом на латинской основе пользуются более тридцати процентов мирового населения. Латинский алфавит используют большинство европейских народов, все народы Америки и Австралии и большинство жителей Африки. В Азии на латинскую основу перешли Турция, Индонезия и отчасти Филиппины.

КИРИЛЛИЦА

В IX в. на территории от Балтийского моря до Адриатического и Средиземного и от Эльбы и Одера на западе и до Волги на востоке образовались могучие славянские государства: Киевская Русь, Великая Моравия, Болгарское царство, Польша, Сербское и Хорватское государства. Великоморавское княжество, стремясь защититься от экспансии Священной Римской империи и латино-германского духовенства, решило найти поддержку в союзе с Византией. Моравский князь Ростислав принял христианство в его восточной, византийской разновидности.

Христианство, как известно, представляло в IX–X веках две ветви: западную и восточную. Греко-византийская церковь была терпимой к языку, на котором велось богослужение. Римская придерживалась трехъязычного догмата: богослужение могло проводиться только на древнееврейском, древнегреческом или латинском языках. Богослужение на каком-либо другом языке считалось ересью. Лаврентьевская летопись так описывала эту ситуацию: «Не достоить ни которому же языку имети буквъ своих разве евреи и грекъ и латинъ». Восточная церковь разрешала проводить службу на родном языке народа, принявшего христианство. Богослужения велись на армянском, грузинском, коптском и сирийском языках.

В 862 или 863 г. в Константинополь прибыло посольство от князя Ростислава с просьбой послать в Моравию проповедников, которые бы научили славян проводить церковные службы на родном языке. Два брата Константин Философ (после принятия монашества Кирилл) и Мефодий отправились с миссией в славянские земли. Они приступили к составлению на основе греческого алфавита славянских письмен, начали переводить на славянский язык священные христианские тексты.

В основу создаваемого славянского литературного языка был положен родной диалект братьев-первоучителей – славяно-македонский. Первоначально Кирилл и Мефодий составили глаголический алфавит, состоящий из 38 букв. Вопрос происхождения и использования глаголицы до сих пор вызывает споры ученых. Глаголические буквы похожи на некоторые буквы византийского (минускульного), древнееврейского и коптского алфавитов. Ряд глаголических букв не обнаруживает видимого сходства ни с одной из известных нам азбук, возможно, в основе глаголицы лежат знаки какой-то исчезнувшей письменности. Большинство ученых придерживается той точки зрения, что глаголица является первым алфавитом, который был создан Кириллом для славян. В пользу того, что глаголица являлась искусственно созданным алфавитом для миссионерской христианской деятельности, говорит тот факт, что первая буква глаголицы имеет форму креста – главного символа христианской религии. Глаголицу первоначально широко использовали именно южные славяне. В настоящее время глаголицу пытаются частично использовать хорваты, однако этот эксперимент вряд ли следует считать удачным, так как глаголица является архаичной и сложной системой письма.

Другая, наиболее распространенная, система письма, созданная Кириллом для славян, называется по имени своего создателя кириллицей. Источник кириллицы ни у кого не вызывает сомнений: в основу этой азбуки положен византийский унициал (торжественное, уставное письмо, которым писались богослужебные книги). Кириллица использует почти все буквы греческого унициала, в том числе и такие, которые не были необходимы для передачи звуков славянской речи. Для обозначения особых славянских звуков, не имевших аналога в греческом языке, были придуманы или заимствованы из других систем письма (в том числе из глаголицы) особые буквы. О поразительном языковом чутье создателя славянской азбуки говорит такой факт: в русский язык за истекшие столетия введено всего лишь две новые буквы: й и ё.

В отличие от западноевропейского русское письмо непрерывно менялось в соответствии с развитием живого русского языка. При этом до начала XVIII века развитие русского письма шло стихийно, а с начала XVIII века – в порядке государственных реформ (петровская реформа 1707–1710, реформы Академии наук 1735, 1738 и 1758 годов, советская реформа 1917 г.). Изменялись буквенный состав алфавита, графика и орфография.

При изготовлении первого комплекта русского гражданского шрифта Петр I выбросил буквы, заимствованные из греческого алфавита, но ненужные для передачи русской речи: «пси», «кси», «омега», «ижица», «ферт» (оставил фиту), «земля» (оставил «зело»), «иже» (оставил «и»). Однако впоследствии Петр I некоторые из этих букв восстановил. С 1711 по 1735 годы книги набирались по-разному, то тем, то другим составом азбуки. Реформой 1735 г. были окончательно исключены «кси», «ижица», «зело». Реформа 1917 г. окончательно исключила «ижицу», «и с точкой» и «фиту».

Названия заставных букв древнерусской азбуки

Кроме того, постоянно исключались буквы, ставшие ненужными вследствие исторического изменения фонетики старославянского и древнерусского языков. Это четыре юса и – «ять». Сначала исчезли из русского письма юсы, иногда применялся (юс малый) взамен буквы я. Петр I при введении гражданской азбуки убрал этот юс. Реформа 1917 года отменила буквы, которые уже не обозначали особых звуков русской речи: буква («ять») обозначала особый тип звука [е], буквы «ер» и «ерь» обозначали давно исчезнувшие сверхкраткие гласные.

Кроме того, в русский алфавит были введены новые буквы: й и ё. Буква ё была введена окончательно только в 1956 г. в результате утверждения Академией наук «Правил русской орфографии и пунктуации».

Изменение графики русского письма, как, впрочем, и любого другого типа письма, направлено на упрощение, облегчение процесса письма.

Устав

Древнейший русский почерк – устав – возник под влиянием греческого устава и применялся до XV–XVI вв. Устав отличался четким, каллиграфическим начертанием букв; каждая писалась раздельно, ставилась перпендикулярно строке и имела формы, близкие к геометрическим. Слова в уставе пробелами обычно не отделялись. Устав легко читался, но был труден в написании.

С середины XIV в. наряду с уставом получает распространение полуустав, отличавшийся меньшей строгостью букв, наклонным их положением, применением большого количества титл, т.е. сокращений. Полуустав писался более бегло, но был менее четким в чтении. Из рукописей он перешел в печатные книги и применялся до петровских реформ. С конца XVIII века в дипломатической, канцелярской и торговой переписке получает распространение еще более беглый почерк – скоропись. Это связное, слитное написание букв, большое количество сокращений и росчерки, выходящие за границы строки. На основе скорописи развились почерки, близкие к современному письму.

Полуустав

Особым видом русских рукописных почерков была вязь. Она появилась с конца XIV века в связи со стремлением русских книжников к украшению книги. Вязь – декоративное письмо, которое применялось в заглавиях. Слова и буквы в строке вязались в непрерывный орнамент; для этого буквы соединялись между собой или вписывались друг в друга, а пустоты заполнялись украшениями.

Вязь (декоративное письмо)

На основе кириллицы развилось русское, украинское, болгарское, македонское и сербское письмо. До 1970 г. XIX в. оно применялось также в Румынии.

Славянская письменность, воспринятая почти всеми славянскими народами, просуществовала недолго у западных славян. В 890 г. римский папа Стефан IV предал анафеме славянское богослужение, запретил книги на славянском языке. В Моравии и Чехии славянская письменность была запрещена. Влияние католичества на страны западных славян способствовало тому, что современные поляки, чехи, словаки и словенцы используют латинский алфавит.

Скоропись (беглый почерк)

Различие исторических судеб отдельных западных и южных славянских земель, разделение их на сферы влияния католической и православной церквей, турецкое нашествие – все это отразилось на истории письменности и культуры западных и южнославянских народов. Как одно из проявлений западного влияния, уже в XIV веке на Хорватском поморье появляются богослужебные тексты, написанные латинским алфавитом, приспособленным для славянского языка. Поэтому в богослужении долгое время использовались три графические системы: кириллическая, глаголическая и латинская.

В настоящее время сербохорватский имеет два алфавита: кириллический (Сербия и Черногория) и латинский (Хорватия, у мусульман в Боснии).

* Пример из учебника А.А. Реформатского «Введение в языкознание», М., 1996)

Словесно-слоговое письмо

Для полной характеристики словесно-слогового письма, как системы, сочетающей в себе принципы семантической и фонетической, то есть ориентированной на звучащую речь коммуникации, следует описать основные знаки, употреблявшиеся в письменных памятниках, а также и возможные причины их возникновения. Словесно-слоговое письмо — это тип письма, сочетающий семантический и фонетический принципы обозначения информации, основными знаками которого являются идеограммы, детерминативы, силлабограммы и гетерограммы. Основным знаком в словесно-слоговой системы письма остается иероглиф, или идеограмма, который продолжает активно использоваться. Так, для обозначения конкретных понятий используется иероглифический знак, восходящий к рисуночному изображению предмета, для обозначения абстрактных понятий — иероглиф-омоним, или омограф, например, один и тот же знак для обозначения понятий БОГ и СВЕТ, РУКА и БРАТЬ, для обозначения сложных понятий используются сочетания нескольких иероглифов, например, РУКА+РОТ> ЕСТЬ, ГЛАЗ + СЛЕЗА > ГОРЕ, ПЕЧАЛЬ; ЖЕНЩИНА + ГОРА > РАБЫНЯ, более активно используются «ребусные написания», (УХО) msdr= ms (ХВОСТ) + dr (КОРЗИНА), город Arbailu = 4 arba u+ БОГ ilu + детерминатив, обозначающий топоним — название города.

В результате распространения фонетических написаний в письменных системах древности, когда один и тот же знак может означать слово, понятие, а может означать и определенный слог, возникает такое явление как множественность прочтения одного и того же знака, чтобы его устранить вводятся новые знаки — детерминативы, которые уточняют, конкретизируют данное значение. Детерминатив — это знак в идеографическом и словесно-слоговом письме, который употребляется как дополнительный к основному знаку, для более точного его прочтения. Например, в приведенном выше примере детерминатив города указывает нам, что в данном случае следует читать не ЧЕТЫРЕ БОГА, а ГОРОД АРБЕЛА.

Значение детерминативов было чаще всего классифицирующим, так были детерминативы, обозначающие названия городов, стран, растений животных, людей, гор, то есть имен собственных. В качестве знаков-детерминативов могли использоваться такие -л. граммемы, то есть отдельные элементы иероглифа — палочка (прямая, косая, вертикальная, горизонтальная), кружок, крючок и под, а могли выступать и сами идеограммы с родовидовым значением, например, иероглиф ТРАВА добавлялся ко всем обозначениям растений, иероглиф ГОРОД — ко всем названиям городов. Таким образом, в результате значение одного иероглифа все больше увеличивается, все больше становится омографов, то есть единиц, имеющих одинаковое графическое выражение при различном прочтении. Шумерская идиограмма ГОРА, СТРАНА — kur, была заимствованна в аккадскую письменность с тем же значением — ГОРА — sadu, СТРАНА — matu, одновременно с этим этот знак обозначал дереминатив СТРАНА и добавлялся к различным названиям стран, служил фонетическим обозначением слогов — силлабограммой -sad-, -sat-, -mad-, -mat-, а также обозначал еще слог -kur-, шумерское название данного понятия, то есть выступал в функции гетерограммы, то есть вкрапления из другого языка. Силлабограмма — знак слогового или словесно-слогового типов письма, обозначающих, слог речи. Гетерограмма — письменный знак, применявшийся в словесно-слоговом письме, заимствованный из другого языка и обозначавший звукосочетание, идентичное чтению данного знака в языке-источнике.

Таким образом, мы постепенно перешли к определению понятия словесно-слоговое письмо, которое является особым типом письма, сочетающим знаки, обозначающие определенные понятия безотносительно к звучащей речи, идеограммы (иероглифы) и детерминативы, а также знаки, обозначающие единицы звучащей речи — слоги, силлабограммы и гетерограммы.

Различные письменные системы, существовавшие в древности и существующие в настоящее время, которые принято называть идеографическими, или иероглифическими, древнеегипетская, шумерская, древнекитайская и современная китайская на самом деле относятся к словесно-слоговому типу письма, то есть используют типологически разнородные знаки — собственно семантические и фонетические. Анализ отдельных написаний во времени показывает, что наиболее ранние записи являются по преимуществу иероглифическими, а фонетические написания встречаются по преимуществу лишь в именах собственных, детерминативы употребляются крайне непоследовательно. С развитием же системы письма унифицируется количество и внешний вид детерминативов, значительно увеличивается число фонетических написаний, этому способствует также общение с другими народами и знакомство с их системами письменности, так как происходит заимствование знаков их письма, которые чаще всего выступают в функции гетерограмм. Из словесно-слоговых систем письма в настоящее время науке известны следующие:

  • — древнеегипетское письмо, относящееся к началу III тысячелетия до н.э.;
  • — шумерское письмо и произошедшие от него клинописные системы, зародившееся в конце IV тысячелетия до н.э. и просуществовавшее до конца первой четверти III тысячелетия до н.э.;
  • — эламское иероглифическое письмо, памятники которого датируются первой половиной III тысячелетия до н.э.;
  • — протоиндийское письмо, относящееся к IV тысячелетию до н.э.;
  • — критское минойское письмо, относящееся к концу III — началу II тысячелетия до н.э., и критское линейное письмо А и В, относящееся ко II тыс. до н.э.;
  • — хетто-лувийское иероглифическое письмо (II-I тыс. до н.э.);
  • — китайская иероглифика и вышедшая из нее письменность Дальнего Востока (II тыс. до н.э.);
  • — а также словесно-слоговое письмо майя, полупиктографическое письмо ацтеков, письменности африканских племен ваи и менде.

Таким образом, можно сказать, что наиболее древние, известные людям сегодня письменные системы использовали именно этот тип письма, сочетающий в себе типологически разнородные знаки.

Безусловно, что наибольшую ценность в плане их изучения представляют собой древнеегипетское письмо и клинопись Междуречья, так как они наиболее полно представлены и изучены современными учеными. Значительная же часть письменных памятников перечисленных здесь культур до настоящего времени еще не расшифрована, так как трудно поддается дешифровке. Дешифровкой мы называем исследование, изучение текста с целью прочтения информации, которая в нем закодирована, установления значений знаков данного типа письма.

Буквено-слоговое письмо

«Буквено-слоговое письмо» в книгах

XI. Гоголь за границей. — Письмо к бывшей ученице (поездка из Лозанны в Веве). — Жизнь в Риме. — Письмо к П.А. Плетневу о римской природе. — Второе письмо к ученице (с наброском статьи «Рим»). — Объяснение побудительных причин к переписке с женщинами. — Воспоминания А.О. С ой о встрече с Гог

XVI. Второй приезд Гоголя в Москву. — Еще большая перемена в нем. — Чтение «Мертвых душ». — Статья «Рим». — Грустное письмо к М.А. Максимовичу. — Мрачно-шутливое письмо к ученице. — Беспокойства и переписка по случаю издания «Мертвых душ». — Гоголь определяет сам себя, как писателя. — Письмо к учени

XVI. Второй приезд Гоголя в Москву. — Еще большая перемена в нем. — Чтение «Мертвых душ». — Статья «Рим». — Грустное письмо к М.А. Максимовичу. — Мрачно-шутливое письмо к ученице. — Беспокойства и переписка по случаю издания «Мертвых душ». — Гоголь определяет сам себя, как писателя. —

XVII. Письмо к С.Т. Аксакову из Петербурга. — Заботы о матери (Письмо к Н.Д. Белозерскому). — Письма к С.Т. Аксакову о пособиях для продолжения «Мертвых душ»; — о первом томе «Мертвых душ»; — о побуждениях к задуманному путешествию в Иерусалим. — Письмо к матери о том, какая молитва действительна.

XVII. Письмо к С.Т. Аксакову из Петербурга. — Заботы о матери (Письмо к Н.Д. Белозерскому). — Письма к С.Т. Аксакову о пособиях для продолжения «Мертвых душ»; — о первом томе «Мертвых душ»; — о побуждениях к задуманному путешествию в Иерусалим. — Письмо к матери о том, какая молитва

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола prolonger во французском языке.

Письмо г-же Н. (Письмо Х.) [Орконт, конец декабря 1939 г.] Перевод с французского Л. М. Цывьяна

Письмо г-же Н. (Письмо Х.) [Орконт, конец декабря 1939 г.] Перевод с французского Л. М. Цывьяна Полночь.В Витри был праздник. Мне пришлось пойти во «фронтовой театр».[1] И вновь острей, чем когда бы то ни было, встал вопрос: почему мы воюем? Куда делись французы? Куда делся г-н

Письмо № 13 (ML-7) [К.Х. – Синнетту] Вложено в письмо Е.П. Блаватской из Бомбея. Получено 30 января 1881 г. [Деловые вопросы]

Письмо № 13 (ML-7) [К.Х. – Синнетту] Вложено в письмо Е.П. Блаватской из Бомбея. Получено 30 января 1881 г. [Деловые вопросы] С вашей стороны во всем этом деле нет никакой вины. Мне очень жаль, если вы думали, что я вам приписываю какую-либо вину. Если бы что-нибудь и было, вы могли бы

Письмо № 56[215] (ML-100) Письмо № 56 (ML-100) [К.Х. – Синнетту] 25 марта 1882 г. [Идея Хьюма о походе в Тибет на поиски Братства]

Письмо № 56[215] (ML-100) Письмо № 56 (ML-100) [К.Х. – Синнетту] 25 марта 1882 г. [Идея Хьюма о походе в Тибет на поиски Братства] Новый «Руководитель» пока что должен вам сказать несколько слов. Если вам небезразличны наши будущие отношения, постарайтесь повлиять на вашего друга и

Письмо № 69 B[254] (ML-20 B) Письмо № 69 B (ML-20 B) [Синнетт – Е.П. Блаватской] Получено в августе 1882 г. Симла, 25 июля

Письмо № 69 B[254] (ML-20 B) Письмо № 69 B (ML-20 B) [Синнетт – Е.П. Блаватской] Получено в августе 1882 г. Симла, 25 июля [Учение Махатм и Э. Леви об эволюции монад] Моя дорогая Старая Леди. Я приступил к попыткам ответить на письмо Н.Д.Х. [1] сразу с тем, чтобы заметка могла сейчас же появиться в

Письмо № 73[266] (ML-30) Письмо № 73 (ML-30) [К.Х. – Хьюму] Получено в августе 1882 г. Частное.

Письмо № 73[266] (ML-30) Письмо № 73 (ML-30) [К.Х. – Хьюму] Получено в августе 1882 г. Частное. [О претензиях Хьюма и его отношении к Учителям] Мой дорогой брат!Возможно, что неделю тому назад я едва ли пропустил бы этот удобный случай, чтобы сказать, что ваше письмо, касающееся мистера

Письмо № 140[454] (ML-33) [К.Х. – Синнетту] Письмо от К.Х., получено через М. и показано А. Б[езант]

Письмо № 140[454] (ML-33) [К.Х. – Синнетту] Письмо от К.Х., получено через М. и показано А. Б[езант] Я искренне обеспокоен, что вы можете быть смущены кажущимися противоречиями между записками, полученными вами от моего Брата М. и меня. Знайте, мой друг, что в нашем мире, хотя мы можем

Часть I. ЕСЛИ СЛОГОВОЕ ПИСЬМО СУЩЕСТВОВАЛО, КАКИМ ОНО МОГЛО БЫТЬ?

Часть I. ЕСЛИ СЛОГОВОЕ ПИСЬМО СУЩЕСТВОВАЛО, КАКИМ ОНО МОГЛО БЫТЬ? Назначение этого раздела ? понять, какие прямые и косвенные свидетельства сохранились до настоящего времени в пользу существования слогового письма, а также какими свойствами оно должно было бы обладать.

Что такое слоговое письмо?

Что такое слоговое письмо? Слоговое письмо было важным этапом упрощения письменности. Каждый этап становления письменности фиксировал определенный итог в продвижении человечества по пути логического абстрактного мышления. Сначала – расчленение фразы на слова, затем

1. Письмо Анны С-н 2. Письмо С. Ч-ской 3. Письмо анонима

1. Письмо Анны С-н 2. Письмо С. Ч-ской 3. Письмо анонима

1. Письмо Незнакомца 2. Письмо Св-на 3. Письмо Некого

1. Письмо Незнакомца 2. Письмо Св-на 3. Письмо Некого

ЦИФРА ЗАКОНА: Письмо несчастья: Может ли «покаянное письмо» спасти системного администратора?

ЦИФРА ЗАКОНА: Письмо несчастья: Может ли «покаянное письмо» спасти системного администратора? Автор: Павел ПротасовСреди обилия заблуждений, бродящих по умам наших соотечественников, одно из первых мест занимают те, что связаны с законодательством. Об одном из них я и

Письмо двадцать четвертое БУДЕМ СЧАСТЛИВЫМИ (ответ на письмо школьника)

Письмо двадцать четвертое БУДЕМ СЧАСТЛИВЫМИ (ответ на письмо школьника) Дорогой Сережа! Ты совершенно прав, любя старые здания, старые вещи – все то, что сопутствовало человеку в прошлом и сопутствует ему в его теперешней жизни. Все это не только вошло в сознание человека,

ПИСЬМО

ПИСЬМО, система долговременных условных знаков, обычно визуальной природы, предназначенных для фиксации речевых произведений на том или ином материальном носителе с целью их последующего восприятия.

В приведенном определении оговорен ряд существенных признаков письма. Самый главный признак – это долговременность письма, противопоставленная сиюминутности как человеческой речи, так и многих других видов сообщений, использующих жесты, позы, запахи и т.п. Второй необходимый признак письма – использование устойчивых условных символов. Письмо – это семиотическая система, его элементы – это знаки, имеющие устойчивое означающее (обычно какую-то графическую конфигурацию – иероглиф, слоговой знак, букву) и связанное с ним относительно постоянной связью означаемое (см. ЗНАК; СЕМИОТИКА). В зависимости от типа означаемого (какой-то смысл или же какая-то языковая форма – слово, слог, фонема) различаются и разные типы письма, которые будут охарактеризованы ниже.

Третий существенный признак заключается в том, что письмо фиксирует не просто какие-то мысли, идеи или понятия или даже сообщения, а конкретные речевые произведения на конкретных языках – тексты, иногда состоящие из нескольких или даже одного слова, но обычно имеющих некоторую протяженность и достаточно сложную внутреннюю структуру. Собственно говоря, под текстом чаще всего имеют в виду письменный текст. Систему дорожных знаков или других обычно используемых в изолированном виде пиктограмм (например, значков, указывающих на выход, пункт питания и т.п. в аэропортах, на стадионах и в иных публичных сооружениях), хотя и могущих в ограниченных пределах сочетаться друг с другом, письмом никто не называет. Такие знаки люди воспринимают и понимают, тогда как письменные тексты могут быть прочитаны, пусть даже про себя; о чтении же дорожных знаков говорят лишь в переносном смысле.

Существуют еще два важных признака, которые обычно присущи письму, но не являются, тем не менее, ни необходимыми, ни достаточными для его определения. Во-первых, письмо обычно является визуальным, т.е. использует иной, чем звучащая речь, сенсорный канал – зрение. Визуальной природой письма напрямую обусловлены многие его важнейшие особенности, однако существуют и уже были названы визуальные семиотические системы, ни одна из которых не соответствует представлению о письме. Число примеров легко может быть увеличено (различные системы жестовой коммуникации, символика цвета, украшения, геральдика, символы политических партий и движений, флажковая азбука и т.д.). С другой стороны, несомненно соответствует представлению о письме разработанная для слепых азбука Брайля и ее прототип – ночное письмо, применявшееся во французской армии: обе этих системы используют тактильный (осязательный) сенсорный канал.

Во-вторых, письмо обычно является плоскостным, т.е. его условные знаки можно с некоторой долей огрубления считать имеющими только два измерения. Однако это ни в коей мере не отличает письмо от рисунков; с другой стороны, некоторые виды надписей могут быть объемными (барельефные и горельефные надписи, скажем, на надгробиях; объемные буквы в рекламе; имитация объемности в печатном шрифте и в титрах на кино- и телеэкране). Собственно говоря, объемными были произведения самой ранней из известных письменностей – клинописи на глиняных табличках, и уж тем более объемным было так называемое узелковое письмо кипу у индейцев Южной Америки.

В грамматологии – науке о письме – традиционно противопоставлялись два основных вида письма: алфавитное и идеографическое, иногда называемое также иероглифическим. Различие между ними заключается в том, что означаемым знаков алфавитных письменностей являются звуковые элементы языка безотносительно к их значению – звуки (в идеале фонемы) или слоги (в этом случае принято говорить о слоговом письме, которое, однако, нередко именуется слоговой азбукой или слоговым алфавитом), тогда как означаемым знаков идеографических письменностей считаются смысловые элементы безотносительно к их языковой форме – понятия и идеи. Знаки идеографического письма в соответствии с традицией называются пиктограммами и идеограммами. Термин «пиктограмма» (от латинского pictus ‘нарисованный’ и греческого gramma ‘нечто нарисованное или написанное’) обозначает такой значок, в форме которого легко распознается какая-то картинка. Термин «идеограмма» (от греческого idea ‘идея’ + gramma) относится к значку, передающему какое-то понятие, идею или мысль вне зависимости от того, напоминает он по форме какую-либо картинку или нет: таково, например, изображение солнца, выражающее идею ‘теплоты’ или ‘дня’, или изображение руки, указывающей на рот, которое выражает идею ‘голодный’. Пиктограммы и идеограммы нередко использовались совместно. Рисуночное письмо равнинных индейцев Северной Америки и рисунки австралийских аборигенов на песке или на коре дерева относятся именно к такому смешанному типу. Пиктограммы и идеограммы часто становятся в высшей степени условными и стилизованными, теряют большую часть своего явно изобразительного внешнего облика и образуют весьма сложную систему знаков.

Число фонем и слогов в языках мира исчисляется, соответственно, несколькими десятками и несколькими сотнями, тогда как число даже наиболее стандартных и распространенных понятий – десятками тысяч. Следствием этого является различие в числе знаков, используемых в алфавитных и идеографических письменностях.

Более детальное исследование как истории письма, так и устройства идеографических письменностей привело к пересмотру этой простой классификации. Широкое распространение получила более сложная схема, предложенная выдающимся теоретиком грамматологии И.Е.Гельбом, в которой различаются исторически упорядоченные этапы: 1) не-письма (рисунков, не связанных с означаемым условной связью), 2) пред-, или протописьменности, использующей идеографический принцип, который было предложено переименовать в семасиографический (записывающий смысл), и 3) собственно письменности, использующей фонографический (записывающий звук) принцип в соответствии с формулировкой Аристотеля: «произнесенные слова – это символы умственного опыта, а написанные слова – это символы произнесенных слов». К числу собственно письменностей при этом относятся не только четко разграниченные разновидности алфавитного письма – слоговое и буквенное, – но и так называемое словесно-слоговое (логографическо-силлабическое) письмо, к которому относятся практически все исторически зафиксированные виды иероглифических письменностей, а также единственный их вид, функционирующий в настоящее время, – китайская иероглифика, используемая также как составная часть японского письма.

Возражения Гельба против понятия идеографии были обусловлены желанием максимально отчетливо противопоставить семасиографические предписьменности и фонографические собственно письменности, тогда как термины «идеография», «идеограмма» и «пиктограмма» употреблялись (и в значительной мере продолжают употребляться поныне) применительно как к предписьменностям, так и к словесно-слоговым собственно письменностям. В последних означаемыми знаков являются, согласно Гельбу, вовсе не понятия или идеи, а слова, несомненно являющиеся элементами языка, и рисуночный облик иероглифов (обусловленный их происхождением из пиктографических протописьменностей) этому не противоречит. Письменные знаки, обозначающие слова, получили название логограмм. Более того, практически во всех засвидетельствованных в истории иероглифических системах письменности имелись и знаки, использовавшиеся для записи частей слова, обычно слогов, т.е. силлабограммы.

Существуют, таким образом, два основных способа графической передачи сообщения. Один состоит в том, чтобы с помощью пикто- и идеограмм представить содержащиеся в сообщении идеи в непосредственной форме, т.е. непосредственно обозначить смысл сообщения. Такой способ графической передачи сообщения характерен прежде всего для протописьменностей, хотя отчасти представлен и в собственно письменностях. Другой способ состоит в использовании тех или иных графических знаков – в том числе и пиктограмм – для представления формальных элементов того языка, на котором выражено данное сообщение, а сами идеи при этом передаются, таким образом, опосредованно – через их языковое представление. Результатом является письменность в собственном смысле слова. Соответственно, существуют и два вида пиктограмм – такие, которые непосредственно представляют идеи и являются поэтому разновидностью идеограмм, и такие, которые представляют элементы языка – звуки, слоги и слова – и являются поэтому знаками собственно письменности.

Восприняв идеи Гельба, грамматология, тем не менее, продолжает принимать во внимание и традиционное членение на иероглифику и алфавит. Следствием этого является то, что в данной статье рассмотрение ограничивается лишь протописьменностями и словесно-слоговыми (иероглифическими) системами письма, тогда как слоговые и буквенные письменности рассматриваются в отдельной статье.

ПРОТОПИСЬМЕННОСТИ

Образцы протописьменности, относящиеся к доисторическим и более поздним временам, встречаются в мире повсюду, причем самые древние из тех, что дошли до нас, сохранились благодаря тому, что были высечены на скалах. Эти формы письма бытовали и бытуют в основном у тех народов, у которых не было или до сих пор нет собственно письменности. Существуют два основных типа протописьменности: описательно-изобразительное и опознавательно-мнемоническое протописьмо (оба термина принадлежат И.Гельбу).

Описательно-изобразительный способ.

Этот тип протописьма используется для самых различных целей. Среди многих видов сообщений, передаваемых с его помощью, – отчеты об охоте и военных походах, знаки-предостережения, письма-прошения и описания ритуалов. Сообщение предстает в виде рисунков, подчас весьма стилизованных, с изображением людей, животных и предметов, упорядоченных в соответствии с некоторыми общепринятыми условностями, так что его значение бывает понятно каждому, знакомому с этими условностями, которые, конечно, у разных народов разные. Например, идея о том, что некое событие происходило в течение трех дней, у одного народа может выражаться с помощью картинки, воспроизводящей три солнца, помещенных над рисунком данного события. У народа другой культурной группы та же идея может быть выражена посредством рисунка с изображением участника этого события, держащего три пальца кверху. Что касается степени стилизованности рисунков, то следует заметить, что у американских индейцев все лица, принадлежащие к одной и той же культуре, стремились в своих рисунках к единообразию, тогда как у африканцев велика доля индивидуальной вариативности.

В качестве примера описательно-изобразительного протописьма можно привести наскальный рисунок на берегу озера Верхнего с описанием военного похода в заозерье. Наверху изображены пять каноэ с 50 вертикальными насечками вдоль их верхних бортов; это означает, что в этих каноэ плыли всего 50 человек. Сверху первого каноэ нарисована водяная птица, символизирующая тотем предводителя похода. Три солнца с тремя дугами над ними, обозначающими небо, указывают на то, что плавание длилось три дня. Изображение черепахи символизирует успешное окончание плавания. Потом следует изображение всадника, что, однако, не означает, что отряд далее передвигался верхом, но в символической форме сообщает, что он двигался быстро. В нижней части рисунка воспроизведены различные животные, символизирующие храбрость, силу и хитрость.

Опознавательно-мнемонический способ

часто используется для того, чтобы напомнить адресату сообщения о чем-то, что ему уже известно. У этого способа есть много разновидностей. Среди изготовителей всевозможных предметов принято использовать особые опознавательные метки, по которым можно определить, кем произведен данный предмет. С древнейших времен такие метки ставились на гончарные изделия, кирпичи, кремневые орудия и на многое другое. Примерами этого типа протописьма являются гербы на геральдических щитах и клейма на домашнем скоте. У американских индейцев родовые имена часто воспроизводились в виде рисунка тотемного животного данного рода. Исполнителям обрядов помогали списки подлежащих совершению ритуалов, где каждый ритуал изображался, в порядке его очередности, рисунком, который легко опознавался исполнителем. Таким же образом были составлены и списки песен. Даже поговорки могут опознаваться с помощью этого способа; например, у африканского народа эве есть поговорка «Нитка следует за иголкой», что означает «каков отец, таков и сын» и символически изображается через рисунок нитки и иголки.

Ацтеки Центральной Америки использовали оба типа протописьма в виде очень изощренных рисунков, передававших весьма сложные и пространные сообщения и фактически содержавших, правда, редко и спорадически, элементы фонетического письма.

Возникновение этих элементов можно проиллюстрировать на следующем искусственном примере. Пусть достигнута договоренность, что значок будет обозначать слово sun (‘солнце’) и только это слово, а не day ‘день’, heat ‘жара’ или light ‘свет’, как это могло быть с идеограммой. Такому точному знаку можно было бы легко придать и другие возможности употребления. Так, его можно использовать для записи (созвучного со словом sun) англ. слова son ‘сын’ или для записи (также созвучного с ним) первого слога слова sundry ‘различный, разный, разное’. Подобным же образом, значок , по договоренности означающий pan ‘сковородка’, может служить не только для обозначения этого предмета посуды, но также для записи первого слога нескольких десятков слов, начинающихся со слога pan, типа pantry ‘кладовая’ или Pan-American ‘Пан-Американ’, а также для записи последнего слога слов типа marzipan ‘марципан’. Такое письмо называется логографическим, т.е. «записывающим слова», а фактически также и элементы слов, и принцип его устройства хорошо знаком всем по ребусам.

Ребусные написания встречаются во всех языках мира, однако они очень редко приводят к образованию последовательно фонетического письма. Тем не менее принято считать, что собственно фонетическое письмо возникло именно оговоренным выше способом.

В том или другом виде логографическое письмо появилось независимо у нескольких разных народов, из которых особенный интерес представляют древние египтяне, чье письмо принято называть иероглифическим, древние китайцы и много позже – народы группы майя на Юкатанском п-ове в Мексике. Древние жители Месопотамии также создали систему такого типа, состоящую из символов клиновидной формы и потому называемую сейчас клинописью, но не исключено, что месопотамская клинопись создавалась под сильным египетским влиянием.

СОБСТВЕННО ПИСЬМЕННОСТЬ

Собственно письменность представляет собой графический способ опосредованной передачи идей сообщения путем воспроизведения звуковых элементов языка, на котором выражены эти идеи. Изобретение настоящего, подлинного письма как визуального отображения языка следует отнести к величайшим достижениям человечества. Когда и как в точности произошла эта революция – т.е. изобретение способа графической передачи речи как носителя идей вместо графической передачи идей без соотнесения их с речью – неизвестно.

Важнейшие системы письма в собственном смысле слова, в которых используются логограммы (а в традиционной терминологии – пиктограммы и идеограммы), одновременно являются и самыми древними. Знаки в этих наиболее ранних системах письма выполняют две основные функции: некоторые из них заменяют собой целые слова, другие – только слоги или части слогов. Иначе говоря, некоторые слова записываются с помощью одного знака или небольшой группы знаков, которые используются только для этих слов, а другие слова записываются с помощью знаков, обозначающих слоги или части слогов (слоговых знаков, или силлабограмм) и не связанных напрямую со словами, которые состоят из этих слогов. Именно поэтому такие системы письма и называются словесно-слоговыми.

Очевидно, что силлабограммы произошли от логограмм. По-видимому, почти все знаки, используемые в словесно-слоговом письме, изначально были пиктограммами. В египетском и иероглифическом хеттском письме даже те из знаков, что со временем стали обозначать чисто фонетические элементы, сохраняли свой рисуночный характер в течение всего срока своего употребления, но в других системах письма пиктограммы быстро превращались в чисто условные начертания, в которых в большинстве случаев сейчас уже невозможно распознать какую бы то ни было картинку.

Самые ранние из известных нам систем письма – это шумерская клинопись, египетская, иероглифическая хеттская, китайская, протоэламская, протоиндийская и критская. Возможно, существовала еще одна словесно-слоговая система – у индейцев майя в Новом Свете.

Клинопись.

Старейшая из известных систем письма – клинопись (т.е. клинообразное письмо, англ. cuneiform от латинского cuneus ‘клин’) возникла не позже 3100 до н.э. и находилась в употреблении примерно до начала нашей эры. Сначала клинописное письмо было в ходу у шумеров – народа с высокоразвитой культурой, но с неизвестными этническими и языковыми корнями. Шумеры жили в Месопотамии, в южной части долины между реками Тигр и Евфрат, т.е. на юге нынешнего Ирака. Вскоре политическая власть в стране плавно перешла к аккадцам – народу, говорившему на одном из семитских языков (см. АККАДСКИЙ ЯЗЫК) и известному также под именем вавилонян и ассирийцев. Аккадцы многое переняли у шумеров, в том числе и письменность, которую стали использовать для записи своего собственного языка. Вавилоняне и ассирийцы распространили свою культуру и политическое влияние на весь Ближний Восток, так что бытовавшая у них клинопись была позаимствована и другими народами, с которыми они соприкасались. Ее использовали для записи своих собственных языков хетты в Анатолии, хурриты, жившие на территории современной Сирии и северного Ирака, эламцы на западе Ирана и урартцы в Армении.

Клинописные записи производились по большей части на специальных глиняных дощечках. Знаки наносились на дощечки с помощью тростниковой палочки, которую поворачивали под определенным углом и вдавливали одним из трех ее краев во влажную глину. Получавшиеся таким образом знаки имели характерный клинообразный вид, что и дало клинописи ее название. Дощечки с нанесенными на них знаками далее высушивались на солнце, а сравнительно небольшая их часть – в основном предназначавшиеся для библиотек копии литературных текстов – обжигались в печи. На этих дощечках содержатся записи самого различного характера.

Протоклинопись.

Все надписи даже на самых ранних из известных нам глиняных дощечек представляют собой образцы настоящей письменности словесно-слогового типа. В археологических слоях, расположенных ниже тех, где были найдены самые ранние глиняные дощечки, вообще не обнаружено видимых следов какой-либо письменности или протописьменности.

Однако облик знаков, содержащихся на самых ранних дощечках, обнаруженных в городище Варка (древний Урук) на юге Вавилонии и опубликованных в 1936 А.Фалькенштейном, весьма отличен от более поздних клинописных знаков. Первые внешне являются несомненными пиктограммами, в которых легко узнаются рисунки голов и других частей тела человека и животных, рисунки птиц, рыб, растений, кувшинов, солнца, звезд и т.д. Эти изображения, часто называемые протошумерскими иероглифами или протоклинописью, наносились на глину путем проведения по ней острием палочки – вместо выдавливания в ней клинообразных значков, как это стали делать позже. Другие знаки к тому времени уже утеряли какой бы то ни было рисуночный характер, который, возможно, был присущ им до этого. Прошло еще немного времени, и вскоре уже все знаки клинописи утратили пиктографический характер. Ранние знаки, в которых угадываются рисунки, все носят очень незамысловатый характер; предметы воспроизведены в них самым экономичным образом, почти без деталей.

То, как звучали знаки клинописи, определяется на основании различных данных. Сами древние народы составляли списки знаков и словари, где содержатся полезные для нас ключи. Древние греки записывали звучание, которое они слышали, с помощью букв своего алфавита. Очень важно также, что аккадский язык близкородствен другим семитским языкам – таким, как арабский и иврит, на которых говорят и поныне. Все это помогает установить звучания многих знаков, а из них, равно как и из других признаков, можно вывести произношение большинства шумерских слов.

Шумерская клинопись.

В шумерскую эпоху большая часть слов записывалась с помощью логограмм, а слоговые знаки использовались для записи имен собственных (особенно иностранных) и названий мер и весов. Кроме того, они добавлялись к логограммам для выражения грамматических отношений. Было также два способа, с помощью которых шумеры расширили применение логограмм. Один состоял в том, что сочетание из двух знаков использовалось для обозначения одного слова. Так, знак для sal ‘женщина’ в сочетании со знаком для kur ‘чужая страна’ символизировали одно слово – geme ‘рабыня’, поскольку рабы привозились из чужих стран. Два знака, употребленные таким способом, могли быть написаны рядом друг с другом, как в вышеприведенном примере, или, при наличии такой возможности, один внутри другого, как в случае знака для ku ‘кушать’, который состоит из знака для ninda ‘хлеб’, записанного внутри знака для ka ‘рот’; или в случае знака для nag ‘пить’, состоящего из знака для a ‘вода’ внутри ka-знака, при этом последний устроен таким образом, что он легко узнаваем даже в растянутом виде, когда он включает в себя другой знак. Другой способ состоял просто в том, что один и тот же знак передавал два и более близких по значению слов. Например, один и тот же знак обозначал как apin ‘плуг’, так и engar ‘пахарь’.

В школе этого не расскажут:  Предлоги, требующие дательного падежа в немецком языке

Не-шумерская клинопись.

Когда клинопись была приспособлена для записи не-шумерских слов, в частности аккадских (см. АККАДСКИЙ ЯЗЫК), в ней продолжали употребляться многие шумерские логограммы, которые, разумеется, стали обозначать слова других языков. Любопытно, что в хеттской клинописи (см. ХЕТТСКИЙ ЯЗЫК) хеттские слова обозначались не только шумерскими логограммами, но и функционировавшими как логограммы силлабическими (слоговыми) написаниями соответствующих им аккадских слов. В эламской клинописи (см. ЭЛАМСКИЙ ЯЗЫК) появилось даже несколько собственно эламских логограмм, образовавшихся из знака для первого слога эламского слова, который стал употребляться для обозначения всего слова в целом. Однако в других языках логограммы, хотя и продолжали использоваться, но гораздо реже, чем в шумерском языке, а основная масса слов записывалась посредством слоговых знаков. За исключением двух вышеприведенных случаев в хеттском и эламском письме, в постшумерскую эпоху новых логограмм больше не возникало.

Детерминативы в клинописи.

Некоторые логограммы использовались и как детерминативы, иначе называемые семантическими индикаторами. В этой своей функции они помещались рядом со знаменательным словом (обычно перед ним), будь оно записано логограммой или слоговыми знаками; однако аккадцы и те, кто жил после них, использовали детерминативы почти исключительно в сочетании с логограммами и пренебрегали ими в случае, если слово было записано слоговыми знаками. Детерминатив указывает на класс предметов или существ, к которому принадлежит обозначаемый словом объект. Имеется несколько логограмм, используемых как детерминативы: giš ‘древесина’ употребляется с названиями деревьев и деревянных предметов, dingir ‘бог’ употребляется с именами богов и названиями священных предметов, mul ‘звезда’ употребляется с названиями звезд, lu ‘человек’ употребляется с названиями профессий. Все детерминативы вошли в употребление еще в шумерскую эпоху, и позже не появилось ни одного нового детерминатива. Принято считать, что детерминативы представляли непроизносимые элементы слова; поэтому можно сказать, что это как бы вид идеограммы. Их роль заключалась в том, чтобы уменьшать часто встречавшуюся неоднозначность логограмм. Детерминатив giš, предшествующий в шумерском тексте знаку ‘плуг-пахарь’, указывает на то, что этот знак следует читать как apin ‘плуг’, ибо плуги делались из дерева. Если этому же знаку будет предшествовать детерминатив lu, то он будет читаться как engar ‘пахарь’. С другой стороны, детерминативы регулярно используются и с логограммами, никогда не допускающими неоднозначного прочтения. Широкоупотребительных детерминативов было порядка двадцати-двадцати пяти, и число это слегка варьировало в зависимости от места и эпохи.

Развитие слоговых знаков.

Переход от логограмм к слоговым знакам был самым важным процессом, который произошел в письменности. Во время этого перехода некоторые логограммы утеряли свою привязанность к словам как таковым и стали ассоциироваться только со звуковыми оболочками этих слов. Сначала знак был пиктограммой, которая символизировала слово, обозначающее легко изобразимый предмет. Затем эта пиктограмма начинала символизировать также сходные по звучанию слова, обозначавшие предметы, которые было уже не так легко изобразить. Так, в шумерском языке слово со значением ‘стрела’ звучит как ti, и для него с легкостью использовалась логограмма, представлявшая собой пиктограмму с изображением стрелы. Слово со значением ‘жизнь’ передать с помощью рисунка гораздо сложнее, но шумеры воспользовались тем обстоятельством, что в их языке это слово звучало тоже как ti, и распространили использование знака-стрелы на слово ‘жизнь’ – просто потому, что оно было омонимичным слову со значением ‘стрела’. Этот способ часто называется ребусным написанием. В шумерском языке многие слова были односложными, и обозначавшие их знаки стали употребляться для записи не только омонимичных им целых слов, но и соответствующих слогов даже тогда, когда эти слоги являлись всего лишь частью каких-то других слов. Слоговые знаки, несомненно, произошли из логограмм именно таким путем, но на самых ранних дощечках присутствуют уже как те, так и другие, и поэтому мы не можем твердо утверждать, что когда-либо существовала чисто логографическая письменность.

Встречаются четыре вида клинописных слоговых знаков: обозначающие один гласный звук, обозначающие комбинацию «согласный + гласный звук», обозначающие комбинацию «гласный + согласный звук» и обозначающие комбинацию «согласный + гласный + согласный звук». При записи слова один слоговой знак не обязательно представлял весь слог целиком. Хотя односложное слово типа, допустим, русского кот можно было бы записать средствами клинописи с помощью только одного слогового знака, реально такие слова часто записывались с помощью двух слоговых знаков: ко-от (в этом и последующих примерах части слова, разделенные дефисом, выражались каждая одним слоговым знаком). Практика написания в данном отношении была обусловлена традицией, в разные эпохи и в разных местах разной. В более поздние эпохи встречались даже написания типа ко-о-от. Имелось также несколько слоговых знаков, выражавших каждый по два слога, но они, в общем и целом, использовались только для записи шумерских слов.

Шумеры использовали слоговые знаки и во вспомогательной функции – для повтора части слова, обозначенного логограммой. Так, рядом с логограммой для слова men ‘корона’ встречается слоговой знак для -en. Слоговой знак, повторяющий часть фонетического значения логограммы, называется фонетическим индикатором. При применении клинописного написания к языкам, отличным от шумерского, фонетический индикатор был частью не-шумерского слова, для которого данная логограмма изначально не предназначалась. Так, слово ‘дом’ по-шумерски звучало как e, а по-аккадски как bit. Для написания своего слова аккадцы часто использовали логограмму для e, сопровождая ее слоговым знаком для -it, чтобы указать на то, что теперь эту логограмму следует читать как bit. Иногда в функции фонетических индикаторов использовались грамматические показатели, записанные слоговыми знаками и присовокупленные к логограммам. Например, к аккадскому слову bit часто добавлялось окончание -im. Когда для записи слова bit применялась e-логограмма, это окончание обозначалось не знаком для -im (что дало бы написание e-im и могло бы быть прочтено несколькими разными способами), а знаком для -tim, что давало написание e-tim, допускавшее только одно прочтение -bitim.

Число знаков в клинописи менялось в течение всей ее истории, но примерно их было всего 600, из них 100–150 были слоговыми знаками.

Египетское письмо.

Первые памятники египетского письма датируются примерно 3000 до н.э. или несколько позже. Это письмо было в ходу примерно до 1 в. н.э., а затем его вытеснил греческий алфавит.

По мнению многих ученых, египетское письмо развивалось не постепенно, как клинопись, а было специально разработано. К моменту его появления существовала только одна письменность – клинопись, что и послужило стимулом к созданию египетского письма. Между этими двумя системами имеются существенные различия, но базовые принципы их построения примерно одинаковы.

К периоду, предшествовавшему появлению египетского письма, относятся несколько находок, являющихся образцами описательно-изобразительного способа визуальной коммуникации. Самая известная из них – палетка Нармера, датируемая ок. 2850 до н.э. и представляющая собой сланцевую плиту с изображенными на ней подвигами некоего властелина. В ряде начертаний, представленных на этой палетке, некоторые видят связь со знаками более позднего письма, но строение изображения в целом не позволяет говорить о нем как об образце какой-то письменности, и невозможно доказать, что оно действительно является предтечей египетского письма.

Существуют три вида египетского письма: иероглифическое, иератическое и демотическое. Иероглифическое письмо применялось главным образом в культовых целях, в надписях на стенах гробниц и храмов, где знаки высекались в камне и затем прокрашивались, и в книгах с ритуальными текстами. Иератическое и демотическое письмо использовались в хозяйственных документах и письмах, написанных на папирусе. Египтяне никогда не пользовались для письма глиной. Папирус, конечно, далеко не столь долговечен, как глина, и число имеющихся в нашем распоряжении документов на папирусе не идет ни в какое сравнение с тем, что мы имеем в случае клинописи, да и тематика египетских текстов уже. В иероглифическом письме все знаки – даже те, что не выражают ничего, кроме звуков языка, – с точки зрения своего внешнего облика, являются пиктограммами – аккуратно выполненными, подробными и вполне узнаваемыми рисунками людей, животных и предметов. Эти знаки сохранили свой рисуночный характер неизменным на протяжении всего времени употребления египетского письма. Знаки иератического и демотического письма произошли от иероглифических пиктограмм, но имеют характер скорописи, лишенной рисуночной изобразительности. Однако язык все три вида письма передают одинаковым способом, несмотря на имеющиеся между ними изобразительные различия.

Элементы фонографии в древнеегипетской письменности.

В первых же доступных прочтению и интерпретации образцах собственно письма, помимо логограмм и детерминативов, обнаруживается вполне развитая система фонетического письма, причем в том же виде, в каком она сохранялась на протяжении тысячелетий ее употребления в Египте. Бросающейся в глаза особенностью фонетических знаков является то, что они несут информацию только о согласных звуках текста и об их расположении относительно друг друга, но ничего не сообщают нам о гласных, которые тоже не могли не присутствовать в воспроизводимой данным письмом речи. Многие ученые утверждают, что эти знаки применялись для распознавания только согласных звуков, однако другие настаивают на том, что они, подобно клинописным знакам, обозначали слоги, но в отличие от клинописи, где каждый знак, как правило, обозначал только один слог, в египетском письме каждый знак обозначал целый ряд слогов, содержавших одни и те же согласные, но разные гласные. В египетском письме имелось три вида фонетических знаков: примерно 24 знака, обозначавших только один согласный, примерно 70 знаков, обозначавших два согласных, и несколько знаков, обозначавших три согласных. Когда использовался двух- или трехсогласный знак, при нем почти всегда имелся один или более односогласный знак, повторявший частично или полностью его фонетическое значение.

Только немногие египетские логограммы употреблялись самостоятельно, при большинстве же из них имелись детерминативы и фонетические знаки, передававшие частично или полностью звучание слова. Когда логограмма встречалась в самостоятельном употреблении, то под ней стояла маленькая черточка. Примеры таких самостоятельных логограмм – знаки для слов со значением ‘лицо’, ‘сердце’, ‘дом’, ‘гора’ и ‘глаз’.

Фонетические знаки, как и в случае клинописи, безусловно, произошли от логограмм. Египетский фонетический знак – это зачастую рисунок какого-то предмета, для которого в языке имеется короткое слово, содержащее тот же согласный, который обозначается данным знаком.

Детерминативы в египетском письме.

Детерминативы появились в египетском письме довольно поздно. В конце концов почти каждое слово стало на письме сопровождаться детерминативом. Исключения составляют слова, записываемые с помощью вышеприведенных самостоятельных логограмм, и кое-какие слова, записываемые фонетическими знаками, – например, слова со значением ‘имя’ и ‘хороший’, личные и указательные местоимения, предлоги и несколько часто встречающихся глаголов. Египетские детерминативы отличаются от клинописных и в некоторых других отношениях. Они всегда стоят после написания слова, и при одном слове может быть употреблено более одного детерминатива. Количество различных детерминативов в египетском письме намного больше, чем в клинописи: в египетском имеется по меньшей мере 100 широкоупотребительных детерминативов и еще несколько сотен более редких. Египетские детерминативы бывают трех видов: специфические – те, что встречаются с одним-единственным словом, родовые – те, что встречаются с более чем одним словом, и фонетические детерминативы. Специфические детерминативы обычно рассматриваются как логограммы, несмотря на то, что они, как правило, сопровождаются фонетическим отображением самого слова. За таким комплексом знаков может следовать родовой детерминатив. Каждый родовой детерминатив сочетается с большим числом слов и, подобно клинописным детерминативам, указывает на тот класс объектов, к которому принадлежит объект, обозначаемый конкретным словом.

Влияние египетского письма на алфавитное письмо.

В отличие от клинописи, египетское письмо не было заимствовано для записи текстов на других языках, однако многие ученые полагают, что оно, по-видимому, послужило основой для развития нового типа письма, разработанного применительно ко многим западносемитским языкам (финикийскому, древнееврейскому, арамейскому и др.). Западносемитские племена жили недалеко от Египта и часто находились под властью египтян, в силу чего многие из них могли быть знакомы с египетским письмом. В западносемитских письменностях используется тот же принцип, что и в египетском фонетическом письме, а именно, на письме фиксируются только согласные звуки. Если предположить, что при создании своего письма западные семиты исходили из египетского, то тогда они полностью пренебрегли, так сказать, внешней атрибутикой последнего – логограммами, детерминативами, двух- и трехсогласными знаками, – оставив только самое принципиальное, т.е. простейшие фонетические знаки, обозначавшие один согласный. Предпринимались попытки сравнить начертания знаков западносемитских письменностей с египетскими знаками, и хотя в ряде случаев можно при желании проследить смутные черты сходства, западносемитские знаки и те несколько египетских знаков, что на них отчасти похожи, выражают разные звуки.

Китайское письмо.

Возникнув около 1300 до н.э., китайское письмо продолжает употребляться и поныне. Самые ранние его образцы нацарапаны на костных фрагментах. Более поздние надписи обнаружены на предметах из бронзы, а к еще более позднему периоду относятся немногие надписи на камне. Внешний вид знаков в этих ранних образцах отличается от нынешнего, поскольку характерная для современных написаний форма обусловлена прежде всего тем, что они пишутся на бумаге с помощью туши и кисточки. Однако принцип, лежащий в основе китайского письма, почти не изменился.

Китайское письмо, по-видимому, развивалось так же, как клинопись. Оно родилось как пиктографическое письмо, состоявшее из знаков-логограмм, которые часто сопровождались детерминативами, а затем из логограмм возникли слоговые знаки. Однако, в отличие от клинописи и египетского письма, где фонетические знаки использовались столь широко, что со временем эти письменности превратились в преимущественно фонетические, в китайском письме использование слоговых знаков было всегда – за исключением кратких периодов «реформы» – резко ограничено, тогда как логограммы развивались и число их росло.

В ранние эпохи употреблялось не более 2500 различных знаков, или иероглифов, как их обычно называют, но сегодняшнее их число – от 40 до 50 тыс. Большая часть этого огромного количества знаков – комбинации простых иероглифов. Характерной особенностью китайского письма является то, что сколько бы простых иероглифов ни было объединено в один сложный иероглиф, этот комбинированный иероглиф всегда имеет тот же самый размер и ту же квадратную форму, что и любой другой иероглиф. И сколь бы ни был сложен иероглиф, он всегда обозначает только одно слово.

Составные иероглифы.

Вообще говоря, комбинированные иероглифы можно подразделить на два вида: составные и сложные. Составные иероглифы получаются при комбинировании иероглифов для двух или более отдельных слов с целью образования нового иероглифа для какого-то другого слова. Компоненты некоторых таких составных иероглифов выбираются исключительно исходя из их значения. Так, иероглифы для слов со значениями ‘женщина’ и ‘сын’, будучи написаны рядом, образуют иероглиф для слова со значением ‘любовь; добродетель’. Иероглиф для слова со значением ‘дерево’, будучи повторен дважды, образует иероглиф для слова со значением ‘лес’. Если иероглиф для слова ‘солнце’ поместить после иероглифа для слова ‘дерево’, то получится иероглиф для слова ‘восток’, если над ним, то получится иероглиф для слова ‘яркий; высокий’, если под ним – иероглиф для слова ‘темный’. Таким способом могут сочетаться до четырех иероглифов, хотя изредка встречаются и комбинации из более чем четырех иероглифов. Компоненты других составных иероглифов могут выбираться исходя из звучания обозначаемых ими слов. Слово mu означает ‘мыть волосы’. Иероглиф для этого слова представляет собой комбинацию элемента со значением ‘вода’ и знака для слова со значением ‘дерево’, которое также звучит как mu. Здесь мы видим начатки фонетического письма.

Сложные иероглифы.

Сложные иероглифы – те, которые имеют в своем составе детерминатив, а детерминативы всегда сочетаются с другими знаками, образуя один иероглиф. Для одного и того же знака может существовать ряд детерминативов, с каждым из которых он может сочетаться. Например, wei по-китайски означает ‘окружать’, а также ‘мятежник’, ‘проход в женские покои’, ‘величие’ и ‘занавес’. Иероглифы для этих слов включают в себя составной элемент, получившийся из старого знака для слова ‘нога’, помещенного над и под замкнутым квадратиком. Этот составной элемент обычно пишется вместе с детерминативом, дающим ключ к значению всего иероглифа в целом. Так, когда wei употребляется в значении ‘окружать’, детерминативом служит элемент со значением ‘ограда’, который в буквальном смысле окружает составной элемент. Когда wei употребляется в значении ‘мятежник’, в качестве детерминатива выступает знак для ‘уходить’. Когда wei означает ‘проход в женские покои’, детерминативом служит знак для ‘ворота’; элемент со значением ‘человек’ выступает как детерминатив, когда wei означает ‘величие’, и знак ‘ткань’ выступает в качестве детерминатива, когда wei означает ‘занавес’.

Иностранные имена и слова в китайском принято записывать не слоговыми знаками, а логограммами, выбираемыми для этого либо потому, что они звучат похоже со слогами иностранного имени, либо (хоть и очень редко) потому, что они являются переводом иностранного имени или слова на китайский язык (в том случае, если это возможно). Так, фамилия Рузвельт записывается с помощью логограмм, звучащих как lo-ssu-fu, а фамилия Вудбридж (англ. Woodbridge – букв. ‘деревянный мост’) может быть записана как Wu-pan-ch’iao, т.е. английская фамилия на письме разбивается на Wu, представляющее собой достаточно распространенную китайскую фамилию, и pan-ch’iao ‘деревянный мост’.

Вопрос о том, почему в китайском письме так много места отводится логограммам и так мало – слоговым знакам, много обсуждался, но как бы то ни было, практические преимущества этого налицо. В китайском языке имеется значительное количество диалектов, многие из которых не являются взаимопонимаемыми. При записи их с помощью логограмм все диалекты выглядят одинаково, и грамотный человек может прочитать текст на любом диалекте, хотя разговорную речь на этом же самом диалекте он может и не понимать. См. также КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК.

Японское письмо.

Для записи слов японского языка было заимствовано китайское письмо. Кроме того, в Японии был разработана и употребляется достаточно полная слоговая азбука (силлабарий). При этом в японском языке продолжают использоваться много китайских логограмм, обозначающих японские слова. Слоговые знаки употребляются в основном при этих логограммах для выражения грамматических элементов японского языка. См. также ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК.

Критское письмо.

На острове Крит и в материковой Греции было обнаружено большое число надписей, в основном на глиняных дощечках, дающих нам представление о критской, или минойской письменной традиции, которая не прерывалась с 2000 до 1200 до н.э. На ее ранних стадиях, называемых иероглифическим письмом А и иероглифическим письмом Б, почти все знаки носили пиктографический характер, но позже, в эпоху линейного письма А и линейного письма Б, многие знаки уже выглядели скорее как скорописные и были лишены рисуночного характера. Тексты, записанные иероглифическим и линейным письмом А, были обнаружены только на острове Крит, но большая часть дощечек с линейным письмом Б была найдена в материковой Греции, а на Крите – только во дворце в Кноссе. В 1953 линейное письмо Б было дешифровано М.Вентрисом и Дж.Чедвиком, причем язык этих текстов оказался греческим. Линейное письмо Б – в целом слоговое, но в ограниченных целях в нем применяются также логограммы. Попытки его дешифровки успехом не увенчались; с относительной уверенностью предполагается лишь, что язык линейного письма Б не был индоевропейским. Нерасшифрованными остаются и оба иероглифических критских письма.

Письмо майя.

Народ майя, обладавший высокоразвитой культурой в Центральной Америке за несколько столетий до прихода туда испанских конкистадоров, изобрел свой тип письма. Майя оставили после себя ряд высеченных на камне письменных памятников, самый ранний из которых датируется первыми веками нашей эры, и три книги кодексов, записанных, по-видимому, кистью на бумаге из древесной коры и относящихся самая старая – к 12 в. н.э., а самая поздняя – к середине 15 в. Хотя рисуночные изображения на этих памятниках настолько сложны, что, по мнению многих ученых, маловероятно, чтобы они представляли настоящее письмо, попытки их дешифровки были начаты испанцами и продолжались с того времени без особых результатов, за исключением истолкования части материала, давшего информацию математического и астрономического характера. В 1950-х годах значительный вклад в дешифровку письменности майя был внесен российским ученым Ю.В.Кнорозовым. Письменность майя – единственная подлинная письменность, независимо возникшая в Западном полушарии. Ацтекское письмо скорее относится к числу протописьменностей (так его трактует И.Гельб, который, впрочем, относит к этой категории и письмо майя, что во многом обусловлено его недостаточным знакомством с работами Кнорозова; выдающийся отечественный специалист по древним языкам и письменностям И.М.Дьяконов называет ацтекское письмо полупиктографическим). Все системы письма, созданные на североамериканском континенте после прихода европейцев, такие, например, как силлабарий чероки (Секвойя, 1821) или эскимосское словесно-слоговое письмо Уйякока (конец 19 в.), были изобретены под влиянием письма белых людей.

Науке известен ряд других письменностей предположительно или несомненно словесно-слогового типа: это эламское иероглифическое письмо (с III тыс. до н.э. ); протоиндская письменность из Мохенджо-Даро, Хараппа и Чанху-Даро (ориентировочно первая половина III тыс. до н.э.); тангутская иероглифика (10–13 в н.э.); хеттское иероглифическое письмо (15–7 вв. до н.э.). Две последних письменности в основном дешифрованы: тангутская – Н.А.Невским, Т.Нисидой и М.В.Софроновым, хеттская – Х.Боссертом, О.Форрером, Б.Грозным, П.Мериджи и И.Гельбом; про первые две письменности практически ничего не известно.

Лоукотка Ч. Развитие письма. М., 1950
Кондратов А.М. Книга о букве. М., 1975
Фридрих И. История письма. М., 1979
Гельб И. Опыт изучения письма (Основы грамматологии). М., 1982
Зиндер Л.Р. Очерк общей теории письма. М., 1987
Маслов Ю.С. Введение в языкознание. М., 1987
Дьяконов И.М. Письмо. – Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990
Реформатский А.А. Введение в языковедение, изд. 5. М., 1999

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях