Сербский язык в Интернете. Или все-таки сербско-хорватский

СЕРБСКОХОРВА́ТСКИЙ ЯЗЫ́К

В книжной версии

Том 30. Москва, 2020, стр. 66-67

Скопировать библиографическую ссылку:

СЕРБСКОХОРВА́ТСКИЙ ЯЗЫ́К (сер­бо­хор­ват­ский язык), язык сер­бов , хор­ва­тов , бош­ня­ков и чер­но­гор­цев . Лин­гво­ним «С. я.» упот­реб­лял­ся как об­щее назв. язы­ка этих на­ро­дов с кон. 19 в. Ны­не он ис­поль­зу­ет­ся преим. в диа­лек­то­ло­гии для обо­зна­че­ния со­во­куп­но­сти диа­лек­тов С. я. (см. ни­же). В про­чих слу­ча­ях с 1990-х гг. для идио­ма сер­бов и чер­но­гор­цев офи­ци­аль­но ис­поль­зу­ет­ся назв. «серб. яз.», для идио­ма хор­ватов – «хорв. яз.», для идио­ма бош­ня­ков – «бос­ний­ский (бош­няц­кий) яз.». Серб. яз. про­воз­гла­шён офи­ци­аль­ным в Сер­бии; рас­про­стра­нён так­же в Хор­ва­тии, Чер­но­го­рии, Бос­нии и Гер­це­го­ви­не [об­щее чис­ло го­во­ря­щих ок. 8 млн. чел. (2020, оцен­ка), из них ок. 6 млн. чел. в Сер­бии (пе­ре­пись, 2020), ок. 187 тыс. чел. в Хор­ва­тии (пе­ре­пись, 2020), 266 тыс. чел. в Чер­но­го­рии (пе­ре­пись, 2020) и ок. 1,5 млн. чел. в Бос­нии и Гер­це­го­ви­не (1996, оцен­ка)]. Хорв. яз. – офиц. яз. Хор­ва­тии; рас­про­стра­нён так­же в Бос­нии и Гер­це­го­ви­не [об­щее чис­ло го­во­ря­щих 4,5 млн. чел. (2020, оцен­ка), в т. ч. ок. 3,9 млн. чел. в Хор­ва­тии (пе­ре­пись, 2020), 571 тыс. чел. в Бос­нии и Гер­це­го­ви­не (1996, оцен­ка)]. Бос­ний­ский яз. – офиц. язык Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны; рас­про­стра­нён так­же в Сер­бии, Хор­ва­тии и Чер­но­го­рии [об­щее чис­ло го­во­ря­щих 2 млн. чел. (2020, оцен­ка), из них 1,8 млн. в Бос­нии и Гер­це­го­ви­не (1996, оценка), 145 тыс. чел. в Сербии (перепись, 2020), 9 тыс. чел. в Хорватии (перепись, 2001), ок. 37 тыс. чел. в Черногории (перепись, 2020)]. В 2007 офиц. язы­ком Чер­но­го­рии объ­яв­лен чер­но­гор­ский яз. [но­си­те­ля­ми это­го иди­ома на­зва­ли се­бя 229 тыс. чел. (пе­ре­пись, 2020)]. Бос­ний­ский, серб. и хорв. язы­ки рас­про­стра­не­ны так­же в США (1,5 млн. но­си­те­лей), Гер­ма­нии (1 млн. но­си­те­лей), Ав­ст­рии (480 тыс. но­си­те­лей), в др. стра­нах Аме­ри­ки, Ев­ро­пы и в Ав­ст­ра­лии.

Сербский язык в Интернете. Или все-таки сербско-хорватский ?

Наречия (три основные зоны: чакавская, штокавская и кайкавская, названные по тому, как в них звучит местоимение «что» — ча, што или кај) — имеют достаточно чёткие различия, хотя взаимопонятны. Чакавский и кайкавский диалекты ныне считаются частью хорватского языка, так как представлены исключительно на территории Хорватии и на них говорят (и всегда говорили) исключительно или в основном католики.

История

Создание

До середины XIX века литературные традиции на территории православных сербских земель, католической Хорватии и частично католической, частично православной, а временами богомильской, а затем частично исламизированной Боснии развивались самостоятельно, на базе отдельных диалектов. Характерной чертой периода является сравнительная культурная гомогенность сербских православных традиций при полицентризме католических хорватских и отчасти боснийских областей, где всюду складывалась своя литература на базе всех трёх основных диалектных систем (Истрия, Далмация, Дубровник-Рагуза, Славония, Босния). Основы единого сербохорватского языка заложены в начале XIX века сербским просветителем, грамматистом, лексикографом и писателем Вуком Караджичем, а затем решение о создании единого литературного языка утверждено «Венским литературным соглашением» 1850 года между сербскими и хорватскими интеллектуалами. Во второй половине XIX в. произошла дополнительная кодификация сербохорватского языка на базе стандарта Караджича. Параллельно существовали, хотя и в более ограниченном масштабе, и другие литературные нормы на базе диалектов этой зоны (например, градищанско-хорватский язык в Австрии, кайкавский литературный язык).

Обособление хорватской нормы

Режим усташей предпринимал попытки искусственно отделить хорватский литературный язык от сербского путём образования большого числа неологизмов (почти все неологизмы той поры в языке не прижились).

В 1954 году было заключено Новисадское соглашение, где признано существование хорватского и сербского вариантов сербохорватского языка.

16 марта 1967 года представители интеллигенции Хорватии (Мирослав Крлежа, Радослав Катичич, Томислав Ладан, Далибор Брозович) подписали Декларацию о названии и положении хорватского литературного языка, в которой требовали равноправия уже не трёх, а четырёх языков: словенского, хорватского, сербского и македонского, а также права использовать хорватский язык во всех органах власти в республике Хорватии. В то же самое время, «Matica Hrvatska», главное учреждение хорватской культуры, отказалось закончить общий «большой сербскохорватский словарь», который писался в сотрудничестве с «Матица Српска». Этой декларацией, несмотря на бурное сопротивление правительства в Белграде, была остановлена политика языкового объединения. События, началом которой была данная декларация, получили в истории наименование «Хорватская весна».

До распада Югославии держался «статус кво»: в Хорватии использовался хорватский язык под названием «хорватский или сербский» (с 1974), в то время как в Сербии этот язык продолжал называться «сербскохорватский». Так продолжалось до прихода к власти Слободана Милошевича.

Распад литературной нормы

После распада Югославии начали интенсивно формироваться, отчасти по историческому и диалектному принципу с учётом местных литературных традиций, отчасти с примесью искусственного размежевания на базе национализма, собственные языковые стандарты в бывших югославских республиках. Так было сделано в Сербии (где язык сейчас называется сербским) и Хорватии. В Боснии официальный статус имеют три языка: сербский, хорватский и боснийский (иногда называемый в русской литературе также «босанский»). В Черногории, которая в 2006 также стала независимой, иногда утверждают, что существует и черногорский язык (движение за создание этого языка началось в 1995, и в соответствии с Конституцией независимой Черногории черногорский язык является государственным).

Например, в Хорватии были введены более строгие (часто неудобные для практического применения) правила о «консервативных неологизмах» — то есть о создании слов из хорватских корней (слова со славянским основанием) вместо заимствований. Во многом эта тенденция продолжала языковую практику 1940-х годов. Сложилась парадоксальная ситуация — в ряде случаев хорватские неологизмы, образованные из сербских корней, вытеснили исконно хорватские слова кайкавского и чакавского диалектов. В боснийском закрепляются турцизмы, арабизмы и персизмы (представленные наряду с исконными синонимами в изобилии на всей территории Югославии, как, впрочем, и на всём Балканском полуострове), которые не встречают сопротивления со стороны интеллигенции, и так далее. Современный сербский стандарт ближе всего к языку, на котором писали в СФРЮ, и это не случайность. Однако тенденции к размежеванию и выработке собственных норм налицо и в Сербии. Принятая после распада союза Сербии и Черногории конституция Сербии предусматривает официальной нормой правописания только кириллическую.

Таким образом, сербохорватский язык распадается на ряд очень близкородственных языков-преемников: такова ситуация с точки зрения значительного большинства его носителей, для которого (в том числе и в эмиграции) этот вопрос достаточно сильно политизирован и связан с национальным. Иностранные лингвисты, однако, и сейчас часто говорят о едином сербохорватском языке, а к новым национальным вариантам апеллируют в случаях, когда различия между ними принципиальны или речь идёт о диалектах.

Интересно отметить, что между литературными нормами сербского, хорватского и боснийского языков разница намного меньше, чем, например, между кайкавскими и чакавскими диалектами хорватского языка.

Краткий перечень различий между сербским, хорватским, боснийским языками

Алфавит

Для сербскохорватского языка используются две системы письма: латиница (гаевица) и кириллица (вуковица). В Боснии кириллица и латиница официально равноправны. В Хорватии используется только латиница, в Сербии и Черногории официально кириллица является единственным алфавитом, но вне официального обихода латиница в Сербии используется почти так же часто, в Черногории — преобладает, а в Интернете — безусловно доминирует. Ряд сербских газет выходят только на латинице.

Бывший «ять»

В ряде диалектов этот звук превратился в «э» (на письме — e), в других — в мягкое «е» или «ие» (на письме — je или ije, в зависимости от долготы гласного и ударения; написание может варьироваться даже в однокоренных словах; например, хорв. vrijeme — время, но suvremenik — современник). Поэтому существуют «экавские» или «иекавские» диалекты (а также исчезающий «икавский», где «ять» превратился в «и»). В хорватском официально признаётся только «иекавская» норма, с вкраплениями целого ряда «экавских» (напр. greška) и немногочисленных «икавских» (напр. dio, ismijavati) слов. В сербском «экавская» и «иекавская» нормы формально равноправны, хотя в Черногории и Боснии чаще используется «иекавская», в собственно Сербии — «экавская» норма. Примеры: хорв. vrijeme (время, погода) — серб. време, хорв. rječnik (словарь) — серб. речник. Таким образом, если текст написан латиницей и по «иекавской» норме — то с вероятностью 90 % этот текст является хорватским, если же хотя бы одно из этих условий не выполняется — сербским.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола lock-outer во французском языке.

Инфинитив

В сербском языке имеется устойчивая тенденция к вытеснению инфинитива конструкцией «да + личная форма глагола», как в болгарском и македонском. Пример: хорв. Hoću jesti (Я хочу есть) — серб. Хоћу да једем (инфинитив: јести).

Заимствования

В Хорватии правительство проводит политику пуризма, направленную на вытеснение заимствований неологизмами, образованными из славянских корней. Пример: хорв. sveučilište (университет) — серб. универзитет, хорв. nogomet (футбол) — серб. фудбал, и т. д. Однако практика показывает, что приживаются в основном те неологизмы, которые широко используются в канцелярском обиходе. В 1941—1945 гг. пронацистское правительство Павелича в рамках политики «мы не имеем ничего общего с сербами» также активно насаждало неологизмы (krilnik — генерал, slikopis — киноплёнка, munjovoz — трамвай и др.), однако после войны они исчезли и в современном хорватском языке не возродились. Напротив, в сербском языке заимствования используются достаточно широко. Отличие сербского от хорватского также состоит в названиях месяцев: в сербском языке названия восходят к латыни (фебруар, март, април) (как и в современном русском языке), в хорватском используются славянские названия (veljača, ožujak, travanj).

Лексика местного происхождения

Здесь различия наиболее заметные. Примеры: серб. позориште (театр) — хорв. kazalište, и др. К ним можно отнести и неологизмы современных писателей, которые прижились в сербском, но не прижились в хорватском, и наоборот. Иногда одно и то же слово имеет различные значения в сербском и хорватском: voz — серб. поезд, хорв. воз, телега. Однако если сербы относительно терпимо относятся к употреблению диалектных слов (кроме современных хорватских неологизмов), а также к «иекавскому» произношению и написанию, то хорватское правительство, напротив, проводит кампанию по изгнанию «сербизмов» из языка.

Аффиксы

Одни и те же словообразовательные аффиксы по-разному продуктивны в сербском и хорватском. Например, в хорватском для обозначения профессий и занятий широко используется суффикс -nik, которому в сербском могут соответствовать -ач, -ица, -ар и др. Существуют аффиксы, специфичные только для сербского или хорватского: например, сербскому са- могут соответствовать хорватские sa- или su-.

Фонетика и транслитерация

В сербском имеется тенденция к превращению «х» или «й» в позиции между гласными в «в». Примеры: хорв. kuhati — серб. кувати или кухати (оба варианта равноправны), хорв. uho — серб. ухо или уво, хорв. vjerojatno — серб. вероватно, и др. Однако эта тенденция не регулярна и далеко не так сильна, как в соседнем македонском языке, где она привела к почти полному исчезновению «х» между гласными или на конце слов. Кроме того, в ряде случаев беглый звук l, который в сербском языке переходит в о при отсутствии после него гласного, в хорватском сохраняется во всех формах: серб. као — хорв. kal, серб. престоница — хорв. prijestolnica.

Произношение аффрикат

стандарт (1) Загреб, Сараево (2) Осиек (3)
Č какуминальная, tʂ постальвеолярная, ʧ какуминальная, tʂ
Ć альвео-палатальная, ʨ альвео-палатальная, ʨ постальвеолярная, ʧ
какуминальная, dʐ постальвеолярная, ʤ какуминальная, dʐ
Đ альвео-палатальная, ʥ альвео-палатальная, ʥ постальвеолярная, ʤ

Другое

Незначительные различия существуют в синтаксисе.

Передача иностранных имён и фамилий

В хорватском и боснийском используется их оригинальное написание, тогда как в сербском (даже при использовании латиницы) — транслитерация.

Области распространения

Все жители бывшей Югославии способны понять друг друга без словаря, если не будут использовать специфическую местную лексику. Использование местной лексики может вызвать непонимание даже внутри одной страны, так как местные диалекты языка порой имеют большую разницу между собой, чем с другими языками.

Ссылки

  • Сербскохорватский язык
  • 5. False Friends of the Slavist (by D. Bunčić) [1]
  • Багдасаров А. Р.История развития хорватско-сербских этноязыковых отношений (1940-1990-е гг. XX в.)//Славянский вестник. Вып. 2.. — М.: МАКС пресс, 2004. — С. 608.
  • Мартынова М. Ю.Балканский киризис: народы и политика. — М.: «Старый сад», 1998. — С. 466.
  • Štokavski jezik(сербск.)
  • А. Н. Соболев Сербохорватский язык // Основы балканского языкознания. СПб., 1992.

современные: белорусский • русский • украинский Западные кашубский • лужицкие: (верхний • нижний) • полабский † • польский • силезский • словацкий • словинский † • чешский Южные старославянский † • церковнославянский • болгарский • македонский • сербохорватский: (боснийский • сербский • хорватский • черногорский) • словенский Искусственные словио • язычие † Другие литературные микроязыки | смешанные языки: балачка • суржик • трасянка | пиджины: руссенорск † • кяхтинский † † — мёртвые, разделившиеся или изменившиеся языки.

Wikimedia Foundation . 2020 .

Смотреть что такое «Сербскохорватский язык» в других словарях:

СЕРБСКОХОРВАТСКИЙ ЯЗЫК — (хорватскосербский называют также сербским и хорватским), язык сербов, хорватов, черногорцев и боснийцев мусульман, относится к славянским языкам (южнославянская группа), входящим в индоевропейскую семью языков. Письменность на основе 2 алфавитов … Большой Энциклопедический словарь

СЕРБСКОХОРВАТСКИЙ ЯЗЫК — (хорватскосербский, называют также сербским и хорватским), язык сербов, хорватов, черногорцев и боснийцев мусульман, относится к славянским языкам (см. СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ) (южнославянская группа), входящим в индоевропейскую семью языков.… … Энциклопедический словарь

Сербскохорватский язык — (сербохорватский, хорватскосербский язык) один из южнославянских языков. Применительно к определённому народу может называться хорватским или сербским. Распространён в СФРЮ (один из официальных языков) и сопредельных государствах, а также в… … Лингвистический энциклопедический словарь

Сербскохорватский язык — сербохорватский язык, язык сербов (См. Сербы), хорватов (См. Хорваты), черногорцев (См. Черногорцы) и боснийцев мусульман. Распространён главным образом в СФРЮ. Число говорящих на С. я. около 15 млн. человек (1971, оценка). Принадлежит к… … Большая советская энциклопедия

Сербскохорватский язык — см. Славянские языки … Народы и культуры

Сербскохорватский — Сербохорватский язык Самоназвание: ранее Srpskohrvatski jezik, Српскохрватски језик Страны: Босния и Герцеговина, Сербия, Хорватия, Черногория Общее число носителей: 17 млн. Рейтинг: 50 … Википедия

Сербскохорватский алфавит — Сербохорватский язык Самоназвание: ранее Srpskohrvatski jezik, Српскохрватски језик Страны: Босния и Герцеговина, Сербия, Хорватия, Черногория Общее число носителей: 17 млн. Рейтинг: 50 … Википедия

Сербскохорватский — Име му је било Алија Џевепица; по занимању био је слуга. Ђак је био одличан, играјући се, без по муке, а изгледало је да се одличне оцене у његовој ђачкој књижици ређају саме од себе, по неком утврђеном реду и следу, као конац који се одмотава… … Определитель языков мира по письменностям

сербскохорватский — (язык) … Орфографический словарь русского языка

сербскохорватский — сербскохорва/тский (язык), но: се/рбско хорва/тские отноше/ния … Слитно. Раздельно. Через дефис.

Как сербский и хорватский языки помогут понять русский

В хорватском языке «лажать» значит обманывать, «лукоморье» — морской порт, а материальные ценности — это «вредность». Многие слова в русском языке становятся понятней, если их рассматривать через призму родственных славянских наречий.

Я много раз восхищался маленьким открытиям общности языков наших славянских предков, да и сейчас не перестаю это делать. Уверен, что хорватский и сербский языки гораздо ближе к нашему общему праязыку, чем современный русский.

Примеры, которые надеюсь вас также порадуют:

Воздух по хорватски «зрак» (zrak), проветрить — «прозрачить». Отсюда многие наши слова: прозрачный, зрение, зри в корень и т. п. Все они имеют общий корень «зр», пришедший из нашего славянского праязыка. В современном русском языке считается, что в корне должна быть хотя бы одна гласная, то есть припишет этим словам разные корни. Любопытно, что звук «Р» в хорватском языке гласный. Есть слова вообще без других гласных букв, они отлично читаются, понимая, что «р» — единственная гласная в них.

В школе этого не расскажут:  Текст на Бразильском Португальском 1 с аудио

Кстати аэропорт звучит «зрачна лука», а морской порт «морска лука». Так вот, откуда лукоморье! То есть порт на море.

Выражение «сжечь до тла» в русском языке не находит объяснения, а в хорватском «тло» (tlo) — означает грунт.

Сивый мерин — это просто серый мерин, Сивка-Бурка — это серо бурая лошадь.

Слова «лажа», «лажать», которые многие считают современными и чуть ли не заимствованными, происходят от глагола обманывать. В третьем лице «oni lažu» читается, как «они лажу», т. е. говорят неправду, обманывают.

После хорошего дождя мы говорим «земля раскисла». Почему «раскисла» на первый взгляд непонятно. Выражение пришло явно еще из тех времен, когда кислотных дождей не было. А хорватский и сербский языки отлично все объясняют — «киша» значит дождь, поэтому земля именно раскисла (а замена «ш» на «с» вполне по правилам языка).

Вы думаете слова «маг», «магия» заимствованные? Как бы не так. «Магла» — означает туман. И именно в тумане легче всего обмануть, скрыть что-то, представить что либо магией.

Русские слова «кухня», «кухарка» казалось бы содержат корень, которого нет в глаголах. А в хорватском и сербском языках сохранилось замечательное слово «кухати» — означает варить. То есть основной способ приготовления пищи на кухне был — это варка. А жарили на открытом огне на улице, и в языке этот способ приготовления называется «на жару».

Слово «достаточно» звучит, как dosta. Т. е. «до ста и хватит». Меру люди знали.

Какой самый первый славянский музыкальный инструмент? Язык и на этот вопрос ответит. «Свирати» — значит играть на музыкальных инструментах, очевидно что сначало слово относилось только к свирели, а потом было перенесено на все другие инструменты.

Роль моря и ветра в жизни западных славян, живущих на побережье Адриатики и промышлявших морем сложно переоценить. И язык сохранил не одно слово «ветер», а несколько. До сих пор хорваты живущие на море не скажут просто что дует ветер, а всегда назовут его в зависимости от направления ветра, например скажут, дует «юго» или дует «бура». Бура — это порывистый восточный ветер, его особенность в том, что ветер может усилиться от слабого почти мгновенно до очень сильного и опасного для моряков. В русский язык это слово вошло как «буря». А ветер «маэстрал» западный, сильный и ровный он не так опасен в открытом море, но из глубоких бухт (которые почти все на побережье Адриатики ориентированы на запад) сложно отчалить при таком направлении ветра. Поэтому только настоящий маэстро, капитан-профи может отплыть когда дует сильный маэстрал. В западных языках этот ветер называют мистраль, но исходная связь между названием ветра и словом «маэстро» уже утеряна, что конечно говорит о заимствовании этих слов из славянского языка.

Многие считают, что слова «мораль», «моральный» появились в латинском и лишь потом были заимствованы в славянских языках. Такая точка зрения очень удобна Ватикану — вроде как у дикарей славян и морали то никакой не было. Ну про моральный-аморальный облик древнего Рима можно тоже долго говорить, но интереснее другое. В русском языке действительно не сохранилось старых слов с этим корнем, но хорватский язык сохранил слово «morati», то есть «надо» или «быть должным». Причем должен именно потому что надо, потому что иначе нельзя. «Я морам радити» — я должен работать, «он мора радити» — он должен работать. То есть древнеславянская мораль — это не что-то привнесенное извне, это то, что надо делать.
И очень правильно, что слова «должен» и «надо» имеют один корень. Наши общие предки хорошо понимали, что долги надо отдавать. Совсем по другому в английском языке, где слова debt и must никак не взаимосвязаны. Так и есть — долги можно не отдавать, можно вместо этого набрать новых долгов. К чему это приводит мы сейчас хорошо видим.

Кстати, работа у древних славян всегда была в радость, и никогда не по принуждению. Raditi (работать) и radovati (радовать) имеют один корень «rad», то есть работа и ее результат радовали наших предков. Завоеватели часто подвергали набегам земли восточных славян, порабощали людей, поэтому в русском языке в слове «работать» корень увы изменился, в нем уже слышно принуждение рабского труда.

А слово «воевать» звучит как «ратовати», отсюда же наши слова рать, ратник, ратное дело.

В русском языке есть слова пёс и собака. В хорватском и сербском языках только слово пёс (pas). Слово собака отсутствует, но «соба» (soba) — значит комната, и вполне можно предположить, что когда одомашненного волка (пса) пустили в комнату, то его и стали называть собакой. И понятно, почему это слово прижилось именно у восточных славян и сохранилось в русском языке — у нас холоднее климат, в мороз хороший хозяин собаку на улицу не выгонит. А у западных славян теплее зимой, собака вполне может жить на улице, оставаясь псом, и необходимости в отдельном слове просто нет.

Интересно название породы собак «русская борзая». Почему «борзая»? А потому, что очень быстро бегает, быстрее всех других собак. Слово «брз» означает быстрый.
А вот слово «бистр» (bistr) означает чистый, прозрачный. Как правило, слово применяется по отношению к текущей воде. Такое изменение слов тоже понятно, чистый ручей он вместе с тем и самый быстрый, он всегда в движении.

В русском языке есть слова конь и лошадь. В хорватском и сербском всегда «конь», независимо от пола коня или лошади. Но есть слово «лош», то есть плохой, слабый, малоприменимый. Лоший конь — значит никудышный конь, слабый, мелкий. Известно, что кони кочевников были мелкие, хорошо приспособленные для кочевой жизни и самостоятельного выпаса в степи, но плохими для земледелия и тягловой работы. Одним словом «лоши кони» или просто «лошади». Поскольку восточные славяне больше других соприкасались со степными кочевниками, то и слово лошадь прижилось именно в русском языке, и как лошади кочевников постепенно ассимилировались с конями славян, так и слово постепенно ассимилировалось, стало означать вообще любую лошадь. цепочка последовательности появления слов понятна: конь (во всех славянских языках) -> лоший конь -> лошадь (русск).
На примере слов конь и лошадь также видно, что наши общие славянские предки были мирными земледельцами, для их образа жизни кочевые кони воинственных племен были малоприменимы.

Дом (строение) по хорватски и сербски звучит «куча». И это понятно, в доме куча всего. А вот слово dom означает род, domovina — родина. Именно от этого корня русское слово «дом», потому что родина — там где твой дом.

Земли западных славян намного гористее, чем у нас. И неудивительно, что слова гора и долина пришли в русский язык именно оттуда. «Горе» по хорватски означает вверх, «доле» — вниз. Возможно, что и русское слово горе имеет тот же корень. Не исключено, что наши мудрые предки хорошо понимали, что возвышение над сородичами ничего кроме горя в итоге не приносит.
Кстати о лестнице не только социальной. Лестница по хорватски — «стэпеница», а ступенька — «стэп». Узнаете английское слово step (шаг, шагать). То есть в английском языке изначально закладывается, что шагают всегда или вверх или вниз. На равных они не умеют и, судя по языку, никогда не умели.

Наши предки хорошо понимали, что материальные блага, это далеко не главное в жизни, а их почитание и вовсе вредно. Так ценность материальная в хорватском языке звучит как «вредность» (vrijednost), материальные вещи — «ствари» (то есть то, что нужно для тварной сущности человека).

И деньги явно были привнесены славянам извне. Деньги по хорватски «новац», то есть что-то новое, без чего раньше обходились.

В русском языке почти не осталось звательного падежа. Единственное исключение в слове Боже, как обращении к Богу. А в хорватском и сербском звательный падеж активно используется, а слова Бог и Боже звучат точно также.

А благом для наших предков было лишь то, что благо не только лично, но и для Бога. Русское слово «благодаря» (чему-то) по хорватски звучит как zbog (от Бога). Какая замечательная мудрость языка. Во первых все, что не произошло — от Бога, а во вторых мы за это благодарны.
А вот русское слово спасибо, дословно означающее «спаси Бог!» в хорватском звучит «хвала», т. е. просто хвалят. Наши предки здесь были мудрее, понимая, что от лести нужно спасение.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола reforger во французском языке.

А теперь немного юмора:
— Французское «De . » или португальское «Da . » в фамилиях возможно происходит от славянского «. da. », после которого идет инфинитив. Смысл простой — то что до «da» для того, чтобы то, что после. То есть Васко Да Гамма — это дословно «Василий, чтобы складывать гаммы». Возможно, родители именно так видели предназначение маленького сына. Впрочем Василий неплохо себя нашел и на другом поприще.
— Английское YES — это сокращенное от «jesam» (читается «йесам») — это подтверждение от первого лица (например на вопрос «Ты Сергей?» я отвечу «Jesam»). Дословно означает «Я есть».

А шариковую ручку изобрел Славолюб Пенкала. Отсюда известное английское слово pen. И это истинная правда.

Русско-Сербский словарь

Русско-сербский онлайн переводчик

Бесплатный русско-сербский переводчик и словарь для перевода слов, фраз, предложений. Для русско-сербского перевода введите в верхнее окно редактирования текст. Затем для перевода на сербский, нажмите на зеленую кнопку «Перевести».

Сербский язык язык сербов относится к западной подгруппе южнославянской группе индоевропейской семьи языков. Сербский имеет официальный статус в Сербии, Боснии-Герцеговины, непризнанной республики Косово. Так же Сербский признан языком меньшинства в Хорватии, Черногории, Словакии, Чехии, Румынии. Общее число носителей сербского языка составляет примерно 11 млн. человек.

Сербский язык в Интернете. Или все-таки сербско-хорватский ?

Ах, друзья мои, сколько раз мы с Вами подсмеивались и подхихикивали, погружаясь в волшебный мир сербского языка! Даже в самых серьёзных жизненных ситуациях, когда по улицам маршировал «бесмртни пук» (бессмертный полк), воздержаться от здорового смеха было очень даже нелегко! Ну, не мы первые, не мы последние. В далёкие восьмидесятые на международной выставке вооружений советская делегация специально ходила полюбоваться на югославский транспарант „Наша војска — наш понос“ (Наша армия — наша гордость).
Но сегодня я предлагаю вам посмотреть, вернее, услышать русскую речь, скажем так, с противоположной стороны.
Внимание: РУССКИЙ ЯЗЫК СЕРБСКИМИ УШАМИ

Когда я приехала в Сербию, то частенько впадала в настоящий ступор. Меня всё время терзала одна и та же мысль: говорю ли я по-сербски или просто коверкаю русские слова? Плюс все эти „ч“ и „ћ“, „џ“ и „ђ“, отсутствие гласных и бесконечное желание вместо О произнести А! Мой кум, кстати, до сих пор улыбается, когда слышит, что я работаю за кАмпьютером. Бабушке моей было бы немного легче — её Поволжские корни с милым «оканьем» так и не поддались московским языковым традициям.

Что я крепко-накрепко запомнила сразу, так это популярный призыв наших гидов воздержаться в Сербии от произнесения таких слов, как КУРИЦА, ПТИЧКА и СПИЧКИ. Это уже давно и всем известно — убери первую букву, и ругайся себе свободно на языке неродных осин.
А как вам вот такой пердимонокль: работает Драголюб в саду. Я на чистом автомате его спрашиваю: «Тебе трудно?» Супруг начинает давиться от смеха. Ну, да — трудна — это ж беременна. ЗдОрово я спросила, правда?

О похожей ситуации прочла недавно в ЖЖ моей хорошей подруги. Её знакомый серб всегда очень сердился, когда в процессе поездки на машине она совершенно искренно интересовалась, устал ли он. Ещё бы! Ему же слышалось словечко УСТАО — встал. Действительно, глупые мы бабы — человек уже который час за баранкой, а мы беспокоимся, поднялся ли он утром с постели.

Или вот ещё. Сидим в гостях, пьём кофе. Я замечаю, что картина на стене явно заваливается на правый бок. Из самых добрых побуждений говорю подружке: «Криво!» И она тут же интересуется, что же такое печальное произошло в моей биографии. Потому как в сербском передать обуявшие тебя неприятные чувства можно в двух трёх словах: МЕНИ Е КРИВО!
Так что не всё так просто, друзья мои, в наших «матерних» (родных) языках. Хотите ещё примеров? Да пожалуйста!

* Слушаю песню «Товарищ время, товарищ память». Драголюб хихикает: «Что он там собирается грузить (ТОВАРИТИ)? Погоду (ВРЕМЕ) и ум (ПАМЕТ)?»

* Учим с Тиянкой русский язык.»Знойное лето, жаркое лето». Сразу вспоминается сербская жара 2009 года, и как я говорю будущему мужу: «Жарко!» «Где?» — спрашивает он, начиная высматривать соседа, чьё имя звучит как наше родное наречие.

*Хочу блеснуть своим «сербским для начинающих» и говорю свекрови, что на дворе царит ЗНОЙ, а я его очень люблю. Пожилая женщина смотрит на меня сочувствующе и осторожно напоминает о существовании в доме душа, чтобы я этот ЗНОЙ (пот) всё-таки сполоснула тёплой водичкой.

*»Они его схватили!» — радостно сообщаю Друголюбу, пропустившему один из эпизодов сериала, о судьбе злодейского персонажа. «Зачем?»- спрашивает он меня. Смотрим друг на друга непонимающе. А ларчик открывается просто: я сообщаю о поимке негодяя, используя русский глагол, обозначающий в сербском языке совсем другое. «Злодея поймали!» — сказала Вера. «Полицейские постигли тонкую душевную организацию преступника!»- услышал Драголюб.

*Прошу у Драголюба ШЕСТ, чтобы снять с крыши сарая закинутый Тиянкой мячик. Переговоры заходят в тупик: супруг явно не понимает, что скрывается за цифрой 6, которую я у него упорно требую.

* «Кача не придёт, у неё урок» — говорю свекрови. Она бледнеет и опускается на стул:»Кто?» И тут я вспоминаю, что УРОК — это сглаз, поэтому, с точки зрения бабы Бисы, Кача сейчас в страшной опасности, хотя она просто пошла на ЧАС. С точки зрения сербского языка. Кстати, сообщи я старушке, что на нашей улице нашли труп, она бы и бровью не повела. Потому как в сербском это всего лишь КОРПУС чего-то. А вот, услышав, как четырёхлетняя внучка произнесла слово леший она когда-то вздрогнула, потому как ЛЕШ — это и есть он, труп.

*Говорим с подругой о Чехове. Моё сообщение, что гениальный писатель был медицинским работником, приводит Снежану в замешательство. Ну, да: ВРАЧ — это ж в её понимании знахарь. Интересно, что бы она подумала, если бы в нашей школе ей предложили написать сочинение «ОБРАЗ земского врача в творчестве А.П. Чехова», потому как о конкретной ЩЕКЕ три страницы накатать не очень-то и просто.

*Смотрим с сербёнками мультик «Чьи в лесу ШИШКИ». Папа смеётся — представил волка С ЧЁЛКОЙ, да не одной.

*»Мама, знаешь, сербские утки понимают русских лягушек, но русских уток не понимают!» Соглашаюсь. Русское утиное «кря-кря» в сербском превращается в жабье «ква-ква». А русское жабье «ква-ква» — в сербское «кре-кре». Ну, вы поняли.

* Пара московских зарисовок с натуры. Знакомый белградец рассказал.

Девушка пригласила серба на ярмарку ПЕЧЕНЬЯ. В назначенное время гость с Балкан прибыл по указанному адресу, увидел множество прилавков и стендов с самой вкусной продукцией наших кондитеров и был очень разочарован. Как настоящий серб, он ожидал продегустировать русское ПЕЧЕНЕ — зажаренное на вертеле мясо, а попал на праздник, где были сплошные КЕКСИЧИ.

Разболевшийся белградец был вынужден обратиться к московскому терапевту. «Придется назначить вам несколько уколов!» — вздохнул специалист. «Куда?» — решил уточнить белградец. «В ягодицу, конечно!» — ответил врач и с удивлением увидел, как больной, побледнев, медленно сползает со стула. Ещё бы: ведь в сербском языке слово ЯГОДИЦА обозначает. скулу! Такие вот «трудности перевода».

Ну, и на закуску. Живёт в США Дени, он же Драгиша, Гоздич. Родился несостоявшийся юрист в 1980 году в Лос Анджелесе, в семье сербских эмигрантов. Почти каждое лето приезжал к бабушке и дедушке, поэтому сербским языком овладел и даже сделал его предметом шутки юмора на персональном ютубовском канале. Один из выпусков комик посвятил созвучью наших язЫков. На время просмотра лучше уведите ваших детей от мерцающих экранов. Правда-правда!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях