Семитские языки амхарский язык (эфиопский язык). Сайты,.

Семитские языки: амхарский язык (эфиопский язык). Сайты,.

Амхарский язык или Amarёnya является национальным языком Эфиопии. Принадлежит к семитским языкам афро-азиатской группы, имеет много общего с Еврейским, Арабским и Сирийским.

Амхарский — слоговый язык, который использует передачу слов на основе алфавита Геэз. (Геэз являлся языком Аксумской империи, существовавшей на территории Северной Эфиопии с 1 по 6 столетие н.э.). Он состоит из 33 базовых символов, каждый из которых имеет 7 форм для каждой комбинации «согласная-гласная». В отличие от Арабского, Еврейского и Сирийского запись слов в языке производится слева направо. Язык имеет четыре формы написания слов «мужская», «женская», «вежливая», «неформальная».

Дополнительные комбинации «согласная-гласная», которые используются в Амхарском языке, но являются заимствованными из других культур.

a как в m a mma

e как в h e r

e как в chick e n

ea как в g e t

i как в b i t

o как в h o t

u как в fl u te but shorter

ai как в b ai t

ie как в pi e

o как в a cross between c oa t & c au ght

ow/aw как в c ow

ch как в ch urch

g как в g et

gw как в gw en

h как в h im

k как в k ite

kw как в qu een

jкак в j ump

p — как обычное p

s как в s un

sh как в sh irt

t как в t ime

z как в z oo

r как Испанское r

z‘ как в the plea s ure

ch‘ как в wi tch

k‘ как в yuc k

p‘ точно соответствует p

s‘ точно соответствует s

t‘ точно соответствует t

ny как в ca ny on

Лингвистический энциклопедический словарь

Семи́тские языки́ —

одна из ветвей афразийской, или семито-хамитской, макросемьи языков (см. Афразийские языки). Распро­стра­не­ны в Западной Азии и Африке севернее Сахары. Число говорящих 193 млн. чел. С. я. разделяются на группы:

северно-периферийную, или северо-восточную (вымерший аккадский язык);

северно-центральную, или северо-западную [живые языки: иврит в Израиле и новоарамейские диалекты — западные в Сирии, восточные в Ираке, Иране, СССР, США, Турции и другие объеди­ня­ют­ся под назва­ни­ем ассирийского (новосирийского) языка; мёртвые: эблаитский, аморейский, ханаанейский, угаритский, финикийско-пунический, древнееврейский (ранняя форма иврита), я’уди и арамейские диалекты — древнеарамейский, имперский арамейский, западные: пальмирский, набатейский, подгруппа палестинских, восточные: сирийский, или сирский, вавилонско-талмудический, мандейский];

южно-центральную (живые: арабский язык со множеством сильно различающихся живых диалектов, мальтийский на Мальте);

южно-периферийную [живые: мехри, джиббали (шахри, шхаури), сокотрийский и некото­рые другие малые языки в НДРЙ; мёртвые: минейский, сабейский, катабанский, объединяемые как южно-аравийские эпиграфические];

эфиосемитскую (живые: северная подгруппа — тигринья, или тиграй, и тигре; южная подгруп­па — амхарский, аргобба, харари, ряд диалектов, условно объединяемых под названием гураге; недавно вымерший гафат; мёртвый: гээз, или эфиопский, принадлежащий к северной подгруппе).

Южно-центральная, южно-периферийная и эфиосемитская группы объединяются нередко в одну южную, или юго-западную, группу.

Характерные черты С. я.: ограниченное число гласных (первоначально a, i, u в долгом и кратком вариантах; значительно больше гласных в живых диалектах), наличие трёх рядов согласных (звонкие, глухие и «эмфатические» — напряжённые веляризованные или глоттализованные), наличие фарингаль­ных согласных (ḥ и ʻ, т. наз. ʻайн), увулярных (h̬ и γ) и гортанного взрыва ʼ (т. наз. хамза, или ʼалеф). Сибилянтные аффрикаты и латеральные согласные были рано утеряны, но, по-видимому, должны быть реконструируемы для общесемитского праязыка.

Корень глагола и отглагольных имён обычно состоит из трёх согласных, несущих основное словарное значение, в то время как огласовка, а также суффиксы, префиксы и инфиксы уточняют значение или передают грамматическую категорию, например араб. kataba ‘он писал’, kutiba ‘написан’, ʼa‑ktaba ‘заставил написать’, kātib‑ ‘пишущий, писец’, kitāb‑ ‘письмо, книга’, ma-ktab ‘место, время письма, школа’. Именной корень имеет вид: CVC, CSC, CVCS, CVSC (S — сонант), но в южносемитских языках имеет тот же характер, что и глагольный корень.

В С. я. существует категория статусов, или состояний имени, зависящих от синтакси­че­ской роли данного имени в каждом данном случае и различа­ю­щих­ся морфонологически, но по-разному в различ­ных С. я.

Различаются 2 рода (мужской, немаркированный, и женский, обычно маркированный специальным суффиксом; иногда различаются только по согласованию). В староаккадском языке 6 падежей (в т. ч. особый падеж, или статус, маркированный ‑ø или ‑a для имени в роли предиката или вне синтакси­че­ской связи), в других старосемитских языках 3 падежа (-u им., ‑i род., ‑a вин.); в живых С. я. падежей нет. Имеются двойственное и множественное число; последнее в южносемитских языках большей частью вытеснено различными собирательными существи­тель­ны­ми, образо­ван­ны­ми путём перегла­сов­ки основы («ломаное множе­ствен­ное»: bāb‑ ‘дверь’, мн. ч. ʼabu̯ābʼ‑; ʻālim ‘учёный’, мн. ч. ʻulamāʼ‑; ǧurnāl ‘журнал’, мн. ч. ǧarānīl).

Прилагательные иногда отличаются специфическими суффиксами (например, «нисбы», или притя­жа­тель­ные прилагательные на ‑īi‑, ‑āi‑), но в основном иным образованием множе­ствен­но­го числа, а также синтакси­че­ски.

а) самостоятельные личные [араб. ʼanā ‘я’, ʼanta ‘ты’ (муж. род), ʼanti ‘ты’ (жен. род.), hūu̯a ‘он’, hīi̯a ‘она’ и т. д.]; самостоятельные личные местоимения в некоторых языках склоняются, употреб­ля­ют­ся для подчёркивания лица субъекта (в некото­рых языках — и объекта), но не являются обяза­тель­ны­ми;

б) самостоятельные притяжательные (архаичные, редки);

в) суффиксальные (при имени — притяжательные, при глаголах — объектные показатели); обычно для 1‑го л. ‑ī или ‑ya, 2‑го л. муж. рода ‑ka, жен. рода ‑ki, 3‑го л. муж. рода ‑hū, жен. рода ‑hī/ā ( г) вопросительные;

д) относительные, нередко они же nota genitivi , т. е. элементы, связующие определение с опреде­ля­ю­щим; ср. Изафет.

В глаголе находят отражение категории лица, числа, рода субъекта (объект действия может выражать­ся местоименным суффиксом), а также вида​/​времени, наклонения (только в мёртвых С. я.), породы и залога (пассив вторичен, и большей частью средства его выражения выработаны не полно­стью). Обычно существует 2 вида — совершенный (пунктивный) с суффиксальным спряжением (1‑е л. ед. ч. ‑ku, ‑tu, 2‑е л. муж. рода ‑ta, ‑ka, жен. рода ‑ti, ‑ki) и несовершенный (курсивный) с префиксальным спряжением (1‑е л. ʼa‑, 2‑е л. ta‑, 3‑е л. ‑ya и т. д.); в аккадском языке в глаголах действия префиксаль­ное спряжение имеют оба вида (курсивный — с полногласием основы, пунктивный — с неполно­гла­си­ем или с инфиксом ‑t‑; остатки этого явления — в южно-периферийных и эфиосемитских языках). В даль­ней­шем совершенный вид развива­ет­ся в прошедшее время, несовер­шен­ный вид — в будущее (иврит, арамейский) или настоящее (арабский); в первом случае настоящее переда­ёт­ся с помощью причастия, во втором случае будущее — с помощью специальной проклитики. Особенно характерно для С. я. наличие так называемых пород. Породы (усилительная, заставительная, возвратная и многие другие) модифицируют первичное значение глагола. Каждая порода имеет полную глагольную парадигму, передающую все выражаемые глаголом категории и все отглагольные имена.

В С. я. существует сложная система словообразования с помощью аффиксов и главным образом изменения огласовки (образующих имена действия и состояния, места, орудия действия, единичности, собирательности, профессии и многие другие). Большую роль играет именное определение в родитель­ном падеже, причём определяемое получает особую форму «сопряженного состояния (статуса)». Обычный порядок слов (кроме аккадского языка): сказуемое, подлежащее, дополнение; определение всегда следует за определяемым.

Древнейшие памятники С. я. — аккадские клинописные тексты Ирака и эблаитские — в Сирии (сере­ди­на 3‑го тыс. до н. э.), а также собственные имена и названия местностей Палестины, сохранившиеся в египетских надписях 3—2‑го тыс. до н. э. Обширная письменность имеется на аккадском языке (клинопись, 3‑е тыс. до н. э. — 1 в. н. э.), древнееврейском и иврите (с 12 в. до н. э., алфавит западно­се­мит­ско­го, вероятно, финикийского, проис­хож­де­ния), на арамейских диалектах, особенно на сирийском (с 8 в. до н. э., алфавит того же проис­хож­де­ния), эфиопском (слоговое эфиопское письмо южно­ара­вий­ско­го проис­хож­де­ния, с 4 по 20 вв.). Очень богата литература на арабском языке (алфавит арамейского проис­хож­де­ния — арабское письмо с 4 в.; см. Западно­се­мит­ское письмо).

Известны тексты на угаритском (угаритское письмо, 14 в. до н. э.), финикийско-пуническом (финикий­ское письмо, 13 в. до н. э. — 4 в. н. э.), минейском, сабейском, катабанском и др. (южно­ара­вий­ское эпиграфическое письмо, вероятно, финикийского или другого западносемитского проис­хож­де­ния, конец 1‑го тыс. до н. э. — 7 в. н. э.). Свою письменность имеют языки тиграй, амхарский (на базе эфиопского письма), мальтийский (латиница).

  • Крымский А. Е., Семитские языки и народы (с включением двух статей Т. Нёльдеке), 2 изд., ч. 2—3, М., 1909—12;
  • Гранде Б. М., Курс арабской грамматики в сравнительно-историческом освещении, М., 1963;
  • Дьяконов И. М., Семитохамитские языки, М., 1965;
  • его же, Языки древней Передней Азии, М., 1967;
  • Brockelmann C., Grundriss der vergleichenden Grammatik der semitischen Sprachen, Bd 1—2, B., 1908—13;
  • Bergsträsser G., Einführung in die semitischen Sprachen, München, 1928;
  • Current trends in linguistics, v. 6, P., 1970;
  • Diakonoff I. M., Afrasian languages, Moscow, 1988.

Семиты. Языки, народы, миграции, обычаи Текст

  • Объем: 190 стр. 22 иллюстрации
  • Жанр:я зыкознание

Редактор Андрей Евгеньевич Тихомиров

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Семитические языки и народы

Семитические языки (или семитские) – одна из ветвей семито-хамитской семьи языков, которую также называют афразийской или афро-азиатской макросемьей языков, распространенных в Северной Африке, Передней Азии и на острове Мальта. Делятся на 5 (или 6) основных ветвей: семитскую, египетскую, берберо-ливийскую, чадскую, кушитскую и омотскую (иногда рассматриваемую как ветвь кушитской). Афразийская семья, в свою очередь, входит в состав еще более крупной языковой семьи – ностратической. Ностратические языки (от лат. noster – наш), макросемья языков, включающая ряд языковых семей и языков Евразии и Африки (индоевропейские, картвельские, афразийские, уральские, алтайские, дравидские языки и др.).

Семитские языки состоят из групп: 1) северо-периферийной, или восточной (вымерший аккадский с диалектами ассирийским и вавилонским); 2) северо-центральной, или северо-западной [живые – иврит и новоарамейские диалекты, объединяемые под названием ассирийского (новосирийского) языка; мертвые – эблаитский, аморейский, ханаанейский, угаритский, финикийско-пунический, арамейские диалекты; древнеарамейский, имперский арамейский, западно-арамейские – пальмирский, набатейский, палестинские; восточно-арамейские – сирийский, или сирский, вавилоно-талмудический, мандейский]; 3) южно-центральной [арабский (с диалектами) и мальтийский]; 4) южно-периферийной (живые – мехри, шхаури, сокотри и др.; мертвые – минейский, сабейский, катабанский); 5) эфиосемитской (живые – тигре, тиграй, или тигринья, амхарский, аргобба и др.; мертвые – геэз (ге’ез), или эфиопский, гафат). Современные семитские языки разделяются на: южносемитские, включающие арабский (литературный, разговорный народный, распадающийся на ряд диалектов, и мальтийский), амхарский, гураге, харарский, тигре, тигринья (последние пять – в Эфиопии и Эритрее), эхкили и мехри в Южной Аравии и сокотри на о-ве Сокотра; северо-западные языки, включающие новосирийский и другие живые диалекты арамейского языка, моавитский и древнееврейский, или иврит, ныне государственный язык в Израиле (ханаанейская группа), а также языки и диалекты арамейской группы.

В школе этого не расскажут:  Тигр 虎 Ключевой иероглиф №141

Хамитские языки – название, предложенное немецким египтологом и языковедом Р. Лепсиусом для обозначения некоторых африканских языков по признаку наличия грамматического рода имен существительных. Эта группа объединяет: берберские, кушитские, древнеегипетский и коптский языки. В начале XX в. немецкий языковед К. Мейнхоф, развивая положения Лепсиуса, также утверждал, что все африканские языки, имеющие род, составляют единую хамитскую семью языков. По его мнению, на этих языках говорили светлокожие народы, пришедшие в Африку с севера и принесшие начатки более высокой культуры. От смешения хамитских языков с языками коренного населения Африки – негроидов, произошли языки банту. К числу хамитских языков Мейнхоф относил, кроме берберских и кушитских языков, также языки хауса, масаи, фуль и языки готтентотов. Однако, как показали дальнейшие исследования, язык фуль относится к числу суданских языков атлантической группы. Готтентотские языки вместе с бушменскими составляют особую семью языков. Язык масаи относится к нилотской семье языков. Языки берберские и кушитские входят в состав семито-хамитских языков, эта семья не представляет собой соединения двух групп – семитской и хамитской, потому, как указал французский языковед М. Коэн, нет ни одной черты, общей всем хамитским языкам, которая противополагала бы их семитским. Все языки Северной Африки (берберские и кушитские) составляют отдельные группы в пределах семито-хамитской семьи языков, куда входят также древнеегипетский и коптский, а также язык хауса с родственными ему языками. Название «хамитские языки» вытесняется ныне термином «семито-хамитские».

Кушитские языки, ветвь афразийских языков. Состоит из 5 групп: 1) северные – бедауйе; 2) центральные – агавские языки; 3) восточные – афарсахо языки, сомалийские (сомали, бони, байсо, рендилле), оромо, бурджи-сидамо, консо, гидоле, арборе, гелеба, могогодо и др.; 4) западные – омето, каффа языки и др.; 5) южные – ираквские, араманикские языки. Кушитские языки – группы языков, входящие в состав семито-хамитской семьи языков. Племена, говорящие на языках южной группы со всех сторон окружены населением, говорящим на языках банту. Сравнительная грамматика кушитских языков доказывает их близость между собой и несомненное родство не вызывают сомнений. Грамматический строй и основной словарный фонд кушитских языков имеют много общего. Все именные глагольные основы в них в большинстве состоят из трех согласных. Различные формы глагола образуются путем изменения гласных. Личные местоимения во всех кушитских языках сходны. В кушитских языках существует два типа спряжения: глаголы изменяемые спрягаются при помощи префиксов, глаголы неизменяемые – при помощи суффиксов. Каждое из них при помощи флексии может образовывать различные времена.

Вымерший эфиопский язык (или ге’ез, геэз) был близок к древнему южноарабскому и современному арабскому языкам, по некоторыми морфологическим и лексическим чертами сближался с аккадским. Эфиопский язык возник в начале нашей эры на территории Эфиопии среди переселенцев из Южной Аравии и стал государственным языком государства Аксум. Начиная с IX в. эфиопский язык вытеснялся родственным ему амхарским языком. С XIII в. эфиопский язык перестал быть государственным языком, но как литературный продолжал существовать до конца XIX – начала XX вв. Ныне является культовым языком христианского населения Эфиопии. Находясь во взаимодействии с амхарским языком, эфиопский язык обогащал последний лексически и утрачивал некоторые черты своего исконного фонетического строя. Эфиопское письмо – слоговой алфавит эфиопского языка. Оно состоит из 26 основных знаков, каждый из которых имеет по семи вариантов, или так называемых «порядков». Буквы пишутся слева направо. Произношение эфиопских букв известно из амхарской традиции. С дополнительными буквами данного письма используется для языков амхарского, тигре, тигринья и других языков Эфиопии и сопредельных стран. Эфиопское письмо происходит из южно-арабского письма.

Древнейшие памятники семитских языков включают в себя аккадские клинописные надписи Двуречья Тигра и Евфрата, собственные имена и названия местностей Палестины в египетских надписях (3—2-е тыс. до н. э.). Имеются памятники письменности на аккадском, иврите, сирийском, эфиопском, арабском языках. Сохранились надписи на угаритском, финикийско-пуническом, минейском, сабейском и др.

Обширная письменность имеется на аккадском, древнееврейском, на сирийском и других арамейских диалектах, эфиопском и особенно на арабском, бывшем долгое время литературным языком также в Иране, Средней Азии, Испании и в других странах.

Характерными чертами семитских языков являются: ограниченное число гласных (первоначально – а, и, у в долгом и кратком вариантах), наличие трех рядов согласных (звонкие, глухие и согласные напряженной артикуляции – веляризованные, или сопровождаемые гортанным взрывом), наличие фарингальных согласных (х и», т. н. «айн), язычковых согласных (х, г) и гортанного взрыва (», т. н. хамза, или алеф). Первичная фонетическая система, невидимому, лучше всего сохранилась в арабском. Корень состоит в подавляющем большинстве случаев из трех согласных, несущих на себе основное словарное значение, в то время как огласовка, а также префиксы, суффиксы и инфиксы уточняют значение или передают грамматическую категорию. Имеются следы первичного двухсогласия корня. В словообразовании словосложение не играет роли, зато существует сложная система словообразования с помощью изменения огласовки и аффиксов. Большую роль играет именное определение в родительном падеже, причем определяемое получает особую форму «сопряженного состояния». Число падежей имени вначале обычно сводилось к трем (именительный, родительный, винительный), в староаккадском – к пяти; позже во всех Семитских языках падежная система отмирает. Имеется двойственное число наряду с множественным; последнее в южносемитских языках в большой мере вытеснено различными собирательными, образованными путем переогласовки основы («ломаное множественное»). Для глагольной системы характерно наличие т. н. «пород» – основ со специфической огласовкой и особыми признаками в виде префиксов, инфиксов, удвоения согласных и т. п. Породы особым образом модифицируют основное глагольное значение (усилительная, побудительная, возвратная порода и др.). Порода обычно имеет полную систему спряжений, изменений по видам, отглагольные имена и т. п. В глаголе категория времени слабо развита (кроме новейших семитических языков, где имеются вторичные образования); обычно существуют два вида – совершенный с суффиксальным и несовершенный с префиксальным спряжением; в аккадском языке система видов более сложная.

Арабы – название народов семитической языковой группы, населяющих Переднюю Азию и Северную Африку. Древнейшая область расселения арабских племен – северо-восточная часть Аравийского полуострова. Во 2-м тысячелетии до н. э. арабы распространились по всему полуострову, ассимилировав более древнее население южной его части. Уже с середины 1-го тысячелетия до н. э. началось проникновение арабов за пределы Аравии, а, начиная с 7 в. н. э., значительная часть их переселилась в некоторые завоеванные страны – Сирию, Месопотамию, Южный Иран, Египет и Северную Африку, распространяя там арабский язык и заимствуя, в свою очередь, высокую культуру покоренных народов, впоследствии на этой основе развилась самостоятельная арабская культура. В результате слияния арабов с местным населением образовался ряд арабских народностей; после формирования национальных арабских государств стал формироваться процесс образования отдельных арабских наций. Арабы отдельных стран говорят на различных диалектах арабского языка: аравийском, марокканском, ливанском, египетском и др. Основной антропологический тип арабов – средиземноморский, но в Ираке и восточной Аравии преобладает арменоидный, а в южной Аравии значительно распространен эфиопский.

Арабский язык наиболее распространенный в нынешнее время из семитических языков, принадлежит к южной ветви этой языковой группы. Арабский литературный язык (в отличие от диалектов), сформировавшийся на основе северо-арабского языка, распространен в Западной Азии (Ирак, Сирия, Ливан, Палестина, Аравийский полуостров) и Северной Африке (Египет, Ливия, Тунис, Алжир, Марокко, часть Судана и ряд местностей по восточному побережью до Занзибара). Старейшими памятниками арабского языка являются надписи намарская (328 г. н. э), забадская (512 н.э.) – в развалинах Уабада к югу от Халеба – и харранская (568 г. н.э.) и местности Харран к югу от Дамаска. Однако обильное количество литературных памятников на арабском языке сохранилось лишь от более позднего времени, а именно – начиная от VI – VII вв. Это были, в первую очередь, многочисленные произведения поэзии, которые долгое время сохранялись и устой передаче и были впоследствии записаны арабскими филологами в VIII – IX вв., затем Коран (1-я половина VII в.). В этих литературных памятниках арабский язык уже выступает как вполне разработанный, с установившимися грамматической системой и лексическим составом межплеменной литературный язык, выработавшийся на основе племенных говоров и диалектов и отразивший в себе многообразие их лексики. Грамматические факты и словарное богатство этих произведений были тщательно зарегистрированы первыми грамматиками и лексикографами и приняты как бы в качестве «канона», который был положен в основу дальнейшего развития литературного языка. Хотя впоследствии многие из этих слов или часть значений этих слов вышли из употребления, в особенности те слова и значения, которые связаны с кочевым скотоводством и племенными взаимоотношениями, однако они до настоящего времени играют роль потенциального запаса, который довольно часто находит отражение у того или другого современного писателя. В своем дальнейшем развитии литературный арабский язык, на котором в течение ряда веков была написана огромная литература, в значительной части созданная не арабами, а народами Средней Азии, Кавказа и др., очень обогатился в области лексики. С другой стороны, арабский язык оказал значительное влияние на другие языки, в особенности в области терминологии математики, астрономии, химии, торговли, как, например, «цифра», «алгебра», «азимут», «алкоголь», «калий», «висмут», «кофе», «камфара», «магазин», «казна», «тариф», «карат» и др. На арабском пишут справа налево. Причём в арабском, в отличие от языков с латинской или кириллической графикой, нет заглавных букв, поэтому имена собственные пишутся как любое другое слово, также как и первое слово в предложении.

Знаки препинания пишутся в перевёрнутом виде, то есть слева направо. В фонетическом отношении рабский язык отличается обилием согласных фонем, в особенности гортанных, эмфатических, а также межзубных. Гласных фонем всего три, они бывают краткими либо долгими. В грамматическом отношении арабский язык, как и другие семитические языки, характеризуется значительным развитием флективности. Корень слова состоит из одних согласных, обычно трех, реже – четырех или пяти. Весьма развиты глагольные формы. Арабский язык обладает разветвлённой глагольной системой, основу которой составляют две формы, восходящие к семитским перфекту и имперфекту. Производными основами выражаются: интенсивность действия, направленность и устремление, каузативность, возвратность, соревнование, взаимность и т. п. Количество этих основ достигает 15; в этом отношении арабский язык богаче других семитических языков, морфологически оформленных времен – два; имеются два залога – действительный и страдательный; наклонения: изъявительное, сослагательное, условное, усилительное и повелительное; вместо неопределенной формы весьма развита система глагольных имен. Чисел – три как в глаголе, так и в именах: единственное, двойственное и множественное; родов два – мужской и женский. В области имен: три надежа, которые, однако, исчезли в современных диалектах; значительное развитие получили формы множественного числа (например, имена собирательные); сочетанием двух имен (одно в так называемой сопряженной форме и второе в родительном падеже) выражается не только принадлежность и тесная связь понятий, но и различные отношения атрибутивности. В роли служебных слов обычно употребляются существительные и прилагательные в винительном падеже. В синтаксисе арабского языка слабо развито подчинение предложений; придаточные предложения заменяются простым сочетанием самостоятельных предложений или особыми глагольными формами. Разговорный народный язык в арабских странах распадается на ряд диалектов, в значительной степени отличающихся от общепринятого литературного языка. В настоящее время эти диалекты следующие: аравийский, сирийский, иракский, египетский и магрибские (в Северной Африке). Диалекты постепенно выработались на базе взаимодействия арабского языка и старых языков соответствующих стран; так, например, в арабских диалектах Сирии и Ирака весьма сильны элементы арамейского языка, в диалекте Египта довольно много коптских слов. Однако литературный арабский язык является общепонятным во всех этих странах. Почти из всех имён и глаголов в арабском языке можно выделить корень, состоящий из одних согласных. Формообразование слов происходит, в основном, за счёт внутреннего структурного изменения слова – внутренняя флексия. В арабском языке имеется три числа имён: единственное, двойственное и множественное. Определения и глаголы согласуются с существительными в числе. В арабском языке имеется три так называемых состояния имён: раф», хафд (или джарр), насб. Часто их переводят как именительный, родительный и винительный падежи соответственно. В арабском языке определение согласуется с определяемым в определённости, роде, числе, падеже. При этом у «разумных» имён (называющих людей) во множественном числе определения имеют форму множественного числа нужного рода, а у «неразумных» (называющих животных, неодушевлённые предметы) – в форме единственного числа женского рода.

В школе этого не расскажут:  Предлоги времени. Упражнение 10. Выражения с предлогами at, on, by, since

Амхара – основная группа населения Эфиопии. Принадлежит к эфиопскому антропологическому типу негроидной расы. Амхарский язык (амаринья) – семитической группы, является государственным языком Эфиопии; распространенная религия – христианство монофизитского толка. Большая часть современного населения Эфиопии говорит на семитических языках, помимо амхара, это тиграи, гураге, аргобба и харари. Амхарский язык – живой семитический язык значительной части населения Эфиопии, относящийся к языкам южной группы. В амхарском языке четко различаются лишь три части речи: имя, глагол, частица; нет четкой разницы между существительным и прилагательным, нет грани между предлогом и союзом Ударение в амхарском языке слабое. Письменность амхарского языка эфиопская с добавочными знаками; для писания и печати по-амхарски требуется 296 знаков. Древнейшие литературные памятники восходят к XIV – XV вв. Период расцвета литературы относится к XVII в. Южные и восточные народы Эфиопии представляют собой кушитские языки: галла (самоназвание оромо), распадающиеся на две группы: тулама и меча, или лиэка; сомали; данакиль, говорящие на языке афар; агау; народности известные под общим названием «сидамо» («чужеземцы» на языке галла). Эфиопия является родиной человечества, здесь, а также во всей восточной и южной Африке произошло формирование представителей древнейшего человечества. В долине нижнего течения реки Аваш найдено множество палеонтологических объектов, древнейшим 4 миллиона лет. Район Тийи найдено более 30 археологических памятников древней культуры, возраст которых также начитывает миллионы лет, долина нижнего течения реки Омо, где найдены древнейшие окаменевшие останки палеоантропов. В 1-м тысячелетии до н. э. на север Эфиопии переселились народы южноаравийской цивилизации. А с середины 1-го тысячелетия до н.э. до VI века на территории северной Эфиопии и Эритреи существовало рабовладельческое государство Аксум. К IV веку относится проникновение в Аксум христианства. В источниках XIII века впервые упоминается об Эфиопском государстве. Происходит от древнегреческого названия стран южнее Египта. Другое наименование страны и жителей – Абиссиния, абиссинцы, происходит, по-видимому, от имени одного из племен древнего Аксума – хабашат. Но так как жители Эфиопии (Абиссинии) видят в словах «Абиссиния», «абиссинцы» презрительный оттенок (арабское слово «хабаш» означает «смешение», «смешанный народ», «метисы»), то официальным названием страны издавна было принято наименование греческого происхождения – Айтьопия (Эфиопия). Несмотря на то, что жители Абиссинского нагорья говорят на нескольких языках и относятся к различным этническим группам, они все называют себя, в первую очередь, эфиопами. Эфиопы создали богатую культуру, имеющую многовековую давность. Они славятся своими тонкими ювелирными изделиями, красочными вышивками, украшающими одежды, искусными плетениями. От эпохи неолита на территории Эфиопии сохранились дольмены, каменные монолиты и надгробные стелы с примитивными изображениями человеческих фигур. Памятники развитого искусства (статуя царя и др.) относятся к 9—7 вв. до н. э. Значительного подъема достигла архитектура Аксумского государства, где сооружались плотины, жилые дома, круглые и квадратные в плане. Дворцы (крупнейший из них – Такха-Мариам – был разделен на три двора, имел внешние лестницы и залы с крестообразным планом). Сохранились надгробные обелиски-стелы в виде многоэтажных башен (высотой до 33 м). С проникновением в Эфиопию христианства стали сооружаться церкви и монастыри: скальные церкви (в Лалибеле), базилики и небольшие круглые в плане церкви.

Статуя царя. 9—7 вв. до н. э. Северная Эфиопия

Реконструкция дворца Такха-Мариам. Аксум

ЕЭБЕ/Семитские языки

← Семитологический музей Гарвардского университета Семитские языки
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Семиты →
Словник: Сараево — Сикст. Источник: т. 14: Сараево — Трани, стлб. 146—151 ( скан )

Семитские языки ( שפות שמיות ‎) — языки народов так называемой семитской семьи (см. Семиты): евреев и их сородичей (моабитян, аммонитян и эдомитян), финикиян, арабов, эфиопов, вавилонян и ассирийцев и различных арамейских племен. Как и индогерманские наречия, различные диалекты семитской языковой семьи принадлежат к группе флексирующих языков (т. е. языков, выражающих различные грамматические отношения посредством изменения звуков корня или присоединения к корню разных окончаний). В обеих семьях агглютинативная стадия развития (т. е. присоединение приставок и слов к корню) прошла (или вовсе не существовала), и словосочетание происходит не путем «сочинения», a взаимного «подчинения» различных частей речи. Но на этом и кончается аналогия между семитской и индогерманской языковыми семьями; различия между ними так существенны, что в них следует видеть два отдельных типа человеческой речи, развивавшихся независимо один от другого. Наиболее характерной особенностью семитских языков является так называемая «трехбуквенность» их корней. За весьма малыми исключениями, эти корни состоят из трех согласных звуков, напр. ktl, קטל ‎; с этими тремя согласными связывается основное значение, идея слова, a гласные звуки лишь сопровождают согласные и служат для выражения оттенков значения, напр. katala — он убил, kutila — он был убит, katlun — убийство. Далее, в С. Я. нет особых форм для обозначения времени действия; такое обозначение может быть достигнуто лишь синтаксическим путем. Этимологически эти языки могут отмечать действие или как совершенное (совершенный вид), или как еще совершающееся (несовершенный вид), или как такое, которое следует совершить (повелительное наклонение). Наконец, характер действия и его точное отношение к субъекту или объекту выражаются в С. Я. особыми, чуждыми индогерманским наречиям, способами (так назыв. «глагольными основами», בנינים ‎). Определенное изменение гласных корня указывает на страдательный характер (katala — он убил, kutila — он был убит); удвоение средней согласной корня отмечает интенсивность действия или его распространение на большое число объектов (kattala — он много убивал или он убил многих); путем приставки к корню префикса ’a (ha или scha) достигается каузативный (причинный) смысл, префикса n или префикса (реже инфикса) t — рефлексивный (возвратный) смысл. Но если следует признать глубокое различие между семитской и индогерманской языковыми группами, зато не подлежит никакому сомнению ближайшее родство между семитскими языками и египетским, принадлежащим к хамитской семье. Это родство основывается на следующих общих особенностях: 1) тождество многих корней, 2) окончание женского рода —t в единственном, —wt в множ. числе; 3) окончание —j двойств. числа; 4) сходство личных местоимений и местоименных суффиксов; 5) «трехбуквенность» корней, свойственная и египетскому языку; 6) способы указания характера etc. действия. Кроме того, в египетском языке сохранились остатки системы, вполне напоминавшей систему совершенного вида в семитских языках.

Между собою различные наречия семитской семьи находятся в теснейшей связи, приблизительно так, как диалекты славянского корня — русский, польский, сербский, болгарский etc. Обыкновенно разбивают их на две больших группы — южно- и северно-семитскую, на которые распался в древнейшую эпоху прасемитский народ.

Южносемитская группа отличается наибольшей полнотой содержания и в лексическом, и в этимологическом, и синтаксическом отношениях; она поэтому рассматривается семитологами как идеал развития С. Я. Особую важность для сравнительного изучения С. Я. представляют различные диалекты арабского языка. Эти диалекты содержат наиболее полный комплекс характерных гортанных и свистящих звуков и чрезвычайно богаты гласными. Количество глагольных и именных форм также разрослось в арабских диалектах до необычайных размеров. Это последнее замечание относится, главным образом, к так назыв. «классическому» арабскому языку, т. е. языку Корана и классической арабской литературы. Число глагольных основ доведено в нем до 15, число именных форм — около 50. Этот диалект отличается также правильностью и строгой последовательностью изменений грамматических форм и изобилием синтаксических возможностей. Более грубы и бедны по конструкции диалекты северно-арабских надписей и современных племен: сирийско- и египетско-арабский, тунисский, алжирский, мальтийский, оманский и т. д. — Все эти диалекты, как северно-арабские, могут быть противопоставлены южно-арабским диалектам, главнейшими выразителями которых являются наречия эфиопского языка: собственно эфиопский, или г’ез, абиссинский, или амhâрский, тигрê, тигринья, hарâри и гурâгê; затем следуют два собственно южно-арабских наречия — сабейское и минейское, a также современные диалекты — меhри и сокотри. Сабейские и минейские надписи, начертанные особым алфавитом, сохранили только 9 глагольных основ вместо 15 классического арабского языка. Различие между этими наречиями основывается, главным образом, на особенностях в образовании причинной основы: свойственный минейскому языку префикс sa в сабейском заменяется аналогичным по употреблению ha. — Древнейшие эфиопские надписи начертаны сабейским письмом, и лишь с 380 г. по Р. Хр. входит в употребление особый г’езский шрифт. Г’езский язык является священным языком Абиссинии, приблизительно как латинский язык в богослужении романских народов. Имея много общего с арабскими диалектами, напр. «ломаное», или «внутреннее», образование множественного числа (не посредством приставки, a путем изменения гласных звуков), эфиопский язык в то же время приближается к наречиям северно-семитской группы (напр. k в 1-м лице совершенного вида глаголов). Особенностью эфиопского языка является симметрическое развитие в нем глагольных основ. Современные абиссинские диалекты несколько отличаются от эфиопского языка, причем тигрê и тигринья образуют одну, a амhâский, hарари и гурâгê — другую тесно сплоченные группы.

Северно-семитские диалекты менее близки друг к другу, чем южно-семитские. Древнейшими представителями этой группы являются языки обитателей Месопотамии — вавилонян и ассирийцев. Говоря об особенностях, представляемых этими двумя языками, следует иметь в виду, что их развитие с самого начала подверглось влиянию весьма важного фактора: они были втиснуты в рамки чуждого им письма (так назыв. «клинописи»). Этим объясняется полное выпадение гортанных (кроме h и перешедшего в него g; все остальные гортанные звуки частью совершенно исчезли из языка, частью были сведены к удержавшемуся в некоторых случаях ’); далее, той же причиной обусловливается заметное в вавилонском языке стремление к замене велярного k звуком g, эмфатического s — z и эмфатического t — d. Ассирийский язык, получивший «клинопись» от вавилонян уже в несколько «осемитизированном» виде, строже удерживает различия между k и g, s и z, t и d; наоборот, в нем скорее заметно стремление передавать k через k и d через t. Оба эти языка обладают одной чрезвычайно интересной особенностью: наряду с совершенным (перманзив) видом, из общесемитского несовершенного вида они выработали два отдельных типа, из которых один служит для выражения прошедшего, другой — настоящего времени. Некоторые особенности представляет также образование в этих двух языках глагольных основ. — Древнейшая из вавилонских надписей (Эсара, царя Адаба) относится к четвертому тысячелетию до Р. Хр.; последний составленный на вавилонском языке документ датирован 5 г. царя Персии Пихаришу, т. е. 81 г. по Р. Хр. Современное знакомство с ханаанейской группой С. Я. ограничивается, если не считать нескольких надписей (Меши, Эшмуназара, Марсельского тарифа etc.), одним лишь еврейским языком (см.). Древнейший памятник этого языка — песнь Деборы (Судей, V), относящаяся, вероятно, ко 2-му тысячелетию до Р. Хр. Главной особенностью ханаанейской группы является употребление консекутивного «вав». Эта особенность замечается исключительно в надписи Меши и в библейско-еврейском языке; в позднем еврейском, финикийском и пуническом языках она исчезает. — Ханаанейская группа употребляет следующие глагольные основы: kal (простая основа), рi’el и pu’al (активная и пассивная усилительные основы), hiφ’îl (в финикийском jiφîl) и hoφ’al (активная и пассивная причинные основы), hiθpa’el (рефлексив усилительной основы), и niφal (рефлексив простой основы); другие формы редки.

В школе этого не расскажут:  Дискуссионные форумы по восточным языкам и востоковедению в Рунете

Третью группу северно-семитских языков составляют арамейские диалекты. Арамейцы появляются в истории около 1500 г. до Р. Хр. В это время происходило арамейское передвижение на запад из Месопотамии в Сирию; арамейцы сделались, таким образом, как бы посредниками между семитскими народами, и их язык уже тогда употреблялся в международных сношениях, заменяя и вавилонский, и ханаанейские языки. Древнейшие известные образцы арамейского языка представлены пока коротенькими пометками на вавилонских документах и двумя стелами из Зенджирли (8—7 вв. до Р. Хр.). В персидскую эпоху арамейский язык был официальным для западных провинций. Имевшиеся от этой эпохи немногие надписи пополнены в последнее время с избытком находкой арамейских папирусов в Элефантине (см. Египет в побиблейское время). Несколько отличаются от этого языка палестинские еврейско-арамейские диалекты: развивавшееся под влиянием древнееврейского языка библейско-арамейское наречие и тесно примыкающие к нему некоторые другие. Во всех их каузативная основа образуется посредством префикса ha (вместо восточно-арамейского ’а). Переходную ступень к чисто арамейским диалектам представляет самаритянское наречие, еще содержащее в себе некоторые еврейские элементы; оно, a равно и некоторые другие палестинские наречия (язык иерусалимского Талмуда, etc.), характеризуется смешением гортанных. К арамейской группе принадлежит также язык надписей Набатейского царства, процветавшего на протяжении 2—3 столетий; его столица Петра была разрушена Траяном в 105 году. Согласно Теодору Нельдеке, набатеи были арабским племенем, употреблявшим арамейский язык исключительно в качестве литературного. — В Пальмире найдены надписи, охватывающие два-три века по третье христианское столетие. Язык пальмирских надписей, во многих отношениях примыкающий к западно-арамейской группе, имеет некоторые особенности (например, множеств. число на ), сближающие его с группой восточно-арамейской. Изучение диалекта северно-центральной Сирии ограничивается сирийскими надписями, собранными Литтманном (Semitic Inscriptions, pp. 1—56), дающими мало грамматического материала. Все же они обнаруживают некоторые диалектические различия, напр. 3-е л. ед. ч. несов. вида с префиксом n. Ярким выразителем арамейской группы является сирийский язык — язык христианско-арамейских переводов Библии, начиная со 2-го века, и обширной христианской литературы. В восточной части Римской империи он вместе с греческим был употребительнейшим языком вплоть до арабского завоевания. Его характерные особенности — несов. вид с n и status emphaticus на â. Вавилонский Талмуд написан на вавилонско-арамейском языке, не вполне, однако, чистом. К нему примыкает язык мандеев, полухристианской, полуязыческой секты, члены которой жили в различных частях Вавилонии. Этот язык чище и лишен следов еврейского влияния. Он употребляет в несов. виде или n, или l. На территории древней Ассирии, в Курдистане и Урмии, некоторые христиане и евреи употребляли также арамейский диалект. Урмийское наречие развито американскими миссионерами в новый литературный язык, отличающийся от старого, главным образом, в глагольных формах. Для арамейской группы характерна крайняя бедность гласными звуками. Кроме того, ее отношение к другим семитским языкам может быть иллюстрировано перечислением ее глагольных основ, особенно развитых в сирийском (эдесском) и мандейском языках. Они имеют четыре активных основы: простую, усилительную и две причинных (’af’el и šaf’el), и 4 рефлексивных к ним, образующихся путем присоединения префикса А. В еврейско-палестинском диалекте šaf’el и его рефлективная основа отсутствуют. В библейско-арамейском и в надписях из Зенджирли вместо ’af’el появляется haf’el, и он не имеет рефлексивной основы. — Ср. труды: F. Müller, Die semitischen Sprachen, в его Grundriss der Sprachwissenschaft, III, II, Вена, 1887; E. Renan, Histoire générale et système comparé des langues sémitiques, 3-e изд., Париж, 1863; T. Nöldeke, Die semitischen Sprachen, eine Skizze, 1-е изд., 1872 (обработка его известной статьи в Encyclopaedia Britannica), 2-е изд., Лейпциг, 1899; id., Beiträge zur semitischen Sprachwissenschaft, Страсбург, 1904; id., Beiträge zur semitishen Sprachwissenschaft, 2-e série, 1912; Hermann Reckendorf, Zur Charakteristik der semitischen Sprachen, в Actes du X-e congr. des orient., sect. II, Лейден, 1896; William Wright, Lectures on the comparative grammar of the Semitic languages, Кембридж, 1890; О. E. Lindberg, Vergleichende Grammatik der semitischen Sprachen, 1897; Henrich Zimmern, Vergleichende Grammatik der semitischen Sprachen, Elemente der Laut- und Formenlehre, Бepлин, 1898; Carl Brockelman, Semitische Sprachwissenschaft, Лейпциг, 1906; id., Grundriss der Vergleichender Grammatik der semitischen Sprachen, 1907—1912 (в двух томах); id., Kurzgefasste vergleichende Grammatik d. semitischen Sprachen, I, Берлин, 1908 (в серии Porta; Linguarum Orientalium, XXII); P. Haupt, Ueber die semitischen Sprachlaute u. deren Umschrift, в Abhandl. d. Berl. Akademie der Wissenschaften, 1861; D. H. Müller, Zur Geschichte d. semitischen Zischlaute, в Verhandlungen des VII Internat. Orientalisten-Kongresses, sem. Sektion, Вена, 1888; H. Zimmern, Zur assyrischen und vergleichenden semitischen Lautlehre, в Zeitschrift für Assyriologie, V, 1890; J. Barth, Zur vergleichenden Semitischen Grammatik, I—IV, в ZDMG. (1894), XLVIII; Abel H. Huizinga, Analogy in the Semitic languages, Балтимора, 1891; S. Fraenkel, Zum sporadischen Lautwandel in den semitischen Sprachen, в Beiträge z. Assyriologie, III (1895); H. Hupfeld, System der semitischen Demonstrativbildung und der damit zusammenhängenden Pronominal- und Partikelnbildung, в Zeitschrift f. d. Kunde d. Morgenl., II (1839); C. Vogel, Die Bildung des persönlichen Fürwortes in Semitischen, 1866; P. Jensen, Ausruf, Frage u. Verneinung in d. semitischen Sprachen, в Zeitschr. für Fölkerpsychologie, XVII (1888); J. Barth, Beiträge zur Suffixlehre des Nordsemitischen, в Amer. journ. of Semitic languages, XVII; P. Haupt, Studies on the comparative grammar of the semitic languages, 1878. Об отношении семитской языковой группы к индоевропейской, см. Schleiher, Beiträge zur vergl. Sprachforschung, 1861, II; T. Nöldeke, в Orient u. Occident, 1863, II; Brugmann, Grundriss d. vergleichender Grammatik, I, 1897. Об отношении семитской языковой группы к хамитской см.: Ermann, Das Verhältnisse des aegyptischen zu den semitischen Sprachen, в ZDMG., XLVI (1892), 93—126; id., Die Flexion des aegyptischen Verbums, в Sitzungsberichte der Königlichen Akademie der Wissenschaften zu Berlin, 1900, pp. 317—353; id., Aegyptische Grammatik (в серии Porta Linguarum Orientalium), 2-е изд., Берлин, 1902; Steindorf, Koptische Grammatik, 2-е изд., ib., 1904, в вышеупомянутой серии). см. Арабский язык (Евр. Энц., т. II, 958—960), язык еврейский. [По статье Т. Нельдеке, в Enc. Britannica, XXIV, 1911, 617—630 и Бартона, в J. E., XI, s. v. Semitic languages].

Что за язык такой amharic (возможно, читается как амхарский) ? В какой стране на нем разговаривают? Очень-очень надо.

Амхарский язык один из эфиосемитских языков (южная подгруппа) , входящих в семитскую семью, хотя и обладает рядом отличий и в большей степени подвергся кушитизации.

В амхарском языке условно выделяются 3 слабо отличающихся друг от друга диалекта: шоанский, годжамский и гондарский.

Амхарский язык один из эфиосемитских языков (южная подгруппа) , входящих в семитскую семью, хотя и обладает рядом отличий и в большей степени подвергся кушитизации.

В амхарском языке условно выделяются 3 слабо отличающихся друг от друга диалекта: шоанский, годжамский и гондарский.

Зачатки амхарской литературы восходят к XIV—XV векам (записи военных песен, исторических событий и пр.) . Как литературный язык амхарский язык начал развиваться с конца XIX века и особенно с 1940—1950-х годов. До XVII века эфиопская литература развивалась на древнеэфиопском языке геэз.

Выделяются три слабо различающихся диалекта. Фонологическая система насчитывает 7 гласных и 28 согласных фонем, ларингальные фонемы почти полностью утрачены. В морфологии представлены внутренняя флексия, суффиксация и словосложение. Имя склоняется; в глагольной системе помимо синтетических представлено множество аналитических форм. Порядок слов – «подлежащее – дополнение – сказуемое» , определения предшествуют определяемому. В лексике, как и в большинстве эфиосемитских языков, много кушитских заимствований.

Амхарский выполняет обширный набор общественных функций; это язык администрации, средств массовой информации, национального предпринимательства; используется в начальном и среднем обучении в районах, населенных его носителями (в основном Эфиопское нагорье) . Литературный амхарский язык сложился лишь в 19 в. , хотя первые известные записи («военные песни» ) датируются 14 в. Используется древняя эфиопская письменность, известная с середины I тыс. н. э. и обслуживавшая мертвый (рубежа I–II тыс. н. э. ) язык геэз, сохранившийся ныне как культовый в монофизитской церкви. Амхарская литература представлена разнообразными жанрами. Материал из Википедии — свободной энциклопедии Амхарский язык
Самоназвание: አማርኛ /amarɨɲɲa/
Страны: Эфиопия, Эритрея, Сомали, Судан, Израиль
Официальный статус: Эфиопия
Общее число носителей: 25 млн.
Классификация
Категория: Языки Африки
Афразийская макросемья
Семитская семья
Южносемитская ветвь
Эфиопская группа
Письменность: эфиопское письмо
Языковые коды
ISO 639-1:am
ISO 639-2:amh
ISO/DIS 639-3:amh
См. также: Проект: Лингвистика

Амхарский язык (አማርኛ /amarɨɲɲa/) — язык народа амхара; государственный язык Эфиопии. Число говорящих на амхарском языке в Эфиопии ок. 25 млн чел. (2003, оценка) . Распространён также среди некоторых народностей сопредельных стран (в Эритрее, Сомали и в восточных районах Судана) .

Амхарский язык один из эфиосемитских языков (южная подгруппа) , входящих в семитскую семью, хотя и обладает рядом отличий и в большей степени подвергся кушитизации.

В амхарском языке условно выделяются 3 слабо отличающихся друг от друга диалекта: шоанский, годжамский и гондарский.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях