Протосинайское древнеханаанейское письмо

Протосинайское письмо

Протосинайское письмо
Надпись «Ба’алат», ок. 1500 д.н.э.
Тип письма консонантное
Языки неизвестный семитский язык
Территория Синайский полуостров (Древний Египет)
История
Место возникновения Синайский полуостров (Древний Египет)
Период примерно II тыс. до н.э.
Развилось в ханаанейское письмо, финикийское письмо
Родственные предположительно библское письмо
Свойства
Направление письма справа налево
Знаков до 30
Медиафайлы на Викискладе

Образцы протосинайской письменности найдены на раскопках в Сарабит аль-Хадим, Синай.

Месторождения бирюзы разрабатывались здесь египетскими фараонами во времена Среднего и Нового Царств.

Письменность до сих пор не расшифрована [ источник не указан 701 день ] , установлено лишь, что она имеет алфавит из примерно 30 символов [ источник не указан 701 день ] , визуально схожих с египетскими иероглифами.

Использовалась для записи языка, родственного финикийскому.

Возможные соответствия между протосинайским и финикийским

Иероглиф Протосинайские Значение в МФА реконструированное название Финикийские Палеоеврейские Арамейские Древнееврейские Другие*
/ʔ/ ʾalp «бык» א Α�� A
/b/ bet «дом» ב Β�� B
/h/ hll «ликование» >he «окно» ה Ε�� E
/k/ kaf «ладонь» כ , ך Κ�� K
/m/ mayim «вода» מ , ם Μ�� M
/n/ naḥš «змея» >nun «рыба» נ , ן Ν�� N
/ʕ/ ʿen «глаз» ע Ο�� O
/r/ roʾš «голова» ר Ρ�� R
/ʃ/ šimš «солнце» >šin «зуб» ש Σ�� S
/t/ tāw «знак» ת Τ�� T
  • Архаичные греческие, современные греческие, этрусские и латинские буквы.

Содержание

Юникод

Консорциум Юникода [en] * отклонил заявку [1] на внесение протосинайской письменности в стандарт Юникод, так как счёл её неподходящей для кодировки [2] .

КЕРАМИКА подборка статей, ссылок, видео

Древнеханаанейское письмо: Теория «недостающего звена» &middot Изображения &middot Близкие статьи &middot Литература &middot Видео

Древнеханаанейское письмо

не позднее XVI века до н. э.

XVI — XIII вв до н. э.

Древнеханаанейское письмо — название письменности ряда надписей, найденных на территории Палестины, эти надписи делят на три группы:

  1. Найденный в 1929 году черепок из Гезера, найденная в 1937 году каменная пластина из Шхема и надпись на кинжале из Лахиша, найденного в 1934 году, но в тоже время надпись была обнаружена и опубликована лишь в 1937 году. Надписи данной группы датируются XVI веком до н. э.
  2. Черепок из Тель эль-Хеси, обнаруженный в 1891 году и найденный в 1932 году горшок из Тель эль-‘Аджула. Также к этой либо к третьей группе можно отнести остракон из Бейт-Шемеша, найденный в 1930 году. Надписи из этой группы датируются XIV веком до н. э.
  3. Несколько надписей из Лахиша: надпись на кувшине, найденном в 1934 году, надпись на чаше, открытая годом позже, надпись на крышке курильницы, найденной в 1936 году и «Чаша из Лахиша №2», найденная в 1934 году. Эти надписи датируются второй половиной XIII века до н. э.. К этой группе также относится золотое кольцо из Мегиддо, которое нашедший его археолог П.Л.О. Гай датирует 1300 — 1200 гг. до н. э. К третьей группе также могут относиться знаки на камнях фундамента Иерусалимского храма.

Знаки древнеханаанейской письменности не имеют убедительной дешифровки. Вероятно, древнеханаанейская письменность представляла собой один из опытов по созданию алфавитной письменности. По словам Мориса Дюнана, простая, но не поддающаяся дешифровке палестинская система письма показывает, что в течение первых двух третей II тыс. эта страна была центром экспериментов. Существует вероятность связи этой письменности с египетским, критским или протосинайским письмом с одной стороны и с финикийским алфавитом с иной.

Архаичные письменности.

Михаил Зильберман.
Архаичные письменности.
В древности люди обычно испытывали трепет, благоговея перед сакральными символами и эмблемами, и, в том числе, перед знаками письма, поскольку и буквы, и числа имели божественное происхождение и обладали магической силой. К примеру, в Древнем Египте первый иероглиф изображался в виде ибиса, т.е. бога Тота (демиурга, бога мудрости, изобретателя письменности). В Месопотамии же каждый бог соотносился с определённым числом, нередко заменявшим при письме его наименование (например, «30» — «Син»; «7» — «Энлиль»). Евсевий, пересказывая Филона Библского, отмечал, что при изобретении знаков священного письма, ханаанский бог Таавт (Тот) изобразил буквы, связав их вид с образами неба и богов некоего «одного поколения». Согласно «Сефер Ецира», Бог Цаваот, создавая алфавит, вдохнул в буквы дух Божий.
В архаичные времена любые «письмена понимались как сакральные знаки, которые связаны с высшими и тайными смыслами» (В.Н. Топоров «Письмена». 1992 г.). Так, в иудаизме «буквы — эмблемы для (выражения) определенных тенденций и сил» (раввин А. Штайнзальц. Творящее слово. Инет. 2007 г.). При этом форма, начертание, букв являет собой лишь одну из сторон «их метафизического значения». К примеру, буква «алеф», начало еврейского алфавита, — самая священная из всех еврейских букв. Она (буква «алеф») обычно редко произносится, ибо считается обозначением Божественного («Не произноси имени Господа, Бога твоего, всуе»). Как правило, она адекватна (рав А. Штайнзальц) некой безликой «силе, не ограниченной никаким конкретным аспектом бытия». Существует «выражение, что мир был создан при помощи буквы «алеф» («И сказал Бог. »). Очевидно, что поскольку в монотеизме «сила», инициировшая «создание мира» — нечто уникальное, исходящее только из одного источника, то буква «алеф», обозначая эту «божественную» силу, тем самым должна обозначать и Творца (в случае евреев, это имя — Элоhим Цаваот).
Насколько акт письма, само обращение к знакам письменности (алфавиту), являлось священным деянием (у месопотамцев, помимо Энки, были боги письма Нисаба и Набу, а у египтян — богиня Сешат), вероятно, может продемонстрировать название первых пяти букв алфавита (см. ниже): «алеф» — символизировал (обозначал) божественность («рога сияния»); буква «бет» — «дом (храм)»; «гимель» — «милость»; «далет» — «дверь», и «hей, hай» — «жить». И тогда, само наименование набора (репертуара) букв, обозначенное позднее как «алфавит», вполне могло мыслиться, как сокращённое (краткое) благословление в молитве своего деяния (письма) писцом, приступающим к этому виду богослужения (начертанию вида богов в форме их эмблем), например: «Божий дом (явит) милость (свою писцу, открывающему) дверь (буквам) и (дающему им) жить».
«Письмо представляет собой фиксацию человеческой речи. с помощью системы начертательных обозначений» (И.М. Дьяконов), т.е. различных рисунков (в широком смысле). Ныне известно более 400 видов письменности.
Последний этап развития палеолитического искусства и его кульминационная фаза — «мадлен» (XX/XV-X тыс. лет до н.э.). Период «средний мадлен» принято полагать эпохой расцвета палеолитического искусства. В эту пору изображения, встречающиеся, в частности, в Европе, отличаются заметной тщательностью исполнения. Так, в живописи достигается точность отображения, глубокий реализм (натурализм), за счёт наработанной техники показа контуров фигур животных и объектов (предтечи пиктограмм), их тщательной прорисовки (а также использования оттеночно-цветовой вариации окрашиваемой поверхности). При ведущей роли контурного рисунка такие детали, как нюансы внешнего вида и позы животного, его положение относительно намеренно изображаемых окружающих объектов, усиливали общую выразительность картины и позволяли донести до зрителя её смысл, однозначно «прочитать» рисунок.
В мезолитиче¬ском (IX-VIII тыс. до н.э.) искусстве появляются более сложные, чем в эпоху верхнего палеолита, изобразительные композиции сюжетного, повествовательного характера. В особенности широко они представлены в позднекапсийской культуре Восточной Испании и Северо-Западной Африки. «Здесь мы видим по преимуществу обширные многофигурные композиции повествовательного характера, строго продуманные стройные сцены, в которых участвуют люди и различные животные, объединенные единством сюжета и действия. Каждый рисунок, каждая такая композиция представляет собой целый рассказ в красках, с конкретной фабулой, всегда пронизанной определенным чувством, всегда эмоционально окрашенной. Появляются изображения, передающие более сложные, глубокие и отвлечённые понятия» (А.П. Окладников).
Очевидно, что в древности сюжет любого художественного творения (и рисунка, и изделия) был инициирован определёнными сакральными мифологическими мотивами, ибо всевозможные верования пронизывали тогда все стороны бытия («искусство было неотделимо от веры и ритуала» (И.М. Дьяконов)). Так, сложнейшие композиции пещеры-святилища Lascaux (Леско) излагают методом «рассказ в картинках» (датировка изображений — XVIII-XV тыс. до н.э.) культово-мифологическое содержание обряда древнейшего «священного брака» (см. выше).
Примитивные образцы письменности демонстрирует и рисунок (XIII тыс. до н.э.), найденный на скале у входа в мадленскую пещеру Ла Пасьега (северная Испания). Этот рисунок — «надпись» совершенного иного назначения, чем «рассказ» из пещеры Леско; и она интерпретирована (способ чтения — слева направо) как календарная пометка «4 января, 1 мая, декабрь (тектиформа плюс 4 черты, следы животного плюс одинарная черта, квадратный знак)». Г. Иенсен, историк письменности, описывает этот рисунок так: «Слева вверху, по-видимому, изображена внутренняя часть пещеры, две человеческие ступни справа рядом, вероятно, символизируют понятие «идти в пещеру», а неизвестный знак в самом правом углу может обозначать запрещение либо приглашение входить в пещеру» (в определённые дни года).
Таким образом, способ изложения содержания какой-либо фабулы (мифа) или сообщения (напоминания) не путём устного пересказа, но изобразительными средствами рисунка (пусть и не фиксирующими речь), вполне правомерно полагается разновидностью рисуночного письма, предтечей (первые опусы) последующих форм подобной письменности («рисовать» — «pictus», лат.; отсюда и термин «пиктограмма» — контурное, схематическое изображение объектов и/или явлений). Как разновидность архаичного способа передачи информации, упомянем и употребление «предметных» сообщений. К примеру, широко известен рассказ Геродота о послании скифов персам сообщения в виде набора из нескольких предметов с символическим значением. Применялись также палки с зарубками и верёвки с узлами.
Поскольку выражение «рисуночное письмо» обладает широким содержанием, отличают рисуночное письмо в более узком смысле, — когда рисунок символизирует тот предмет, который и изображает (пиктография); от письма идей, — когда рисунок символизирует уже некое свойство или явление, (идеография). Характерным для пиктограммы (языка рисунка) является отсутствие всякой связи между изображением и звуками какого-либо одного, конкретного, разговорного языка (к примеру, понимание современных дорожных знаков (образец рисуночного письма) любой страны не требует от иностранцев знания её языка; то же можно сказать и о рассказах в картинках Х. Бидструпа).
Абстрактные символы встречаются и в период «средний мадлен» (стоянка в пещере Эль Кастильо, Кантабрия), а в «поздний мадлен» к контурным рисункам (контурам) добавляются орнаментальные формы, свидетельствующие о возникновении «квазиабстракционистского» течения в искусстве того времени (пещера Ла Пальега, Кантабрия). На завершающем этапе эпохи «поздний мадлен» нарастающее упрощение прорисовки форм, вплоть до кажущейся (нашему современнику) «беспредметности», привело к замене схематических изображений объектов и явлений «абстрактными» знаками и символами, отражающими лишь их основные, базисные, признаки или свойства (например, изображения птиц на табличке из Диспилио; см. ниже).
Геометрическими знаками, в частности, покрыты многочисленные гальки IX тыс. до н.э., а отдельные знаки (такие как угол или треугольник) встречаются гораздо ранее. Некоторые учёные трактуют подобные знаки как «протописьмена». К примеру, Фл. Питри предположил, что прототипом алфавита могли послужить не столько картинки, изображающие что-либо предметное, сколько абстрактные и геометрические знаки (фигуры, метки). «Ясно. что реалистический стиль с самого начала возникновения живописи и письма шёл рука об руку со стилем символическим, условным» (А.М. Кондратов «Книга о букве». 1975 г.).
Так, влияние разнородных по характерности изображения сакральных символов из Гёбекли Тепе (XI-IX тыс. до н.э.) обнаруживается в письменности (идеограммы) города Урука (надписи выполнены на глиняных плитках и датируются 3300 г. до н.э.). Существуют также и очевидные параллели между знаками тэртэрийских табличек (Tartaria) и древнешумерскими знаками письма. Заметим, что наиболее ранним памятником шумерского письма считается табличка из города Киша (ок. 3500 г. до н.э.).
Табличка из Киша

К середине III тыс. до н.э. клинопись, использовавшаяся в шумерском и аккадском языках, развилась в достаточно стабильную лого-силлабическую (словесно-слоговую) систему письма, включавшую ок. 600 знаков, позднее сокращённую аккадцами до 300 (клинопись, наряду с идеограммами, содержала несколько сот силлабических знаков, которые передавали как согласные, так и гласные, а также детерминативы).
Рисуночное письмо из Ура

Широкое распространение шумеро-аккадской культуры и аккадского языка (как языка межнационального общения) обусловило приобщение различных народов к клинописи. Так, в Эламе, пока не переняли и адаптировали шумерскую систему письма, использовался лишь набор разрозненных пиктограмм (протоэламское письмо — III тыс. до н.э.). Систематически использовали шумероаккадскую систему письменности (адаптировав её) также хетты, хурриты и урарты. Следует отметить, что теория моногенезиса логографического письма, которой придерживались, в частности, И. Гельб, Ф. Гоммель и Х. Хенсен, выводила из шумерской письменности не только египетскую, но даже китайскую (через протоиндийское письмо).

Надпись из Урука (3500-3200 гг. до н.э.)

Письмо египтян тоже было изначально пиктографическим. Самые ранние египетские иероглифические надписи датируются ок. 3300 г. до н.э. (Г. Дрейер). Однако древнеегипетское письмо (600/700 знаков) нельзя назвать полностью идеографическим, поскольку наряду с идеограммами в число иероглифов входят слоговые знаки (среди которых содержатся 24, являющиеся графическими эквивалентами для чистых согласных звуков, как бы «алфавит»).
Односогласные знаки египетской письменности

Иератическое письмо (форма древнеегипетской скорописи, возникшая в период 3000-2853 гг. до н.э.) — консонантное с логографическими элементами. Вначале иератика отличалась от иероглифики только по

Лингвистический энциклопедический словарь — протосина́йское письмо́

Связанные словари

Протосина́йское письмо́

письмо наскальных надписей, найденных на Синайском полуострове в 1905. Было обнаружено около 25 кратких, сильно поврежденных надписей, менее 10 фрагментов найдено позже на Синае и в Палестине. Небольшое число знаков (не более 35) и их рисуночный характер позволили А. Х. Гардинеру в 1917 определить П. с. как консонант­ный алфавит и прочесть слово bʻlt ‘Госпожа’ (имя богини). Он рассма­три­вал П. с. как первый алфавит мира (19 в. до н. э.), созданный на основе египетских иероглифов по акрофоническому принципу, считал его предком финикий­ско­го письма. Последующие дешифровки (К. Зете, В. В. Струве, Х. Гримме и др.) основываются на принципах Гардинера, но не дают убеди­тель­ных результатов в чтении надписей. Наиболее подробные дешифровки У. Ф. Олбрайта и А. ван ден Брандена сильно различаются. Датировки текстов колеб­лют­ся — 19, 17, 15 вв. до н. э. Большин­ство учёных считает П. с. недешифрованным, а дешифровку невозможной из-за плохой сохранности и малого объёма текстов.

Попытка дешифровки А. Г. Лундина исходит из родства П. с. с консонантными алфавитами 2‑го тыс. до н. э. (угаритским, южносемитским, финикийским), но отвергает его зависимость от египетского иероглифического письма. Он показывает единое происхождение этих систем письма и наибольшую близость П. с. к финикийскому. П. с. определяется как краткий консонантный алфавит (22—24 буквы), возникший в южной Палестине в 13—12 вв. до н. э. на базе северносемитского алфавита (предка финикийского) под египет­ским культурным влиянием путём внешней стилизации знаков под египет­ские иероглифы с приданием им рисуночного вида. П. с. было распро­стра­не­но, по-видимому, в 13—11 вв. до н. э. в Палестине и, вероятно, в Финикии и Сирии.

Слово bʻlt ‘Госпожа’ (имя богини) в протосинайских надписях.

Слово ʼrht ‘Телица’ (эпитет богини) в протосинайских надписях.

Бронзовый кинжал из Лахиша (13 в. до н. э.) с протосинайской надписью l rnz ‘принадлежит Арнузу’.

Струве В. В., Происхождение алфавита, П., 1923; Лундин А. Г., Дешифровка протосинайской письменности, «Вестник древней истории», 1983, № 1; Gardiner A., The Egyptian origin of the Semitic alphabet, «Journal of Egyptian Archeology», 1916, v. 3, pt 1; Sethe K., Die neuentdeckte Sinaischrift und die Entstehung der semitischen Schrift. Nachrichten der Göttinger Gesellschaft für Wissenschaften, 1917; Grimme H., Altsinaitische Forschungen, Paderborn, 1937; Albright W. F., The Proto-Sinaitic inscriptions and their decipherment, Camb., 1966; Sznycer M., Les inscriptions protosinaïtiques, в кн.: Le déchiffrement des écritures et des langues, P., 1975; Van den Branden A., Nouvel essai de déchiffrement des inscriptions protosinaïtiques, «Bibbia e Oriente», Anno XXI, 121, 1979.

Протосинайское / древнеханаанейское письмо

Глава четырнадцатая. Колыбели алфавита

ероглифы Крита и по сей день не расшифрованы. Однако мы можем проследить развитие письма на этом острове на протяжении почти двух тысячелетий. В слоях, относящихся к началу III тысячелетия до н. э., найдены печати, покрытые рисунками и символами. Позже появляются более сложные композиции из двух и более знаков-рисунков. Все это, несомненно, пиктограммы. Но вот на более поздних печатях уже не просто рисунки, а иероглифы, передающие слова или части слов. А еще позже на Крите возникает слоговое письмо.

Впрочем, «позже» — понятие относительное. Некоторые таблички, написанные критским линейным письмом А датируются XIX в. до н. э. — их возраст около четырех тысяч лет! Иероглифика на Крите применялась вплоть до XVII в. до н. э. Значит, в течение двух столетий она сосуществовала с линейным письмом. А несколько столетий спустя линейное письмо А «сосуществует» с линейным письмом Б, развившемся, скорее всего, из линейного Л. Зачем жителям Крита понадобилось два типа слоговых письмен? С помощью знаков линейного А писали коренные жители острова, минойцы (язык их и по сей день — загадка для исследователей). Появившиеся в середине II тысячелетия до н. э. греки заимствуют у критян письмо и создают его вариант — линейное Б, — передающее греческую речь.

В линейном А — 80 знаков, в линейном Б — 89. Все эти знаки передают открытые слоги: либо «чистый гласный», либо «согласный + гласный» (а два-три знака в линейном Б передают даже слог из двух согласных + гласный звук). В обеих линейных письменностях Крита есть еще и «немые» знаки-детерминативы. Очевидно, что это — наследие иероглифики, «смешанной» системы, где часть знаков передает слоги, а другая часть — слова или является детерминативами. Значит, среди иероглифов Крита должны быть знаки-логограммы, знаки-детерминативы и знаки для передачи слогов, причем слогов открытых («гласная» и «согласная + гласная»). А так как два последних типа знаков встречаются в линейном письме А, то их можно обнаружить среди сходных знаков иероглифики, откуда происходит слоговое письмо Крита.

И действительно, внимательно сопоставив иероглифы и линейные знаки, ученые обнаружили, что около половины всех иероглифов походит на знаки линейного письма, являются их «прообразами», «предками». Так было доказано, что иероглифика Крита передает звуковую речь, а не является пиктографией.

Критяне господствовали в водах Средиземного моря. А районы, омываемые Эгейским морем, острова и страны Эгеиды были их вотчиной. С давних пор критяне основали свои колонии и на острове Кипр. И здесь, уже в эпоху бронзы, как установил исследователь критской культуры Артур Эванс, возникла особая разновидность письма, называемая кипро-минойской («кипрское» ответвление минойского письма, т. е. линейного А). Тексты кипро-минойского письма еще не прочтены. Общее количество знаков в нем — немногим более шестидесяти. А это наводит на мысль, что древнейшее письмо Кипра было слоговым (возможно, в нем имелись и детерминативы, как в линейном А и Б).

Линейное письмо А острова Крит.

Греки, поселившиеся на Кипре, реформировали это письмо. Они сократили число знаков до пятидесяти шести, изменив внешнюю форму многих знаков. А так как греческий язык превосходно изучен, то прочесть тексты, написанные кипрским письмом, удалось без особого труда. Задачу облегчали двуязычные надписи, билингвы, написанные на греческом, кипрскими знаками, и на финикийском знаками «алфавита». Оказалось, что все пятьдесят шесть кипрских знаков передают открытые слоги: сочетания «согласный + гласный» или просто «гласный». Ни детерминативов, ни, тем более, логограмм в кипрском письме нет, оно является чисто фонетической системой. Только и отличие от алфавитной системы записи, ее знаки передают не звуки, а слоги.

И линейные письменности А и Б, и кипрское письмо представляют особый тип силлабария, который принято называть «эгейским». В нем, в отличие от слоговых систем эламитов, хурритов, урартийцев, нет знаков для закрытых слогов. Очевидно, что кипро-минойское письмо, возникшее из линейного А и давшее начало кипрскому, также относится к «эгейским силлабариям»: в нем есть знаки только для открытых слогов (спорным остается вопрос, есть ли в этом письме детерминативы или же чисто фонетическую систему на Кипре создали не греки, а их предшественники, «кипро-минойцы»). К тому же «эгейскому типу» относится, вероятно, и письменность загадочного диска из Феста, о котором мы уже рассказывали выше.

Уникальный памятник письма, найденный в Фесте, еще никем достоверно не прочтен и вряд ли удастся дешифровать текст (слишком уж мал его объем — всего 241 знак!). Но анализ структуры этой надписи, отношение числа равных знаков к общему количеству всех знаков приводит к выводу, что несмотря на то, что эти знаки имеют рисуночный характер, все же они передают слоги, а не слова, И возможно, наиболее часто встречающийся знак, изображающий голову в уборе из перьев, является детерминативом. А черточка внизу знаков диска, стоящих в конце отдельных слов, убеждает нас в том, что письменность его относится к «эгейскому типу» (дело в том, что подобную аналогию мы находим в индийском слоговом письме деванагари, знаки которого также передают только открытые слоги; когда нужно показать, что слово кончается на согласный, то внизу последнего слогового знака ставится особая черточка, называемая «вирама» — она показывает, что знак надо читать не как «согласный-(-гласный», а просто как «согласный»).

Весьма вероятно, что по принципу «эгейских силлабариев» построена и другая не расшифрованная письменность, памятники которой были обнаружены французскими археологами при раскопках древнего города Библ. Поскольку в Библе были найдены и другие, более молодые памятники письменности, ее стали называть «протобиблской» (т. е. «первобиблской»).

Первый памятник протобиблского письма был обнаружен в 1929 году. Это был фрагмент каменной стелы, покрытой рисуночными знаками. Затем, но ходу раскопок в Библе, удалось найти еще около десятка надписей — на бронзовых табличках, камнях, спатулах (своеобразные «лопатки»). Внешне знаки этих письмен напоминают иероглифы Египта. Но сходство это только кажущееся. Среди протобиблских иероглифов нет ни одного, который был бы подобием египетских. В корне отлична от египетской и система письма.

Общее число протобиблских знаков — около тысячи. Из них разных, если даже считать варианты знаков — около сотни. Ясно, что здесь мы имеем дело, скорей всего, со слоговым письмом (возможно, с детерминативами), ибо знаков мало для смешанного, словесно слогового письма. А для того типа письма, которым пользовались финикийцы, жители Угарита и т. д., знаков слишком мало (в угарнтском письме — тридцать, в финикийском и древнееврейском и того меньше — двадцать два знака). Но почему тип силлабария должен быть именно «эгейским», т. е. передавать лишь открытые слоги? И критяне и киприоты, и греки посещали Библ, и жители этого города могли знать об особенностях их письма. Однако не менее прочные культурные и торговые связи были у жителей Библа с их восточными соседями — хурритами, вавилонянами и т. д. А ведь эти народы пользовались письмом иного типа: в «клинописных силлабариях» существовала знаки как для открытых, так и для закрытых слогов.

Последние годы над расшифровкой протобиблских текстов работают в тесном содружестве доктор исторических наук И. М. Дьяконов и автор этих строк. В ходе исследования широко применяются математические методы. И они убедительно показывают: протобиблское письмо, несомненно, слоговое, причем именно «эгейского» типа. Язык его должен быть только семитским — финикийским, аморейским или каким-либо близким к ним. Подсчитан число различных слогов в текстах на этих языках и сопоставив затем с числом протобиблских знаков, мы приходим к неизбежному выводу: если бы протобиблское письмо передавало и открытые, и закрытые слоги, то общее число различных знаков в дошедших до нас надписях должно быть значительно больше — не около сотни, а свыше двухсот. О том же говорит и сопоставление числа разных знаков в текстах, равных по объему протобиблским, по написанных «клинописными силлабариями» — их больше, чем протобиблских. Зато количественные характеристики «эгейских» силлабариев близки к тем же характеристикам протобиблского письма.

Расшифровка протобиблских текстов (если она удастся) имеет исключительно важное значение для грамматологии. Хотя они датируются по-разному, от последней четверти III тысячелетия до н. э. до XIV в. до н. э., тем не менее ясно, что их возраст намного старше возраста финикийских письмен. Между тем, среди протобиблских знаков можно найти формальные соответствия двадцати из двадцати двух знаков финикийского «алфавита» (и то время как угаритские «клинья», которые также старше финикийских письмен, совершенно на них не похожи). не было ли протобиблское письмо прототипом для финикийского? И если финикийское письмо легло в основу греческого алфавита, то, быть может, в свою очередь, слоговое протобиблское письмо легло в основу письма финикийцев?

Очень много данных говорит в пользу этого предположения. И все же оно останется лишь гипотезой, — до тех пор, пока не будут расшифрованы протобиблские письмена. Тем более, что многие исследователи называют другую письменность в качестве прототипа письма финикийцев, имеющую иной «адрес»— Синайский полуостров, так называемое «протосинайское письмо» («прото», ибо есть еще «синайское письмо», более позднее, родственное арабскому).

«КАК ГРИБЫ ПОСЛЕ ДОЖДЯ»

В начале нашего столетия один из крупнейших археологов-египтологов Уильям М. Флиндерс Питри вблизи местечка Серабит эль-Хадем на Синайском полуострове обнаружил несколько камней, покрытых знаками неизвестных прежде письмен. Внешний вид знаков запоминал рисуночные иероглифы Египта, однако среда низ встречались и липки, походившие на финикийские. Синайский полуостров расположен между Египтом и Палестиной. Не являются ли вновь найденные письмена долгожданным «недостающим звеном», связующим иероглифику Египта с письменами финикийцев? Этот вопрос начал дискутироваться сразу же после находки Питри. На Синайский полуостров отправилось несколько экспедиций. В результате удалось обнаружить несколько десятков надписей, выполненных загадочным письмом на камнях и статуэтках, изображающих богинь.

Образцы протопалестинских надписей.

Датировка протосинайской письменности остается вопросом спорным, хотя большая часть специалистов относит их к 1600–1500 гг. до п. о. Не решен до конца и вопрос о том, какой народ оставил эти надписи. Одни считают что египтяне, другие приписывают их происхождение гиксосам, а третьи (их большинство) полагают, что тексты написаны семитами, работавшими в бирюзовых копях, которые находятся в окрестностях Серабит эль-Хадема. Но самым спорным был и остается вопрос о чтении протосинайских знаков.

Какое только содержание не пытались вычитать в скудных текстах, процарапанных на камне! Некоторые фантазеры «находили» в них даже имена бога Ягве и пророка Моисея и историю библейского «исхода» евреев из Египта! Но обыкновенный здравый смысл подсказывает, что эти короткие, процарапанные надписи, но всей видимости, являются лишь посвятительными надписями (недаром они сделаны не только на камне, но и на статуэтках «языческих» Поишь).

Основы научной дешифровки протосинайского письма заложил английский египтолог Алан Гардинер еще в 1916 году. На одной из статуэток, изображавшей великую семитскую богиню БаСалат (знак «С» передает характерный звук, встречающийся в арабском и других семитских языках), начертаны четыре знака, которые могут быть прочтены как ВСЛТ (в огласовке получается БаСалат, имя богини). Предположение вполне правдоподобно, если учесть, что в руинах Серабит эль-Хадема археологи нашли храм египетской богини Хатор, отождествлявшейся с семитской БаСалат. Однако с тех пор дешифровка протосинайских письмен продвигалась мало. И только последние работы американского семитолога У. Ф. Олбрайта показали, что «ключ» к протосинайским письменам может быть все-таки найден. Принцип этой письменности такой же, как и в письме финикийцев: в ней существуют только знаки для согласных (только в первой не двадцать два «стандартных» семитских знака, а порядка — тридцати).

Дешифровку протосинайского письма затрудняет не только краткость и малочисленность текстов, но и характер написания самих знаков: они имеют большое число вариантов, плохо видны на выветрившихся камнях, сделаны различными «почерками». Не так давно на Синайском полуострове были обнаружены две надписи, знаки которых отличаются от обычных протосинайских. Вполне вероятно, что и этом районе существовала по одна, а две родственных системы письма. Ведь и к северу от Синайского полуострова, в различных районах Палестины, были найдены объекты с надписями (главным образом на горшках и черепках), выполненные знаками, часть которых похожа на протосинайские и часть отличается от них.

«Всего известно менее дюжины этих надписей, — пишет профессор Гельб. — Однако ценность палестинских находок заключается отнюдь не в общем количестве текстов. Гораздо важней места находок этих надписей, ибо они позволяют сделать важный вывод: письменность была широко распространена в Палестине за несколько столетий до вторжения туда евреев. Даже беглый взгляд на эти надписи убеждает в том, что они относятся к разным периодам». Приблизительная датировка их колеблется между XVII–XII вв. до н. э. «Общий список знаков, встречающихся в протопалестинских надписях, отсутствует, — продолжает Гельб, — И поэтому мы не можем установить, в каком случае надписи представлены одной системой письма, а в каком — несколькими системами. Хотя протопалестинские надписи и не прочтены, сам факт существования на территории Палестины во II тысячелетии до н. э. письменности говорит о том, что здесь была предпринята попытка — или даже ряд попыток — создать систему письма, — попытки, которые появлялись в ту эпоху столь же часто и быстро, как грибы после дождя».

Надпись Ахирама. Архаичное финикийское письмо.

Не только в Палестине и на Синайском полуострове, но и в других окрестных местностях археологи обнаружили целый ряд древних надписей, относящихся ко II тысячелетию до н. э.: в файюмском оазисе Египта, в Иордании, в Сирии. В городе Библ, помимо «протобиблского письма», была обнаружена бронзовая статуэтка, на которой начертано пять знаков, подобных финикийским (хотя возраст ее — на несколько веков больше). Французский востоковед Морис Дюнан считает этот текст первым текстом, написанным алфавитом. Пять знаков он прочитал как «LYCMN», т, е. «Ко мне, Амон») (египетский бог, почитавшийся и в Библе) или, как предполагает советский ученый И. М. Дьяконов, вертикальную черту после первого знака можно трактовать как знак словораздела (а не как звук «у» — семитскую букву «йод»), в силу чего надпись должна читаться L’MN («Амону» или «принадлежит Амону»; напомним вновь, что знаком С транскрибируется звук’ — семитская буква «алеф»).

Разумеется, такая трактовка надписи не означает, что здесь действительно наткан данный текст, это лишь гипотеза. Ни одно из «протисемитских письмен» нельзя считать до конца дешифрованным. И поэтому мы не знаем, какая же конкретно из систем, выраставших здесь «как грибы после дождя» во втором тысячелетии до нашей эры, легла в основу финикийского письма. Зато потомки финикийской письменности достаточно хорошо известны.

ДЕТИЩА ФИНИКИЙСКИХ ПИСЬМЕН

Древнейшей финикийской надписью принято считать открытую в 1923 году в городе Библ эпитафию на саркофаге царя Ахирама, Археологи датируют царскую гробницу XIII в. до н. э. Однако сама надпись, по-видимому, сделала позже — в XII, XI, а скорее всего — в X в. до и. э., ибо все остальные древнейшие финикийские тексты, бесспорно, относится к этому времени (различия же в знаках между текстом саркофага Ахирама и этими более поздними надписями невелики). Таким образом, примерно к 1000 году до н. э. сформировалось финикийское письмо.

Финикийцы, как известно, были торговцами и мореходами. Неудивительно, что их тексты находят повсеместно в Средиземноморье — в Греции и на Кипре, в Малой Азии и Испании, в Марселе и Карфагене. Здесь на его основе возникло пуническое письмо, прямой потомок финикийского. После того как Карфаген был разрушен и держава предприимчивых потомков финикийцев исчезла с лица земли, вместе с нею исчезает и финикийское письмо. Последние памятники пунического письма датируются III веком н. э. Пятью столетиями раньше вышла из употребления собственно финикийская письменность. Однако другие «дети» письмен финикийцев пережили века и тысячелетия.

Первая из этих финикийских «ветвей», дожившая до наших дней, — древнееврейская. Первоначально древнееврейское письмо было лишь провинциальным вариантом письма финикийского. Но уже в IX–VIII вв. до н. э. происходят изменения в начертании знаков: они становятся более широкими, низкими или округленными, соединяются в изящные лигатуры. Памятники древнееврейского письма немногочисленны: это надписи на черенках от разбитых сосудов, каменных печатях и монетах. Письмо это вышло из употребления давно, более двух тысяч лет назад. Однако и поныне потомки древней секты самаритян, — несколько сот человек, — пользуются особым самаритянским алфавитом, прямым потомком древнееврейского.

А как же современное еврейское письмо, которым пишутся тексты на языке идиш и иврит? Письмо это является потомком другой ветви финикийской письменности — не древнееврейской, а арамейской.

Арамеи, жившие когда-то в Сирии и Двуречье, заимствовали свое письмо от соседей финикийцев. Об этом наглядно говорят древнейшие надписи арамейских царей: они составлены либо по-финикийски, либо же на арамейском языке с очень сильной примесью финикийского. Могущественной держаны арамеи не создали, однако их язык (а вместе с ним и письмо) — распространились по всему Ближнему Востоку, от Кавказа до Аравии с севера на юг, от Египта до Индии с запада на восток. Арамейский язык в качестве «языка-посредника» заменил господствовавшую до тех пор аккадскую речь; арамейское письмо вытеснило сложную аккадскую клинопись.

Различные народы, переняв аккадское письмо, как мы уже рассказывали в предыдущей главе, приспосабливали его к нуждам своего собственного языка, создавали оригинальные системы клинописи (хеттская, хурритская и другие). Примерно та же история повторилась и с арамейским письмом: оно дало начало большому количеству оригинальных письменностей.

Из арамейского письма, испытав влияние упомянутого выше древнееврейского, родилось квадратное еврейское письмо. Ученые имели дело лишь с крохотными текстами, относящимися к рубежу нашей эры, — древнейшими образцами этого письма. Но сенсационные открытия в пещерах возле Мертвого моря принесли колоссальный материал для изучения не только историкам христианства, но и грамматологам. Ведь знаменитые «рукописи Мертвого моря» начертаны именно квадратным еврейским письмом! От этого письма непосредственно происходит и современный еврейский алфавит.

Арамейское письмо дало начало не только еврейскому алфавиту, но и другим письменностям, существовавшим и порой существующим по сей день в Сирии, Иордании, Палестине, на Синайском полуострове, в Аравии. Это — пальмирское, сирийское, набатейское и ряд других письмен. Из арамейского письма прямо пли через дополнительные письмена-посредники современные грамматологи выводят письмена, которыми писали в древности народы Средней Азии (согдийцы, парфяне, хорезмийцы, парсы-огнепоклонники), арабское письмо, ныне одно из самых распространенных в мире, многочисленные письмена народов Индии, Центральной и Юго-Восточной Азии, Индонезии и, наконец, грузинский и армянский алфавиты!

Арамейская ветвь финикийского письма оказалась очень «плодовитом». Гораздо уже круг распространения третьей, после древнееврейской и арамейской, ветви — южноарабской.

Но что самое удивительное, особый геометрический стиль южноарабского письма находит соответствие в греческом алфавите. Значит ли это, что письмо в Южной Аравии — потомок не финикийского, а греческого письма? Споры об этом не прекращаются и по сей день. Есть и другие гипотезы происхождения южноарабской письменности. Согласно этим гипотезам, она происходит не из финикийского, а из протосинайского или какого-либо другого семитского письма, что вырастали, «как грибы после дождя» во II тысячелетии до н. э. Иными словами, финикийское письмо — не «отец», а родной (или даже двоюродный) «брат» южноаравийского. Если же права «греческая гипотеза», то тогда финикийское письмо приходится ему «дедом». Ибо греческий алфавит, вне всякого сомнения, произошел из письма финикийцев. Он дал начало четвертой — и последней — ветви финикийского письма.

Греческая ветвь оказалась не менее «плодовитой», чем арамейская. Греческое письмо легло в основу латинской азбуки (через алфавит этрусков) и нашего славянского письма, алфавита коптов Египта, а также письмен многих других народов мира. Но дело не в одной «плодовитости». Грекам удалось сделать решающий шаг в развитии современного письма: превратить его в алфавит, в азбуку.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола boucaner во французском языке.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях
Древнеханаанейское письмо
Тип письма:
Место возникновения:
Территория:
Дата создания:
Направление письма:
Происхождение:
Родственные:
Диапазон Юникода: