Повесть о двух точках История умлаута и тремы

ДВА РАССКАЗА. напишите изложение)

Мне пришлось в один и тот же вечер встретиться с двумя людьми. Один из них провёл месяц в командировке в США, другой вернулсяпослетрёхдневного пребывания вКостроме.

«Американец» вынес из своей поездки до смешного мало.Небоскрёбы, рекламы, магазины… Всё, что он говорил, было неинтересно, тривиально. Даже рассказ о Ниагаре казался давно слышанным. Все скучали.

Тогда начал свой рассказ «костромич». Им был Алексей Дмитриевич Попов. Он говорил о спокойном тихом городе, который стоит как раз на «стрелке», где рекаКостромка впадает в Волгу. В центре города площадь, круглая, в Костроме её называют «сковородка». От неё,как от солнца, идут лучами улицы. Алексей Дмитриевич, рассказывая, всегда показывал – вскакивал, жестикулировал. Помню, как в описании «сковородки» он обводил на полу огромный круг и рисовал от него лучи. Удивительные старинные здания окаймляют площадь:торговые ряды, пожарная каланча, дом губернатора… Сохранились палаты Бориса Годунова.

Когда Алексей Дмитриевич живописал город и старину,казалось, что он был живым очевидцем далёких событий: смутного времени, того, как царь скрывался в Ипатьевском монастыре. Об Иване Сусанине он говорил-говорил, а все слушали, как заворожённые. Вот самое интересное место на земле – казалось нам тогда.

Повесть о двух точках: История умлаута и тремы

Установите соответствие между памятниками архитектуры и их краткими характеристиками: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Б) «Повесть о Шемякином суде»

B) картина «Явление Христа народу»

Г) роман «Доктор Живаго»

1) произведение создано в XVII в.

2) произведение посвящено Куликовской битве

3) автор И. Е. Репин

4) описываемые события происходят в XVIII в.

5) автору была присуждена Нобелевская премия

6) автор А. А. Иванов

Запишите в ответ цифры, расположив их в порядке, соответствующем буквам:

ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ ХАРАКТЕРИСТИКИ
A Б В Г

A) «За­дон­щи­на» — про­из­ве­де­ние по­свя­ще­но Ку­ли­ков­ской битве.

Б) «По­весть о Ше­мя­ки­ном суде» — про­из­ве­де­ние со­зда­но в XVII в.

B) кар­ти­на «Яв­ле­ние Хри­ста на­ро­ду» — автор А. А. Ива­нов.

Г) роман «Док­тор Жи­ва­го» — ав­то­ру была при­суж­де­на Но­бе­лев­ская пре­мия.

«По­весть о Ше­мя­ки­ном суде» -это же литературное произведении,а в задании необходимо произвести соответствие между архитектурными памятниками.Да и остальное под форму вопроса не подходит.

Вопрос составлен, председателем комиссии по разработке КИМов Безбородовым, привыкайте, вполне возможно такое и на экзамене. Удачи.

Повесть о двух точках: История умлаута и тремы

ПОВЕСТЬ О ДВУХ ГОРОДАХ

Идея этой повести впервые возникла у меня, когда я[1] с моими детьми и друзьями участвовал в домашнем спектакле, в пьесе Уилки Коллинза «Застывшая пучина». Мне очень хотелось войти по-настоящему в роль, и я старался представить себе то душевное состояние, которое я мог бы правдиво передать, дабы захватить зрителя.

По мере того как у меня складывалось представление о моем герое, оно постепенно облекалось в ту форму, в которую и вылилось окончательно в этой повести. Я поистине перевоплотился в него, когда играл. Я так остро пережил и перечувствовал все то, что выстрадано и пережито на этих страницах, как если бы я действительно испытал это сам.

Во всем, что касается жизни французского народа до и во время Революции, я в своих описаниях (вплоть до самых незначительных мелочей) опирался на правдивые свидетельства очевидцев, заслуживающих безусловного доверия.

Я льстил себя надеждой, что мне удастся внести нечто новое в изображение той грозной эпохи, живописав ее в доступной для широкого читателя форме, ибо, что касается ее философского раскрытия, вряд ли можно добавить что-либо к замечательной книге мистера Карлейля[2].

«ВОЗВРАЩЕН К ЖИЗНИ»

Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, – век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы, весна надежд, стужа отчаяния, у нас было все впереди, у нас впереди ничего не было, мы то витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, – словом, время это было очень похоже на нынешнее, и самые горластые его представители уже и тогда требовали, чтобы о нем – будь то в хорошем или в дурном смысле – говорили не иначе, как в превосходной степени.

В то время на английском престоле сидел король с тяжелой челюстью и некрасивая королева[3]; король с тяжелой челюстью и красивая королева сидели на французском престоле[4]. И в той и в другой стране лорды, хранители земных благ, считали незыблемой истиной, что существующий порядок вещей установлен раз навсегда, на веки вечные.

Стояло лето господне тысяча семьсот семьдесят пятое. В ту благословенную пору Англия, как и ныне, сподобилась откровения свыше. Миссис Сауткотт только что исполнилось двадцать пять лет и по сему случаю некоему рядовому лейб-гвардии, наделенному пророческим даром, было видение, что в оный знаменательный день твердь земная разверзнется и поглотит Лондон с Вестминстером. Да и коклейнский призрак угомонился всего лишь каких-нибудь двенадцать лет[5], не больше, после того как он, точь-в-точь как наши прошлогодние духи (проявившие сверхъестественное отсутствие всякой изобретательности), простучал все, что ему было положено. И только совсем недавно от конгресса английских подданных в Америке до английского престола и народа стали доходить сообщения на простом, человеческом языке о вполне земных делах и событиях[6], и, сколь это ни странно, оные сообщения оказались чреваты много более серьезными последствиями для человечества, нежели все те, что поступали от птенцов коклейнского выводка.

Франция, которая не пользовалась таким благоволением духов, как ее сестрица со щитом и трезубцем[7], печатала бумажные деньги, транжирила их и быстро катилась под гору. Следуя наставлениям своих христианских пастырей, она, кроме того, изощрялась в высокочеловеколюбивых подвигах; так, например, одного подростка приговорили к следующей позорной казни: ему отрубили обе руки, вырвали клещами язык, а потом сожгли живьем за то, что он не преклонил колен в слякоть перед кучкой грязных монахов, шествовавших мимо него на расстоянии пятидесяти шагов. Не лишено вероятности, что в ту пору, когда предавали казни этого мученика, где-нибудь в лесах Франции и Норвегии росли те самые деревья, уже отмеченные Дровосеком Судьбой, кои предрешено было срубить и распилить на доски, дабы сколотить из них некую передвижную машину с мешком и ножом[8], оставившую по себе страшную славу в истории человечества. Не лишено вероятности, что в убогом сарае какого-нибудь землепашца, под Парижем, стояли в тот самый день укрытые от непогоды, грубо сколоченные телеги, облепленные деревенской грязью – на них, как на насесте, сидели куры, а тут же внизу копошились свиньи, – и Хозяин Смерть уже облюбовал их как собственные двуколки Революции. Но эти двое – Дровосек и Хозяин, – хоть они и трудятся не переставая, но трудятся оба беззвучно, и никто не слышит, как они тихо шагают приглушенными шагами, а если бы кто и осмелился высказать предположение, что они не спят, а бодрствуют, такого человека тотчас же объявили бы безбожником и бунтовщиком.

Англия гордилась своим порядком и благоденствием, но на самом деле похвастаться было нечем. Даже в столице каждую ночь происходили вооруженные грабежи, разбойники врывались в дома, грабили на улицах; власти советовали семейным людям не выезжать из города, не сдав предварительно свое домашнее имущество в мебельные склады; грабитель, орудовавший ночью на большой дороге, мог оказаться днем мирным торговцем Сити; так однажды некий купец, на которого ночью напала разбойничья шайка, узнал в главаре своего собрата по торговле и окликнул его, тот предупредительно всадил ему пулю в лоб и ускакал; на почтовую карету однажды напало семеро, троих кондуктор уложил на месте, а остальные четверо уложили его самого – у бедняги не хватило зарядов, – после чего они преспокойно ограбили почту; сам вельможный властитель города Лондона, лорд-мэр, подвергся нападению на Тернемском лугу, какой-то разбойник остановил его и на глазах у всей свиты обобрал дочиста его сиятельную особу; узники в лондонских тюрьмах вступали в драку со своими тюремщиками и блюстители закона усмиряли их картечью; на приемах во дворце воры срезали у благородных лордов усыпанные бриллиантами кресты; в приходе Сент-Джайлса солдаты врывались в лачуги в поисках контрабанды, из толпы в солдат летели пули, солдаты стреляли в толпу, – и никто этому не удивлялся. В этой повседневной сутолоке беспрестанно требовался палач, и хоть он работал не покладая рук, толку от этого было мало; то вздергивал он рядами партии осужденных преступников, то под конец недели, в субботу, вешал попавшегося во вторник громилу, то клеймил дюжинами заключенных Ньюгетской тюрьмы[9], то перед входом в Вестминстер жег на костре кучи памфлетов; нынче он казнит гнусного злодея, а завтра несчастного воришку, стянувшего медяк у деревенского батрака.

Все эти происшествия и тысячи им подобных, повторяясь изо дня в день, знаменовали собой дивный благословенный год от Рождества Христова тысяча семьсот семьдесят пятый. И меж тем как в их сомкнутом круге неслышно трудились Дровосек и Хозяин, те двое с тяжелыми челюстями и еще двое – одна некрасивая, другая прекрасная собою, шествовали с превеликой пышностью, уверенные в своих божественных правах. Так сей тысяча семьсот семьдесят пятый год вел предначертанными путями и этих Владык и несметное множество ничтожных смертных, к числу коих принадлежат и те, о ком повествует паша летопись.

В пятницу поздно вечером в самом конце ноября перед первым из действующих лиц, о коих пойдет речь в нашей повести, круто поднималась вверх дуврская проезжая дорога. Дороги ему, собственно, не было видно, ибо перед глазами у него медленно тащилась, взбираясь на Стрелковую гору, дуврская почтовая карета. Хлюпая по топкой грязи, он шагал рядом с каретой вверх по косогору, как и все остальные пассажиры, не потому, что ему захотелось пройтись, вряд ли такая прогулка могла доставить удовольствие, но потому, что и косогор, и упряжь, и грязь, и карета – все это было до того обременительно, что лошади уже три раза останавливались, а однажды, взбунтовавшись, потащили карету куда-то вбок, поперек дороги, с явным намерением отвезти ее обратно в Блэкхиз. Но тут вожжи и кнут, кондуктор и кучер, все сразу принялись внушать бедным клячам некий параграф воинского устава, дабы пресечь их бунтарские намерения, кои вполне могли бы служить доказательством того, что иные бессловесные твари наделены разумом: лошадки мигом смирились и вернулись к своим обязанностям.

Идея этой повести впервые возникла у меня, когда я… участвовал в домашнем спектакле, в пьесе Уилки Коллинза «Застывшая пучина». – Уилки Коллинз (1824–1889) – английский романист и драматург. Друг Диккенса, соавтор некоторых его рассказов 50—60-х годов. Первое представление пьесы Коллинза «Застывшая пучина», поставленной в ознаменование дня рождения брата писателя, Чарльза Коллинза, состоялось 6 января 1857 года. Диккенс исполнял в ней роль Ричарда Уордура, жертвующего собой ради счастья девушки, в которую он был безответно влюблен, и соперника, которого он спасает от смерти. Образ Ричарда Уордура подсказал Диккенсу образ Сидни Картона, пожертвовавшего собой ради любимой женщины.

…к замечательной книге мистера Карлейля… – «История Французской революции» (1837) английского писателя, историка и публициста Томаса Карлейля (1795–1881) использована Диккенсом как источник сведений о событиях первой буржуазной революции во Франции.

…на английском престоле сидел король с тяжелой челюстью и некрасивая королева. – Имеются в виду Георг III (1738–1820), короновавшийся в 1760 году, и его жена Шарлотта.

Король с тяжелой челюстью и красивая королева сидели на французском престоле. – Людовик XVI (1754–1793), коронован в 1774 году, и Мария-Антуанетта (1755–1793), младшая дочь австрийского императора Франца I и эрцгерцогини австрийской Марии Терезии, с 1770 года жена Людовика XVI, Мария-Антуанетта с нескрываемой враждебностью относилась к любым проявлениям либерализма, и народ платил ей ненавистью.

…коклейнский призрак угомонился всего лишь каких-нибудь двенадцать лет… – Имеется в виду авантюристка, появлявшаяся под видом привидения на лондонской улице Кок-лейн и «сообщавшая вести с того света»; была разоблачена и осуждена в 1762 году.

…от конгресса английских подданных в Америке… стали доходить сообщения… о вполне земных делах и событиях… – Речь идет об английских колониях в Северной Америке, восставших против британского владычества. 10 мая 1775 года открылся второй Континентальный конгресс в Филадельфии; в том же году началась война американцев за независимость, окончившаяся провозглашением бывших колоний буржуазной республикой США.

…сестрица со щитом и трезубцем… – то есть Англия, «владычица морей». Трезубец – эмблема мифического бога морей Нептуна.

…передвижную машину с мешком и ножом – то есть гильотину.

Ньюгетская тюрьма – уголовная тюрьма в Лондоне, построенная еще в средние века: была разрушена во время мятежа лорда Гордона (см. роман «Барнеби Радж») и вскоре восстановлена. На улице перед тюрьмой вплоть до середины XIX века проводили в исполнение смертные приговоры, осуществлявшиеся раньше в Тайберне; снесена в 1903–1904 годах.

Повесть о двух головах, или провинциальные записки

Скачать книгу

О книге «Повесть о двух головах, или провинциальные записки»

Эта книга о русской провинции. О той, в которую редко возят туристов или не возят их совсем. О путешествиях в маленькие и очень маленькие города с малознакомыми или вовсе незнакомыми названиями вроде Южи или Васильсурска, Солигалича или Горбатова. У каждого города своя неповторимая и захватывающая история с уникальными людьми, тайнами, летописями и подземными ходами.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Повесть о двух головах, или провинциальные записки» Бару Михаил Борисович бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Автор, поездив по селам и весям центральной России, каждый городок описывал с исторической точки зрения: что там было РАНЕЕ

Воруют тексты-это когда на вашей книжке вдруг красуется чужая фамилия

Не у всех есть возможность покупать книги «по обложке»

Здесь люди реально имеют доступ к достойным произведениям

Заметки о городах (или лучше сказать, впечатления автора о городах) перемежаются лирическими отступлениями, которые могут быть просто пейзажно-описательными или юмористическими

Книга для тех, кто кто не потерял романтику дороги и способность наслаждаться природой

«Повесть о двух головах» — книга не о краеведении и истории того или иного города

Краткое содержание Диккенс Повесть о двух городах

Повествование рассказа идет о том, как одному банковскому служащему пришлось ехать с непростым поручением, он должен был сообщить Люси Маннет, отец которой был их старым клиентом, о том, что ее отец жив, и находится в беспамятстве. Отец Люси провел восемнадцать лет в Бастилии, там впал в беспамятство, и до сих пор не понимает, что он уже не под стражей. Живет он у своего старого слуги, который за ним ухаживает.

Люси забирает отца домой, и спустя пять лет ей удается вернуть его к нормальной жизни. Семья Манетт участвует в одном судебном процессе, который идет над Чарльзом Дарнеем, его обвиняют в государственной измене. Адвокату, по фамилии Катрон, удается добиться снятия всех обвинений со своего клиента. Между Чарльзом и Люси возникают нежные чувства, и спустя некоторое время они женятся.

Чарльз скрывается, и живет под чужим именем. Так как его семья относится к аристократии и их всех разыскивают. С отцом Люси снова случается приступ, когда ему становится известно кто такой Чарльз, ведь его семья имела прямое отношение к тому, что его незаконно заключили под стражу.

На Чарльзя снова заводят дело, и на суде становится известно, что отец Люси способствовал этому. А его слуга, осмотрев старую камеру хозяина, нашел личный дневник, в котором все было описано о том, как семья Чарльза издевательски обошлась с одной семьей, изнасиловали беременную женщину, а ее сестра исчезла.

Чарльза посадили в камеру и приговорили к смертной казни. Адвокат, который ранее спас Чарльза, был влюблен в Люси, по этому, пользуясь своим служебным положением, поменялся с Чарльзом местами, и был казнен вместо него, а Чарльз и Люси бежали из страны.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Диккенс. Все произведения

Повесть о двух городах. Картинка к рассказу

Сейчас читают

В рассказе Пришвина речь идет о настоящей подмене… И виной всему хозяева той самой несчастной курицы. Рассказчик поясняет, что соседи вдруг подарили им четыре гусиных яйца

Жил-был очень гордый правитель по имени Аггей. Думал, что никого сильнее и мудрее его нет. Пришёл однажды правитель в церковь и услышал проповедь, что настанут времена, когда богатые станут нищими

В рассказе Зощенко «Глупая история» речь идет о семье с четырех летним ребенком, по имени Петя. Мать окружила чрезмерной заботой свое дитя. Кормит его с ложечки, гулять водит за ручку. Одевает, обувает.

Повесть «Золотая роза» состоит из нескольких глав. В первой главе, которая называется «Драгоценная пыль» идет речь об одном мусорщике по имени Жан Шамет

Рассказ повествует нам о мистере Пиквике, который создал Пинквинский клуб, основным направлением которого было наблюдение за людьми, изучение их нравов и особенностей поведения в разнообразных ситуациях.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола doler во французском языке.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях