Параллельные тексты Языковой конфликт.

Языковой конфликт: возможные решения и проблемы.

Нравится нам с вами или нет, но есть факты:
1. Абсолютное большинство населения Украины хотело и хочет, чтобы Украина была частью цивилизованного мира, а конкретно — Европы
2. В этом цивилизованном мире не существует государства, в котором язык, родной для более 30% граждан, не является государственным. И не существует государства, в котором язык, на котором свободно говорит более 80% граждан, не является государственным.
3. Русский язык (не являющийся государственным) родной для более 30% граждан Украины и на нём свободно говорит более 80% граждан.

Здесь важно отметить, что главным главным отличием «цивилизованного» мира является приоритет комфорта гражданина. Интересы государства вторичны по отношению к комфорту граждан. В прямом смысле вторичны: они формируются, исходя из интересов человека, и никак иначе. В этом мире государство, где язык, не менее распространённый, чем «государственный», не является таковым, существовать не может. Либо оно распадается либо в нём появляется мультиязычие. Нельзя стать цивилизованным наполовину.

Пункты 1 — 3 выше рождают большое противоречие между «европейским» выбором Украины и статусу русского языка в ней (далее — Противоречие).

Противоречие может быть разрешено лишь несколькоми путями:
а. Можно разделить страну на две или более частей
б. Можно отказаться от вступления в цивилизованный мир
в. Можно переучить население
г. Можно сделать русский вторым государственным

И выбор вроде очевиден. Ведь варианты а и б до последнего времени были неприемлемы для абсолютного большинства общества и отметались, а нереальность достижения варианта в цивилизованными методами и неотвратимость г доказаны историей.

Но есть большая проблема, которая не даёт сделать русский государственным: выгода, которую Противоречие несёт властям Украины и её соседей (прежде всего России и Польши).

Ведь именно на нём избрался на второй срок (и частично на первый) Кучма, на нём чуть не пришёл рецидивист Янукович, на нём же в пику рецидивисту Януковичу пришёл «националист» Ющенко, и на нём же позже пришёл-таки Янукович. Украинская политическая система создана вокруг Противоречия, в случае его устранения текущая система рухнет, прийдут другие партии, различающиеся не по принципам «за русский язык и близость с Россией» и «против русского языка и за близость с Европой», а реально по своей идеологии, по подходам к госуправлению, к стратегии. Текущие же политики умеют по факту лишь обсуждать языковой/векторный вопрос, ведь в последние 20 лет, покуда сохраняется проблема, только это и имело смысл в публичной политике.

Поэтому все правители делали всё, чтобы проблема сохранялась. Янукович и Кучма прийдя к власти утверждали, что если сделать русский — государственным, то отвалится «запад». Всё, чтобы сохранить статус кво, занимаясь играми вокруг «региональных языков» и прочих частностей. Ющенко игрался в «переучивание».

Ну а для властей имеющих большое влияние в Украине России и Польши оно было ещё выгоднее, как и общий разлад в стране (до нынешней, опасной для всех войны).

Ведь и для России и для Польши Украина — это страна где «Такие же люди, как мы, но нищета и бардак». Каждый раз, когда поляк или россиянин смотрят новости с Украины, он начинает больше любить свою власть («Слава богу, у нас не так, как у них»), этот пример очень выгоден.

Противоречие не даёт Украине попасть в Европу, разрывая страну. Ведь чем ближе страна подходит к Европе, тем сильнее становится связь части её населения с Россией. Российской власти оно даёт рычаг воздействия на большую часть граждан Украины, огромные коррупционные и политические возможности.

Польским же властям такое положение дел даёт рычаг в общении с Западной Европой и США. Ведь вся работа по «европеизации» Украины идёт через Польшу, и чем дольше она длится, тем дольше в Западном мире Польша имеет статус политического игрока, через которого проходит куча ресурсов (а не забытой перефирии, коей рискует стать, войди Украина в ЕС).

Но мне кажется, что всем сторонам, и в украинской власти и во властных кругах её соседей, пора понять, что игра зашла слишком далеко. Украина рискует не просто распасться, но превратиться в центр военной дестабилизации в сердце Европы, а это не выгодно никому из игроков (кроме, возможно, Штатов).

За свою поездку на Украине встретил немало людей, которые говорят «важно не это, просто Путин хотел оттяпать Крым и разорвать Украину». Им я задаю одни и те же вопросы:
1. А смог бы Путин «оттяпать Крым», не отмени Рада «Закон о региональных языках»?
2. Смог бы «он» это сделать, прими Рада русский в качестве второго государственного сразу после начала конфликта?
3. Были бы шансы в этом случае у «сепаратистов» на востоке?
4. Если это наконец сделать, останется ли на востоке поддержка у «сепаратистов»?

P.S. Мир на Украине меня волнует не только из общечеловеческих побуждений и не только потому, что у меня там семья. Я Россиянин и как патриот своей страны я очень рассчитываю на союз России и Европы. Первый шаг которого я вижу в том, чтобы в Европейской Семье появился дружественный, братский нам народ, который смог бы послужить мостом между двумя нашими цивилизациями.

Неадекватов прошу не подписываться, остальных приглашаю!

Языковой конфликт

Найдено 2 определения термина Языковой конфликт

ЯЗЫКОВОЙ КОНФЛИКТ

Столкновение между сообществами людей, в основе которого лежат проблемы, связанные с функционированием языков.

Языковой конфликт

Столкновение между сообществами людей, в основе которого лежат те или иные проблемы, связанные с языком.

-внутриэтнический языковой конфликт

-межэтнический языковой конфликт

См. также: Внутриэтнический языковой конфликт, Межэтнический языковой конфликт, Языковая конфронтация, Языковая политика

Языковой конфликт

См. также в других словарях:

языковой конфликт — Столкновение между сообществами людей, в основе которого лежат проблемы, связанные с функционированием языков … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

Языковой конфликт — Столкновение между сообществами людей, в основе которого лежат проблемы, связанные с функционированием языков … Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник

Межэтнический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий между разными этническими группами. Основой Мя.к. всегда является борьба за распределение сфер функционирования между идиомами, составляющими языковую ситуацию. М. я. к. редко существуют сами по себе. Обычно они… … Словарь социолингвистических терминов

Внутриэтнический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий между группами людей представителей одного этноса. Вя.к. чаще всего возникают в процессе становления литературного языка. В их основе обычно лежит борьба за выбор опорного диалекта. Часто конфликтная ситуация… … Словарь социолингвистических терминов

Лингвопрагматический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий как результат целенаправленных действий политиков, представляющих, как правило, интересы либо наиболее многочисленной в данном административно территориальном образовании этнической группы, либо группы, занимающей … Словарь социолингвистических терминов

внутриэтнический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий между группами людей, принадлежащих к одному этносу, зачастую в период становления литературного языка, когда идут споры: 1) о выборе опорного диалекта; 2) о выборе графической основы. Действующие силы В.я.к. – как… … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

лингвопрагматический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий в результате целенаправленных действий политиков, представляющих интересы более многочисленной этнической группы, либо группы, относящейся к титульному этносу и занимающей главенствующее положение в сфере политики… … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

межэтнический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий между разными этническими группами в результате борьбы за распределение сфер функционирования между идиомами, составляющими языковую ситуацию. М.я.к. развивается в контексте общей межнациональной напряженности, хотя … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

Внутриэтнический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий между группами людей, принадлежащих к одному этносу, зачастую в период становления литературного языка, когда идут споры: 1) о выборе опорного диалекта; 2) о выборе графической основы. Действующие силы В.я.к. –… … Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник

Лингвопрагматический языковой конфликт — Языковой конфликт, возникающий в результате целенаправленных действий политиков, представляющих интересы более многочисленной этнической группы, либо группы, относящейся к титульному этносу и занимающей главенствующее положение в сфере… … Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник

Введение

Оптимальный способ речевого общения принято называть эффективным, успешным, гармоничным, корпоративным и т.п. Однако в настоящее время распространены и такие явления, как языковой конфликт, ситуация (зона) риска, коммуникативная удача/неудача (помеха, сбой, провал) и др. Наиболее общими и часто используемыми в специальной литературе терминами для обозначения конфликтного типа речевого общения являются термины «языковой конфликт» и «коммуникативная неудача». В основе речевого поведения участников конфликта лежат речевые стратегии. Типология стратегий может быть построена на разных основаниях. Возможна типология, в основе которой лежит тип диалогического взаимодействия по результату (исходу, последствиям) коммуникативного события — гармония или конфликт. Если собеседники осуществили свои коммуникативные намерения и при этом сохранили «баланс отношений», значит, общение строилось на основе стратегий гармонии. Напротив, если коммуникативная цель не достигается, а общение не способствует проявлению положительных личностных качеств субъектов речи, то коммуникативное событие регулируется стратегиями конфронтации. К конфронтационным стратегиям относятся инвективная, стратегии агрессии, насилия, дискредитации, подчинения, принуждения, разоблачения и др., реализация которых, в свою очередь, вносит дискомфорт в ситуацию общения и создает речевые конфликты. Целью настоящей работы является исследование речевых конфликтов в современном обществе и способов их решения. Для реализации названной цели нужно решить следующие задачи:

1) определить понятие речевого конфликта;

2) выявить особенности современных речевых конфликтов;

3) наметить способы решения речевых конфликтов в современном обществе.

Понятие и признаки речевого конфликта

Конфликт подразумевает столкновение сторон, состояние противоборства партнеров в процессе коммуникации по поводу несовпадающих интересов, мнений и взглядов, коммуникативных намерений, которые выявляются в ситуации общения.

Есть достаточные основания использовать термин «речевой конфликт», содержание первой части которого определяется особенностью понятия «речь». Речь — это свободный, творческий, неповторимый процесс использования языковых ресурсов, осуществляемый индивидом. О лингвистической (языковой) природе конфликта в речевом общении говорит следующее:

1) адекватность/неадекватность взаимного понимания партнеров по коммуникации обусловливается в определенной степени свойствами самого языка;

2) знание нормы языка и осознание отклонений от нее способствует выявлению факторов, приводящих к непониманию, сбоям в общении и к конфликтам;

3) любой конфликт, социально-психологический, психолого-этический или какой-нибудь другой, получает и языковую репрезентацию.

Естественно, что при наличии речевого конфликта можно говорить и о существовании неречевого конфликта, который развивается безотносительно к речевой ситуации: конфликт целей, взглядов. Но поскольку репрезентация неречевого конфликта происходит в речи, то он тоже становится предметом исследования прагматики в аспекте отношений и форм речевого общения (спор, дебаты, ссора и пр.) между участниками коммуникации.

Эпохи социальных революций всегда сопровождаются ломкой общественного сознания. Столкновение старых представлений с новыми приводит к жесткому когнитивному конфликту, переходящему на страницы газет и журналов, на экраны телевизоров. Когнитивный конфликт распространяется и на сферу межличностных отношений. Переживаемый нами период исследователи оценивают как революционный: размываются оценочные корреляты «хорошо-плохо», структурирующие наш опыт и превращающие наши действия в поступки; рождается психологический дискомфорт и специфические для революционной ситуации когнитивные процессы: мобилизация новых ценностей, актуализация ценностей непосредственно предшествующего социально-политического периода, актуализация культурно обусловленных ценностей, имеющих глубокие корни в общественном сознании социума.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола fétichiser во французском языке.

Этот процесс сопровождается нагнетанием социальной напряженности, растерянностью, дискомфортом, стрессами и, как считают психологи, утратой интегрирующей идентификации, потерей надежды и жизненной перспективы, возникновением ощущений обреченности и отсутствия смысла жизни. Происходит реанимирование одних культурных ценностей и девальвация других, введение в культурное пространство новых культурных ценностей. Подобное психологическое состояние порождает различные негативные эмоции: «У сегодняшних россиян — это «отчаяние», «страх», «озлобленность», «неуважительность»»; возникает определенная реакция на источник разочарований, реализующаяся в поиске лиц, виновных в этом состоянии; появляется желание выпустить наружу накопленные отрицательные эмоции. Такое состояние становится побудительным механизмом порождения конфликтов.

Коммуникативное поведение человека определяется социальными (экономическими и политическими) факторами, они влияют на психологическое состояние личности и влияют на языковое сознание коммуниканта. В ходе конфликта речевое поведение коммуникантов представляет собой «две противоположные программы, которые противостоят друг другу как целое, а не по отдельным операциям. «. Эти программы поведения участников коммуникации определяют выбор конфликтных речевых стратегий и соответствующих речевых тактик, которым свойственно коммуникативное напряжение, выражающееся в стремлении одного из партнеров побудить другого так или иначе изменить свое поведение. Это такие способы речевого воздействия, как обвинение, принуждение, угроза, осуждение, убеждение, уговор и др.

К собственно прагматическим факторам речевого конфликта относят такие, которые определяются «контекстом человеческих отношений», включающим не столько речевые действия, сколько неречевое поведение адресата и адресанта, т.е. нас интересует «высказывание, обращенное к «другому», развернутое во времени, получающее содержательную интерпретацию». Центральными категориями в этом случае будут являться категории субъекта (говорящего) и адресата (слушателя), а также тождественности интерпретации высказывания по отношению к субъекту (говорящему) и адресату (слушающему). Тождественность сказанного субъектом речи и воспринятого адресатом может быть достигнута лишь «при идеально слаженной интеракции на основании полного взаимного соответствия стратегических и тактических интересов общающихся индивидов и коллективов».

Но представить такую идеальную интеракцию в реальной практике очень сложно, а точнее, невозможно как в силу особенностей языковой системы, так и потому, что есть «прагматика коммуникатора» и «прагматика реципиента», определяющая коммуникативные стратегии и тактики каждого из них. Значит, нетождественность интерпретации объективно обусловлена самой природой человеческого общения, последовательно, характер конкретной речевой ситуации (успешность/неуспешность) зависит от интерпретаторов, в качестве которых выступают как субъект речи, так и адресат: субъект речи интерпретирует собственный текст, адресат — чужой.

Носитель языка — языковая личность, обладает собственным репертуаром средств и способов достижения коммуникативных целей, применение которых не полностью ограничивается сценарной и жанровой стереотипностью и предсказуемостью. В связи с этим развитие коммуникативно обусловленных сценариев разнообразно: от гармоничного, кооперативного до дисгармоничного, конфликтного. Выбор того или иного варианта сценария зависит, во-первых, от типа языковой личности-и коммуникативного опыта участников конфликта, их коммуникативной компетенции, психологических установок, культурно-речевых предпочтений, а во-вторых, от установившихся в русской лингвокультуре традиций общения и норм речевого поведения.

Исход (результат) коммуникативной ситуации — посткоммуникативная фаза — характеризуется последствиями, вытекающими из всех предыдущих стадий развития коммуникативного акта, и зависит от характера противоречий, определившихся в докоммуникативной стадии между участниками коммуникативного акта, и степени «вредоносности» применяемых конфликтных средств в коммуникативной стадии.

Стратегический замысел участника конфликтного взаимодействия определяет выбор тактических приемов для его реализации — речевых тактик. Между речевыми стратегиями и речевыми тактиками существует жесткая соотнесенность. Для реализации кооперативных стратегий соответственно используются тактики кооперации: предложения, согласия, уступки, одобрения, похвалы, комплимента и др. Стратегии конфронтации связаны с конфронтационными тактиками: угрозы, запугивания, упрека, обвинения, издевки, колкости, оскорбления, провокации и др.

Итак, речевой конфликт имеет место тогда, когда одна из сторон в ущерб другой сознательно и активно совершает речевые действия, которые могут выражаться в форме упрека, замечания, возражения, обвинения, угрозы, оскорбления и т.п. Речевые действия субъекта определяют речевое поведение адресата: он, осознавая, что указанные речевые действия направлены против его интересов, предпринимает ответные речевые действия против своего собеседника, выражая отношение к предмету разногласия или собеседнику. Эта противонаправленная интеракция и есть речевой конфликт.

ru.knowledgr.com

Норвежский языковой конфликт (målstriden, språkstriden или sprogstriden) является продолжающимся противоречием в пределах норвежской культуры и политики, связанной с разговорными и письменными версиями норвежского языка. От 16-го до 19-х веков датский язык был стандартным письменным языком Норвегии из-за датского правления. В результате развитие современного письменного норвежского языка было предметом противоречий, связанным с национализмом, сельским против городского, истории литературы Норвегии, диалекта против стандартного языка, записав реформу и орфографию.

В Объединенных Королевствах Дании и Норвегии (1536-1814), официальный язык был датским. Городское норвежское высшее сословие говорило на Dano-норвежском, форме датского языка с норвежским произношением и другими незначительными местными различиями. После того, как эти две страны отделились в 1814, Dano-норвежский-язык остался официальным языком Норвегии и развился постепенно, чтобы включить норвежские формы. В начале 20-го века, более активистский подход к письменному норвежскому языку был принят в государственной политике, приведя к реформам, чтобы отразить норвежский городской и сельский жаргон. Первоначально, норвежский преемник Dano-норвежского-языка был известен как riksmål, но с 1929, этот чиновник письменный стандарт был известен как Bokmål. Более поздние попытки приблизить его к и в конечном счете слить это с другим норвежцем письменный стандарт, Нынорск, построенный на основе норвежских диалектов, потерпело неудачу из-за широко распространенного сопротивления.

Норвежский язык — Северный германский язык, на котором говорят прежде всего в Норвегии, где это — официальный язык. Как установлено законной и правительственной политикой, есть две официальных формы письменного норвежского языка — Bokmål (буквально «книжный язык&#187) и Нынорск (буквально «новый норвежский язык&#187). Нет никакого официально санкционированного разговорного стандарта норвежского языка, но согласно некоторым, есть фактический разговорный стандарт Bokmål, который они называют Стандарт Эстнорском (Стандартный Восточный норвежский язык). Исторически, Bokmål — разнообразие Norwegianized датского языка, в то время как Нынорск — языковая форма, основанная на норвежских диалектах и puristic оппозиции датскому языку.

Теперь заброшенная официальная политика, чтобы слить Bokmål и Нынорск на один общий язык под названием Самнорск через серию правописания реформ создала широкий спектр вариантов и Bokmål и Нынорска. Неофициальную форму, известную как Riksmål, считают более консервативной, чем Bokmål, и неофициальный Хыгнорск не затронут политикой Самнорска, в отличие от Нынорска. Норвежцы получают образование и в их собственной языковой форме (hovedmål/hovudmål) и их вторичной языковой форме (sidemål); с основным вниманием, находящимся на их собственной языковой форме. Датские и норвежские Bokmål — очень подобные языки. Большинство спикеров трех скандинавских языков (датский, норвежский и шведский язык) может прочитать языки друг друга без большой трудности. Основные препятствия взаимному пониманию — различия в произношении. Разговорные диалекты варьируются всюду по Скандинавии, но широко взаимно понятны всюду по всем трем странам, включая через национальные границы.

Образец

Датский текст: Я 1 877 forlod Brandes København og bosatte сигнал i Берлина. Ханс politiske synspunkter gjorde собака, в Преуссене blev ubehagelig для ветчины в opholde сигнале i, og ханьский vendte i 1883 tilbage сезам København, hvor ханьский blev mødt AF en helt ny gruppe AF forfattere og tænkere, der вар ivrige efter в modtage ветчине som отваживается leder. AF Det vigtigste hans senere arbejder har været hans værk om Уильям Шекспир, der blev сверхсидел сезам engelsk AF Уильям Арчер og медиана det samme blev anerkendt.

Норвежский язык (Bokmål): Я 1 877 forlot Brandes København og bosatte seg i Берлина. Ханс politiske synspunkter gjorde imidlertid в det ble ubehagelig для ветчины å oppholde seg i Преуссена, og i 1883 vendte ханьский tilbake сезам København, der ханьский ble møtt av en helt ny gruppe forfattere og tenkere, som вар ivrige etter å ветчина небольшой рощи som грешит leder. Det viktigste av hans senere arbeider er hans verk om Уильям Шекспир, som ble oversatt сезам engelsk av Уильям Арчер, og som straks ble anerkjent.

Норвежский язык (Нынорск): Я 1 877 forlét Brandes København og busette seg i Берлина. Dei politiske synspunkta hans gjorde det utriveleg для ханьского å opphalda seg i Преуссена, og вендийские ханьцы посещают сезам København i 1883. Ханьцы Der vart møtt av ei heilt ny gruppe forfattarar og tenkjarar, som вар ivrige etter å ха ханьский som leiar. Det viktigaste av dei seinare arbeida hans er verket hans om William Shakespeare, som vart omsett сезам engelsk av Уильям Арчер, og som straks vart godkjend.

Английский перевод: В 1877 Брэйндс уехал из Копенгагена и поселился в Берлине. Однако его политические взгляды сделали Пруссию неудобным местом, в котором можно жить, и в 1883 он возвратился в Копенгаген. Там он был встречен абсолютно новой группой писателей и мыслителей, которые стремились принять его как их лидера. Самой важной из более поздних работ Брэйндса является его письмо на Шекспире, который был переведен английскому языку Уильямом Арчером и полученным признанием немедленно.

История

Самые ранние примеры недатского, норвежского письма с 12-го века с Konungs skuggsjá, являющимся главным примером. Язык в использовании в это время известен как древнеисландский язык и широко использовался в письменной форме в Норвегии и Исландии. Языки Швеции и Дании в это время не очень отличались от той из Норвегии и часто также называются древнеисландскими. Хотя некоторые региональные изменения очевидны в письменных документах с этого времени, трудно знать точно подразделения между разговорными диалектами. Этот временный норвежец известен как средний норвежский язык (mellomnorsk).

С Черной смертью в 1349, разрушились экономика Норвегии и политическая независимость, и страна прибыла при датском правлении. Норвежский язык также претерпел довольно существенные изменения, теряя сложные грамматические формы и приняв новый словарь.

Норвежский письменный язык в это время постепенно выходил из употребления и был в конечном счете оставлен в целом в пользу письменного датского языка, достигающее высшей точки событие, являющееся переводом в 1604 Магнуса кодекс Ломендера на датский язык. Последний пример, найденный оригинального Среднего норвежского документа, с 1583.

Норвежские диалекты, однако, жили на и развились в пределах населения в целом как народная речь, как раз когда образованные классы постепенно принимали Dano-норвежский koiné в речи. Как это ни парадоксально писатель норвежского происхождения Людвиг Хольберг стал одним из ведущих образцов стандарта письменный датский язык, как раз когда он сохранил несколько отчетливо норвежских форм в своем собственном письме.

Фактически, норвежские писатели — даже те, кто был пуристами датского языка — никогда полностью, оставили их родной словарь и использование в их письме. Примеры включают Питера Дасса, Йохана Нордаля Бруна, Йенса Цетлица и Кристиана Таллина. Хотя датский язык был официальным языком сферы, норвежские писатели испытали неравенство между языками, на которых они говорили и написали.

В 1814 Норвегия отделилась от Дании и приняла свою собственную конституцию. Это было вызвано в новый, но более слабый, союз со Швецией и ситуацию, развитую из того, что следует:

  • Письменный язык был датским, хотя правящий класс расценил его как норвежский язык, который был важен, чтобы отметить независимость Норвегии от Швеции.
  • Правящий класс говорил на Dano-норвежском-языке. Они расценили его как культурный норвежский язык, в противоположность общему языку рабочих, ремесленников и фермеров.
  • Остальная часть населения говорила на норвежских диалектах. Их обычно считали вульгарной речью или слабой попыткой говорящего ‘стандартного’ норвежского языка, игнорируя или не признавая факт, что они представляли отдельное развитие от общего предка, древнеисландского языка.
В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола rougir во французском языке.

В начале начала 19-го века

Роспуск Дании-Норвегии произошел в эру появляющихся европейских национальных государств. В соответствии с принципами романтичного национализма, законность была дана молодой и все еще формирующейся стране Норвегии посредством ее истории и культуры, включая норвежский язык. Норвежские писатели постепенно принимали отчетливо норвежский словарь в своей работе. Хенрик Верджелэнд, возможно, был первым, чтобы сделать так; но это были собранные народные рассказы Йоргена Моу и Питера Кристена Асбйорнсена, который создал отличного норвежца письменный стиль. Это создало некоторую оппозицию от консерваторов, прежде всего от поэта Йохана Себастьяна Велхэвена. Влиятельный драматург Генрик Ибсен был вдохновлен националистическим движением, но в его более поздних письмах он написал главным образом на стандартном датском языке, вероятно из беспокойства о его датской аудитории.

К 1866 Дейн Андреас Листов счел необходимым издать книгу приблизительно 3 000 условий, для которых был нужен перевод с норвежского языка датскому языку. Хотя большинство этих условий было, вероятно, взято прямо со счетов путешествия Аэсманда Олэвссона Винджа, публикация отразила широко распространенное признание, так очень письменный норвежский язык больше не был чистым датским языком.

Начальные реформы и защита

К середине 19-го века два норвежских лингвистических пионера начали работу, которая будет влиять на лингвистическую ситуацию по сей день. Ивэр Аэсен, самоучка, полиглот, и основатель современной норвежской лингвистики, начала изучать сначала его собственный диалект от Sunnmøre, и затем структуру норвежских диалектов в целом. Он был одним из первых, чтобы описать развитие от древнеисландского языка до современного норвежского языка. От этого он двинулся к защитнику, и проектируйте отчетливо норвежский письменный язык, который он назвал landsmål. Его работа была основана на двух важных принципах в морфологии, он выбрал формы, которые он расценил как общих знаменателей, из которых современные варианты могли быть выведены в лексикографии, он применил puristic принципы и исключил слова датского или Среднего нижненемецкого происхождения, когда, по крайней мере, некоторые диалекты сохранили синонимы, унаследованные от древнеисландского языка. В 1885 landsmål был принят как официальный письменный язык рядом с норвежской версией датского языка.

Кнуд Кнудсен, учитель, работал вместо этого, чтобы приспособить орфографию более близко к разговорному Dano-норвежскому koiné, известному как «культурная ежедневная речь» (dannet dagligtale). Он утверждал, что культурная ежедневная речь была лучшим основанием для отличного норвежского письменного языка, потому что образованные классы не принадлежали никакой определенной области, они были многочисленными, и обладали культурным влиянием. Кнудсен был также под влиянием и сторонник общего Dano-норвежского движения за фонематическую орфографию. Письменная форма норвежского языка, основанного на его работе в конечном счете, стала известной как riksmål, термин, введенный Бьернстьерне Бьернсоном в 1899.

В результате работы Кнудсена Парламент Норвегии передал первые orthographical реформы в 1862, у большинства которых также были ее сторонники в Дании. Хотя скромный по сравнению с последующими реформами, это, тем не менее, отметило законодательный шаг к отличному письменному стандарту для Норвегии. Тихий e’s был устранен из письменного норвежского языка (faa, а не faae), двойные гласные больше не использовались, чтобы обозначить, что длинные гласные, k заменил использование c, q, и ch в большинстве слов, и ph был устранен в пользу f.

Такие орфографические реформы продолжились в последующих годах, но в 1892 норвежское министерство образования одобрило первый набор дополнительных форм в публикации Читателя Nordahl Rolfsens для Начальной школы (Læsebog для Folkeskolen). Кроме того, в 1892 национальное законодательство позволило каждому местному совету по школьному образованию право решить, учить ли его детей в riksmål и landsmål.

В 1907 лингвистические реформы были расширены, чтобы включать не только орфографию, но также и грамматику. Характерные норвежские «твердые» согласные (p, t, k) заменили датские «мягкие» согласные (b, d, g) в письменной форме; согласные были удвоены, чтобы обозначить короткие гласные; слова по буквам, которые на норвежском языке были односложны, были произнесены тот путь; и спряжения, связанные с neutrum, были адаптированы к общему норвежскому использованию в культурной ежедневной речи.

В 1913 MIT криминального романа Олафа Балла navn er Knoph (Меня зовут Knoph) стал первой частью норвежской литературы, которая будет переведена с Riksmål на датский язык для датских читателей, таким образом подчеркивая факт, что Riksmål был к настоящему времени отдельным языком.

Противоречие разражается

В 1906 выдающиеся авторы landsmål создали ассоциацию, чтобы продвинуть их версию письменного норвежского языка, назвав себя Noregs Mållag; год спустя соответствующая организация, чтобы продвинуть riksmål была основана, назвав себя Riksmålsforbundet. Формирование этих организаций совпало с правилом, что все вновь избранные студенты университета — те, кто передал экс-аминь Артиум — должны были продемонстрировать мастерство обоих для допуска к университетским программам. Они должны были написать второе дополнительное эссе на норвежском языке, который не был их основным языком.

В 1911 у комичной Башни игры писателя Габриэля Скотта Столпотворения была своя премьера в Осло. Именно о небольшом городе в восточной Норвегии настигается сторонниками landsmål, которые берут к выполнению всех тех, кто сопротивляется их языку. Игра достигает высшей точки в landsmål сторонниках, убивающих друг друга по тому, что назвать их страну: Noregr, Тулий, Ултима, Ny-Norig, или Nyrig. На последней линии говорит крестьянин страны, который, видя резню, говорит: «Хорошая вещь я не принимал участие в этом!»

Была по крайней мере одна ссора в аудитории во время пробега игры, и почву готовился для лингвистической ереси, которая характеризует норвежскую политику по сей день.

Чтобы перепутать вопросы далее, Eivind Berggrav, Halvdan Koht и Didrik Arup Seip создали третью организацию под названием Østlandsk reisning, который стремился увеличить представление, на самом деле, Восточных норвежских диалектов в landsmål, так как они чувствовали язык Аэсена как чрезмерно под влиянием диалектов Западной Норвегии.

1 917 реформ и их последствие

В 1917 норвежский парламент передал первый главный стандарт для обоих норвежских языков. Стандарт для riksmål был по большей части продолжением реформ 1907 года и добавил некоторые дополнительные формы, которые были ближе к норвежским диалектам, но те для landsmål стремились уменьшить формы, которые считали особенными для Западной Норвегии.

Поскольку это оказалось, реформы в пределах riksmål сами вызвали противоречие — между теми, кто считал, что письменный язык должен близко приблизить формальный язык образованной элиты, с одной стороны, и тех, кто считал, что это должно отразить ежедневный язык простого человека. Различие было сделано между «консервативным» и «радикальным» riksmål. Это добавило дальнейшее политическое измерение к дебатам, которые открылись для возможной сходимости между более либеральными формами landsmål и радикальными формами riksmål. Это должно было сформировать основание для понятия samnorsk, синтеза — все же, чтобы быть реализованным — двух главных потоков письменного норвежского языка.

К 1921 школьные округа сделали свой выбор в растущем противоречии: 2,000 преподавал landsmål как основной письменный язык; 2,550 радикальная форма riksmål и 1,450 консервативных riksmål. В 1920 государственные власти решили, что проблема языка должна быть помещена в избирателей на местных референдумах, которые принесли спор к местному уровню, где это не было менее спорно. В Eidsvoll, например, местный банкир (Гадбрэнд Брск, отец Олы Скджока Брск) находился под угрозой того, чтобы быть законченным города по его поддержке samnorsk.

Новые топонимы

Уже в конце 19-го века, топонимы в Норвегии начали изменяться, идеально отражать то, чем их назвали их жители. В 1917 188 муниципалитетов были переименованы; в 1918 всем округам дали новые имена; и несколько из самых больших городов были переименованы в 1920-х; особенно Kristiania стал Осло, Fredrikshald стал Холденом, например. Некоторые из этих изменений были менее популярными. Например, некоторые жители Зандвикена были совершенно не довольны «радикальным» изменением Сандвики, ни были многими в соседнем Fornebo, готовом принять Форнебу. Самое большое противоречие разразилось по городу Тронхейму, который до тех пор был известен, как Trondhjem, но в эру Викинга был назван Nidaros. После того, как власти решили — не консультируясь с населением — что город должен быть переименован в Nidaros, компромисс был в конечном счете достигнут с Тронхеймом.

Случай Гримстада и разговорный язык в школах

В 1911 совет по школьному образованию Кристиансунна распространил среди его учителей документ, который потребовал, чтобы их устная инструкция должна была быть на том же самом языке как письменный язык района, в этом случае riksmål. Учитель, Кнут Гримштад, отказался принимать это на том основании, что ни школьный округ, ни норвежские государственные власти не имели право наложить версию разговорного языка как инструкция. Он нашел поддержку в резолюции 1878 года, которая потребовала, чтобы все студенты — «как можно больше» — получили инструкцию на языке близко к их родному языку. Это было впоследствии разъяснено, чтобы означать, что им, как предполагалось, преподавали на «норвежском языке», фраза также открывается к интерпретации.

Гримстад был вынужден принести извинения за форму его протеста, но проблема, тем не менее, подошла в парламенте в 1912. Это стало одной из первых политических проблем для нового кабинета Konow, подпадая под покровительства Эдварда Апполониусзена Лильедаля, министра церквей и образования. Лильедаль был уважаемым и твердолобым членом landsmål лагеря, фактически обратившись к парламенту на его родном диалекте от Sogn. Для его упрека положения Гримстада он сурово критиковался его собственным. Пытаясь найти компромисс, его отдел подтвердил принцип обучения на «местном общем разговорном языке», в то время как также требует, чтобы им «преподавали на языке, решенном для их письменной работы». Это теперь привлекло ярость riksmål лагеря.

Парламент и отдел надеялись, что это разъяснение поместит проблему, чтобы покоиться; но в 1923, совет по школьному образованию в Бергене решил, что разговорный язык во всех его школах будет riksmål. Олав Андреас Эфтестыль, школьный директор этой области — было семь таких назначенцев для всей страны Норвегия — принял это решение к отделу в 1924, и другие парламентские дебаты последовали. Точка зрения Эфтестыла была подтверждена, и это положило конец дискуссии о разговорном языке в школах; хотя это заняло больше времени, прежде чем носители языка Сами и Квена получили те же самые права; и проблема недавно повторно появилась относительно иммигрантского детского родного языка.

Лейбористская партия и реформы 1938

Подъем норвежской лейбористской партии, оказалось, был решающим мимоходом реформы 1917 года и один политик Лейбористской партии — прославленный Halvdan Koht — был в начале 1920-х, попросил развивать политическую платформу стороны для норвежского языка.

Koht был в течение нескольких лет и председателем Noregs mållag и Østlandsk reisning и погрузился по вопросу о языке. Он издал свои результаты в 1921 и создал их в решительно политическом контексте.

Его точка зрения, которая должна была получить валюту среди его товарища Лэбурайтса, была то, что у городского рабочего класса и сельского класса сельского хозяйства была сходимость интересов к языку, давая начало языку «людей на стадии становления» (folkemålet). Он написал, что «Борьба за язык людей — культурная сторона рабочего движения». Это понятие сходимости принудило лейбористскую партию охватывать идеал синтеза двух главных языков на один язык, основывался на разговорных формах «общего человека» или samnorsk.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола abréger во французском языке.

Уже изменив названия языков: riksmål стал bokmål и landsmål nynorsk парламентской резолюцией 1929, лейбористская партия сделала Koht их лидерами мысли и докладчиком по этим проблемам, формализовав его взгляды в их платформу.

Реформы 1938 года, предложенные под первым длительным лейбористским кабинетом Йохана Нигэардсволда, представляли принципиально новый метод в противоположность предыдущим реформам.

:* Формы, распространенные в культурной ежедневной речи (dannet dagligtale), потеряли свой нормативный статус в bokmål и вместо этого стали одним из нескольких факторов.

:* Новое различие было сделано: между основными и вторичными формами, в которых предпочтение было бы дано основным формам, которые обычно были более «радикальным»

:* Некоторые формы, найденные в консервативном riksmål/bokmål, были напрямую отклонены. Для примеров правописание дифтонга стало обязательным; и много женских слов должны были быть уменьшены с-a, а не-en.

:* Предпочтение было дано «широким» а не «узким» гласным корня, например, «mellom», а не «Миллом»

:*-i суффикс был обойден для-a суффикса в большинстве случаев, удалив форму, которую многие сочли особенным в Западную Норвегию

Реформы ясно стремились приближать эти два языка вместе и очевидно возмущенных защитников в каждом лагере. В частности сторонники riksmål чувствовали, что реформы были лобным нападением на свой письменный язык и чувствительность, так как много элементов их предыдущей нормы — dannet dagligtale — осуждались. Но также и пуристы в landsmål лагере были недовольны, чувствуя, что реформы распотрошили свой язык.

Вторая мировая война

Занятие Норвегии Нацистской Германией с 1940 до 1945 взяло языковую проблему от национальной политической сцены. Предающее родину правительство отменило реформы 1938 года и внесло некоторые изменения самостоятельно, но как с фактически всем Предатель сделал, это было предоставлено не имеющее законной силы послевоенным норвежским правительством.

Освобождение и дебаты усиливаются

Поскольку это оказалось, война задержала nynorsk движение существенно. Обороты, набранные активностью лейбористской партии для nynorsk, были потеряны во время войны и Noreg mållag’s, весь архив был потерян в 1944. Опрос общественного мнения в 1946 показал, что 79% всех норвежцев одобрили формирование samnorsk, устанавливание далее поддерживает причину пуристов, которые одобрили традиционные формы landsmål.

С другой стороны проблемы, поэт Арналф Эверлэнд гальванизировал Riksmålsforbundet в оппозиции не к nynorsk, который он уважал, но против радикального bokmål, рекомендуемого реформами 1938 года. Их усилия были особенно отмечены в Осло, где совет по школьному образованию решил сделать радикальные формы bokmål нормой в 1939 («Осло-vedtaket&#187). В 1951 заинтересованные родители прежде всего от богатых западных районов Осло организовали кампанию «родителей против samnorsk» (foreldreaksjonen острота samnorsk), который в 1953 включал учебники «исправления».

В 1952 Øverland и Riksmålsforbundet издали так называемый «синий список», который рекомендовал более консервативную орфографию и формы, чем большинство реформ 1938 года. Эта книга, установленная впервые реальный альтернативный стандарт в riksmål к узаконенному bokmål. Это установило норму для двух из главных ежедневных газет капитала, Aftenposten и Morgenbladet. Это также способствовало аннулированию «решения Осло» в 1954.

В 1951, норвежский парламент, основанный законным Норском språknemnd, который позже был переименован в Норск språkråd (норвежский Языковой Совет). Риксмолсфоренинджен не согласился с помещением мандата совета, а именно, тот норвежец должен был быть построен на основе языка «людей». Совет был созван с 30 представителями, 15 с каждого из главных языков. Однако большинство из них поддержало samnorsk.

В 1952 незначительная реформа прошла с небольшой фанфарой и противоречием: на разговорном официальном норвежском языке числа более чем 20 должны были быть ясно сформулированы с десятками сначала, например, «двадцать один», как шведская и английская практика, а не «один-и-двадцать», предыдущая практика, также найденная на датском и немецком языке.

Вершина противоречия и реформы учебника 1959 года

Arnulf Øverland, который так успешно возбудил riksmål движение после войны, не рассматривал nynorsk как Немезиду его причины. Скорее он обратился к nynorsk движению, чтобы объединить усилия против общего врага, которого он нашел в samnorsk. Несколькими счетами, однако, большая часть активности в riksmål лагере была направлена против всех «радикальных» тенденций, включая nynorsk.

Использование bokmål и nynorsk в норвежской Радиовещательной корпорации контролируемой правительством (NRK) прибыло под особым наблюдением. Как правительственное учреждение (и монополия), который был традиционно сильно связан с Nynorsk-поддерживающей норвежской лейбористской партией, NRK потребовался, чтобы включать оба языка в свои передачи. Согласно их собственным измерениям, хорошо более чем 80% были в bokmål и меньше чем 20% nynorsk. Однако, защитники riksmål были оскорблены, так как они отметили, что некоторые самые популярные программы (такие как новости 19:00) были переданы в nynorsk, и bokmål был слишком радикальным в следующем нормы 1938 года.

Это достигло кульминации в случае Сигерда Смебая, метеоролога, который настоял на том, чтобы использовать очень консервативные термины riksmål в сообщении о погоде. Это закончилось на парламентском полу, где министр должен был уверить общественность, что любой был наделен правом использовать его/ее собственный диалект в эфире. Однако Смебай был эффективно отвергнут от выполнения по телевидению и закончил тем, что предъявил иск и преобладал над NRK в деле, рассматриваемом в Верховном суде.

В то же время один из дикторов для детских радиопостановок жаловался, что ее тексты были исправлены от riksmål до 1938-bokmål, например, от Dukken lå я, sengen грешат på gulvet к Dokka lå i senga си på golvet. С реформами 1959 года вопрос, кажется, был решен — все в NRK могли использовать их собственный естественный разговорный язык.

Как его первая основная работа, языковой совет издал в 1959 новые стандарты для учебников. Цель объединенного стандарта состояла в том, чтобы избежать многократных версий стандартных книг, чтобы приспособить «умеренные», «радикальные», и «консервативные» версии языков. Стандарт был по его характеру продолжением движения сходимости к когда-либо неуловимой цели samnorsk. Двойные согласные, чтобы обозначить короткие гласные помещены широко использующиеся; тихий «h» устранен во многих словах; более «радикальные» формы в bokmål сделаны основными; в то время как nynorsk фактически предлагает больше выбора.

Однако казалось, что попытка 1959 года была последним вздохом samnorsk движения. После этого норвежская лейбористская партия решила лишить политической власти языковые проблемы, уполномочив группы экспертов по лингвистическим проблемам.

«Языковой мир»

В январе 1964 комитет был созван Хельгой Сивертсен, министром просвещения, с профессором Хансом Вогтом как его стул. Это было по-разному известно как «комитет Вогта» или «языковой комитет сторонников мира» (språkfredskomitéen). Его цель состояла в том, чтобы разрядить конфликт о языке в Норвегии и построить атмосферу взаимоуважения.

Комитет издал свои результаты в 1966, указав что:

  • Нынорск был в состоянии упадка в национальных школьных округах, теперь отслеживающих к 20% всех студентов начальной школы
  • Письменный язык в любом случае увеличивал свое влияние на норвежский язык, поскольку различия между диалектами постепенно разрушали
  • Даже со спорами о вопросе, не было никакого вопроса, что nynorsk и bokmål прибыли ближе друг к другу за прошлые 50 лет
  • Литературными формами в норвежской литературе (т.е., riksmål используемый выдающимися писателями) нельзя пренебречь или отрицать

Эти результаты подвергались слушаниям и обсуждениям в ближайшие годы в решительно более преднамеренной форме, чем прежде; и значительным результатом был Норск språknemnd, стал Норском språkråd, ответственный меньше за предписание языка, чем для культивирования его. Однако, комитет Vogt способствовал сходимости как достоинство.

Нынорск снискал новое расположение в 1960-х и 1970-х

Норвежское противокультурное движение и появление новых левых стремились разъединить себя с консервативным учреждением во многих отношениях, включая язык. В университетах студенты были поощрены «говорить на своем диалекте, написать nynorsk», и радикальные формы bokmål были приняты социалистами городского левого крыла.

Первые дебаты о норвежском членстве в ЕС, приводящем к референдуму 1972 года, дали новое значение сельской культуре и диалектам. nynorsk движение набрало новые обороты, поместив сельские районы и диалекты больше в центре норвежской политики.

В 1973 Норск språkråd приказал учителям больше не исправлять студентов, которые использовали консервативный riksmål в их письме, если эти формы последовательно использовались.

Конец Самнорска

Рекомендация 1973 года советом была формально одобрена парламентом в 1981 в том, что было известно как «резолюция либерализации» (liberaliseringsvedtaket). За исключением нескольких «начальных слов» (riksmål ню, а не bokmål («теперь&#187), efter, а не etter («после&#187), sne, а не snø («снег&#187), и иронически sprog, а не språk («язык&#187)), традиционные формы riksmål были полностью приняты в современном bokmål, хотя все радикальные формы были сохранены.

13 декабря 2002 samnorsk идеал был наконец официально оставлен, когда Министерство Культуры и церковных дел отослало пресс-релиз в тот эффект. Основная мотивация для этого изменения в политике была появляющимся признанием, что государственная политика не должна запрещать формы, которые являются в активном употреблении и имели сильное основание в теле норвежской литературной работы.

Это было далее формализовано в так называемых «2005 реформах», которые прежде всего затронули орфографию для bokmål. Были отменены так называемые «вторичные формы» (sideformer). Эти формы были различным правописанием, которое будет допускаться широкой публикой, но отвергло среди авторов учебника и должностных лиц. Изменения 2005 года теперь сделали все допустимые формы равным положением. Эти изменения эффективно признают приблизительно полное использование форм riksmål.

Городской/сельский дележ

В современной Норвегии многие муниципальные правительства крупнейших городских центров приняли решение объявить себя нейтральными. Однако можно заметить, что несколько крупных центров формально приняли использование Bokmål, и очень немного более крупных городских центров используют Нынорск исключительно:

Будущее развитие норвежского языка

Проблема Самнорска, оказалось, была роковой для двух поколений и профессиональных лингвистов-любителей в Норвегии и время от времени вспыхивала в аналитический политический вопрос. Позволяя Bokmål быть Bokmål (или Riksmål) и Нынорск Нынорск, норвежское правительство позволило каждому — в принципе — развиваться самостоятельно.

Поскольку норвежское общество объединялось больше с мировой экономикой и европейским космополитизмом, эффект и на письменный и на разговорный норвежский язык очевиден. Есть большая распространенность английских заимствованных слов (låneord) на норвежском и некотором представлении это с большим беспокойством.

В 2004 норвежский Языковой Совет выпустил норвежскую орфографию для 25 первоначально английских слов, предположив что, например, «бекон» быть записанным beiken. Это было в соответствии с предыдущими методами, которые сделали stasjon норвежцем, пишущим для «станции», и т.д., но так называемое «beiken реформы» упало на твердую землю, и beiken был одним из изменений правописания, которое было провалено.

Есть также тенденция, которая была продолжающейся начиная с роспуска Dano-норвежского Союза в 1814, чтобы ассимилировать отдельные шведские заимствованные слова на норвежский язык. Хотя это потеряло импульс существенно после роспуска союза между Норвегией и Швецией в 1905, это осталось продолжающимся явлением норвежской лингвистики. Действительно, видный норвежский финн-Erik лингвиста Vinje характеризует этот приток начиная со Второй мировой войны как прибойная волна.

Есть далее беспокойство в некоторых четвертях, что бедная грамматика и использование становятся более банальными в письменной прессе и вещательных СМИ, и следовательно среди студентов и населения в целом. В то время как социолингвистическое представление, что язык постоянно развивается, должным образом отмечено среди этих критиков, есть некоторый призыв к большей бдительности на письменном языке. Вещательные программы, такие как Typisk Норск и Språkteigen предназначены, чтобы поднять общее осознание норвежского языка; «языковой директор» Sylfest Lomheim работает, чтобы сделать языковые проблемы более видимыми.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях