Отношение к немецкому языку в Израиле постепенно теплеет

Как Гитлер создавал Израиль. Отрывки из книги немецкого еврея

В последнем выпуске „Смысла игры” непросто согласиться с утверждением С.Е. Кургиняна о том, будто именно Сталин сделал максимум для того, чтобы создать государство Израиль. По той причине, объясняет Сергей Ервандович, что России крайне важно было иметь дружественную страну на Ближнем Востоке.

Конечно, последний аргумент представляется вполне логичным. Также можно упомянуть о том, будто в своё время после революции большевики собирались отдать Крым евреям. Если это действительно так, то мотивация Иосифа Виссарионовича по созданию Израиля на землях Палестины вполне объяснима.

Но ведь не только СССР ставил на будущий Израиль как на свой вероятный форпост! В США жило немало евреев, которые, оказавшись в Израиле, были бы лояльны к Америке.

И что уж говорить об англичанах, чье присутствие в регионе исторически было весьма представительным! К тому же, часть британских аристократов, которые называли себя пуританами, вдруг стали считать себя потомками утерянных израильских колен. Т.е. и англичане были крайне заинтересованы усилить своё влияние на Ближнем Востоке посредством создания еврейского государства.

Но была ещё одна заинтересованная в создании Израиля страна! Фашистская Германия. Первоначальный план Гитлера ведь заключался в переселении германских евреев в Палестину. И сотрудничество немцев с сионистами было весьма плодотворным. Настолько, что ведомство Геббельса отчеканило специальную памятную медаль, одну сторону которой украшала свастика, а другую – шестиконечнаяя звезда.

Однако говоря о мотивах создания Израиля, Кургинян эти моменты не осветил вовсе, а ограничился лишь разговором о желании именно Сталина создать Израиль.

Ниже мы предлагаем ознакомиться с отрывками из книги немецкого еврея Дитриха Брондера, генерального секретаря безрелигиозных еврейских общин Германии „Адольф Гитлер — основатель Израиля”.

Конечно, всяк кулик своё болото хвалит, так и Брондер считает, что именно роль Гитлера в создании Израиля была решающей. Но как и в случае с Кургиняном, с Брондером также можно согласиться лишь условно.

В любом случае политика расистского Израиля по своей сути ничем не отличается от политики некогда расистской Германии. То ли медалька, то ли идеология расовой исключительности обязывает – поди разберись…

«Вопрос о деде Гитлера действительно имеет второстепенное значение».
Для Феста вопрос о еврейском происхождении вообще «лишь предмет побочного интереса».

Но таким образом обесценивается любое исследование «sine ira et studio». Тот, кто не хочет всерьез заниматься гипотезой об отце Гитлера как о полуеврее, кто считает Гитлера «пьяницей», который уносил домой «из зловонных, прокуренных пивных безобразные, позорные сцены», тот, кто не хочет всерьез заниматься безмерным у Гитлера психозом ненависти к родной крови, тот мало поймет в истории XX века, основания государства Израиль и всего того, от чего у нас до сих пор захватывает дыхание.

Нелюбимый, и, по всей видимости, ненавистный отец и незаконный дед — вот две главные фигуры, необходимые для понимания более позднего Гитлера. Опыт общения с евреями в Вене во время первой мировой войны и во время Баварской Советской республики был для самого Гитлера лишь желанным подтверждением, внешним орнаментом.
Полтораста лет спустя нельзя, конечно, доказать с полной уверенностью высокую степень вероятности того, что дедом Гитлера по отцовской линии был еврей Франкенбергер.

Но абсолютно точно, что Гитлер знал, что Франкенбергер платил за его отца Алоиза, и страх того, что этот Франкенбергер действительно его дед, не покидал Гитлера никогда и определял всю его жизнь, был стимулом всех его действий.
Автор не придает, в отличие от некоторых историков, слишком большого значения сохранившимся документам разведки или министерств — многие из них после 1933 года одной, а после 1945 года другой стороной были уничтожены, спрятаны или использовались лишь для того, чтобы вводить в заблуждение.

Пользуясь своим здравым рассудком, я оцениваю личные впечатления и воспоминания заслуживающих доверия свидетелей, независимо от их возраста и от того, евреи они или т.н. военные преступники. Читатель сможет сам судить об их достоверности. В этом ему поможет список литературы, в котором много книг запрещенных, распроданных или отправленных заинтересованной стороной в макулатуру…
До 1933 года в Германии и за рубежом свободно писали и говорили о предполагаемом еврейском происхождении Гитлера, зубоскалили насчет его интимных связей с полуеврейками. После прихода Гитлера к власти в Германии об этом стали говорить все осторожней, а за рубежом — все деликатней. А после 1945 года ни один из перевоспитателей немецкого народа не проявил большой склонности к тому, чтобы сказать хотя бы одно слово о еврейском участии в еврейском несчастье.
Когда рассказывают о мечте Гитлера венского периода его молодости сделать из арабской Палестины еврейское государство и тем самым очистить Европу от евреев, степень еврейского или частично еврейского участия в этом давно умышленно затушевывается двумя сторонами: старыми нацистами и молодыми сионистами, которых мы назовем «националистами». Нет никакого сомнения в том, что Гитлер ни в коей мере не был национал-социалистом, что он предал эту высокую идею, рожденную в окопах первой мировой войны, и с помощью присущей ему от рождения казуистики подчинил ее своей ненависти к родной крови и своему еврейскому комплексу.
То, что идеология национал-социализма сама по себе не является антисемитской и не должна быть таковой, доказала Аргентина в 1973 году. Снова призванный народом к власти Перон вслух сказал, о чем он думает, и поддерживавшая его беднота писала на всех стенах лозунг «Национальный социализм». И самым важным министром в правительстве Перона, который пытался вытащить из антинародной грязи заведенную в нее военными карету, был экономический премьер-министр Бер Гельбард, еврей, родившийся в Польше.
Злосчастная встреча гитлеровского психоза ненависти к родной крови с руководимой евреями советской диктатурой в Мюнхене сразу же после первой мировой войны превратила зарождавшийся тогда в Германии национал-социализм в разновидность расовой идеологии.
Что же касается уничтожения евреев — а это уничтожение имело место, — трудно найти исполнителей, которые не были бы еврейского происхождения. Во всяком случае, у трех наместников на Востоке была примесь еврейской крови. Возможно, эта кровь у них даже преобладала. Это Гейдрих, Франк и Розенберг. К данному исследованию приложены фотографии трех главных деятелей, которые, вольно или невольно, больше всего способствовали возникновению Израиля: Гитлера, Гейдриха и Эйхмана. У них явно семитские глаза, носы и рты. Снимки эти были сделаны, когда им было около сорока лет, т.е. в зрелом возрасте.

Израиль как историческое европейское государство

Как известно всем заинтересованным людям, в Государстве Израиль — которое так много значит для нас — наступило время больших перемен. А именно – 19 июля Кнессет принял «Основной закон: Израиль как национальное государство еврейского народа».

В законах, заменяющих Израилю Конституцию (приличные конституционные страны, как известно, конституций не имеют, это старая британская традиция), теперь прописано, что Израиль – это не «демократическое еврейское государство», а просто и незатейливо – «еврейское государство». Также в законе говорится, что «право на реализацию национального самоопределения в государстве Израиль есть только у еврейского народа». «Земля Израиля — историческая родина еврейского народа», это само собой. Столицей Израиля провозглашается «единый и неделимый» Иерусалим. В законе прописано, что государственным языком в Израиле является иврит. Арабский раньше считался государственным языком, теперь арабский получил некий «особый статус», но государственным больше не считается. Ну и так далее – как будто закон писали поклонники апартеида.

Здесь я пропускаю большой кусок рассуждения на тему «ну и правильно сделали, вот и нам бы так». Бессильная зависть обездоленных русских к хорошо пристроенным народам, среди которых евреи сияют, как адамант во злате – вещь понятная, обсуждать тут нечего. Зададимся лучше вопросом – а самим евреям-то это зачем? У них что, были какие-то проблемы с национальным характером государства?

Характерно, что по тому же самому поводу недоумевают и сами евреи. Как написала у себя в фейсбуке одна израильтянка: «Я до сего момента была уверена, что живу в еврейском государстве. И наконец оказалась права!» Остальные реагируют примерно так же. Ну да, Израиль – еврейское государство, но зачем же стулья-то ломать и орать об этом на весь мир?

Вопрос интересный. Вот им-то мы и займёмся. И для начала зададимся вопросом, что такое Израиль вообще. Даже не так – откуда он взялся. Ещё точнее – какой исторической традиции наследует.

По официально принятой в Израиле версии истории Израиль – это воплощение тысячелетних мечтаний еврейского народа-богоносца вернуться в своё государство. Разрушенное в стародавние времена римлянами. Произошло это, по историческим меркам, «чёрт знает когда» — то есть в 135 году нашей эры. При этом считается, что римляне изгнали евреев из этих мест и даже переименовали территорию в «Сирию палестинскую». После раскола Римской империи территория отошла к Византии, потом к персам, потом опять к Византии, и около шестьсот тридцатых годов на многие века стала мусульманской. В общем, если что и было там в древности – то его и следов не осталось.

А вот чего следы остались – так это европейских завоеваний. В 1099 крестоносцы, прибывшие в Палестну по призыву Папы Римского Урбана II, захватили Иерусалим и основали Иерусалимское королевство, первым правителем которого стал великий Годфрид Бульонский. Крестоносцы удерживали эти территории почти двести лет – последняя крепость крестоносцев, Акра, пала в 1291. Я не буду пересказывать того, что было в промежутке. Имена и деяния королей Иерусалимских известны (краткую сводку вы можете прочесть здесь). Дальше пришли турки и владели этими территориями очень долго, с небольшими перерывами на господство египтян. Это продолжалось до Первой Мировой, когда Палестину захватили британцы.

Теперь вопрос. На что больше похож современный Израиль с геополитической точки зрения – на древнее иудейское царство или на крестоносные королевства?

Древние Израиль и Иудея были типичными «восточными царствами» среди таких же восточных царств. Римское завоевание накрыло их всех одновременно. Конфликт с Римом был конфликтом сильного, но отсталого и фанатичного восточного общества с высокой европейской цивилизацией. Который завершился так, как обычно завершаются подобные конфликты. Причём – что особенно интересно в плане дальнейшего – римляне предпочли разрушить Иерусалим и построить на его месте фактически новый город, Элию Капитолину, а также изгнать иудеев, чем «интегрироваться» с ними. Впрочем, римляне поступали так всегда. И не потому, что были жестокими или озабоченными вопросами чистоты крови. Согласно римским легендам, они сами были полукровками низкого происхождения, потомками беглых рабов и похищенных ими женщин-сабинянок. Римляне вообще были прагматичны и не страдали снобизмом. Однако отношение к «восточным царствам» у них было крайне негативным. Известно знаменитое «Карфаген должен быть разрушен» — но он и был разрушен, причём полностью. Примерно так же они обходились и с другими «восточными царствами».

Крестоносные королевства были ровно тем же самым, что и Израиль сегодня – островками европейской культуры, окружёнными враждебно настроенным человеческим морем. Их падение было связано как с накатом мусульман, так и с внутренним разложением.

Первым крестоносным правителем Иерусалима был великий, сверхвеличайший рыцарь Запада, абсолютное и совершенное Солнце Белого Мира, Солнце Рыцарства — Готфрид Бульонский (1060-1110). Он до сих пор почитается одним из совершеннейших рыцарей – таких, как король Артур Пендрагон, Ричард Львиное Сердце или Эдуард Принц Уэльский, и выше их. И прославлен он не только и не столько военными подвигами, сколько безупречным нравственным обликом. Достаточно упомянуть две вещи. Чтобы принять участие в Крестовом Походе, Готфрид Бульонский продал всё имущество, что у него было, в том числе и свои фамильные земли. Второе: будучи завоевателем Иерусалима, отказался от короны Короля Иерусалимского, сказав, что ему не подобает носить корону там, где Спасителя короновали терновым венцом, и принял лишь титул «защитника Гроба Господня». Между этими деяниями прошло многое, подтверждающее благородство Готфрида Бульонского, его безупречную честь и верность слову.

Теперь переместимся в конец XIII века. Иерусалим пал в 1187 году. Последним оплотом крестоносцев стал город Акра. Держался он, в частности, благодаря перемирию, которое христианский король заключил с султаном. Однако город раздирала война между генуэзцами и венецианцами, известная как «война святого Саввы». Причиной был раздел сфер влияния. Доделились до того, что мамелюки ослабленную Акру взяли.

Нет, дух рыцарства угас не сразу. Например, последний король Иерусалимский [1], несчастный прокажённый Балдуин IV (1161-1185), был достоин великого Готфрида – он был мудр и отважен. Увы, он был последним королём – и последним истинным рыцарем.

Сейчас мне скажут – ну, это обычная история. Победы – дело рук великих, а поражения и провалы – результат действий или бездействия всяких ничтожных людишек. Бездарные потомки губят начинания славных предктов. На детях великих природа отдыхает. И всё такое. Что тут интересного?

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола cerner во французском языке.

А интересного тут много. Прежде всего – какая именно«природа» отдохнула на славных рыцарях?

Ответ прост. Европейцы в Святой Земле подчинились природе этой земли. То есть восточной, азиатской стихии.

Как свидетельствовали сами же крестоносцы, они, жители Запада, очень быстро становились жителями Востока. Рождённые во Франции или в Германии, они быстро привыкали к положению богатого горожанина из Тира или Антиохии. Они изучали восточные языки, чтобы общаться с местными. Они женились на местных женщинах, желая породниться с богатыми восточными семьями. Этому способствовало то, что большинство жителей Палестины были христианами разных толков – хотя и не католиками. Однако культура их была восточной культурой. Крестоносцы называли их «пуленами», презирали – но само существование этой прослойки между франками и арабами сыграло свою роль. Франки начали привыкать к местной одежде, местной кухне, местным обычаям. Но главное – они начинали впитывать восточные нравы. Несмотря на то, что крестоносные королевства были во многом устроены как классические феодальные государства, дух Востока распространялся в них: дух неверности, деспотизма, корысти, продажности. Крестоносные королевства всё больше превращались в торговые, а затем и финансовые центры, раздираемые при этом мелочными склоками, алчностью, жаждой власти. Дух христианства исподволь пропитывался исламом и другими восточными учениями, порождая причудливые ереси. Победители пленялисьпобеждёнными.

Самым известным примером этого внутреннего перерождения была судьба ордена тамплиеров.

Он был основан в 1119 году на Святой Земле после Первого Крестового Похода рыцарем Гуго де Пейном. Эти люди отреклись от мира и его благ, чтобы защищать Святую Землю от нападений язычников. Штаб-квартира Ордена располагалась в захваченной крестоносцами мечети Аль-Акса на Храмовой Горе (откуда и название). Братья Ордена принимали обет бедности, послушания и целомудрия. На печати тамплиеров изображались два человека на одной лошади – символ добровольной нищеты.

Орден был распущен в 1312 году папой Климентом V под давлением французского короля Филиппа Красивого, устроившего суд над рыцарями. К тому времени Святая Земля была уже давно покинута европейцами. Орден нищих рыцарей превратился в орден богатейших ростовщиков, ссужавших деньги самым могущественным людям и занимающимся большой политикой. Хотя обвинение состояло в том, что члены Ордена занимались оккультизмом и тайно исповедовали антихристианские учения. Сейчас принято считать, что всё это клевета, а соответствующие показания были добыты под пытками. Однако репутация у Ордена была именно такой. Слухи о тайных и непотребных обрядах, совершаемых членами Ордена, ходили по всей Европе.

Прежде чем сочувствовать несчастным, стоит вспомнить о том, что Ближний Восток – колыбель не только великих религий, но и практически всех ересей. Он же всегда был перекрёстком торговых путей и финансовым центром. Так что, вероятнее всего, славные рыцари просто-напросто набралисьна Востоке местных нравов, обычаев и ценностей. Сам орден превратился из защитников христианских ценностей в восточное тайное общество, с особыми обрядами для посвящённых, тайной роскошью «учителей» и прочими подобными вещами. Что сначала привело их к успеху, а потом – к краху.

Стоит заметить, что восточное влияние проявилось даже во внешности храмовников. Например, бритые подбородки или аккуратно подстриженные заменились длинными восточными бородами. Когда начались гонения, хватали длиннобородых [2].

Иногда восточное влияние распространялось и без сознательного участия людей, хотя и через них. Например, с Ближнего Востока в Европу пришла проказа – отвратительная болезнь, убивающая человека долго и мучительно. Слово «лазарет» возникло как обозначение лепрозория – от названия Ордена Святого Лазаря, созданного в Италии для ухода за прокажёнными. Восток заражалЗапад даже в буквальном смысле.

Я никоим образом не хочу «нагнетать и кошмарить». Крестовые походы принесло Европе и много полезного – начиная с немалых доходов, которые европейцы извлекли из захваченных ими земель. Но вот именно культурное влияние было скорее отрицательным. Что владыки Европы запомнили надолго.

Перейдём теперь к эпохе колониального раздела мира.

Опыт крестоносных королевств был учтён. Везде колонизаторы старались создать абсолютно замкнутые общества, никак не соприкасающиеся с местным населением. Которое эксплуатировалось – но и только. Все культурные воздействия шли только в одну сторону. Дикарей били палкой и держали за оградами поселений. Лучших из них учили в религиозных школах. Местных властителей прикармливали. Но все влияния шли строго в одном направлении. Европейцы не хотели брать от местных ничего.

Разумеется, уровень самоизоляции был разным. Испанцы в Латинской Америке всё-таки начали смешиваться с местным населением. А вот, скажем, голландские поселенцы в Южной Африке с самого начала ввели строжайшую систему апартхейда, раздельного существования, где европейцы были сверху, а негры – внизу.

Очень интересной была судьба англичан в Британской Индии. Британцы прилагали неимоверные усилия, чтобы избежать смешения с местным населением, не переродиться, остаться британцами. Однако обаяние индийской культуры оказалось слишком значимым. Уже Киплинг, певец Империи, писал о том, что родившиеся в Индии – как и он сам – уже не англичане, а какой-то новый народ. «Нам пели лори, а не соловьи», писал он. Но дело было, конечно, не в птичках, Южноафриканские буры остались бурами – потому что стена между ними и неграми была выше.

Теперь переместимся в прошлый век. Кто, собственно, создал Израиль и почему?

Если коротко – Израиль создали европейцы. Европейские евреи и неевреи, но именно европейцы. Основатель сионизма, Теодор Герцль, был рождён в Австро-Венгрии, в Будапеште, и его родным языком был немецкий. Герцль изложил своё видение будущего Израиля в ряде книг, самой известной из которых был Der Judenstaat, «Еврейское государство». То, что там описывалось, не оставляет сомнений в том, что Герцль – как и все сионисты – планировали создать в Палестине самое обычное, стандартное европейское государство. Поддержали эти планы британцы [3]. В ноября 1917 года была обнародована Декларация Бальфура [4], где говорилось о «национальном очаге еврейского народа». Дальнейшее известно.

Итак. Что же в итоге было построено на Ближнем Востоке?

Израиль – это последнее крестоносное королевство Европы. Только без креста, а с могендовидом. Однако религиозная мотивация осталась, по сути, та же самая – ну или очень близкая. Как и всё остальное: начиная с технологического превосходства и кончая связями с европейским миром и постоянным конфликтом с «неверными».

Почему Израиль был создан именно таким?

Причин было много – при желании их можно насчитать около двух десятков, и все будут очень серьёзными. Но одну из них обсуждают очень редко, а она тоже значима. У добрых европейцев есть привычка доводить любое дело до конца. Они не смирились с потерей Иерусалима. И не отказались от планов создать на этом месте европейский анклав. Особенно если учесть, что для многих политиков, занимавшихся этим вопросом, это была не только мировая, но и личнаяистория. Нетрудно представить себе, как какой-нибудь «неприметный, но влиятельный» британский лорд на секретном совещании говорит: «Основатель моего рода был соратником Готфрида. Он был бы доволен, если бы Святая Земля была очищена от мусульман. Руками евреев? Ха! Остроумнейшее решение, оно понравилось бы другому моему предку, епископу Кентскому… он любил такие комбинации… По-моему, превосходно, джентльмены! Что скажет господин Бальфур?»

Увидеть эту картину мешает только имидж «еврейского государства». Хотя евреев пришлось ломать через колено, чтобы сделать из них людей, пригодных для жизни в Израиле. Если кто-нибудь возьмёт на себя труд поинтересоваться историей раннего сионизма, он будет поражён, настолько нетипичныеевреи создавали Израиль. И насколько они при этом были похожи на средневековых рыцарей.

Достаточно вспомнить, например, Иосифа Трумпельдора, выходца из Российской Империи, организатора отрядов еврейской самообороны в еврейских поселениях Палестины. Трумпельдор был полным кавалером Георгиевского креста. В России таких было всего две тысячи человек – за всё время существования ордена. При этом большую часть времени от воевал без руки – левую руку он потерял при обороне Порт-Артура. На среднего еврея своего времени – осторожного, берегущего себя, думающего о своём благополучии и о семье – он был абсолютно не похож. Зато в воинстве Готфрида Бульонского его бы, как минимум, поняли… Примерно такое люди Израиль и создали.

Скажу больше. Израиль – вот именно такой, каким мы его знаем, с самыми незначительными поправочками – мог бы быть создан и без евреев.

Представьте себе вариант альтернативной истории, в котором Герцль умер в младенчестве. Зато в Соединённых Штатах в среде мормонов (ну или крайних, отмороженных протестантов – типа «свидетелей Иеговы») появился бып пламенный проповедник – какой-нибудь Иеремия Джонс – который призвал бы своих единоверцев (каковых именовал бы «истинным Израилем», что соответствует обычной практике крайних протестантов) переехать на библейские земли и там создать государство истинных христиан, живущих по заповедям. Далее, предположим, что по каким-то причинам его проповедь увенчалась бы успехом и десятки тысяч людей поехали бы в Палестину. При этом в США их бы преследовали и давили, что ещё больше усиливало бы эмиграцию. Ну и как финал – что англичане в пику своим кузенам поддержали бы этот исход… Так вот, мы увидели бы на месте нынешнего Израиля… его почти полную копию. Скорее всего, она и называлась бы так же, и порядки там были бы примерно те же. Даже имена действующих лиц были бы практически те же самые, библейские. Представьте: правил бы там сейчас президент Исайя Аберкромби от партии «Единство верных», а его главным оппонентом был бы Захария Смит от «Рабочей Партии Праведников». Светские жители Иерусалима жаловались бы не на кашрут, а на посты, соблюдалась бы суббота, в армии служили бы симпатичные Сары и Ребекки, а танки «Господь Саваоф» и «Экскалибур» рассекали бы пустыню Негев… Всемирное отношение к Израилю было бы примерно таким же, как и сейчас. Ну и, конечно же, арабо-израильский конфликт цвёл бы и пах во всей своей красе и прелести.

Забавно, но лучше всего всё вышесказанное понимают антиизраильски настроенные арабы, особенно антиизраильские боевики. В их риторике слова «крестоносцы» и «сионисты» — практически синонимы.

Уяснив всё это, обратимся к вопросу – а как Израиль собирается избежать ориентализации? То есть постепенного растворения в восточной массе?

Решений всего три. Конфликт, сегрегация, присоединение к превосходящей силе.

До сих пор от «омусульманивания» Израиль предохранял арабо-израильский конфликт. Однако в настоящий момент двадцать процентов населения Израиля – арабы. Эти люди имеют те же права, что и израильтяне. При этом они нелояльны еврейскому государству, ненавидят его и хотели бы его уничтожить. В лучшем случае они готовы его терпеть, пока оно их хорошо обеспечивает. Однако они уверены, что присутствие евреев в Палестине – такое же временное явление, как и крестоносные королевства. Рано или поздно евреи будут изгнаны оттуда. Или – растворятся в мусульманском большинстве.

Опять же – чтобы не ходить далеко за примером. Эдвард Саид, один из самых известных мировых интеллектуалов арабского происхождения и непримиримый противник еврейского присутствия на Ближнем Востоке, автор знаменитого «Ориентализма», консультант Ясира Арафата и т.п. под конец жизни пришёл к выводу, что высокая рождаемость среди арабов является главным оружием против «сионистской оккупации». Арабы – в том числе полноправные арабы – рано или поздно станут большинством в Израиле. После чего мирными демократическими средствами приведут к власти промусульманское правительство, которое покончит с «еврейским характером» Государства Израиль. А то и с ним самим.

Впрочем, можно и не ждать, пока палестинцы «перерожают» евреев (которые эту опасность видят и принимают свои меры [5], хотя и недостаточные). Достаточно систематического давления на Израиль с требованиями расширения прав арабов и ограничить некоторые права евреев. Как только арабский сравняется в правах с ивритом, мотивация учить иврит очень сильно ослабнет, зато возникнет необходимость учить арабский. Когда будут убраны льготы и привилегии для ортодоксов, они начнут думать о переезде в Америку, где возможностей больше. И так далее: снижение комфортности Израиля для евреев будет означать только одно – народ потихоньку начнёт разбегаться. Учитывая же склонность евреев жить в диаспоре, это означает, что Израиль просто-напросто загнётся.

Конечно, это произойдёт не сейчас и даже не завтра. Такие процессы идут долго. Сейчас Израиль ещё даже не в упадке. Однако перспективы ориентализации еврейского государства просматриваются вполне определённые. Особенно в том случае, если Израиль перестанут субсидировать извне, или субсидирование ощутимо уменьшится.

К чему всё это приведёт? Примеры уже есть. Достаточно посмотреть на судьбу Родезии и ЮАР. Думаю, описывать то, что там началось после прихода к власти чёрных, не обязательно – все и так всё знают.

Теперь, наконец, мы можем понять, почему в Израиле принимаются явно дискриминационные законы. Израиль вынужден ограждать себя от постепенно наступающей ориентализации, вводя элементы апартеида.

И опять же – думаю, среди наших читателей нет дураков, которые думают, что апартеид и расовая (а также национальная и религиозная) дискриминация в современном мире невозможна. Просто «кому таторы, а кому ляторы». Кто-то должен быть толерантным, а кто-то нет. Например, та же Прибалтика, в которой выстроены эталолонные национальные государства, вполне открыто практикует апартеид. И никто не скажет прибалтам ни слова – потому что «им можно». Очевидно, что уж евреям-то можно куда больше, чем каким-то эстонцам или латышам. Так что никаких проблем по этой части у Израиля не будет.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола personnifier во французском языке.

Каковы ожидаемые выгоды?

Израильское общество сплотится. Растерянная и разуверившаяся израильская интеллигенция – довольно примитивная – убедится, что государство крепко стоит на ногах [6]. Ценность «бытия евреем» возрастёт. У людей прибавится уверенности, что ситуация под контролем и Израиль останется еврейским государством.

Ну хорошо, скажет читатель. А перспективы-то какие?

А перспективы, увы, нерадужные. Затормозить процесс не значит остановить его. По сути, апартеид – это политика осаждённой крепости. Обороняться такая крепость может очень долго. Но перспективы осаждённых понятны. Рано или поздно

Единственная реальная перспектива долговременного выживания Израиля – это полная, абсолютная интеграция с Европой, включая полное членство в ЕС и НАТО. А точнее – начиная с этого. Далее – безоговорочное принятие всех европейских ценностей, позиционирование себя как европейской страны, форпоста ЕС на Востоке. Именно к этому и должен стремиться Израиль, если он хочет сохраниться как «государство белых людей» — что в данной ситуации является единственным вариантом сохранения себя как государства евреев [7].

Да, для этого нужно пересмотреть некоторые устаревшие представления о сущности и роли евреев в истории. Совершить исторический выбор, твёрдо заявив о своей европейской идентичности.

Но других перспектив не видно.

[1] Его преемник был королём лишь номинально, дальше уже началась сплошная «комедия дель арте».

[2] Дело доходило до смешного. Например, король Эдуард II выдал своему камердинеру Питеру Ожеру, который дал обет не сбривать бороды, пока не совершит паломничество, специальный документ о том, что тот не является тамплиером и никогда в братстве не состоял.

[3] Достаточно упомянуть, что ближайшим сподвижником Герцля был англиканский священник Уильям Хехлер (1845-1931). Несмотря на то, что Хехлер постоянно ссылался на Библию и пророчества – и вообще производил впечатление блаженного идеалиста — именно этот человек устраивал все политические контакты Герцля, начиная от встречи с турецким султаном и до контактов с германским кайзером Вильгельмом Вторым. Видимо, высокий идеализм счастливо сочетался в нём с крайним прагматизмом, как это часто случается с англичанами.

[4] Артур Джеймс Бальфур (1848-1930) – 50-й премьер-министр Великобритании в правительстве Ллойд-Джорджа. В годы Первой Мировой был министром иностранных дел. Принимал участие или непосредственно руководил весьма многими делами, включая «русскую революцию». В России практически неизвестен, а очень зря.

[5] Израильтяне любят возмущаться льготами и привилегиями для еврейских ортодоксов, однако высокая рождаемость в их семьях является достаточным основанием, чтобы продолжать их поддерживать на государственном уровне.

[6] Это касается и той части интеллигенции, которая кормится «борьбой с государством» — теперь она видит, что кормушка прочна и надёжна.

[7] В этой связи́ стоит заметить, что выбор иврита как государственного языка, при всех очевидных преимуществах такого решения, в перспективе было не самым лучшим. Например, немецкий язык сейчас был бы более выигрышным вариантом. Увы, Холокост поставил крест на этой возможности.

Отношение к немецкому языку в Израиле постепенно теплеет

Большая часть населения Германии (почти 67%) относит себя к христианам, а среди последних более половины – к протестантам. Кроме десятка мелких независимых общин (т.н. “свободных церквей”), немецкие протестанты входят в Евангелическую церковь Германии (ЕЦГ). Она организована по федеративному принципу из 28 земельных церквей. В догматическом и культовом отношениях ЕЦГ состоит примерно поровну из последователей Лютера (преобладают на севере и востоке Германии), Кальвина и Цвингли (преобладают на западе).

В 50–70 гг. ХХ в., под влиянием осмысления причин и последствий холокоста, произошел перелом в отношениях западных христианских конфессий к иудаизму и еврейству. Инициировали его протестантские церкви. По понятным причинам этот перелом оказался наиболее радикальным в Германии.

Один из тех, кто духовно готовил поворот в христианско-еврейских отношениях, – лютеранский богослов Ф.-В.Марквардт, – писал в связи с Днем памяти жертв холокоста: “Сегодня Освенцим надвигается на нас как суд над нашим христианством, над прошлым и нынешним образом нашего христианского бытия… Освенцим надвигается на нас как призыв к коренному исправлению. Должен измениться не только наш образ действий, но и сама наша вера. Результатом осмысления холокоста должны стать последствия не только этические, но и вероучительные. Освенцим зовет к тому, чтобы сегодня мы услышали Слово Божие совсем не так, как нам передали его наши богословские наставники и проповедники прошлых поколений. Это коренное исправление затрагивает сущность христианства, как мы ее понимали до сих пор”.

Процесс осмысления Катастрофы, ее причин и переосмысления в этой связи христианской догматики был сложным и болезненным, ибо затрагивал основы христианского самосознания. Однако к началу 90-х гг. среди немецких протестантов сложился консенсус в следующих ключевых пунктах:

1. Признание совиновности и соответственности христиан за холокост.

2. Отказ от антисемитизма, осуждение его.

3. Признание неразрывной связи христианства с иудаизмом.

4. Признание сохраняющейся “избранности” Израиля.

5. Отказ от миссионерства среди евреев.

Первоначально эти новые позиции декларировались в заявлениях различных церковных форумов, а в 1989–1999 гг. некоторые из земельных евангелических церквей ввели их в свои уставы (в т.н. “основную статью”, излагающую кредо церкви).

Государство Израиль с момента его возникновения стало важным фактором христианско-еврейских отношений. И отношение к нему со стороны ЕЦГ эволюционировало с изменением последних. В 1949 г. орган немецких протестантских миссионеров по старинке квалифицировал сионизм как “проявление неверия в Промысел Божий”. В 1952 г. лютеранский богослов Карл Гартенштейн осуждал создание Государства Израиль как греховное деяние, направленное против Божественного Плана Спасения (“целью Божьей для Израиля остается небесный Иерусалим, а не земная Палестина”). Но уже через четверть века в учебном плане по религии для начальных школ можно было прочесть: “История Израиля отмечена постоянно повторяемыми прорывами из несвободы к новой жизни… Иммиграцию евреев изо всех стран мира в новое Государство Израиль… следует рассматривать как такой прорыв”. А Заключение Синода Евангелической церкви Рейнланда от 1980 г. провозгласило “продолжающееся существование еврейского народа, его возвращение в Землю Обетованную и создание Государства Израиль свидетельством верности Бога своему народу”.

Правда, оба последних текста появились на свет в земле Северный Рейн-Вестфалия, Евангелическая церковь которой шла в авангарде обновительных процессов. Позиция ЕЦГ в целом, которую отразило исследование “Христиане и евреи”, подготовленное Советом этой церкви в 1975 г., была более сдержанной. В документе отмечалось, что возвращение евреев из всех стран на землю предков произошло не только вследствие преследований, нашедших кульминацию в холокосте, не только “под давлением враждебной среды”, – оно явилось также “воплощением сохранявшегося тысячелетия тяготения к Сиону”. Исследование указывало на обязанность христиан – “после всех несправедливостей, которые они, в особенности немцы, причинили евреям” – поддерживать решение ООН 1947 г. о разделе Палестины на еврейское и арабское государства. Христиане, указывалось далее, должны выступать за “надлежащий компромисс между оправданными притязаниями палестинских арабов и евреев”, по мере сил способствовать достижению мира в регионе. Им следует усилить контакт с арабскими христианами, “которые вследствие конфликта оказались в особо трудном положении”. Наконец, документ подчеркивал вытекающий из исторической вины долг немецких христиан бороться со “вновь проявляющейся враждебностью к евреям, в том числе в обличии политически и социально мотивированного “антисионизма””.

В развернутом виде позиция ЕЦГ по отношению к Израилю и палестино-израильскому конфликту была изложена в “Размышлениях по поводу конфликтов на Среднем Востоке”, подготовленных в 1985 г. постоянной комиссией по делам этого региона (ЕМОК) и получивших одобрение Совета ЕЦГ.

Документ начинался с изложения причин, в силу которых христиане Германии считают себя затронутыми ситуацией на Ближнем Востоке. Перечень выглядел так: потому что в прошлом они внесли свой вклад в распространение вражды к евреям и презрения к мусульманам; потому что холокост способствовал обострению отношений между евреями и арабами Палестины; потому что конфликт в этом регионе влияет на внутреннюю ситуацию в ФРГ (ростом военной опасности, увеличением притока беженцев, поляризацией в Церкви и в обществе); далее, в силу экуменических отношений с арабами-христианами, равно как и “особых отношений” с евреями и мусульманами; в силу того, что конфликт на Ближнем Востоке имеет и религиозные корни; поскольку христиане Германии считают себя обязанными поддерживать деятельность церковных учреждений, существующих в регионе и “необходимых проживающим там людям”; наконец, поскольку в нашем взаимозависимом мире благо всех народов зависит и от урегулирования региональных конфликтов.

В “Размышлениях” указывалось, что, исходя из библейских свидетельств, христиане считают своим долгом быть солидарными с еврейским народом, включая и часть его, проживающую в Израиле. В силу исторической вины и ответственности за холокост долг этот особо актуален для немецких христиан. Однако “такой же солидарностью” они обязаны и палестинским арабам, которые “с созданием Государства Израиль либо лишились своей родины, либо стали в ней чужаками… Христиане должны выступать за то, чтобы права палестинцев были тоже признаны и чтобы было найдено решение, которое обеспечит в международно-правовом плане их политическое самоопределение”.

Солидарность христиан Европы с израильтянами и палестинцами, провозглашал далее документ, “может быть лишь критической” – принцип, который, по признанию авторов, трудно осуществим на практике, поскольку обе стороны надеются, ждут, подчас даже требуют от них “эксклюзивной лояльности”.

Солидарность с еврейским народом, указывалось в документе, включает в себя обязанность поддерживать существование Израиля и выступать за признание его арабскими соседями. Но она ставит перед христианами и ряд богословских и политических проблем.

Прежде всего: является ли возникновение Государства Израиль исполнением библейского Обетования Святой Земли, знаком сохраняющейся избранности еврейского народа? Вопросы эти являются спорными. “Мы, – говорилось в “Размышлениях”, – верим в таинственное влияние Бога на ход истории, но не впадаем при этом в схематизирующие истолкования, вроде “создание Государства Израиль – предшествие конца времен”, ведущие к “непродуманной, односторонней солидарности”. В иудейском и христианском понимании “Страна” (“Земля”) дается Богом “во временное пользование”, под условием сохранения Союза с Ним и с обязательством делить Благодатные Дары с другими. Поэтому Обетование, – подчеркивали авторы, – “не может использоваться как оправдание поселенческой политики Израиля на оккупированных территориях или его территориальных претензий”, как делают “отдельные воинствующие группировки в Израиле, поддерживаемые христианскими апокалиптически настроенными элементами””.

Считая бесспорным право Израиля на “международно признанные безопасные границы”, документ предостерегал против “идеологизации проблем безопасности”, которая “затрудняет достижение мира и тем подвергает опасности существование Израиля”.

В отношении палестинцев комиссия указывала: поддержка христианами Европы их права на самоопределение не означает солидарности с целями и методами различных палестинских группировок. Делу палестинцев, указывалось далее, куда лучше служили бы признание Израиля и отказ от насильственных, террористических методов борьбы, которые не сулят им никакого “будущего освобождения”, а лишь вызывают ответные репрессивные меры, обостряют конфликт, способствуют его распространению на другие страны.

В заключение “Размышлений” выражалось желание способствовать встречам и диалогу между противостоящими сторонами и особая поддержка элементам, которые с обеих сторон выступают за “мирную и справедливую совместную жизнь”.

Интифада 1988 г. – точнее сказать, ее подача западноевропейскими СМИ – сделала протестантов Германии более восприимчивыми к призывам палестинских христианских теологов (Наим Атеек, Митри Рахеб и др.) пересмотреть описанную выше трактовку Обетования Земли. А именно: поскольку соответствующие ветхозаветные тексты в большинстве случаев относятся ко времени, когда евреи не имели еще собственной страны, неправомерно использовать их для подкрепления “позиции силы”, занимаемой Израилем. Те, кто усматривает в возвращении евреев в Святую Землю и создании Государства Израиль “свидетельство верности Бога Своему Народу”, имплицитно подразумевают, что потеря родины многими палестинцами, ставшая прямым или косвенным результатом этих событий, тоже соответствовала Воле Божьей. Такая критика находила отзвук в определенных христианских кругах Германии, особенно в церковных организациях, связанных с христианами на Ближнем Востоке. Некоторые усматривали даже в существовании и политике Израиля “препятствие на пути богословского переориентирования в отношении иудаизма (еврейства)”.

Официальная позиция ЕЦГ в этих вопросах была выражена во втором исследовании “Христиане и евреи”, подготовленном Комиссией по проблеме “Церковь и еврейство” и опубликованном Советом ЕЦГ в 1991 г. В нем признавалось, что существование евреев в Эрец Исроэл не может быть обеспечено без собственного государства, которое, сверх того, является эвентуальным убежищем для евреев из других стран. Поэтому христиане поддерживают Государство Израиль и уважают неотъемлемое положение иудаизма о связи между Землей и народом Израиля. Вместе с тем, поскольку Израиль является современным светским государством-членом всемирного сообщества наций, его политика по отношению к арабским соседям и нееврейской части населения может так же, как и политика других государств, быть объектом критического анализа. В Германии, однако, нужно тщательно следить за тем, чтобы в такого рода критику не вплетались антисемитские ноты. Критика может быть полезной лишь в том случае, если она исходит из чувства связи и солидарности с евреями и противостоит любым попыткам поставить под вопрос жизненные права еврейского народа в Эрец Исроэл.

В следующий раз к изучаемой проблематике ЕЦГ обратилась в 2000 г. в третьем исследовании “Христиане и евреи”. В нем указывалось, что высказывания апостола Павла в “Послании к римлянам” о неотменности Союза евреев со Всевышним, Его Обета им, равно как генетическая связь христианства с иудаизмом, неизбежно порождают богословскую рефлексию о значении этих положений в современных условиях. Авторы отклоняли предложение палестинских теологов “универсализировать” библейские высказывания в том смысле, что “Бог дал каждому народу его страну”, как противоречащее духу и букве Священного Писания. “Бог связал себя нерасторжимо с еврейским народом, а “Союз” и “Страна” (“Земля”) – вещи взаимосвязанные. И точно так же, ясно обещая Спасение всему миру, Библия настаивает на особом характере избрания Израиля”.

В школе этого не расскажут:  Взрослым

Вместе с тем документ напоминал о необходимости “дифференцировать Страну (Землю) как Дар Божий и секулярное Государство Израиль”, отмечая, что так же поступает и большинство верующих евреев. “Абсолютизация Страны (Земли) национально-религиозными кругами в Израиле, а также некоторыми христианскими сионистами, – продолжали авторы, – противоречит духу пророков Израиля”, теологически несостоятельна и может только мешать достижению мира между Израилем и его арабскими соседями.

Пытаясь снять имеющуюся контроверзу, эксперты ЕЦГ задавались вопросом: не лучше ли, ввиду опасности злоупотребления библейскими текстами, вообще отказаться от богословской трактовки возращения евреев в Страну и создания Государства Израиль? Ведь право Израиля на существование в международно-правовом плане неоспоримо и не нуждается в теологической легитимации.

В третьем исследовании ЕЦГ по проблеме “Христиане и евреи” повторялось: действия израильского правительства, как и любого другого, можно критиковать, но, поскольку отношения между евреями и христианами в Германии, равно как и отношения между ФРГ и Израилем, вследствие холокоста все еще не являются “нормальными”, нужно остерегаться, чтобы вольно или невольно не дать пищу “старому антисемитизму”. Последний уже проявляет себя “в высшей степени эмоциональной критикой Государства Израиль и его политики, ответственность за которую возлагается на всех евреев”, “недопустимыми, оскорбительными параллелями между национал-социалистической политикой и израильскими действиями по отношению к палестинцам, которых именуют “жертвами жертв””.

Уже отмечалось: вопрос, должен ли Израиль иметь для христиан особую, отличную от других государств значимость, среди протестантов остается спорным. Диапазон ответов простирается от однозначно отрицательного (“это обычное секулярное государство”) до признания Израиля предвестием конца времен, Страшного суда и Спасения человечества.

Из церквей и церковных объединений, входящих в состав ЕЦГ, наиболее дружественны Израилю Евангелическая церковь Рейнланда (см. Заключение ее Синода от 1980 г.), Реформистский Союз (см. “Тезисы ко встрече евреев и христиан” 1990 г.) и Евангелически-реформистская церковь (см. Заключение Общего Синода этой церкви “О Государстве Израиль” от 1992 г.). Не впадая в крайности христианского фундаментализма, эти документы возражают, однако, и против “попыток рассматривать Израиль как народ, Израиль как страну и Израиль как государство вне связи с вопросами веры и теологии”.

Большинство же немецких протестантских церквей занимает в этом пункте куда более осторожные позиции, о чем свидетельствуют, к примеру, публичные заявления Евангелической церкви Бадена и Евангелическо-лютеранской церкви Саксонии (1988), Евангелической церкви Кургессен-Вальдека (1997), Евангелическо-лютеранской церкви Баварии (1998), Евангелической церкви Вестфалии (1999) и др.

Позицию этих церквей разделяет и руководство ЕЦГ, хотя эксплицитно критикует оно лишь фундаменталистские группы. Безоговорочная поддержка последними Государства Израиль и его политики, говорится в третьем исследовании “Христиане и евреи”, вытекает из апокалиптических ожиданий обращения евреев к Христу в преддверии наступающего конца света. Столь “завышенные ожидания, однако, легко могут обернуться горьким разочарованием”. За филосемитскими декларациями и изъявлениями симпатии, продолжает исследование, “нередко скрывается непризнанное, неявное чувство вины”, которое сочетается с “отказом столь же сочувственно воспринять трудное положение палестинцев”.

До сих пор говорилось о позициях ЕЦГ, входящих в нее земельных церквей и церковных объединений. Позиция т.н. “свободных евангелических церковных общин” излагается в “Руководстве к отношениям между евреями и христианами”, которое Союз этих общин выпустил в 1997 г. Оно исходит из того, что “Израиль как государственное образование не следует некритично отождествлять с Израилем как величиной, фигурирующей в истории Спасения. Ведь на протяжении своей истории Израиль лишь относительно короткое время был государством”. Но возвращение евреев в Землю Обетованную авторы оценивают все же как “знак верности Бога своему народу”, подтверждение того, что он остался избранным и после непризнания Иисуса Мессией. “Перед лицом напряжений и неразрешенных проблем на Ближнем Востоке, – заключало “Руководство”, – мы настоятельно призываем молиться за то, чтобы политически ответственные силы нашли путь к мирному сосуществованию евреев и их соседей”.

Последним по времени документом ЕЦГ по рассматриваемой проблеме является изданная ЕМОК в 2001 г. брошюра “Почему “процесс Осло” не принес мира: палестино-израильский конфликт – нескончаемая история?”. Содержащий ряд конкретных оценок и рекомендаций, этот документ позволяет лучше представить себе позицию Церкви.

Авторы его признают, что в ходе переговоров Барака с Арафатом в Кемп-Дэвиде летом 2000 г. Израиль пошел на “уступки, которые до тех пор казались немыслимыми”, – возвращение более чем 90% оккупированных территорий, эвакуация ряда еврейских поселений, раздел Иерусалима. (Что касается населения, то еще до Кемп-Дэвида 97% палестинцев переданы были под управление ООП, о чем в брошюре, к сожалению, не сказано. – С.М.) Названные шаги характеризуются как “психологический прорыв”, “отказ от существовавшей в течение десятилетий идеологии”. Однако эти констатации не помешали комиссии обвинить Израиль в продолжении “политики силы и превосходства, которая не способствует созданию атмосферы доверия” на переговорах. Израильское правительство, заявила комиссия, “не подготовило население страны ко всему объему необходимых уступок” (каков именно этот объем? и сделало ли то же руководство Палестинской автономии? – С.М.). “Проблема безопасности, – осудительно пишут эксперты ЕЦГ, – все еще доминирует в рассуждениях израильтян” (а может ли быть иначе? – С.М.). “Однозначные осуждения террористических актов палестинским руководителем не принимаются во внимание” (опять-таки – может ли быть иначе, если его слова тут же опровергаются действиями и другими заявлениями? – С.М.).

Комиссия все же сочла, что в спорных вопросах – об Иерусалиме и даже о палестинских беженцах – есть еще возможность достичь компромисса “при наличии доброй воли сторон”. Исходя из того, что палестинцы слабее Израиля, и утверждая, что США ввиду их произраильской позиции не могут быть полноценным посредником на переговорах, ЕМОК видит потенциальную роль Европейского сообщества при возобновлении диалога между Израилем и ПА в том, чтобы “активно выступать за выравнивание сил и нахождение приемлемых в международно-правовом отношении решений”. На деле это, видимо, означает, что ЕС должно давить на Израиль. Об использовании “традиционных связей” европейцев с арабами с целью убедить палестинцев в бесперспективности террора документ – в отличие от “Размышлений” той же ЕМОК от 1985 г. – уже не упоминает.

Другая рекомендация – поддерживать инициативы различных общественных организаций и групп, выступающих за мир и имеющих связи с обеими конфликтующими сторонами. Комиссии, конечно, известно, что израильские сторонники “мира сегодня”, которых немало (а было еще больше), остались с 2000 г. без собеседника, ибо ни одна из палестинских организаций или групп не хочет или не решается контактировать с ними. Но и об этом в брошюре не говорится.

Из сказанного выше, на наш взгляд, видно, что эксперты ЕЦГ рассматривают ситуацию на Ближнем Востоке в значительной мере сквозь призму, созданную западноевропейскими СМИ, позицию которых при всем желании трудно назвать объективной или же сбалансированной. Взгляды ЕЦГ адаптированы и к внешнеполитическим концепциям Германии и ЕС, диктуемым их экономическими и политическими интересами. Если эти взгляды и отступают от названных концепций, то в еще более пропалестинскую сторону.

При таких предпосылках как можно внести собственный, притом позитивный вклад в решение проблем региона? Ведь для начала пришлось бы ответить самим себе на ключевые вопросы: на какой из конфликтующих сторон распространено убеждение, что чаяния ее неосуществимы без исчезновения другой? какая из сторон постоянно инициирует насилие? кто не желает отказаться от террора – даже на считанные дни, чтобы стало возможным возобновление диалога? у какой стороны отсутствует внутренняя демократия, транспарентность в принятии политических решений, что делает ее поведение трудно предсказуемым?

Нежелание ответить на эти вопросы порождает горькую мысль: неужели церкви лишь десятилетия спустя способны осмысливать реальность, включая и собственные грехи и ошибки?

Отношение к России теплеет в мире

Россия вошла в список из 30 стран, наиболее эффективно использующих «мягкую силу» для продвижения своих ценностей в мире. Согласно выводам западных социологов, отношение к РФ в мире улучшается, но самой стране тоже придется потрудиться, чтобы выйти из международной изоляции. В опубликованном 14 июня докладе британской PR-компании Portland, посвященном «мягкой силе», Россия появилась впервые. Она заняла 27-е место из 30, опередив Китай и Чехию. Во главе списка находятся США и Великобритания.

Британские PR-специалисты отмечают: при упоминании «мягкой силы» в отношении России у европейских исследователей «лезут глаза на лоб», так как она в последнее время демонстрировала жесткую, а вовсе не «мягкую» силу. По мнению авторов доклада, жесткие меры РФ — это присоединение Крыма, а также поддержка сепаратистов ДНР и ЛНР (самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики) на востоке Украины.

Литература спасет

Эксперты Portland отмечают, что, «несмотря на реваншистскую внешнюю политику, Россия обладает глубокими резервами «мягкой силы» в области культуры». «Как бы то ни было, это страна Эрмитажа, Большого театра, Чехова, Достоевского, Малевича, Чайковского», — говорится в докладе.

«Мы пришли к выводу, что международная общественность больше ориентируется на классическую русскую культуру, чем на современность», — говорит представитель Portland Ральф Пиккеринг. С тем, что литература — один из символов российской «мягкой силы», согласился и американский юрист Джулиан Генри Лоуэнфельд в беседе с «Газетой.Ru». Однако Лоуэнфельд, также известный в литературных кругах своими переводами Пушкина, отмечает, что интерес к русской литературе в США падает.

«Вы сами перестали ценить и экспортировать вашу собственную замечательную культуру», — считает собеседник «Газеты.Ru».

Кроме Толстого и Достоевского, авторы доклада отмечают и современные средства «мягкой силы». Например, социальную сеть VKontakte, которая превратилась в одну из популярнейших в мире.

Заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа Института РАН Сергей Уткин позитивно оценивает результаты доклада. «Если после всех драматических столкновений последних двух лет нам удалось сохранить интерес других стран мира, включая многие страны Запада, — значит, у нас есть определенная «мягкая сила», — считает собеседник «Газеты.Ru».

Кстати, рейтинг Portland на своей странице отметила и глава департамента информации и печати МИДа Мария Захарова, которая сама ведет активную деятельность в СМИ в формате «мягкой силы» — так, как это понимает отечественное внешнеполитическое ведомство. Она поделилась результатами доклада на своей странице в Facebook. Мягкая «промывка мозгов»

В качестве наиболее сильного инструмента российской «мягкой силы» авторы доклада называют главное российское международное СМИ — телеканал RT. «Российские СМИ влияют на мировом уровне», — гласит текст доклада.

Между тем ряд западных экспертов обвиняют Кремль в том, что он использует социальные сети и подконтрольное телевидение для «промывки мозгов» русскоязычным обывателям в различных странах. В связи с этим фактором при НАТО даже создан специальный отдел для противодействия российской пропаганде, которая, по мнению скептиков, часто использует в своих целях маргинальные политические идеи на Западе.

Как отмечает Уткин, в отношениях России с Западом на долгое время была оставлена «надежда на здоровое взаимодействие с мейнстримом». «Акцент делался на маргинальных группах, что было заметно и в политике иновещания. Но это часть проблемы, а не ее корень, — рассуждает эксперт. — В основе «мягкой силы» должно быть все-таки внутреннее развитие. Если есть что показать, то и показывать легче. Нулевые темпы роста не привлекают».

Попытки России использовать «мягкую силу» в отношениях с Западом часто не находят интереса у западной аудитории. Это признают и авторы доклада Portland. Однако отношение к России начинает постепенно меняться в лучшую сторону.

По мнению авторов доклада, сказалось определенное успокоение на Украине, а также активная роль России в борьбе с исламистами в Сирии. «Россия показала себя как глобальный лидер, возглавив международные усилия по борьбе с террористами в Сирии. Это стало главным эффектом, который способствовал продвижению российской «мягкой силы» через западные СМИ», — рассказал «Газете.Ru» один из авторов доклада Джонатан Макглори.

О том, что отношение к России постепенно теплеет, косвенным образом свидетельствует и опубликованный в понедельник доклад американского социологического агентства Pew Research. Несмотря на то что ранее президент США Барак Обама назвал террористическую группировку «Исламское государство» (запрещена в РФ), лихорадку Эбола и Россию тремя главными угрозами для американской безопасности, большинство американских и европейских респондентов Pew Research поместили российскую угрозу на последнее место.

Доклад британской Portland вышел в свет в день, когда британские СМИ вовсю обсуждали драки между российскими и британскими болельщиками во время матчей Евро-2020 во Франции. Британская пресса назвала российских болельщиков «специально обученными хулиганами», которые вели себя как натренированные солдаты. Источник: Газета.ру

Обращаюсь к изучающим немецкий язык! Люди, помогите. Срочно нужно мини — сочинение из 5- ти предложений по теме «Как я провёл лето» в претеритуме. Ничего в нём не смыслю! Решившему даю 20 баллов!

Что ты хочешь узнать?

Ответ

In diesem Jahr ging es bei seinen Eltern auf dem See ruhen. Ich war sehr von dieser Reise fasziniert. Ich half ihnen bei der Hausarbeit. Wir besuchten das Museum mit Freunden. Wir gingen schwimmen im Fluss. In diesem Sommer war ein unglaublicher Sommer.

В этом году мы с родителями ездили отдыхать на озеро. Меня очень увлекла эта поездка. Я помогал им по хозяйству. Мы посетили музей с друзьями. Ходили купаться на реку. Это было невероятное лето

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях