Обстоятельственные (деепричастные) формы глагола в турецком языке

Времена глагола в турецком языке: самое главное

Турецкий язык относится к агглютинативным , то есть “приклеивающим” языкам. Все грамматические формы выражаются присоединившимся к корню справа аффиксом.

Именно эта особенность турецкого языка делает его очень простым для изучения.
Порядок следования аффиксов четко фиксирован — один раз запомнив, Вы никогда не перепутаете личный аффикс с аффиксом времени, к примеру.

Как Вы уже догадались, времена глагола в турецком языке формируются присоединением аффиксов времени с корню глагола. Сейчас мы узнаем основные времена турецкого языка: настоящее, будущее и прошедшее.

Настоящее время на (-[ı]yor)

Если основа оканчивается на согласный, то аффиксу -yor -предшествует один из
четырех гласных (ı, i, u, ü) — в соответствии с законом гармонии гласных (для тех, кто не помнит, что это такое, в конце статьи есть небольшое напоминание).

Beklemek — ждать

Özlemek — скучать

Oynamak — играть

Anlatmak — рассказывать

Давайте поговорим на турецком в настоящем времени!

Для этого сначала запомним несколько новых слов, которые помогут Вам точнее выразиться.

sabah – утро (her sabah – каждое утро, bu sabah – этим утром)

akşam – вечер (то же самое)

gündüz – день (но: her gün – каждый день, bugün – сегодня)

yarın — завтра

dün – вчера

şimdi — сейчас

Ben her gün çalışıyorum — Я работаю каждый день
Bu sabah misafir geliyor — Этим утром приходит гость
Şimdi telefonda konuşuyorum — Сейчас я разговариваю по телефону

Прошедшее категорическое время (-tı/-dı)

Это время обозначает действия, которые говорящий видел собственными глазами, переводится на русский язык обычно формой глагола совершенного вида.
К основе глагола присоединяется аффикс прошедшего времени tı (ti tu tü) или dı (di du dü) в соответствии с законом гармонии согласных.

Çalışmak — работать

Gitmek — идти

Konuşmak — говорить

Давайте поговорим на турецком в прошедшем времени!

Merhaba Aylin! Nasılsın? Привет, Айлин! Как твои дела?
Merhaba Ahmet! İyiyim. Sen nasılsın? Привет, Ахмет! Хорошо. Как ты?
— Ben de iyiyim. Dün ne yaptın? Я тоже хорошо. Вчера что ты делал?
Dün bütün gün çalıştım. Вчера я весь день работал.

Будущее категорическое время (-[y]acak / -[y]ecek)

В турецком языке будущее время на -(y)acak / -(y)ecek действие, которое должно обязательно осуществиться.

К основе глагола присоединяется аффикс acak / ecek.

Gitmek — идти

Yapmak — делать

Не забывайте менять K в аффиксе будущего времени на Ğ в первом лице единственного и множественного числа.

Давайте поговорим на турецком в будущем времени!

Yarın çok işim var. Temizlik yapacağım, alış veriş yapacağım, akşam Türkçe çalışacağım. Ya sen ne yapacaksın? Завтра у меня много дел. Я уберусь, сделаю покупки, вечером займусь турецким. А ты что будешь делать?

  • 2020-04-17 — 09:19:33 — 19 самых употребляемых слов турецкого сленга
  • 2020-12-21 — 12:59:00 — DÜĞÜN — Свадьба
  • 2020-03-14 — 01:20:28 — SMS-сокращения
  • 2020-02-10 — 02:47:50 — Все мы разные

Еще больше тренажеров и тестов в онлайн курсе «Эффективный турецкий»

г. Москва, пл. Тверская застава д. 3, 4 этаж, оф. 410
Телефон: +7 (495) 255-30-20

Мы работаем ежедневно с 9:00 до 21:00

Копирование информации с сайта и ее размещение возможно только с ссылкой на данный ресурс.

Языковые курсы «Диалог» © 2005 — 2020

При оплате заказа банковской картой, обработка платежа (включая ввод номера карты) происходит на защищенной странице процессинговой системы, которая прошла международную сертификацию. Это значит, что Ваши конфиденциальные данные (реквизиты карты, регистрационные данные и др.) не поступают в интернет-магазин, их обработка полностью защищена и никто, в том числе наш интернет-магазин, не может получить персональные и банковские данные клиента.

При работе с карточными данными применяется стандарт защиты информации, разработанный международными платёжными системами Visa и MasterCard — Payment Card Industry Data Security Standard (PCI DSS), что обеспечивает безопасную обработку реквизитов Банковской карты Держателя. Применяемая технология передачи данных гарантирует безопасность по сделкам с Банковскими картами путем использования протоколов Transport Layer Security (TLS), Verified by Visa, Secure Code, и закрытых банковских сетей, имеющих высшую степень защиты.

В случае возврата, денежные средства возвращаются на ту же карту, с которой производилась оплата.

При оплате заказа банковской картой возврат денежных средств производится на ту карту, с которой был произведен платеж

Заявка

Отправьте заявку, и в ближайшее время мы с Вами свяжемся!

Деепричастия (обстоятельственные формы глагола) в карачаево-балкарском языке

Результат исследований : Научные публикации в периодических изданиях › статья

Язык оригинала русский
Журнал ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ 9: ФИЛОЛОГИЯ. ВОСТОКОВЕДЕНИЕ. ЖУРНАЛИСТИКА
Состояние Опубликовано — 2020
Опубликовано для внешнего пользования Да

Цитировать

Результат исследований : Научные публикации в периодических изданиях › статья

T1 — Деепричастия (обстоятельственные формы глагола) в карачаево-балкарском языке

AU — Ульмезова., Л.М.

JO — ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

JF — ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

Р. Андерхилл ПРИЧАСТИЯ В ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ*

В турецком языке имеется два типа относительных кон­струкций. Первый тип представлен в примере (1), производ­ном от (2):

(1) mekteb-e gid-en oglan

школа-даг. ходить-прич. мальчик

’ходящий в школу мальчик; мальчик, который ходит в школу’

(2) Oglan mekteb-e g >

мальчик школа-даг. ходить-насг.

’Мальчик ходит в школу’.

Можно видеть, что суффикс причастия -еп замещает в гла­голе временной суффйкс -ег. Кроме того, «вершинное», или определяемое, имя, появляющееся справа от относительной конструкции, затем опускается 1 .

В конструкции этого типа причастие может быть оформле­но четырьмя разными суффиксами, и самым нейтральным в этом наборе является суффикс -Еп (его алломорфы: -еп, -ап, -yen, -уап), который и приводится во всех наших примерах.

Второй тип конструкции, также выводимый из (2), пока­зан в (3):

Robert Underhill. Turkish participles. — «Linguistic Inquiry», v. 3, № 1, 1972, pp. 87—99.

* Более ранний вариант настоящей статьи был прочитан на зимней сессии Американского лингвистического общества в декабре 1970 г., а также на заседании Гарвардской лингвистической группы в октябре 1970 г. Я чрезвычайно благодарен Стивену Р. Андерсону, Сусуму Куно, Омельяну Прицаку и Юджину Сезару за обсуждение вариантов статьи и высказанные ими предложения, а также Сезар, Шинаси Текин и Айше- гюль Андерхилл, любезно выступивших в роли информантов при вери­фикации турецкого материала.

(3) oglan-m git-tig-i mektep

мальчик-гея. xoдить-яряч.-Зл.ед. школа

’школа, в которую ходит мальчик’

Здесь также на месте временного показателя ставится суффикс причастия (-tig), а определяемое имя при вьюоде предложения опускается. Кроме того, подлежащее вставлен­ного предложения оформляется генитивом, а причастие при­нимает посессивный суффикс, согласующийся с субъектом в лице и числе. В результате возникает подобие номинализован- ной конструкции: ’школа, имеющая отношение к хождению [в нее] мальчика’. В конструкции этого типа допустимы два причастных суффикса; немаркированным является суффикс -DIK (он имеет 16 алломорфов), который и дается в наших примерах.

В большинстве традиционных описаний турецкого языка условия употребления этих двух типов конструкций не сфор­мулированы, а там, где все же делается попытка их опреде­лить, всегда обнаруживаются контрпримеры 2 . Наиболее оче­видным представляется правило, согласно которому конст­рукция с причастием на -Еп выбирается тогда, когда опреде­ляемое имя в исходном предложении является подлежащим, а конструкция с причастием на -DIK — тогда, когда определяе­мое имя подлежащим не является. Так, в паре (2) — (1) оп­ределяемое имя oglan ’мальчик’ в исходном предложении выступает в качестве подлежащего, а в паре (2) — (3) опре­деляемое имя mektep ’школа’ выступает как дативное допол­нение. Поскольку большинство случаев адекватно описывает­ся данным правилом, в дальнейшем мы будем называть при­частие на -Еп субъектным (СП), а причастие на -DIK — объект­ным (ОП).

Определяемое имя, присоединяющее конструкцию с ОП, в исходном предложении может быть дополнением или каким- либо обстоятельством. Так, определяемое имя может стоять в дативе направления (как в (1)), в аблативе направления, в дативе (при глаголе, имеющем валентность на датив), в абла­тиве (при глаголе, имеющем валентность на аблатив), может входить в состав обстоятельства времени или места, оформ­ляться послелогом ile ’с’ (в комитативном, но не в инстру­ментальном употреблении).

Контрпример к приведенному правилу — это прежде всего те случаи, когда определяемое имя в исходном предложении стоит в генитиве (в английском языке в таких случаях упот­ребляется относительное местоимение whose ’чей’).

(4) ogl-u mekteb-e gid-en adam

сын-Зл.ед. школа-dar. ходить-СЯ человек

’человек, сын которого ходит в школу; человек, чей СЬЮ ходит в школу’

Эта конструкция производна от:

(б) Adam-in ogl-u mekteb-e gid-er.

человек-ген. сын-3/i.ed. школа-dar. ходить-насг.

’Сью (этого) человека ходит в школу’.

Определяемое имя adam ’человек’ в исходном предложе­нии не является подлежащим, хотя и входит в ИГ подлежа­щего; собственно подлежащим является ogul ’сын’. Тем не менее употребляется именно СП, а конструкция с соответст­вующим ОП неграмматична:

(6) *ogl-un-un mekteb-e git-tig-i adam

съш-Зл.-ген. школа-dar. ходить-ОЯ-Зл. человек

Ср. встретившийся в одном литературном тексте пример:

(7) апа-si dag-lar-da gez-en bir yilan yavru-su мать-Зл. гора-мн.-лок. бродить-СП арт. змея дитя-3л.е& ’змееныш (букв, дитя змеи), чья мать бродит по горам’,—

(8) Yilan yavru-sun-iln ana-si dag-lar-da gez-er.

змея дитя-Зл.-ген. мать-Зл.ед. гора-лш.-лок. бродить-насг. ’Мать змееныша бродит по горам’.

Хотя определяемое имя yilan yavrusu ’змееныш’ здесь не явля­ется подлежащим, употреблено СП.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола convoler во французском языке.

Еще одним примером может служить (9), получаемое из

(10) по правилу опущения относительного местоимения:

(9) alt-i cam ol-an kayik

дно-Зл.ед. стекло быть-СЯ лодка

’лодка со стеклянным дном’

(10) alt-i cam ol-an kayik

дно-Зл.^. стекло быть-СЯ лодка

’лодка, дно которой — стекло’

Исходным здесь является предложение:

(11) Kayig-in alt-i cam(-dir). лодка-ген. дно-3 л. ед. стекло (-декларатив)

’Дно лодки — стекло’.

Ясно, что во всех приведенных примерах определяемое имя, не будучи собственно подлежащим, выступает как обоз­начение обладателя по отношению к имени, выступающему в функции подлежащего. Сравним эту ситуацию со случаем, когда определяемое имя выступает как обозначение обладате­ля по отношению к имени, не являющемуся подлежащим.

(12) oglan-in mekteb-in-e git-tig-i adam

мальчик-ген. школа-Зл.ед.-даг.ходить-насг. человек ’человек, в чью школу ходит мальчик’

Эта конструкция производна от

(13) Oglan adam-in mekteb-in-e gid-er.

мальчик человек-ген. школа-Зл.ед.-даг. ходить-насг.

’Мальчик ходит в школу этого человека (принадлежа­щую этому человеку)

Здесь требуется ОП; конструкция с соответствующим СП в значении (12) невозможна:

(14) *oglan mekteb-in-e gid-en adam

мальчик школа-3 л. ед. дат. ходить-СЯ человек

Таким образом, если определяемое имя в исходном пред­ложении стоит в генетиве и входит в группу подлежащего, употребляется СП; если же оно входит в какую-то другую ИГ, употребляется ОП. Для того чтобы привести обсуждаемое правило в соответствие с такими случаями, его надо лишь слегка дополнить. Однако существуют также примеры типа:

(15) ust-un-de §arap dur-an masa

верх-Зл.ед.-лок. вино стоять-СЯ стол

’стол, на котором стоит вино’

(16) masa-nm ust-un-de

Определяемое имя masa ’стол’ в (15) не является подле­жащим в исходном предложении и не входит в группу подле­жащего; оно опускается из состава обстоятельства места (в качестве подлежащего в исходном предложении выступает §агар ’вино’). Тем не менее употреблено СП. Ср. также:

(17) alt-in-dan su ak-an карі щіо-Зл.ед.-абл. вода течь-СП дверь ’дверь, из-под которой вытекает вода’

(18) uzer-in-de bir ku§ otur-an agag верх-Зл.ед.-лок. арт. птица сидеть-С/7 дерево ’дерево, на котором сидит птица’

Возможность какого-либо идиоматического употребления СП в сочетании с ustiinde, altindan или uzerinde опровергается следующим примером:

(19) oda-sin-da bir lamba yan-an adam

комната-Зл.ед.-лок. арт. свет (лампа) гореть-СЯ человек ’человек, в чьей комнате горит лампа’

(20) adam-in oda-sm-da человек-ген. комната -Зл.ед.-лок.

’в комнате (этого) человека’,

где odasinda, несомненно, употребляется не идиоматически.

Отметим, что в (15) и (17) — (19) денотат подлежащего во вставленном предложении либо действительно неопреде­ленный (ср. bir кщ ’(какая-то) птица’, bir lamba ’свет, (какая- то) лампа’), либо трактуется как неопределенный (ср. §агар ’вино’, su ’вода’) 3 . Если подлежащее вставленного предложе­ния определенное, необходимо ОП:

(21) ust-un-de §arab-in dur-dug-u masa

вер x-Зл.ед.-лок. вино-ген. стоять- ОП-Зл.ед. стол ’стол, на котором стоит (это) вино’

(22) alt-in-dan suy-un ak-tig-i карі

дно-Зл.ед.-абл. вода-ген. течь-ОЯ-Зл.ед. дверь ’дверь, из-под которой вытекает (эта) вода’.

(23) uzer-in-de ku^-un otur-dug-u agag

верх-Зл.ед.-лок. птица-ген. сидеть-ОП-Зл.ед. дерево ’дерево, на котором сидит (эта) птица’

(24) oda-sin-da lamba-nin yan-dig-i adam

комната -Зл.ед.-лок. свет-ген. тор&тъ-ОП-Зл.ед. человек ’человек, в чьей комнате горит (эта) лампа’

Таким образом, прослеживается интересное регулярное противопоставление: если определяемое имя входит как со­ставляющая (в генитиве) в обстоятельство места, СП употреб­ляется тогда, когда подлежащее во вставленном предложе­нии — неопределенное имя, ОП —тогда, когда подлежащим является определенное имя 4 . Это кажется несколько необыч­ным и наводит нас на предположение о том, что для неопре­деленного подлежащего могут обнаружиться и какие-то дру­гие синтаксические особенности. Действительно, неопреде­ленное и определенное подлежащие оказываются противопо­ставленными с точки зрения линейного порядка слов в прос­том предложении: в турецком языке для подлежащего типич­на позиция в начале предложения, однако неопределенное под­лежащее обычно ставится перед глаголом. Рассмотрим следую­щие пары предложений:

(25) Su kapi-nin alt-in-dan ak-iyor. вода дверь-ген. дно-Зл.ед.-абл. течь-прогр.

’ (Эта) вода вытекает из-под двери’.

(26) Kapi-nin alt-in-dan su ak-iyor.

’Из-под двери вытекает (какая-то) вода’.

(27) Lamba adam-in oda-sin-da yan-iyor. свет человек-ген. комната-Зл.ед.-лок. гореть-нрогр. ’(Эта) лампа горит в комнате (этого) человека’.

(28) Adam-in oda-sin-da bir lamba yan-iyor.

’В комнате (этого) человека горит (какая-то) лампа’. Следовательно, необходимо сформулировать, причем, как мы покажем ниже, на достаточно раннем этапе построения глу­бинной структуры, правило перемещения неопределенной ИГ. Немаркированный порядок слов в турецком предложении таков: подлежащее — прямое дополнение — непрямое дополне­ние — сказуемое, ср. (29) 5 :

(29) Adam taq-i oglan-a at-ti.

человек камень-акк. мальчик-dar. бросить-нрош.

’Человек бросил камень в мальчика’.

Будем считать, что этот порядок обеспечивается правилами базового компонента 6 . Неопределенное прямое дополнение ставится непосредственно перед сказуемым и к тому же не имеет обычного показателя прямого дополнения:

(30) Adam oglan-a taq at-ti.

человек мальчик-dar. камень бросать-прош.

’ (Этот) человек бросил в мальчика камень/камни’. Неопределенное подлежащее также ставится перед ска­зуемым:

(31) Ta§-i oglan-a bir adam at-ti.

камень-акк. мальчик-даг. арт. человек бросать-прош. ’Камень в мальчика бросил (какой-то) человек’.

Если и подлежащее, и прямое дополнение неопределенные, то перемещаются они оба, но дополнение при этом ставится ближе к глаголу-сказуемому; по-видимому, это обеспечи­вается упорядочением операций перемещения неопределен­ных ИГ.

(32) Oglan-a bir adam ta§ at-ti. мальчик человек камень бросить-даг.

’В мальчика (какой-то) человек бросил камень/камни’.

При сказуемом — непереходном глаголе возможен обстоя­тельственный оборот; как правило, это ИГ в дативе, локати­ве или аблативе. При этом немаркированным является поря­док: подлежащее — обстоятельство — сказуемое, ср.:

(33) Dana-lar bostan-a gir-iyor.

теленок-лш. огород-даг. входить -прогр.

’Телята входят в огород’.

Если подлежащее неопределенное, оно перемещается 7 и занимает позицию перед сказуемым:

(34) bostan-a dana-lar gir-iyor. огород-даг. телята-мн. входить-прогр.

’В огород входят (какие-то) телята’.

Ср. также вывод (26) из конструкции типа (25) или вывод

(28) из конструкции типа (27).

Правило перемещения неопределенного дополнения уже успело привлечь внимание исследователей— возможно, в связи с тем что перемещение дополнения сопровождается из­менением его морфологического оформления (соответствен­но наличием или отсутствием показателя прямого дополнения, см. об этом подробнее в Gronbech 1936). Что же касается неопределенного подлежащего, то никаких правил, описываю­щих его перемещение, в литературе нет. Это можно объяснить тем, что искомое правило легко принять за проявление более общего процесса «перемешивания» (scrambling) членов пред­ложения, действующего в турецком на менее глубинном уров­не. Линейный порядок членов предложения, особенно в разго­ворном языке, довольно гибок. Так, если вернуться к (29), то возможны, по крайней мере, следующие варианты рас­становки слов в этом предложении 8 :

(35) adam tasp oglana atti/adam oglana ta^i atti/ta^i adam (=29) oglana atti/ta^i oglana adam atti/ta^i adam atti oglana/

ta§i atti adam oglana/oglana adam ta§i atti/oglana ta§i adam atti/oglana atti adam ta§i.

Таким образом, различия между (25) и (26) или (27) и

(28) вполне могли быть по ошибке приняты за проявление того процесса «перемешивания», действие которого показано в (35). На деле же между двумя упомянутыми правилами имеется существенная разница. Почти полная свобода приме­нения правила «перемешивания» возможна только в том слу­чае, если все ИГ определенные. Если теперь обратиться к (30), то выяснится, что возможны такие варианты, как

(36) adam oglana ta§ atti/oglana adam ta§ atti/oglana ta§ atti (=30) adam/ta§ atti adam oglana,

но не варианты типа

(37) *adam ta§ oglana atti/*ta§ adam oglana atti/*adam oglana atti ta§/*adam atti ta§ oglana.

Аналогичные ограничения распространяются на неопреде­ленные подлежащие и обстоятельственные группы.

Правило перемещения неопределенной ИГ связано с ощу­тимыми различиями в значении определенных и неопределен­ных ИГ; это правило является обязательным. Правило «пере­мешивания» факультативно и, строго говоря, связано с выра­жением коммуникативной перспективы и с эмфатическим выделением некоторой ИГ. Далее, правило перемещения не­определенной ИГ отвечает за формирование того окружения, в котором задается употребление СП, и, следовательно, пред­шествует правилу построения относительной конструкции.

Обратимся снова к трем типам конструкций, в которых выступает СП:

(38) оЦап mektebe gider (ср. (2)) -+ mektebe giden oglan adamn oglu mektebe gider (cp. (5)) -+ oglu mektebe giden

masamn ustunde §arap duruyor (cp. (15)) -+ ustunde §arap

Во всех этих случаях определяемое имя (ср. имена, выде­ленные курсивом) стоит в начале исходного предложения, в котором уже произошло перемещение неопределенной ИГ.

Если же определяемое имя занимает первое место в исход­ном предложении в результате применения правила «переме­шивания», СП не употребляется. Так, предложение, исходное для (21), имеет вид:

(39) §arap masa-nin ust-un-de dur-uyor. вино стол-ген. верх-Зл.ед.-лок. стоятъ-прогр.

’ (Это) вино стоит на столе’.

Применением правила «перемешивания» можно получить

(40) Masanin ust-un-de §arap duruyor. стол-ген. верх-Зл.ед.-лок. вино стоятъ-прогр.

’На столе стоит вино’.

Обоим вышеприведенным предложениям соответствуют конструкции с ОП: (40) соотносится с (21) (но нес (15)), а

(39) — с несколько менее приемлемым (41) 9 :

(41) §arab-in ust-un-de dur-dug-u masa

вино-ген. верх-Зл.ед.-лок. стоятъ-ОП-Зл.ед. стол ’стол, на котором стоит вино’

Таким образом, правило построения относительной кон­струкции, обеспечивающее выбор между СП и ОП, следует за правилом перемещения неопределенной ИГ, но предшествует правилу «перемешивания » членов предложения.

Определяемое имя не только должно в определенной точке трансформационного цикла оказаться в начале предложения, но и должно быть оформлено номинативом или генитивом. Если имя, занимающее позицию в начале предложения, стоит в каком-то ином падеже, СП не может быть употреблено. Так, от (42), где определяемое имя уже вынесено на первое место в предложении, но оформлено дативом, можно произвести только конструкцию с ОП (44), но не конструкцию с СП (43):

(42) Bostan-a dana-lar gir-iyor.

(=34) ’Телята входят в огород’.

(43) *dana-lar gir-en bostan

теленок-мн. входить-СЯ огород

(44) dana-lar-in gir-dig-i bostan

теленок-мн.-ген. входить-ОП-Зл.ед. огород

’огород, в который входят телята’

Ср. аналогичное по смыслу предложение, в котором bostan ’огород’ оформляется генитивом и от которого возможна конструкция с СП:

(45) Bostan-in ig-in-e dana-lar gir-iyor. огород-ген. в-Зл.ед.-дат. теленок -мн. входить-прогр. ’Телята входят в огород’.

(46) ig-in-e dana-lar gir-en bostan

В школе этого не расскажут:  Conversation Video Lessons 2

в-Зл.ед.-дат. теленок -мн. входить-СЯ огород ’огород, в который входят телята’

Можно привести аналогичные примеры, показывающие, что СП недопустимо, если определяемое имя оформлено паде­жом прямого дополнения[32], локативом или аблативом 10 .

Ограничение на падежное оформление определяемого име­ни, подчиняющего относительную конструкцию с СП, наводит на мысль о том, что существует правило, основанное на струк­турном сходстве номинатива и генитива. Мы полагаем, что на некотором уровне глубинной структуры, а именно — на уров­не, предшествующем применению правила генитивного оформления, номинатив и генитив формально не различаются.

Обычная посессивная конструкция типа (47) имеет ту же поверхностную структуру, что и конструкция с отглагольным именем типа (48), ср.:

(47) Ahmed-in qapka-si Ахмет-гвн. шапка-Зл.гд.

(48) Ahmed-in gel-me-si

В такой конструкции ИГ обладателя (или субъекта) оформляется генитивом, а ИГ принадлежности (или отгла­гольное имя) — соответствующим посессивным суффиксом; ср.:

(49) a) ben-im qapka-m

’моя шапка’ b) ben-im gel-me-m

я-ген. прихоцатъ-показ.отгл. имени-1 л. ед.

Подобное сходство хотелось бы зафиксировать, и мы пред­лагаем ввести единое для (47) и (48) правило, в соответствии с которым ИГ присоединяют суффикс генитива и посессивный суффикс 11 . Однако (48) очевидным образом восходит к структуре, напоминающей структуру конструкции с личной формой глагола типа Ahmet gel 4-Tense ’ (Ахмет) +приходить+ показ.времени’. Следовательно, генитивное оформление надо признать трансформационным правилом, предположив, что трансформация номинализации (образующая конструкции типа (48)) позволяет получить на выходе такую же поверх­ностную структуру, как в обычной посессивной конструкции. К подобной конструкции затем применяется правило генитив- ного оформления ИГ.

Мы не пытаемся дать здесь формальное описание этого процесса 12 или показать, как и почему действует правило построения относительной конструкции. Однако, если правило генитивного оформления ИГ существует, оно должно приме­няться, по крайней мере, к некоторым конструкциям, полу­чаемым на выходе правила построения относительной конст­рукции. Речь идет о конструкциях с ОП. Суффиксы ОП -DIK и -ЕсЕК могут выступать также как показатели фактивного (констатирующего) имени, например:

(50) Ahmed-in gel-dig-i belli.

Ахмет-ген. прийти-БІК-Зл.ед. очевидный ’(Факт) приход (а) Ахмета очевиден; очевидно, что Ахмет пришел’.

Обращает на себя внимание сходство между (50) и кон­струкцией с ОП типа:

(51) Ahmed-in gel-dig-i ev Ахмет-ген. прийти-ОЯ-Зл.ед. дом ’дом, в который пришел Ахмет’

Связь между (50) и (51) очевидна, и мы считаем, что в них, как ив (48), было применено правило генитивного оформления ИГ.

Таким образом, вполне вероятно, что имена, оформленные генитивом в поверхностной структуре, еще не имеют падеж­ного оформления на том уровне глубинной структуры, на ко­тором действует правило построения относительной конструк­ции, хотя все другие имена к этому времени уже должны иметь падежное оформление 13 . При применении правила построения относительной конструкции СП выбирается в том случае, если определяемое имя занимает начальную позицию в исходной конструкции и не оформлено падежным показа­телем; в противном случае выбирается ОП. Возможно, коре- ферентное определяемому имя во вставленном предложении оформляется не для автоматического опущения, происходя­щего одновременно с построением самой относительной кон­струкции, а на случай опущения в дальнейшем — иначе было бы трудно объяснить появление посессивных ИГ типа (oglu) в(4) 14 . Что касается генитивного и посессивного оформле­ния, то они действуют для всех конструкций, с точки зрения поверхностной структуры совпадающих с посессивной.

1 Поскольку полного совпадения по значению между соответствую­щими временными показателями системы финитного глагола и причас­тий нет, определить грамматическое время глагола исходной конструк­ции по причастию производной не всегда возможно. Специально этот вопрос здесь не обсуждается.

2 Наиболее последовательно рассматривают этот вопрос Дж. Льюис (Lewis 1967, с. 260—263) и Р. Лиз (Lees 1970, с. 132—135). В рабо­тах Кононов 1956, с. 444—446, 452—453 и Kissling 1960, с. 177— 178 приводятся интересные примеры.

3 Неопределенный артикль bir делает имя неопределенным, однако имя без артикля может быть как определенным, так и неопределенным, кроме того, оно может иметь значение единственного или множественно­го числа. Так, iizerinde ku§ oturan agag означает ’дерево, на котором си­дит/сидят (какая-то/какие-то) птица Дггицы’. Ср. также (18).

4 Подлежащее вставленного предложения выступает в генитиве, будучи определенным, и в номинативе — будучи неопределенным. Дело в том, что употребление ОП требует генитивного оформления подлежа­щего, а употребление СП — нет.

5 В тех грамматиках, где порядок слов рассматривается (Lewis 1967, с. 239—241; Kissling 1960, с. 113—114), утверждается, что в доминантном порядке слов непрямое дополнение предшествует прямо­му. Однако мои информанты настаивают на том, что «более нейтраль­ным», то есть немаркированным, является обратный порядок следова­ния дополнений. Возможно, расположение непрямого дополнения ближе к сказуемому (по сравнению с прямым) противоречит интуитивным представлениям носителей германских языков.

6 Это утверждение возможно, поскольку никаких доказательств обратного нет. Порядок, наблюдаемый в (29), задается либо правилами базового компонента, либо правилами, применяемыми до правил, о ко­торых идет речь в нашей работе; все прочие изменения порядка слов связаны с действием правила «перемешивания» (см. ниже).

7 По-видимому, неопределенное подлежащее может «перескаки­вать» только через то обстоятельство, которое сочетается с данным гла­голом в силу его селективных признаков. Речь идет о случаях, когда обстоятельство, строго говоря, является составляющей глагольной группы. При введении в (29) обстоятельства места получим

(i) Adam sokag-in orta-sin-da taq-i oglan-a at-ti.

человек улица-гек. посреди-Зл.-лок. камень-акк. мальчик-дяг. бро-

’(Этот) человек бросил посреди улицы камень в мальчика’. Соответствующее предложение с неопределенным подлежащим имеет вид:

(ii) Bir adam sokag-in orta-sin-da taqi oglan-a at-ti,

где к bir adam не применяется обсуждаемое здесь правило перемещения, однако может быть применено правило «перемешивания», о котором пойдет речь ниже. Аналогично для предложения ’Человек поливает цветы в саду’ допустимы следующие варианты порядка слов (в скобках дается оценка информантами степени приемлемости варианта):

(iii) Bir adam bahge-de gigek-ler-i su-lu-yor.

арт. человек сад-лок. цветок-мн.-акк. поливать-прогр.

(iv) Bahge-de bir adam gigek-ler-i su-lu-yor (хорошо);

(v) Bahge-de gigek-ler-i bir adam su-lu-yor (хуже).

По-видимому, связь между сказуемым — переходным глаголом и обстоятельством в этих предложениях иная, нежели в случае с непере­ходным глаголом (ср. (34), (26) и (28)). Мы полагаем, что этим можно объяснить употребление исключительно непереходных глаголов в конст­рукциях типа (15), (17) —(19).

8 Другие варианты порядка слов, в том числе [33]atti adam taqi ogla- na/*atti taqi adam oglana, недопустимы. По крайней мере, для данного примера действует ограничение, в силу которого глагол не может стоять на первом месте в предложении. Таким образом, абсолютной свободы в применении правила «перемешивания» в турецком нет.

9 Это предложение признается носителями языка менее приемле­мым; причиной здесь может быть как то, что сочетание ^rabin iistiinde потенциально двусмысленно (оно может быть понято как ’поверх вина, на вине’), так и то, что наиболее предпочтительным результатом опера­ции «перемешивания» считается постановка обстоятельства в начальной позиции.

10 В качестве контрпримера здесь можно привести некоторые посло­вицы, например много раз обсуждавшаяся в литературе (у А. Н. Коно­нова, Дж. Льюиса, Р. Лиза) пословица Giineq girmiyen eve hekim girer ’Если в дом не заходит солнце, в него придет врач’ (в исходном предло­жении определяемое имя должно стоять в дативе) или Ateq olmiyan yerden duman gikmaz ’Нет дыма без огня (букв, дым не поднимается от того места, где нет огня)’ (определяемое имя стоит в локативе). По­скольку конструкции с причастием на -Dig появились в турецком отно­сительно недавно, можно предположить, что более архаичное причастие на -Еп сохраняется здесь именно потому, что это пословицы.

Некоторые носители языка считают (43) правильным и допускают его в свободном варьировании с (44). Для них СП обязательно при опре­деляемом имени в номинативе или в генитиве, СП и ОП одинаково воз­можны при определяемом имени в дативе, локативе или аблативе, а

ОП, и только оно, обязательно при определяемом имени в падеже пря­мого дополнения (в последнем случае употребление СП привело бы к двусмысленности). Однако большинство говорящих признает (43) по меньшей мере сомнительным.

11 Мы исходим здесь из, несомненно, ложного допущения о том, что генитивный и посессивный показатели присоединяются к именам в результате применения единого правила.

12 Имеет смысл хотя бы кратко остановиться на глубинном сход­стве между конструкциями с номинативом и генитивом. В обычной посессивной конструкции, представляющей собой ИГ, имя обладателя — тоже ИГ; ИГ обладателя может быть распространена так, чтобы вклю­чить любые принципиально возможные для ИГ составляющие, в том числе — другое имя обладателя:

Ahmed-in baba-si-nin §apka-si Ахмет-ген. отец-Зл.ед.-ген. шапка-Зл.ед.

«шапка отца Ахмета’

Имя принадлежности со своими определителями образует составляю­щую ИГ, но не собственно ИГ, поскольку при распространении этого имени ему могут быть подчинены все составляющие ИГ, кроме имени обладателя. Так, невозможно

в значении ’шапка Ахмета и Мехмета’, то есть ’шапка, принадлежащая и Ахмету, и Мехмету’.

Ограничение, в соответствии с которым при имени принадлежности возможно только одно имя обладателя, верно для турецкого, английско­го, тайского; мы полагаем, что оно универсально. В связи с этим отме­тим, что сказанное никак не опровергается ни случаями союзной связи между именами обладателей (Ahmedin ve Mehmedin $apkasi ’шапка Ахме­та и Мехмета’), ни случаями аппозитивного расположения имен (имеет­ся в виду свернутая нелимитирующая определительная/относительная конструкция, например Ahmedin, babanin, §apkasi ’Ахмета, отца, шапка’, соответствующая Ahmedin, yani babanin, §apkasi ’Ахмета, отца то есть, шапка’). Нельзя признать контрпримером и конструкцию типа Ahmedin азді qapkasi ’Поварской колпак Ахмета’, где речь идет о принадлежащей Ахмету особой шапке, какую носят повара. Группа аеді §apkasi отличает­ся от посессивного оборота типа (47), это видно уже из того, что в ней не появляется при имени суффикс генитива. Далее, и в турецком, и в английском прилагательные и любые другие определители в собственно посессивной конструкции могут отделять имя обладателя от имени при­надлежности (Ahmedin beyaz §apkasi ’Ахмета белая шапка’), а в сочета­нии данного типа могут только предшествовать всей группе: beyaz ааді $apkasi ’белый поварской колпак’, но *аеді beyaz qapkasi.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола s'enliser во французском языке.

Внутренняя структура всей рассматриваемой посессивной ИГ может быть представлена в терминах, предлагаемых в Chomsky 1970: N2 — (в схеме — N с двумя чертами сверху) — это собственно ИГ, a (в схе­ме — N с одной чертой сверху) — ИГ без имени обладателя. Тогда полу­чим:

Ahmed-in beyaz едэка-si Ахмет-геи. белая шапка-Зл.ед. ’Ахмета белая шапка’

Мы пришли к тому, что обладатель может быть представлен как исход­ный узел N2 в структуре, подчиненной узлу N2. Так же можно опреде­лить и субъект в конструкции с отглагольным именем: будучи подле­жащим простого предложения, он является N2, а простое предложение в номинализованном виде подчиняется узлу N2 вершинного предло­жения.

В связи с искомым сходством номинатива и генитива интересно обратиться к наблюдению, сделанному в Chomsky 1970, с. 211: «внутренняя структура именной конструкции отражает внутреннюю структуру предложения». Грамматическая функция имени обладателя в посессивной ИГ аналогична субъектной в предложении. В предложе­нии данная функция помечается номинативом, в ИГ — генитивом. Тогда различие между генитивом и номинативом сводится к тому, что гени­тив маркирует именные конструкции (в отличие от глагольных).

13 По-видимому, они помечаются либо правилами базового ком­понента, либо, как, вероятно, это имеет место для падежа прямого дополнения и некоторых употреблений датива, наиболее ранними прави­лами трансформационного цикла.

14 Здесь, вероятно, был бы уместен подход, предложенный в Pos­tal 1970. Суть подхода заключается в том, что некоторая составляющая заранее помечается как возможная мишень для опущения (сокраще­ния) . При построении относительной конструкции имя во вставленном предложении, кореферентное определяемому имени главного предло­жения, помечается как будущая «мишень» ([+Doom]); имя с такой пометой подлежит опущению после применения правила посессивного оформления. Мы благодарим С. Куно, указавшего нам на это.

Обстоятельственные (деепричастные) формы глагола в турецком языке

Тема «Глагольные формы», являющаяся одной из важнейших в разделе глаголов грамматики турецкого языка, имеет особое значение для иностранных студентов, изучающих турецкий.

Слово «фиильимси» означает похожее на глагол, выглядящее как глагол, но им не являющееся слово.

В грамматике глагольными формами называют формы, происходящие от глаголов, не присоединяющие окончания глагольных наклонений и выполняющие в предложении роль имен существительных, прилагательных и наречий.

К сожалению, в настоящее время число созданных как турецкими, так и иностранными авторами работ, посвященных исследованию глагольных форм в турецком языке, невелико. С развитием тюркологии в России были изданы многие книги, помогающие в изучении турецкого языка, в том числе и немалое количество книг по грамматике. В этих ценных работах теме глагольных форм не было уделено необходимого внимания, и многие проблемы по этой теме, с которыми так часто сталкиваются студенты, остались неразрешенными.

Обязательная после изучения простого разговорного турецкого языка тема глагольных форм является одной из самых сложных тем для изучающих турецкий язык иностранных студентов и преподающих тюркологов.

Я имею честь представить вниманию студентов, изучающих турецкий, вторую версию книги «Глагольные формы в турецком языке» (Глагольные формы в турецком языке. М.: URSS, 2005. 120 c.), вышедшей в свет в 2005 году.

Судя по большому спросу, которым пользовалась первая книга, мы понимаем, что значение темы глагольных форм было хорошо понято студентами и преподавателями. Поэтому я считаю, что она должна быть раскрыта еще глубже. Этой цели я и посвятил данную книгу.

Данная книга состоит из четырех частей:

1 — Глагольные формы;

2 — Составные глаголы;

3 — «Нереальные» наклонения глаголов;

4 — Служебные слова.

Книга состоит на 2/3 из глагольных форм и включает в себя 160 различных форм. В первой части книги рассмотрены 112 причастий, деепричастий, отглагольных имен и инфинитивов (глагольных форм), во второй — 14 составных глаголов, в третьей — 10 «нереальных» наклонений глаголов, в четвертой — 24 союза, послелога, частицы.

В начале каждого раздела приведена небольшая информация, связанная с темой раздела. Это обеспечивает приобретение студентами необходимых знаний по теме.

С переводом каждой формы объясняется, где она используется и для чего служит.

В конце каждой темы приведены упражнения как на турецком, так и на русском языках, которые позволяют закрепить знания по теме.

После объяснения близких по значению форм для уяснения разницы между ними в книге присутствует раздел «примечание», основанный на методе сравнения и снабженный необходимыми примерами.

Кроме того, для каждой формы приведено ее отрицание, если таковое существует.

Первый пример приведенных в книге форм, которые могут вызвать затруднение у студентов, переведен на русский язык вместе с необходимыми пояснениями.

Усовершенствованная по сравнению с первой книгой данная работа поможет всем изучающим турецкий язык не только в теме глагольных форм, но и во многих темах, связанных с глаголами.

Работа знаменитого физика и математика Роджера Пенроуза посвящена изучению проблемы искусственного интеллекта на основе всестороннего анализа достижений современных наук. Возможно ли моделирование разума? Чтобы найти ответ на этот вопрос, Пенроуз рассматривает широчайший круг явлений: алгоритмизацию. (Подробнее)

Перед читателями — научный бестселлер американского писателя Джона Дербишира, удостоенный премии имени Эйлера за лучшее популярное изложение математической проблемы. Книга посвящена великой догадке немецкого математика Бернхарда Римана, выдвинутой им в работе «О числе простых чисел, не превышающих. (Подробнее)

Перед Вами — блистательное исследование чилийских ученых-биологов Умберто Матураны и Франсиско Варелы. В нем представлены основы альтернативной теории познания, главные положения которой противопоставлены классической теории отображения действительности (репрезентационизму).

Сюжетом этой книги. (Подробнее)

Перед читателями — уникальный своеобразный путеводитель по марксизму, в который вошли извлечения из классических работ В.И.Ленина, посвященные системе взглядов и учению Карла Маркса. Составитель хрестоматии, академик АН СССР В.В.Адоратский, выбрал работы Ленина с таким расчетом, чтобы получилось. (Подробнее)

В последние 30 лет на передовых рубежах научного знания формируется принципиально новый взгляд на феномен жизни, в рамках которого жизнь предстает как системное явление. Все больше внимания уделяется вопросам, связанным с теорией сложности, с понятиями сетей и моделей организации, что. (Подробнее)

В настоящей книге представлен подробный перечень дат жизни и деятельности великого немецкого философа, основоположника научного коммунизма, экономиста, социолога, политического журналиста Карла Маркса, составленный на основе источников по его биографии и по истории марксизма Институтом Маркса—Энгельса—Ленина. (Подробнее)

Ведущие исследователи работ Маркса предлагают неожиданную радикальную интерпретацию марксизма, объясняющую провалы неолиберализма и закладывающую основания для новой политики освобождения. Не проводя плоских сравнений между мировоззрением Маркса и нашей сегодняшней политической ситуацией, Славой Жижек. (Подробнее)

Перед читателем — удивительная книга, переведенная на все основные языки мира и ставшая мировым интеллектуальным бестселлером. Она повествует об истории одного математика, Петроса Папахристоса, оставшегося до конца верным великой идее познания истины, всю свою жизнь посвятившего поиску решения одной-единственной. (Подробнее)

Данная книга — первая русскоязычная монография о великом шотландском философе эпохи Просвещения Дэвиде Юме, охватывающая все стороны его жизни и творчества и все его труды. Автор разъясняет ключевые идеи Юма, сохраняющие значение в наши дни, подробно рассказывает о его жизни, а также детально. (Подробнее)

ОБИЛЬНОЕ КОЛИЧЕСТВО АВТОРСКИХ ФОТОГРАФИЙ АРХИТЕКТУРНЫХ ОБЪЕКТОВ.

Настоящая работа знакомит читателей с архитектурой Москвы прошлого на примере архитектурных памятников, уцелевших после многочисленных реконструкций города в ХХ столетии. Работа построена в виде краткого рассказа о развитии. (Подробнее)

Выберите страну доставки

Для получения полной информации о книгах
нужно указать страну доставки
Вашего возможного заказа:

Тема №5 Причастие и деепричастие – особые формы глагола

Причастие — это особая форма глагола, которая обозначает признак предмета по действию и отвечает на вопрос какой?

Глагольные признаки причастий: переходность – непереходность (читающий книгу, виднеющийся в поле), вид (читавший, прочитавший), залог (действительный и страдательный: вытаскивающий – вытаскиваемый), время (настоящее и прошедшее: читающий – читавший), возвратность (виднеющийся).

Признаки прилагательного у причастий: зависимые формы рода, числа, падежа (написанная книга, написанное письмо, написанные письма); наличие у страдательных причастий полной/ краткой формы, парадигмы склонения (написанное письмо, написанного письма, к написанному письму и т.д.).

Разряды причастий

Действительные Страдательные
обозначают признак того предмета, лица, которое само производит действие: Солнце, нагревающее землю. обозначают признак того лица, предмета, который испытывает на себе действие другого предмета: Земля, нагреваемая солнцем.
Суффиксы настоящего вр.: -уш-(-ющ), ащ-(ящ): читаj –ущий Суффиксы настоящего вр.: -ем-, -им-: содерж-им-ый
Суффиксы прошедш. вр.: –вш-, -ш: ходи-вш-ий Суффиксы прошедш. вр.: ; -нн-, -енн-, -т-: смоло-т-ый

Деепричастие – неспрягаемая форма глагола, которая обозначает действие, добавочное к основному, и совмещает в себе признаки глагола и наречия.

Глагольные признаки деепричастий: глагольное значение, вид (читая — прочитав), залог, переходность/непереходность (читая книгу – возвращаясь домой), возможность определяться наречием (верно понимая).

Признаки наречий у деепричастий: деепричастия не изменяются, примыкают к словам, от которых зависят, и выполняют роль обстоятельств: сидел согнувшись, разговаривала улыбаясь.

Деепричастия совершенного вида образуются от основы неопределенной формы с помощью суффиксов –в-, -вши-, -ши-: сдела-ть – сдела-в, сдела-вши, принес-ти – принес-ши. Деепричастия несовершенного вида образуются от основы глаголов настоящего времени при помощи суффикса -а-: (читj – ут – читаj –а).

Упражнение 62. Определите, к каким частям речи относятся слова. Выделите суффиксы в причастиях. Определите их разряд (действительные, страдательные) и время.

Закапывающий –________________, делая – ________________, повысив –________________, юный –________________,выполненная –________________, искавший –________________,сиреневый –________________,выросший –________________.

Правописание причастий

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома — страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 8810 — | 7168 — или читать все.

91.105.232.77 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях