Можно ли сохранить языки национальных меньшинств Глобализация против культуры.

Содержание

Глобализация и сохранение национальной идентичности

Если мысленно представить развитие человечества, то наблюдается следующая картина: происходит постепенное сближение народов, государств, культур. Раньше отдельные страны и народы мира были изолированы друг от друга. Теперь же они вступили в тесные глубинные связи – все они оказались в условиях взаимных контактов, отношений взаимозависимости. Существуют различного рода международные и региональные организации и учреждения, регулирующие политические, культурные, экономические и иные отношения государств и народов.

Возникшая глобальная система очень сложна и многообразна. В нее вовлечены народы и государства, стоящие на разных уровнях развития, имеющие свои национальные культуры и традиции, свои религиозные представления и убеждения. Все это ставит много новых проблем, которые человечество еще не осознало и не научилось решать в соответствии с новыми реалиями.

Исследователи глобализации, как отечественные, так и зарубежные, слишком много увлекаются изучением вопросов интеграции. Они забывают о том, что интегративные процессы носят сложный и противоречивый характер. Так, например, Европейский союз, кроме координации общих действий по тем или иным вопросам, пока не свидетельствует о подлинной интеграции европейских народов. Достаточно сказать, что до сих пор не принята Европейская конституция, которую отвергли французы, голландцы и некоторые другие члены Евросоюза. Будет ли это конфедерация или нечто другое? Не решена проблема политического гражданства европейского союза. Исчезнут ли немцы, французы, итальянцы, и появятся ли на их месте новые европейцы? Каковы будут идеалы, ценности, нормы этого нового сообщества? Отбросят ли они все общее? Вообще Европейский союз представляет собой не союз народов, а союз государств.

Если вместо французов, немцев и других народов Европы появятся некие европейцы, то должны исчезнуть французская, немецкая, испанская и другие культуры европейских народов. Но не обеднеет ли Европа? Думаю, что вопрос ставится правильно. Этот вопрос касается и России, переживающей сложный период своей истории. В России, например, теперь не принято говорить об исторической памяти, без которой нет преемственности поколений. А без преемственности поколений нет истории народа. Нельзя отрицать все, что было создано предшествующими поколениями. Уместно вспомнить в этой связи Пушкина: «Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим»[1]. Прошлое и настоящее представляют собой некое единое целое. Нет прошлого без настоящего и настоящего без прошлого. Память о прошлом помогает народам лучше знать свои традиции, свою культуру, свои национальные ценности и, отталкиваясь от них, идти дальше по пути социального прогресса. Память о прошлом помогает сохранению своей национальной идентичности.

С исторической памятью связан патриотизм. Если в эпоху глобализации исчезают национальные границы, национальные государства, то нужен ли патриотизм, то есть любовь к Родине, к своим традициям, обычаям, к своей культуре? Одни исследователи отвергают патриотизм, другие, напротив, защищают его. На мой взгляд, сторонники патриотизма правы. Чтобы сохранить свою этническую идентичность, надо защищать и приумножать свою культуру. Патриотизм немыслим без национальной идентичности. Современный американский исследователь С. Хантингтон в книге «Кто мы?» пишет, что идентичность, то есть самосознание, присуща не только индивиду, но и социальным группам и народам. Без идентичности нет ни индивида, ни группы, ни народа.

Патриотизм не исключает интернационализм, уважение к другим народам, к их культурным ценностям. Но патриотизм отвергает космополитизм. Кстати говоря, самые ярые сторонники глобализации – США – вовсе не отказались от патриотизма. Они огульно не критикуют свое историческое прошлое. Более того, они стараются не освещать многие факты своей истории, которые могли бы помешать патриотическому воспитанию граждан. В современном мире американцы хотят занять господствующее положение. Неслучайно З. Бжезинский открыто заявляет, что цель политики США должна без каких-либо оправданий состоять из двух частей: необходимо закрепить полностью собственное господствующее положение хотя бы на период существования одного поколения, но предпочтительно на еще больший период времени; и необходимо также создать геополитическую структуру, которая будет способна смягчить неизбежные потрясения, неизбежное выживание[2]. Таким образом, обозначается цель, с которой не могут согласиться другие страны и народы. Такое неприкрытое, наглое навязывание своих идеалов и целей вызвало ответную реакцию. Эта реакция, направленная на защиту уникальности своей культуры, своей национальной идентичности, на создание наиболее благоприятного климата для собственного развития, для обеспечения прогресса своего общества, нашла свое отражение в патриотизме.

Надо сказать, что хотя предпринимались в последние годы самые активные меры по дискредитации патриотизма, обвинения в шовинизме и национализме, патриотизм сохранился благодаря сильному консерватизму нашего общества. И в этом плане мы должны говорить о здоровом консерватизме, который был направлен на выживание нации, на сохранение лучших идеалов, на решение наиболее актуальных вопросов не только для нашей страны, но и для международного сообщества. Существует разного рода консерватизм. Есть консерватизм, который носит реакционный характер. В России всегда был и есть консерватизм, который сохранял и охранял лучшие российские традиции. В каждом обществе существуют проблемы традиции. Можно выбирать традиции, которые будут давать только негативные результаты, а можно выбирать традиции, которые отбирали лучшие, наиболее приспособленные, наиболее социально ориентированные способы выживания народа.

Можно, конечно, обвинять патриотизм во всякого рода грехах. Однако российский патриотизм не дал окончательной возможности распродать нашу страну, не дал возможности торжества сепаратизма на ее просторах. Он не дал возможности верхушечным слоям населения превратиться в спрут для всего российского народа. Он дал толчок к истинному осмыслению реальных интересов нашей страны. Он не дал возможность компрадорской буржуазии высосать все соки из нашего государства.

Нельзя не отметить, что не только обыватель, но и люди, имеющие ученые степени и ученые звания, не всегда понимают и представляют реально происходящие процессы в современном мире. Так, в последние годы на Западе появились так называемые «экономические убийцы», которые сознательно предлагают другим странам и народам заведомо ложный путь развития, приводящий их в тупик, не обеспечивающий их стабильность. В конечном итоге они оказываются под контролем развитых стран. Нельзя не отметить и тот факт, что так называемый либеральный путь развития не привел ни одно отсталое государство к экономическому успеху. Только те страны добились высокого уровня развития, которые не отказались от своих культурных ценностей, от своей национальной идентичности и от своего образа жизни. Речь идет в первую очередь об Индии, Китае, Южной Корее и др. Поэтому сохранение своеобразного станового хребта у каждого государства является залогом его успеха. В этом становом хребте центральное место занимает патриотизм.

Чтобы понять суть патриотизма или национальной идентичности, можно провести сравнительный анализ российского и американского патриотизма. Американский патриотизм основывается на идее так называемого большого пространства, находящегося под контролем США. Известный немецкий политолог К. Шмидт писал, что все намерения США во внешней политике основаны на поступательных инициативах. Первоначально выдвинутая доктрина Монро звучала как американская доктрина для американцев, а затем она превратилась в формулу «весь мир для США».

Американцы закрепили принципы неограниченной гегемонии в системе международного права. Еще президент Рузвельт выдвинул положение о существовании особенного международного права, основным субъектом которого являются США. Они стали исходить из того, что их воля – закон для всего мира. Причем они для реализации своей воли используют все средства, в том числе военные. Американский исследователь Г. Видал пишет, что США ведут вечную войну во имя вечного мира. «. Каждый месяц нам преподносят нового омерзительного врага, по которому мы должны нанести удар, прежде чем он уничтожит нас»[3]. США весь мир объявили зоной своих жизненных интересов. Они навязывают американскую модель глобализации. Американские транснациональные корпорации во всем мире имеют свои филиалы и работают на экономику США. Американская эстрадная музыка, американские ценности навязываются всему остальному миру.

Американские власти провозгласили «право» и даже «долг» США насаждать свою политическую систему во всем мире. Историк Дж. Фиске писал, что в скором будущем американская система правления распространится от полюса до полюса, и на обоих полушариях установится господство США со своими политическими институтами и учреждениями. Американские идеологи это стремление США к мировому господству назвали «космической тенденцией».

Еще в конце XIX века многие американские исследователи и военные выдвинули теорию подвижных границ, воплотившуюся впоследствии в политику открытых дверей в глобальном масштабе. Было заявлено, что США не имеют установленных границ и что их границы подвижны. В настоящее время можно проследить яркое воплощение этой доктрины в жизнь. Конечно, США понимают, что ситуация значительным образом изменилась и что прямая военная оккупация, захват других стран связаны с большими издержками. Поскольку вполне естественно, что население оккупированных стран будет оказывать жесткое сопротивление, США не стремятся к открытому захвату территорий. Они захватывают контроль над стратегией поведения государства. Устанавливают контроль над его экономическими, политическими и культурными институтами. Внутри страны они находят пятую колонну, которая работает под их диктовку.

США ставят своей целью ослабление российского влияния в Восточной Европе, в странах СНГ и превращение этого региона в сферу своего влияния. США намерены создать перманентные каналы влияния, чтобы не допустить возрождения бывшего Советского Союза. Очевидно, все это предполагает и властно требует определенных защитных мер, и такой естественной мерой является развитие российского патриотизма.

Американская культура основывается на принципах богоугодничества, расизма, индивидуализма, культа силы, потребительства, конкуренции, эгоизма и т. д.

Российский патриотизм имеет принципиально иные корни. Он никогда не был направлен на уничтожение другой цивилизации, другой культуры, другого государства, других идеалов. Россия в отличие от США никогда не уничтожала другие народы, даже российская колонизация, на которую любят ссылаться, носила другой характер. С одной стороны, это была история, когда многие народы входили в состав Украины, Казахстана, Калмыкии и др., а с другой стороны, в России широкое распространение получила так называемая народная колонизация, когда шло расселение народа, когда народ вступал и передавал совместный опыт. Благодаря патриотическому воспитанию всех советских людей была одержана победа над немецким фашизмом.

Внедрять высокие гуманитарные ценности и жизненные идеалы, а не идеалы разрушения, уничтожения и принуждения других народов – вот что необходимо современному миру.

Российская культура в значительной степени отличается от американской культуры. Американской культуре, как уже отмечалось, присущ культ силы, культ личного успеха и стяжательства. В отличие от американской культуры российская культура строится на принципиально иных основаниях. В России доминируют соборность и коллективизм. В России всегда сопереживали друг другу, оказывали безвозмездную помощь друг другу. В России никогда не ставились на первое место прибыль, богатство, стяжательство, сплошное потребительство и другие либеральные ценности. Российская культура – это культура высоких идеалов и устремлений, культура высоких ценностей. Такая культура дает возможность ставить себя в положение другого и поступать в соответствии с этим положением. Только такая культура могла спасти весь мир от фашистской чумы, принеся многочисленные жертвы. Американцы до сих пор помнят о событиях в Перл-Харборе, где погибло около трех тысяч человек. В то же время на Западе многие забывают о тех чудовищных потерях, которые во имя торжества справедливости и свободы во всем мире понес Советский союз. Ежедневные потери СССР в первые месяцы войны составили 50–60 тысяч человек, то есть они были в 20 раз больше одноразовых потерь американских войск в Перл-Харборе.

Культурное пространство России в конце 80-х годов XX столетия оказалось сильно разрушенным и ущербным. До сих пор оно не восстановлено и не заполнено ценностями, в которых нуждается российский народ. В эти годы теория и практика воспитания оказались лишенными конкретных ценностных и значимых ориентиров и долговременной обоснованной стратегии. В России господствовал духовный колониализм, полное преобладание ценностей так называемой демократии и считалось, что только восприятие западных ценностей, ценностей либеральной демократии может решить все проблемы реформирования и развития России. Страна пошла по подражательному пути развития, который никому не давал больших успехов. Например, опыт Китая, Индии, стран ЮАР и других показывает, что только самостоятельно, рационально выбранный путь развития может принести реальные успехи.

Однако ясно, что слепое копирование западного опыта не может дать существенных результатов. Естественно, что никто не ставит вопрос об отрицании западных ценностей. Конечно, можно и нужно заимствовать позитивный зарубежный опыт. Но опираться надо в первую очередь на собственные традиции и культурные ценности. Только в этом случае можно сохранить свою национальную идентичность.

Таким образом, происходящая в современном мире глобализация, охватившая все сферы общественной жизни – экономическую, политическую, культурную и другие, – носит сложный и противоречивый характер. С одной стороны, она объективна, так как по мере развития человечества углубляются интеграционные процессы культур, цивилизаций, народов и государств. Но, с другой стороны, глобализация приводит к потере национального менталитета, национальной идентичности, национальных ценностей и культур. Мир становится космополитическим и однообразным. Но есть все основания для корректировки негативных последствий глобализации. Ведь люди сами делают свою историю. Поэтому они могут и должны устранять отрицательные стороны глобализации. Можно и нужно сохранить национальную идентичность и национальную культуру.

[1] Пушкин, А. С. Соч.: в 3 т. – М., 1986. – Т. 3. – С. 484.

[2] Бжезинский, З. Великая шахматная доска. – М., 1998. – С. 254.

[3] Видал, Г. Почему нас ненавидят? Вечная война во имя вечного мира. – М., 2003. – С. 24.

«Маргинализация национальных меньшинств на фоне акцента на русском языке и культуре»

В Совете Европы раскритиковали языковую реформу, поддержали раздробление татар на субэтносы в ходе переписи и отругали Тыгина за цыган

Консультативный комитет рамочной конвенции по защите нацменьшинств оценил, как Россия исполняет обязательства по поддержке малых народов. В докладе, опубликованном сегодня, много места уделено Татарстану и татарам. В школах, по мнению экспертов, ликвидируется многоязычие, в переписи сибирских татар уравнивают с волжскими, а омбудсмен Сария Сабурская не получает жалоб. Зато лидеры религиозных конфессий работают образцово. В рекомендациях из Европы разбирался «БИЗНЕС Online».

В Совете Европы обвинили Россию в маргинализации нацменьшинств на фоне все большего акцента на русском языке и культуре и сокращении образования на языках народов Фото: ©Владимир Федоренко, РИА «Новости»

ограничение прав нацменьшинств

«Маргинализация национальных меньшинств на фоне все большего акцента на русском языке и культуре, сокращение образования на языках меньшинств, а также общие ограничения основных свобод подрывают способность лиц, принадлежащим к национальным меньшинствам, в полной мере осуществлять свои права», — так в пресс-релизе формулируется главный вывод опубликованного сегодня доклада консультативного комитета рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств.

В докладе анализируется исполнение Россией положений рамочной конвенции о защите нацменьшинств, которую страна ратифицировала в 1998 году. В беседе с «БИЗНЕС Online» бывший постоянный представитель России в Европейском сообществе и экс-депутат Госдумы Василий Лихачев вспоминает, как он в 1996 году вместе с Евгением Примаковым, Валентиной Матвиенко, Владимиром Лукиным, рядом других дипломатов и политиков подписывал в 1996 году учредительные документы о вступлении России в ПАСЕ. «Одним из условий было принятие международных обязательств по разным отраслям: и в области европейской конвенции 1950 года об основных правах и свободах человека, и документы, которые касаются деятельности и обеспечения прав женщин, материнства и детства, и, конечно, большой объем работы Россия в качестве обязательств приняла и проводит в сфере прав нацменьшинств», — пояснил он.

Нынешнее заключение консультативного комитета Совета Европы по итогам мониторинга ситуации в России уже четвертое. Предыдущие публиковались в 2003, 2007 и 2020 годах. «Эти доклады ориентированы на то, чтобы получить максимально полную информацию о статусе представителей отдельных национальных групп. Они призваны определить пробелы, узкие места, которые существуют в российском законодательстве, и, соответственно, исправлять энергично и законотворчество, и правоприменение в РФ в соответствии с критериями эффективного правового регулирования», — добавил Лихачев.

Василий Лихачев: «Эти доклады ориентированы на то, чтобы получить максимально полную информацию о статусе представителей отдельных национальных групп» Фото: «БИЗНЕС Online»

Выводы нынешнего доклада сделаны на основе национального отчета о выполнении Россией положений рамочной конвенции (к слову, его страна предоставила с опозданием в два года — вместо 2020 года только в 2020-м), а также информации, которую консультативный комитет получил на встречах с властями Москвы, Московской, Мурманской, Тюменской областей, Татарстана и Краснодарского края в период с 16 по 24 октября 2020 года. В частности, в Казань в октябре 2020 года наведалась группа экспертов из трех членов консультативного комитета и одного сотрудника секретариата из Страсбурга. Это Крейг Олифант из Великобритании, Петра Ротер из Словении, Эржебет Шандор-Салаи из Венгрии и Агнес фон Маравиц.

В итоге консультативный комитет пришел к выводу, что со времен третьего доклада Россия может похвастаться лишь «ограниченным набором мер» по выполнению предыдущих неотложных рекомендаций, а часть решений, принятых властями, напротив, «пошли в ущерб национальным меньшинствам».

«РОЛЬ ВТОРОГО (ИЛИ ТРЕТЬЕГО) ОФИЦИАЛЬНОГО ЯЗЫКА, ПОХОЖЕ, УМЕНЬШАЕТСЯ»

Наибольшую обеспокоенность у европейских экспертов вызвали изменения в системе образования, когда «упор делался на русский язык и русскую культуру, в то время как языки и культуры нацменьшинств оставались на обочине». Это, естественно, связано с той дискуссией, которая развернулась по языковому вопросу после слов Владимира Путина о недопустимости «заставлять человека изучать язык, который родным для него не является». «БИЗНЕС Online» подробно описывал все перипетии конфликта. «Консультативный комитет в целом обеспокоен растущим доминированием русского языка в различной обстановке при одновременном отсутствии эффективной поддержки языков национальных меньшинств… В последние годы роль второго (или третьего) официального языка, похоже, уменьшается даже в республиках, где титульная этническая группа является большинством», — говорится в докладе.

Две статьи рамочной конвенции касаются непосредственно родных языков народов. «Сложилось впечатление, что на практике использование языков меньшинств сокращается и лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, как представляется, ограничиваются использованием своих языков в частной сфере и в связи с культурной деятельностью», — указывается в документе. При этом все те решения, которые были приняты после отмены обязательного изучения госязыков республик, по мнению комитета, будут негативно влиять на использование этих языков. При том, что они и без того утрачивают свою роль даже в повседневной жизни. Причины этого эксперты видят в том числе в растущем количестве смешанных браков, мобильности населеения, урбанизации и в том, что «русскому языку придается огромное значение». «Эти выводы были подтверждены теми же собеседниками, которые в ходе посещения консультативного комитета указали, что родители хотят для своих детей лучшего, а это значит, что им необходимо уметь говорить по-русски», — поясняется в отчете.

Так что России рекомендуют поощрять использование различных языков в общественных местах и СМИ. «Для носителей языков меньшинств важно не только изучение языка большинства, но и изучение большинством их языков», — настаивают авторы.

Наконец, интересная деталь: в комитете пришли к выводу, что из всех мест, где они побывали, только в Татарстане при общении с властями можно использовать язык, отличающийся от русского.

Как негативный тренд в докладе представлен ЕГЭ, который можно сдать только на русском языке независимо от того, на каком языке шло обучение Фото: «БИЗНЕС Online»

«МНОГИЕ РОДИТЕЛИ ПРЕДПОЧИТАЮТ, ЧТОБЫ ИХ ДЕТИ ИЗУЧАЛИ ДРУГИЕ ПРЕДМЕТЫ ВМЕСТО ЯЗЫКОВ НАЦМЕНЬШИНСТВ»

Две статьи рамочной конвенции — 10 и 14 — целиком касаются прав нацменьшинств на свой язык, его изучения и обучения на нем. Так что в отчете комитета Совета Европы подробно анализируются успехи (а в данном случае, скорее, провалы) России на этом поприще. С одной стороны, эксперты признают, что в России по-прежнему есть возможности изучения языков меньшинств и обучения на данных языках. «Но ситуация разнится от языка к языку и между субъектами РФ», — отмечается в тексте. Если официальные языки республик еще используются для преподавания там, где значительно количество представителей этого народа, то в других местах преподавание идет во внеурочное время, а в детсадах и вовсе эти языки используются крайне редко. «Для повышения уровня владения представителями меньшинств своим языком как дополнительной ценностью необходимо обеспечить непрерывность доступа к преподаванию и изучению языков меньшинств на всех уровнях системы образования, начиная с дошкольного и вплоть до высшего образования. Дошкольное образование вместе со средним ― это тот уровень, где часто наблюдаются недостатки в преподавании языка меньшинств», — настаивают в комитете, одновременно сожалея о том, что преподавание на языках народов и их изучение сокращается.

Отметим, что тональность отчета, написанного в 2002 году, была совсем иной. Тогда эксперты приветствовали то, что некоторые регионы наряду с русским ввели в качестве государственных языки титульных наций. И в то же время в документе осторожно надеялись, что федеральная целевая программа по «усилению роли русского языка в образовании», рассчитанная на 2002–2005 годы, все-таки не будет мешать «дальнейшему увеличению объема и улучшения качества преподавания на языках нацменьшинств и их изучения».

Что ж, теперь, спустя почти два десятилетия, авторы нынешнего доклада с прискорбием сообщают, что даже со времен предыдущей версии отчета количество языков нацменьшинств в системе образования снизилось с 33 до 24. Помимо этого, сократилось число школ на языках нацменьшинств, количество часов, отводимых на изучение этих языков, и в конце концов изменился их статус — «с обязательного до дополнительного или внеурочного».

Как негативный тренд в докладе представлен ЕГЭ, который можно сдать только на русском языке независимо от того, на каком языке шло обучение. «Весьма сложная обязательная учебная программа и выпускные экзамены в значительной степени побудили школы и родителей сосредоточить внимание на основных предметах, что в свою очередь снижает спрос на преподавание и изучение языков меньшинств. Консультативный комитет отмечает, что выпускные экзамены в средней школе или вступительные экзамены в университеты, проводимые только на официальном языке, могут действительно препятствовать изучению языков меньшинств на самом высоком уровне, что может отрицательно сказаться на потребности и функциональности этих языков в общественной жизни», — подчеркивают эксперты.

Справедливости ради заметим, что еще в третьем отчете указывалось, что интерес родителей к обучению детей на языках народов России снижается. «Оказывается, что многие родители предпочитают, чтобы их дети изучали другие предметы вместо языков нацменьшинств», — удивлялись тогда в комитете Совета Европы, одновременно с этим сожалея, что в 2009 году исчезла возможность сдавать экзамены на языках народов России. «Вероятно, это снизит у родителей и учеников охоту к получению образования на языках меньшинств», — предвидели эксперты.

Что касается принятого в прошлом году законопроекта о добровольности изучения родных языков, в Совете Европы его сочли слишком поспешным и охарактеризовали как «снижающий статус языков нацменьшинств». «Следует уделить больше времени рассмотрению решения, которое учитывало бы как необходимость достаточного количества часов русского языка, так и желание властей республик развивать определенный уровень двуязычия населения. Консультативный комитет хотел бы вновь заявить о своей поддержке разработки моделей двуязычного или многоязычного обучения на русском языке и языках меньшинств в рамках обязательной школьной программы», — полагают авторы доклада.

В идеале, по их мнению, надо принять «двойные усредненные подходы», когда языки большинства и меньшинств представлены в равных пропорциях. «Двуязычное или многоязычное образование, открытое для учащихся из всех языковых групп, включая меньшинства и большинство, может, помимо значительных познавательных преимуществ для отдельных лиц, способствовать межкультурному пониманию и сотрудничеству», — делают вывод эксперты комитета. Поэтому в качестве рекомендаций призывают власти совместно с нацменьшинствами разработать стратегию, поощряющую использование языков народов в образовании, начиная с детсада и заканчивая вузами, с использованием современных дву- и многоязычных подходов.

Российская сторона отмечает, что кириллический алфавит «традиционно и обоснованно» на протяжении десятилетий используется в письменностях народов страны Фото: «БИЗНЕС Online»

«МНОГИЕ ПИСЬМЕННОСТИ БЫЛИ ИЗНАЧАЛЬНО СОЗДАНЫ НА ОСНОВЕ КИРИЛЛИЦЫ»

Еще с начала 2000-х европейские эксперты всячески настаивают, что и выбор алфавита — это также право народов, которым Россия, согласно выводам доклада, чинит препятствия, обязывая использовать только кириллицу. Об этом эксперты писали как в первом своем докладе по России, так и в нынешнем. «Консультативный комитет напоминает, что алфавит является неотъемлемой частью языка и государства не должны проводить различия между этими двумя понятиями и создавать отдельные правила. Он вновь напоминает, что выбор алфавита связан со свободой выбора своего языка, закрепленной в статье 10», — настаивают в документе.

Между тем российская сторона не устает повторять, что кириллический алфавит «традиционно и обоснованно» на протяжении десятилетий используется в письменностях народов страны. «Многие письменности были изначально созданы на основе кириллицы. Кириллический алфавит состоит из 33 букв и позволяет с использованием различных буквенных сочетаний обозначать на письме все необходимые звуки, используемые в языках народов России. При этом целесообразность изменений, предусматривающих исключения для использования кириллического алфавита, с позиции развития языков требует дополнительных научных обоснований», — указывается в правительственном отчете.

Впрочем, европейские эксперты тут же указывают, что и топографические надписи могут делаться не только на русском, но и других языках, в том числе с использованием латиницы. В этом направлении, видимо, преуспел только Татарстан, во всяком случае только его опыт упоминается в отчете. «Во время посещения Татарстана консультативный комитет мог, например, наблюдать, что татарский язык с его кириллицей используется повсеместно наряду с русским в официальных надписях на общественных зданиях, в названиях улиц и в прочих надписях из сферы культуры, в то время как, например, в частных торговых надписях татарский используется менее последовательно», — говорится в тексте.

Валерий Тишков: «Надо уходить от практики обязательного указания национальности только по одному из родителей, а родного языка как языка, соответствующего национальности» Фото: ©Григорий Сысоев, РИА «Новости»

РАЗРЕШИТЬ ДВОЙНУЮ ЭТНИЧЕСКУЮ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ

Впрочем, 57-страничный доклад консультативного комитета отнюдь не сводится лишь к критике российских властей в области языковой политики. Проанализированы и другие аспекты. Отметим, что в докладе эксперты за основу берут стратегию, принятую в 2020 году и, скорее всего, не учитывали поправки, внесенные в конце 2020 года.

Возникли у комитета Совета Европы претензии и к переписи населения в России. С одной стороны, страну хвалят за то, что в опросный лист в 2020 году был включен пункт об этнической принадлежности, который носит факультативный характер, не принуждая граждан относить себя к какой-либо национальности. С другой стороны, указывается, что не все нацменьшинства остались довольны итогом переписи, в результате которой получилось 145 этнических групп и 48 подгрупп. Так, например, сибирские татары из Тюменской области хотели бы видеть себя отдельной национальностью, а не подгруппой волжских татар. «В этой связи консультативный комитет обеспокоен полученной им информацией о том, что в ходе переписи 2020 года лицам, идентифицировавшим себя как „сибирские татары“, интервьюеры рекомендовали как свою этническую принадлежность указывать „татарин“, а не „сибирский татарин“», — указано в отчете. Та же самая ситуация, по данным комитета, с попытками объединить носителей мокшанского и эрзянского языков в категорию «мордва».

Также консультативный совет одобрил включение в перепись вопросов не только про знание русского языка, но и отдельный пункт о родном языке, которого не было, к примеру, в переписи 2002 года. Так что респонденты могли указывать до двух родных языков. При этом эксперты сожалеют, что нельзя было выбрать несколько этнических принадлежностей, что позволило бы «лучше отразить богатый многокультурный и многоязычный характер населения», а также лучше бы отражало фактическую самоидентификацию. Поэтому, естественно, в Совете Европы призвали власти к переписи 2020 года дать возможность декларировать более одной этнической принадлежности.

В школе этого не расскажут:  Топтать 癶 Ключевой иероглиф №105

По сути, это прямое одобрение идеи, высказанной научным руководителем Института этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая Валерия Тишкова в конце октября прошлого года на совете при президенте РФ по межнациональным отношениям. «Надо уходить от практики обязательного указания национальности только по одному из родителей, а родного языка как языка, соответствующего национальности», — призывал он тогда.

Любопытно, что в 2002 году консультативный совет поощрял решение российских властей убрать из паспортов графу «национальность», принятое еще в 1997 году, и поторапливал со сроками окончания реформы, поскольку выполнение условий рамочной конвенции как раз и подразумевало исключение этих сведений. При этом эксперты демонстрировали осведомленность, что для части населения страны эта графа имела важное значение, а ее упразднение вызвало беспокойство. Так что в 2001 году федеральный центр и регионы договорились о специальном вкладыше в паспорт на языке титульной нации и указание этнической принадлежности в свидетельствах о рождении. Между тем в Совете Европы и тогда настаивали, что эта графа должна быть факультативной и вообще должна быть возможность ее изменения или вовсе упразднения.

Игорь Баринов: «Федеральное агентство уделяет большое внимание предотвращению межэтнических и межрелигиозных конфликтов, поощрению патриотизма и национального единства» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ОМБУДСМЕН В ТАТАРСТАНЕ НЕ ПОЛУЧИЛ НИ ОДНОЙ ЖАЛОБЫ, СВЯЗАННОЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЯЗЫКОВ»

Не удовлетворены в Совете Европы работой федерального агентства по делам национальностей (ФАДН), результаты деятельности которого «пока неоднозначны». В документе утверждается, что на этот орган взвалили слишком много задач, но при этом не обеспечили достаточными ресурсами, да и в конце концов у ведомства Игоря Баринова попросту недостаточно опыта по защите нацменьшинств. «Федеральное агентство, как представляется, уделяет большое внимание предотвращению межэтнических и межрелигиозных конфликтов, поощрению патриотизма и национального единства. Как представляется, языковые, культурные права и права на участие лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, до сих пор считаются второстепенными», — утверждается в документе.

Недорабатывает, по мнению авторов доклада, и уполномоченный по правам человека в РФ. Омбудсмены в регионах, по информации комитета, как правило, проблем с правами меньшинств и межэтническими отношениями не видят, утверждая, что получают мало жалоб. При этом представители народов жаловались заграничным экспертам на то, что в канцелярии уполномоченных по правам человека им сразу отказали, опасаясь конфликта с региональными властями. Досталось и непосредственно Сарие Сабурской. «Наблюдая за тем, как в течение 2020 года в Республике Татарстан стали возникать языковые вопросы, консультативный комитет с удивлением узнал в ходе своего посещения, что омбудсмен там не получил ни одной жалобы, связанной с использованием языков», — обескуражены в Совете Европы.

По ст. 5 рамочной конвенции по защите прав нацменьшинств, которая предусматривает создание условий по развитию культуры, европейские эксперты вновь обнаружили недоработки. По их мнению, с одной стороны, российские власти продолжают оказывать помощь, например, создавая дома нацкультур, которыми организации народов и национальные культурные автономии могут бесплатно пользоваться для организации языковых курсов, танцевальных классов и прочих мероприятий (те самые Дома дружбы народов в Татарстане). При этом некоторые собеседники консультативного комитета, напротив, заявили, что подобные центры «чрезмерно подчеркивают позитивные аспекты», но избегают потенциально конфликтных и политических вопросов.

Однако сами центры жаловались, что не получают базового финансирования, поэтому свою деятельность ведут на частные пожертвования, а суммы региональных и местных субсидий не стоят усилий по преодолению административного барьера. Более того, новый закон об «иностранных агентах» и вовсе затруднил для таких организаций получение помощи из-за рубежа. «Консультативный комитет призывает власти усилить поддержку и упростить доступ к финансовым средствам, в том числе путем обеспечения устойчивого финансирования сохранения и развития культуры меньшинств. Необходимо оказывать поддержку современным проявлениям культуры. Следует выделять отдельные финансовые средства на проекты, касающиеся культуры меньшинств с тем, чтобы организациям национальных меньшинств не приходилось конкурировать с другими организациями в рамках „национальной политики“», — рекомендуют в докладе.

РОМА-ЦЫГАНе считают, ЧТО ОНИ НЕ НУЖНЫ В ТАТАРСТАНЕ

Ситуацию с мигрантами, по мнению экспертов Совета Европы, также стоит улучшить. С одной стороны, радует то, что власти пытаются хоть как-то защищать трудовых мигрантов от дискриминации. Так, например, создание евразийского экономического союза формально уравняло в правах мигрантов из Армении, Беларуси, Казахстана и Киргизии, а вот для прибывающих из Узбекистана и Таджикистана даются «значительно более слабые социальные гарантии». При этом в некоторых регионах, таких как Москва и Татарстан, национальные культурные автономии узбеков и других народов оказывают юридическую помощь соотечественникам.

Однако республика успела засветиться по этому направлению в негативном ключе, когда представители консультативного комитета обнаружили систематические преследования рома-цыган в Зеленодольском районе РТ. «Комитет был проинформирован о регулярных полицейских рейдах, беспричинных проверках удостоверений личности, а также о факте того, как рома-цыганские женщины со своими детьми по нескольку часов задерживались в полицейских участках для установления личности. Представители местного населения рома-цыган воспринимают это как сигнал к тому, что они не нужны в Татарстане», — возмущены в Совете Европы. По их мнению, такая политика началась в 2020 году, когда главой администрации был избран Александр Тыгин, который «неоднократно публиковал заявления против рома-цыган». «БИЗНЕС Online» рассказывал о конфликте зеленодольского главы и диаспоры цыган из поселка Айша.

Первый осужденный в РФ за неоднократное нарушение правил проведения митингов Ильдар Дадин (в центре) Фото: ©Евгений Одиноков, РИА «Новости»

«СОЗДАЛИ НЕБЛАГОПРИЯТНЫЙ КЛИМАТ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА»

Также в докладе сожалеют, что в России приняли законы, ограничивающие права на свободу мирных собраний и объединений, так как они «создали неблагоприятный климат для развития гражданского общества». Отдельно упоминается случай в Башкортостане, когда власти препятствовали демонстрациям в защиту родных языков, когда были задержаны четыре активиста. Сюда же европейские эксперты записали преследование Ильдара Дадина, дело которого разворачивалось после задержания на Манежной площади на митинге в поддержку Алексея и Олега Навальных. «В 2020 году оппозиционный активист татарской национальности был первым осужденным за участие в мирных демонстрациях по статье 212.1 Уголовного кодекса, которая криминализирует нарушения правил проведения общественных собраний», — огорчены в Совете Европы.

Со свободой выражения мнений в России тоже проблемы. Так, консультативный комитет пришел к выводу, что происходит ее дальнейшее ограничение. Причем получается, что власти явно переусердствовали с предотвращением пропаганды ненависти в интернете, ополчившись на соцсети и мессенджеры. Так, в докладе указано, что принятые еще в 2020 году поправки разрешают блокировать сайты без решения суда, так что в реестр попал ряд «несоответствующих записей», что «несоразмерно ограничивает свободу выражения мнений». Также комитет обращает внимание, что изменения в ст. 280 УК РФ о запрете сепаратизма расширяют сферу применения и позволяют криминализировать «публичные онлайн-звонки, нарушающие территориальную целостность РФ». В документе приводится пример Рафиса Кашапова, который получил 3 года лишения свободы и двухлетний запрет пользоваться соцсетями. «Ему были предъявлены обвинения в „публичных призывах к разрушению территориальной целостности России“ и „разжигании ненависти к российским властям как социальной группе“ за четыре статьи, которыми он поделился в интернете в 2020 году, осуждая действия России в Крыму», — поясняют авторы доклада.

Вспомнили эксперты также случаи ущемления прав в Чечне. Например, то, что женщин, работающих в госсекторе республики, вне зависимости от вероисповедания заставляют носить хиджаб, что, как указано в отчете, нарушает ст. 28 Конституции РФ. Но при этом в документе указывается на преференции для русской православной церкви в России, однако тут авторы отмечают положительный пример Татарстана. «Консультативный комитет был впечатлен конструктивной ролью местных религиозных лидеров в межконфессиональной сфере и в межэтнических отношениях», — указано в документе.

В то же время в Совете Европы озабочены тем, что во многих городах России у мусульман возникают трудности при получении разрешения на строительство мечетей. В той же Москве, где проживают до 2 млн мусульман, всего пять мечетей, дефицит их также отмечен в Краснодарском крае. И очень огорчены в комитете тем, что при публичных протестах против мечетей мусульман изображают в качестве «криминальных мигрантов» и «радикально настроенных элементов».

Впрочем, эта тема появляется в отчетах комитета не впервые. В двух предыдущих докладах европейские эксперты также «сожалели», что мусульмане и представители других религий сталкиваются со сложностями не только по получению разрешения на строительство объектов культа, но и в вопросах реституции. К слову, в последнем правительственном отчете России на этот счет лишь указывается, что «продолжается процесс» по передаче религиозным организациям культовых сооружений, тема же получения разрешения на строительство новых объектов просто не комментируется.

Впрочем, как заверил наше издание Лихачев, все эти рекомендации консультативного комитета по факту не носят строго обязательного характера. «Рекомендации необязательны, носят факультативный характер. Но в знак уважения той или иной стороной принятых обязательств было бы крайне желательно показывать позитив, достигнутый тем или иным субъектом той или иной страны», — добавил Лихачев.

Irakojokari’s Blog

Влияние глобализации на национальные культуры.

Глобализация привела к коренным изменениям в системе взаимоотношений между национальной, элитарной и массовой культурой, она понизила статус не только первых двух, но и культуры как таковой, которая сегодня многими воспринимается отнюдь не как конечная цель человеческого рода. Одновременно она возвеличила массовую культуру, превратив ее в ведущий элемент системы культуры постиндустриального общества.

В основе своей глобализация – это, прежде всего культурная стратегия Запада, направленная на покорение и порабощение всего “другого”, незападного, некультурного, нечеловеческого. Глобализация – это принятие норм, ценностей и институтов западного бытия всем человечеством в качестве необходимости закона, “веления времени”. В этой стратегии все “незападное”, своеобразное, другое должно исчезнуть или занять свою скромную нишу в установленной системе ценностей. Очевидно, что глобализация приносит ощутимые выгоды одним странам и являет­ся бедствием для других.

Наблюдая за своими родственниками и знакомыми я выяснила, что среди ценностей досуг и развлечения у них идут на втором месте после получения высшего образования (если не учитывать таких общепринятых ценностей как семья и личная свобода). При этом 20 человек из 20 постоянно смотрят в кинотеатрах американские фильмы, по телевизору — развлекательные каналы и передачи (только трое иногда смотрят канал «Культура» и пятеро — научно-популярные программы и репортажи). 16 человек постоянно посещают «Макдоналдс», причем 4 человека сказали: «В «Макдоналдсе» на самом деле вредная пища и мы не сторонники США, но мы все равно продолжаем туда ходить, потому что так делают наши друзья»! 10 из 10 подростков от 12 до 15 лет сказали, что половину литературы из школьной программы «читали» в кратких изложениях, а читают они в основном молодежные журналы, в которых много всевозможных картинок и фотографий. Таким образом, на чтение детей незаметно, но очень значительно влияет Западная культура.

Глобализация резко обострила проблему национально-культурной идентичности, которая сегодня превратилась в одну из важнейших проблем, тревожащих не только культурологов, но и политиков, общественных и религиозных деятелей, прогрессивно мыслящих представителей естественнонаучного знания. Глобализация вместо того, чтобы быть средством обогащения каждой культуры всеми иными в процессе их равноправного диалога, превратилась в форму обезличивания практически всех культур.

Принятие установок глобализации широкими массами (а именно к этому стремятся идеологи глобализации) чрезвычайно опасно, ибо история не знает примеров того, чтобы нация, признавшая свое духовное поражение, сохранила бы свой креативный потенциал и смогла превратиться в активного исторического субъекта, оказывающего влияние на процессы, протекающие в различных сферах жизни общества.

В современном мире происходит переход от национальной культуры к глобальной культуре, языком которой служит английский язык. Амери­кан­ский доллар используется во всем мире, западная массовая культура стремительно проникает в нашу жизнь. Глобализация ведет к понижению статуса национальных языков, утверждению в качестве единственного средства межкультурного взаимодействия английского языка, хотя он является родным языком лишь 380 млн. жителей планеты. Сегодня на английском языке издается большая часть книг, газет и журналов. Более 80% материалов, размещенных в Интернете, представляют собой англоязычные тексты. То же можно сказать и об аудиовизуальной продукции, находящейся в Сети, которая практически вся создана англоязычными авторами. Знание английского языка стало непременным требованием, которое ставится перед теми, кто рассчитывает получить работу в крупных фирмах, банках, страховых компаниях и т.д. Как показывает практика, другие языки, в том числе и те, которые являются официальными языками ООН, в том числе и русский, постепенно теряют свою значимость, ареал их распространения сужается, число носителей данных языков уменьшается, активно используемый словарный запас становится все более и более скудным, разговорная речь и письменные тексты стремительно насыщаются чужеродными заимствованиями, представляющими, образно говоря, кальку с английского и бессмысленными, с точки зрения норм русского литературного языка, например, выражений: «любовь с первой ложки», «фейерверк из других вкусов» и др. Этот процесс нарастает год от года, и если сохранятся те тенденции, о которых речь шла выше, то недалек тот день, когда большинство жителей прежде всего развитых стран будут говорить на английском, а не на языке своих предков. Все мои ровесники вместо слова «песня» говорят слово «track», вместо «путешествия» — «trip», и подобных примеров очень много. Те из них, кто не ругается матом по-русски, употребляют в речи американские ругательства.

В процессе глобализации исчезает многообразие типов культурного взаимодействия. По мере ее углубления и расширения доминирующим типом взаимодействия между различными культурными мирами становится экспансия, в ходе которой происходит насильственное внедрение в систему ценностей одной культуры. Сегодня является очевидным, что на протяжении последних десятилетий происходит массированное насыщение культурного пространства различных стран образцами американской массовой культуры, что вызывает тревогу не только у радикально настроенных фундаменталистов и консерваторов, но и у трезвомыслящих политиков, общественных, религиозных деятелей, хорошо представляющих последствия переориентации широких слоев населения на ценности американского масскульта.

Культурный стержень глобали­зации – западная культура. Средствами, с помощью которых осуществляется культурная экспансия, выступают кино, телевидение, музыка, Интернет. Как свидетельствуют органы статистики, сегодня 85% наиболее посещаемых фильмов — американские (а в таких странах, как Великобритания, Бразилия, Египет, Аргентина, — 100%). Электронная почта и Всемирная паутина позволяют Соединенным Штатам доминировать в глобальном перемещении информации и идей. Спутники переносят американские телевизионные программы на все широты. Информационное агентство США (ЮСИА), как прежде «Голос Америки», использует эти же технологии. По сути, получая доступ к информации, находящейся в Сети, каждый пользователь Интернета знакомится прежде всего с точкой зрения, выработанной интеллектуальной и политической элитой Соединенных Штатов. Все это приводит к тому, что в процессе глобализации исчезает многообразие национальных культур и доминирует Западная культура.

Интересно, что среди «опрошенных» мною 20 людей постарше примерно в возрасте от 28 до 38 лет у кого есть дети, стараются оградить своих детей от сильного влияния американской культуры, воспитывают их «на русских сказках и советских мультиках», ограничивают доступ к компьютеру и телевизору. Таким образом, можно сделать вывод, что молодежные увлечения впоследствии теряют свою силу и на смену им приходит осознание негативного влияния Запада.

Глобализация нанесла мощный удар по базовым структурам практически всех национальных культур и это является, конечно же, негативным последствием превращения глобализации в мировой феномен.

Именно с отмеченными негативными последствиями и связано неприятие того варианта глобализации, который осуществляется в настоящее время. С этим связан и интенсивный поиск ее альтернативных моделей, который ведется сегодня учеными, политиками, общественными деятелями многих стран мира.

Глобализация английского языка в современном обществе как эффективное средство межкультурной коммуникации

  • Вторая половина XX столетия стала временем «триумфального шествия» английского языка в глобальном масштабе. Пожалуй, еще в середине XIX века мало кто мог бы предположить, что этот язык, сложившийся из диалектов, на которых говорили переселившиеся в раннее средневековье в Британию германские племена, станет через несколько десятилетий доминирующим в мировой экономике, науке и технике, дипломатии, носителем культурного влияния, распространяющегося практически на все страны мира. Однако уже в 1898 году Бисмарк на вопрос, что он считает решающим событием современной истории, ответил: «То, что североамериканцы говорят по-английски».
  • Сегодня английский язык считают родным примерно 400 миллионов человек, живущих в США, Великобритании, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и некоторых других странах. Но гораздо больше людей — более 1 миллиарда, а по некоторым оценкам, 1,5 миллиарда человек — пользуются английским языком в качестве второго или третьего языка в работе и жизни. В современном обществе английский язык широко используется в сфере образования, туристическом и деловом бизнесе, межкультурной коммуникации, в производстве, в политической сфере и во многих других отраслях.
  • На сегодняшний день ни один из искусственных языков, когда-либо изобретенных человечеством, так и не стал всеобщим мировым языком. В качестве средства международного общения люди по прежнему используют естественные языки. Так Организация Объединенных Наций, исходя из реального распространения и использования языков в мире выбрала своими официальными языками следующие 6 языков: английский, французский, испанский, русский, китайский, арабский (с учётом общего числа говорящих и количества стран, использующих тот или иной язык). Особое место среди них в настоящее время по праву принадлежит английскому языку.
  • Для европейцев рассуждения о глобализации английского языка и закреплении за ним статуса международного — отнюдь не пустые разговоры. Многие вопросы по-прежнему остаются открытыми. Действительно ли современный английский язык — оптимальное средство для общения людей разных национальностей? Или он становится угрозой многообразию национальных культур и языков? Существуют ли другие способы (языки) общения в мировом сообществе?

Скачать:

Вложение Размер
globalizatsiya_angliyskogo_yazyka.doc 285.5 КБ

Предварительный просмотр:

Муниципальное казённое общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 14»

Предгорного муниципального района

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ КАК ЭФФЕКТИВНОЕ СРЕДСТВО МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Проектно – исследовательская работа.

Работу выполнила: Анастасия Теплякова,

ученица 9-а класса

Руководитель: Яковенко В. А.,

учитель английского языка

Глава I. ПРОЦЕСС МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

1.1.Понятие о межкультурной коммуникации………………………..……..5-6

1.2.Способы межкультурной коммуникации…………………………..……6-7

Глава II. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ КАК ЭФФЕКТИВНОЕ СРЕДСТВО МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

2.1.Размышления о глобализации. 8-10

2.2. Языковой аспект глобализации. ………. …10-15

2.3.Роль английского в процессе глобализации. 15-24

2.4.Использование английского языка с целью межкультурной коммуникации. 24

2.5.Результаты статистики и социологического опроса. 25

Вторая половина XX столетия стала временем «триумфального шествия» английского языка в глобальном масштабе. Пожалуй, еще в середине XIX века мало кто мог бы предположить, что этот язык, сложившийся из диалектов, на которых говорили переселившиеся в раннее средневековье в Британию германские племена, станет через несколько десятилетий доминирующим в мировой экономике, науке и технике, дипломатии, носителем культурного влияния, распространяющегося практически на все страны мира. Однако уже в 1898 году Бисмарк на вопрос, что он считает решающим событием современной истории, ответил: «То, что североамериканцы говорят по-английски».

Сегодня английский язык считают родным примерно 400 миллионов человек, живущих в США, Великобритании, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и некоторых других странах. Но гораздо больше людей — более 1 миллиарда, а по некоторым оценкам, 1,5 миллиарда человек — пользуются английским языком в качестве второго или третьего языка в работе и жизни. В современном обществе английский язык широко используется в сфере образования, туристическом и деловом бизнесе, межкультурной коммуникации, в производстве, в политической сфере и во многих других отраслях.

На сегодняшний день ни один из искусственных языков, когда-либо изобретенных человечеством, так и не стал всеобщим мировым языком. В качестве средства международного общения люди по прежнему используют естественные языки. Так Организация Объединенных Наций, исходя из реального распространения и использования языков в мире выбрала своими официальными языками следующие 6 языков: английский, французский, испанский, русский, китайский, арабский (с учётом общего числа говорящих и количества стран, использующих тот или иной язык). Особое место среди них в настоящее время по праву принадлежит английскому языку.

Для европейцев рассуждения о глобализации английского языка и закреплении за ним статуса международного — отнюдь не пустые разговоры. Многие вопросы по-прежнему остаются открытыми. Действительно ли современный английский язык — оптимальное средство для общения людей разных национальностей? Или он становится угрозой многообразию национальных культур и языков? Существуют ли другие способы (языки) общения в мировом сообществе?

Актуальность исследования определяется тем, что в 21 веке потребность в глубоком научном осмыслении природы процесса глобализации с точки зрения лингвистики представляется особенно насущной. Язык как средство коммуникации, традиционно считается одним из основных индикаторов состояния общества в целом, поэтому любые трансформации общественных отношений в первую очередь проявляются в языковой среде страны.

Цель работы заключается в выявлении природы языка, основы его возникновения и анализа его роли в процессе глобализации.

Объект исследования — изучение языка как уникального феномена системы социальных отношений.

Предмет ом исследования является социальная основа, природа и роль языка в современном обществе.

Гипотеза исследования : мы предполагаем, что глобализация английского языка в современном обществе является эффективным способом межкультурной коммуникации.

  • метод накопления, отбора и сравнения фактов.
  • метод аналогии и установления связей между фактами.
  • метод анализа полученных фактов.
  • анализ литературы.
  • работа с Интернет-ресурсами.
  • метод систематизации знаний.
  • метод обобщения данных .

Исходя из цели и гипотезы перед нами были поставлены следующие задачи:

1. Исследовать роль языка в системе современных общественных отношений в связи с бурным развитием информационных систем.

2 . Выявить социальную природу языка и понять его как форму отражения определенных параметров социальной деятельности.

3. Проанализировать основные причины глобализации английского языка.

4. Обосновать выбор английского языка как способа межкультурной коммуникации.

5. Изучить влияние английского языка на процесс межкультурной коммуникации.

6.Провести социологический опрос.

7. Сделать выводы.

Практическая значимость обусловлена тем, что глобализация международной жизни-новое явление,охватывающее все области человеческой деятельности.Сегодня совершенно очевидна тесная взаимосвязь разнообразных сфер жизни мирового сообщества.

Теоретическая значимость заключается в том , что нет другой проблемы общественного развития, которая привлекала бы столь пристальное внимание ученых-экономистов, политологов, социологов, культурологов, экологов — как проблема глобализации. Она стала предметом серьезных научных исследований, жарких дискуссий и столкновения мнений. Эта проблематика не сходит со страниц прессы и научной литературы, ей посвящаются специальные международные конференции, и отводится все более важное место в выступлениях руководителей многих стран.

Глава I. ПРОЦЕСС МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

1.1.Понятие о межкультурной коммуникации

Межкультурная коммуникация — это связь и общение между представителями различных культур, что предполагает как непосредственные контакты между людьми и их общностями, так и опосредованные формы коммуникации (в том числе язык, речь, письменность, электронная коммуникация).

Определение межкультурной коммуникации, данное А. П. Садохиным: «Межкультурная коммуникация есть совокупность разнообразных форм отношений и общения между индивидами и группами, принадлежащими к разным культурам». Существуют и другие определения межкультурной коммуникации.

Г. Трейгер и Э. Холл этим понятием обозначили «идеальную цель, к которой должен стремиться человек в своем желании как можно лучше и эффективнее адаптироваться к окружающему миру».

Согласно определению Т.Б. Фрик: «Межкультурная коммуникация – это общение людей, которые представляют разные культуры».

И.В. Денисова и А.П. Еременко дают похожее определение, только используют понятие “межэтническая коммуникация”: «это общение между лицами, представляющими разные народы (этнические группы)».

В.С. Библер, говоря о межкультурной коммуникации, отмечает, что она как бы порождает «новый всеобщий социум культуры», особую социальность, точнее форму свободного общения людей в силовом поле диалога культур.

В своей работе “Межкультурная коммуникация и корпоративная культура” Т.Н. Персикова именует вторую главу “Межкультурная коммуникация”. В выводах первой части второй главы дается определение коммуникации — «культурно обусловленный процесс, все составляющие которого находятся в тесной связи с культурной (национальной) принадлежностью участников процесса коммуникации».

В выводах автором также выделяются три правила, по которым осуществляется межкультурная коммуникация.

1. Информация, передаваемая на невербальном уровне, представляет наибольшие трудности для интерпретации членами иной культуры.

2. Для достижения понимания при общении необходимо обучать участников межкультурного взаимодействия активному слушанию.

3. Необходимо уметь предвидеть и предотвратить возможные ошибки коммуникации с представителями разных культур, иначе намечавшийся межкультурный контакт может сорваться за счет произведенного негативного впечатления.

1.2.Способы межкультурной коммуникации

Коммуникация (общение) — обмен сведениями с помощью языка или жестов, а также иных способов контакта.

Общение — это коммуникационное взаимодействие людей или социальных групп. В процессе общения между участниками коммуникации происходит обмен разного рода информацией.

Межкультурные коммуникации могут происходить по средствам писем, телефонных переговоров, личных встреч (на специальных мероприятиях) . В последние годы все большее распространение получает способ общения через Интернет.

Сегодня сложно переоценить роль Интернета в организации течения потоков всевозможной информации, а также в организации общения, как одного из аспектов, непременно сопутствующего течению этих потоков. Ведь общение — есть способ взаимодействия людей друг с другом, а с появлением всемирной паутины это общение вышло за рамки одного дома, города и даже одной страны. Бесспорно, много лет существовали и другие средства передачи информации на расстояния (такие как почта, телефон, телеграф), но те неудобства, с которыми часто сталкиваются участники такого общения, вынуждают многих из них перейти в ряды тех, людей, кто уже оценил преимущества нового мира цифровых технологий и в частности Интернета. Следует согласиться с тем, что сегодня электронная почта, всевозможные форумы, организованные в сетевом пространстве, многочисленные Интернет — журналы и газеты, да и сам, собственно, Интернет для многих стали не менее важным аспектом повседневности, чем телевизор или телефон, а порой они и полностью вытесняют своих «отсталых» братьев. Интернет имеет около 15 миллионов абонентов в более чем 150 странах мира, причем ежемесячно размер сети увеличивается

на 7-10 %. Сеть Интернет образует как бы ядро, обеспечивающее связь различных информационных сетей, принадлежащих различным учреждениям во всем мире. Если ранее Всемирная сеть использовалась исключительно в качестве среды передачи файлов и сообщений электронной почты, то сегодня с ее помощью решаются более сложные задачи распределенного доступа к Интернет-ресурсам. Интернет, служивший изначально исследовательским и учебным интересам, становится все более популярным в мире обычного общения. Общение посредством Интернета особенно важно для тех людей, чья реальная жизнь по тем или иным причинам межличностно обеднена.

Такие люди используют всемирную сеть Интернет, как альтернативу своему непосредственному (реальному) окружению. К слову сказать, около половины пользователей Интернета выходят на просторы Сети, для того чтобы расширить свой круг общения, так как опосредованная компьютером коммуникация создает иллюзию товарищеских отношений без требований дружбы.

Таким образом, Интернет играет колоссальную роль в организации такого общения.

Общение посредством Интернета, не обязательно может проходить только в рамках одной страны. Поскольку, Интернет — это всемирная паутина, следовательно, через нее общаться могут люди из разных стран. Так, например, если человек, родившийся и выросший в России, на хорошем уровне владеет английским языком, то ничего не мешает ему иметь переписку не только с людьми, живущими на территории нашей страны и говорящими на русском языке, но и с любым иностранцем, который может находиться в любой англо-говорящей стране.

Это дает ему возможность участвовать во всевозможных международных Интернет — форумах и общаться в чатах, обеспечивая себя возможностью исследовать культуру других стран и давать иностранцам представление о своей культуре — культуре России. У сетевой коммуникации имеется масса преимуществ по сравнению с общепринятыми способами личного общения, и именно они играют огромную роль в привлечении людей к Интернет – общению.

Таким образом, всемирная сеть Интернет, охватывая почти все цивилизованные уголки нашей планеты, является мощным средством межкультурной коммуникации, которая способствует сближению народов и росту их как национального, так и межнационального самосознания.

Глава II. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ КАК ЭФФЕКТИВНОЕ СРЕДСТВО МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

2.1. Размышления о глобализации.

Современный мир изменяется очень быстро, потому что люди хотят сделать его лучше для себя.В то же время,мнение отдельного человека не имеет большого значения.Очень часто нам приходится мириться с происходящими на Земле процессами.Не может быть изменений,которые были бы хороши для всех.Одним из таких наиболее спорных процессов является глобализация. На первый взгляд, глобализация – лучшее лекарство от всех наших экономических и социальных проблем сразу. На самом деле, некоторые люди страдают от глобализации.

Чтобы избежать поспешных выводов о глобализации, мы должны рассмотреть ее влияние на жизнь отдельного человека, например, на мою жизнь.

Во-первых, глобализация дает мне возможность быть ближе к моим родственникам и друзьям. Это очень важно в нашей огромной стране. Например, используя интернет, я могу поздравить моих друзей с Новым Годом, где бы они ни были. Мы можем попросить друг друга о помощи, подбодрить друг друга, если у нас проблемы.

Но с другой стороны, с тех пор, как я начала пользоваться интернетом, я стала меньше общаться с людьми лицом к лицу. Я разучилась встречать гостей. Более того, до появления у меня дома компьютера я гораздо лучше умела находить общий язык с людьми, чем сейчас.

Во-вторых, глобализация во всех отношениях помогает мне в учебе. Я думаю, у меня никогда не было лучшего шанса получить достойное образование, чем в эпоху глобализации. Если бы я жила тридцать лет назад, у меня не было бы возможности поучаствовать в международных образовательных программах и конкурсах, пройти практику заграницей, используя интернет, обратиться к моему сверстнику из другой страны за помощью. Все эти вещи настолько обыденны сегодня, что я не могу представить мою жизнь без них.

Бесспорно, глобализация дает мне возможность получить хорошее образование. В частности, интернет делает легче мое обучение в университете. Но я заметила, что иногда я забываю поговорку «Без труда не выловишь и рыбку из пруда» и слишком полагаюсь на Интернет.

Но это не такая уж большая проблема.

Мы всего лишь должны помнить, что, если мы хотим, чтобы другие люди делали нашу работу за нас, у нас нет никакого шанса достигнуть наших целей.

В-третьих, глобализация дает мне свободу. Никто не может подрезать мне крылья. Я могу самостоятельно выбирать все: место, где я буду жить, страну, в которой буду отдыхать, страну-производителя продуктов и вещей.

Это дает нам возможность развиваться в том направлении, в котором мы хотим. Используя опыт всех специалистов мира, я могу стать профессионалом в моем деле. Затем, если я хороша в моем деле, я смогу работать там, где захочу. Таким образом, в эпоху глобализации я могу сделать хорошую карьеру.

Если несколько лет назад было практически невозможно купить модный свитер с Великобритании или Америки, то сегодня, благодаря глобализации, это сделать возможно и реально. Мы можете общаться с людьми с разных частей света, посещать любую страну мира, покупать одежду, книги и другие вещи онлайн через Интернет. Всё это и многое другое – преимущества глобализации.

Но, в то же время, глобализация означает конкуренцию. Многие хотят достичь таких же целей, что и я. Но, к сожалению, мест под солнцем мало. Это означает, что даже хороший специалист может не найти работу себе по душе.

Успешная экономическая деятельность требует осуществления своевременного информационного обмена на одном языке; и таким языком в случае глобализационных процессов является английский.Все мы знаем,что нет национальности без языка. Создается ситуация, в которой человек или группа людей вынуждены отказаться от своего языка в пользу английского.За потерей языка следует разрушение исторической наследственности, связи времен, памяти.Все это разрушает целостность сознания и приводит к внутреннему дискомфорту личности или социальной группы, что, в свою очередь, отражается на поведении, которое может быть агрессивным и выражаться в националистических, криминальных действиях личности.

Таким образом, глобализация – очень противоречивый процесс. Она делает мою жизнь намного интереснее и комфортнее. Благодаря Интернету, я так близка к моим родственникам и друзьям, как никогда ранее. Я могу найти любую информацию, которая мне нужна. Я могу жить там, где захочу.Глобализация оказывает как положительное, так и отрицательное воздействие на человека и на общество в целом.Глобализация, как ее ни оценивать, представляет собой факт современного существования, «необратимый процесс».От глобализации избавиться не возможно, т.к. это не выгодно для большинства стран, так же это не нужно для самого общества.

2.2.Языковой аспект глобализации.

Глобализация — процесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации. Глобализация представляет собой процесс изменения структуры мирового хозяйства, совсем недавно понимаемого как совокупность национальных хозяйств, связанных друг с другом системой международного разделения труда, экономических и политических отношений, включения в мировой рынок и тесное переплетение экономик на основе транснационализации и регионализации.

Очевидно, что процесс глобализации связан с господствующей ролью США в мире. В основе глобализации лежит, прежде всего, англо-американская модель общества, его экономики, политики и культуры. Такая модель общества и культуры тесно связана с английским языком, который претендует на роль первого в истории человечества всемирного языка.

Разумеется, до всемирного одноязычия на английском языке пока далеко. Английский язык в ходе глобализации распространяется, прежде всего, как всеобщий второй язык. Кстати, как декларации на этот счет, так и реальная практика напоминают ситуацию с пропагандой русского как «второго родного языка». В период противоборства двух систем во многих сферах, включая языковую, спорили две модели глобализации.

Все более мы сталкиваемся с ситуацией, когда современные информационные технологии базируются целиком на материале английского языка, на международных научных конференциях все доклады читаются и публикуются по-английски, а международные переговоры ведутся не через переводчика, а на английском языке с обеих сторон. В то же время международная роль таких языков, как русский, немецкий, в меньшей степени французский, падает.

Характерно, что В.В.Путин, ранее свободно знавший немецкий язык, но не владевший английским, несмотря на большую занятость, нашел время для изучения английского языка. Это — символический акт, демонстрирующий открытое признание российским руководством мировой роли этого языка.

Безусловно, приобретение английским языком этой роли нельзя рассматривать однозначно. Положительная сторона данного процесса очевидна: всеобщее владение английским языком обеспечивает естественную человеческую потребность взаимопонимания »в мировом масштабе»; то, о чём давно мечтали, начинает осуществляться. Кроме того, могут быть ситуации, когда именно английский язык по сравнению с другими языками оказывается наиболее нейтральным, менее отягощенным сопутствующими факторами (Южно-Африканская Республика, Индия).

Однако распространение «второго родного языка» в любом случае нарушает другую естественную человеческую потребность — потребность идентичности, то есть стремление во всех ситуациях пользоваться своим родным языком, освоенным в раннем детстве. Людям принудительно приходится учить чужой язык, а не все люди равно способны к сознательному изучению языков (причем эта способность мало коррелирует с другими человеческими способностями).

Навязывание английского языка добавляет еще два аспекта проблемы, которых не было в случае таких международных языков, как латынь или эсперанто.

Во-первых, английский язык — материнский язык для многих людей, которые оказываются при глобализации в более выгодном положении: им дополнительно не надо учить какой-либо язык (недаром из развитых стран мира в США меньше всего интересуются иностранными языками).

Во-вторых, английский язык не может не ассоциироваться с политикой США и навязываемой этим государством системой ценностей, что вызывает у миллионов людей чувство недовольства.

По сути глобализация распространяет на мировой уровень ситуацию, имеющуюся во многих многоязычных государствах. В них существует объективное неравенство. В наиболее выгодном положении оказываются носители господствующего языка, которым не нужно знание других языков. Среднее положение занимают люди, которые вынуждены, помимо своего родного языка, выучивать господствующий язык. Внизу оказываются одноязычные носители языков меньшинств, лишенные возможности делать карьеру.

В связи с глобализацией « ограниченный суверенитет» стран — членов НАТО или ЕЭС начинает проявляться и в области языка. Помимо английского как « второго родного языка» это проявляется для языков разных континентов и ареалов также и в количестве заимствований из английского языка (обычно из его американского варианта).

Отношение к экспансии английского языка, конечно, различно. Кому-то кажется очень престижным вписываться в глобализацию, кто-то видит в этом (безусловно, справедливо) угрозу национальным культуре и традициям. Различия проявляются и в государственной политике, и в общественном мнении разных стран. В Европе, безусловно, более всего старается ограничить проникновение английского языка и американской культуры Франция, тогда как в Германии американизация, в том числе в языковой области, идет более активно.

Нельзя думать, что английский язык уже господствует в мире.

Например, в Венгрии обнаружилось, что лишь 19% населения и 20% молодежи могут общаться на каком-либо из языков ЕЭС. При этом знание английского языка в Венгрии пока что уступает знанию языков, активно

распространявшихся в этой стране в прошлом: немецкого и русского. О низком уровне знания английского языка говорят и в Японии. Однако наступление этого языка очевидно.

Перспективы этого наступления вызывают споры. Одни считают, что

господству США нет внешних препятствий, а это означает, что английский

язык со временем станет « вторым родным языком» (а затем, возможно, и

первым) если не для всего человечества (это вряд ли реально), то для его

наиболее культурной и социально активной части. Другие ставят реальность

таких перспектив под сомнение. Насколько правы первые и насколько —

Много лет прошло с тех пор, как были созданы первые люди. И их научили языку Yowlumni. И многое изменилось с тех пор. Другие люди пришли. И был язык их странным. И обычаи их были странными. Эти люди не понимали и не принимали наших обычаев. Много наших людей было убито. И наши поклонения духам ушли с ними.

А ещё нам запрещали говорить на языке наших предков. И мы забыли свои традиции. И было много горя и смятения среди нашего народа. И многие другие племена, как и мы, не знали, говорить ли на языке пришельцев или сохранить свой язык и свою культуру. И это смятение вызвало великое неравновесие. И разрушило наш народ и всё мироздание.

Эта легенда североамериканских индейцев племени Yowlumni щемящее наивно и ужасающе правдиво повествует о том, что может быть с нами и с мирозданием, если:

Языки исчезают в два раза быстрее, чем мамонты и в четыре раза быстрее, чем птицы. Что их убивает? Английский? Безразличие со стороны старшего поколения к тому, будут ли говорить на родном языке их потомки? Желание наконец-то стать единой человеческой расой? Или нравственный упадок? А может это естественный положительный процесс? Озабоченные этой проблемой лингвисты ратуют за почти невозможное — не только сохранение разнообразия «голосов», но и удержание их на высоком уровне.

Много столетий прошло по преданию с тех пор, как, нарушив запрет Всевышнего, люди решили уравнять себя с ним. Что из этого получилось, все прекрасно знают. Но почему наказание за этот опрометчивый поступок было выбрано именно таким? И как долго нам ещё говорить на разных языках в прямом и переносном смысле? Может, пришло время вернуться к единому языку? И означает ли это, что мы начнем понимать друг друга? Эти вопросы мучили просвещённую часть человечества с вавилонского столпотворения и много раз предпринимались попытки ликвидировать его злополучные последствия. Люди надеялись, что, создав общий для всех язык, пусть даже искусственный, они избавят человечество от страшных войн и конфликтов, вызываемых в большинстве случаев непониманием и неприятием людьми себе подобных, говорящих на другом языке. Значит, единый язык есть спасение, панацея от бед или хотя бы сдерживающий фактор для негативных процессов. Люди пытались создать этот общий язык то из кусочков уже существующих, волюнтаристски комбинируя наиболее сильные, по их мнению, стороны каждого из них, то придумывали совершенно новый, «высокоорганизованный», по-новому звучащий язык. Но всякий раз их ожидало разочарование. Кроме кучки энтузиастов (например, приверженцев эсперанто) никто не горел желанием его освоить. Почему? Ведущие лингвисты считают, что искусственный язык бесперспективен, так как это не опирающаяся на конкретный исторический опыт, и не несущая эмоциональной нагрузки совокупность графических, фонетических и семантических единиц.

Язык становится глобальным не благодаря своим особым структурным свойствам, или лексическому объёму, или великой литературе, культуре, религии, созданной на нем в прошлом. Все эти факторы могут лишь мотивировать кого-то освоить данный язык, но ни в отдельности, ни в совокупности они не в состоянии привести к всеобщему распространению такого языка. Язык становится международным по одной основной причине: политическое влияние его носителей.

Уже в 17-18 веках Великобритания играла ведущую роль и английский был языком доминирующей колониальной державы; в 18-19 веках он стал языком лидера индустриальной революции, в 20 веке — языком ведущей в экономическом отношении страны — США. В результате английский язык преобладает в промышленности и политике, что способствует его распространению на остальные области общественной жизни — прессу, рекламу, кино, звукозапись, транспорт и связь. Если бы случилось так, что экономическая и военная мощь США была поколеблена, то это бы неизбежно отразилось на статусе языка. Миллионы людей, владеющих английским, чтобы иметь доступ к достижениям этой мощной державы, стали бы смотреть в другую сторону, и, если бы этот новый политический магнит использовал другой язык, они бы быстро сменили свои языковые пристрастия. В разные эпохи развития человечества многие языки побывали фаворитами и успели уйти в небытие. Сейчас просто настала пора английского. По счастливой случайности, его грамматическая структура и лексические особенности как нельзя лучше соответствуют запросам нынешней технократической цивилизации. По несчастливой же случайности для других, эти процессы совпали с глобализацией, не оставив им шанса иметь такое универсальное значение. Рассмотрим данные « Карты культурной миграции» — Voices of the World.

Вот 10 самых распространённых языков мира (в миллионах носителей):

китайский (мандаринское наречие) — 885;

китайский (наречие ву) — 77.

Одновременно с этим примерно на половине языков мира говорят менее 10000 человек. На четверти ныне существующих языков говорят менее 1000 человек. Половина из всех языков мира, а это около 3.000, не изучается. В Северной Америке 149 из 187 языков коренных народностей забыты. В России 45 из 75 языков её народов (примерно 70%) канули в Лету. Примерно 1.000 языков южноамериканских и 250 языков австралийских аборигенов исчезли с приходом англичан. И лишь на 5-ти из оставшихся 250-ти говорят менее 1.000 человек (причём 90% из них не передаются следующему поколению). Эксперты в этой области, — например , директор Центра изучения исчезающих языков Майкл Краусс (Michael Krauss), — предрекают, что к 2050 г. исчезнет по меньшей мере половина всех языков мира, а к 2100 году исчезнет 90%. А вот, возможно, и первые претенденты — почти исчезнувшие языки североамериканских народностей (от 1 до 100 носителей): Ahtna (Athapaskan), Chiwere (Siouan), Han (Athapaskan), Kansa (Siouan), Koyukon (Athapaskan), Lenape (Algonquian), Oneida (Iraquoian), Salish (Salish), Tagish (Athapaskan).

Каждые две недели где-то на планете исчезает язык, и если эта тенденция сохранится, то в мире в ближайшем будущем будут доминировать дюжина языков-монстров. Каких?

Основным средством международного общения является английский, он используется как язык техники, науки, торговли, политики. Свыше 1.6 миллиарда человек использует его в той или иной форме каждый день. Воспринимаем ли мы английский как язык-киллер? Или относим его триумфальное распространение к неизбежности глобализации? А, может, так называемый лингвистический империализм, экспансия английского есть просто неопровержимый факт и этот процесс не может быть остановлен, да и есть ли смысл его останавливать? Есть основания полагать, что со временем английский может стать языком нетипичного, сверхуспешного меньшинства, так как развитию глобализации сопутствует тенденция регионализации, а с ней и распространение региональных языков, таких как арабский, гауза, испанский и других.

Ведь так же, как мы зависим от биологического разнообразия в нашем физическом выживании, мы зависим от лингвистического разнообразия в нашем культурном существовании. В пользу этого утверждения говорит заметно оживившийся в настоящее время в противовес глобализации рост региональной торговли, региональных культурных взаимодействий. Таким образом, одновременно существуют две тенденции: монолингвизм и полилингвизм. Полилингвизм рассматривается как использование нескольких языков, причём каждому предписывается конкретная социальная функция. В самом деле, язык для общения в семье, с друзьями, соседями, коллегами, правительством не обязательно должен быть одним и тем же.

Чего стоит, например (и не только в долларах), широкомасштабная кампания, предпринятая правительством США по изучению иностранных языков? Оказывается, для успешного ведения американцами бизнеса в других странах незнание местного языка и культуры стало значительным препятствием. А полицейские для осуществления своей профессиональной деятельности в регионах с компактным проживанием того или иного меньшинства вынуждены изучать их язык, поскольку последние вполне обходятся в быту языком, носителями которого они являются. В Африке, например, где говорят на трети всех мировых языков, и проживает лишь 13% населения планеты, английский не является ни преимущественным, ни даже приемлемым средством общения. На востоке континента незнакомцы найдут общий язык на суахили, а на западе язык их возможного выбора — гауза. В условиях конкуренции языки можно распространить, благодаря усилиям различных организаций и правительственных учреждений. Франция платит миллиарды франков ежегодно на поддержку французского языка и культуры за рубежом. Правительство Германии спонсирует 78 Институтов Гёте от Бейрута до Джакарты. И даже крошечный Сингапур с четырьмя официальными языками уже 22-ой год осуществляет программу «Говори на мандаринском наречии». При всех преимуществах и недостатках и глобализации, и регионализации национальные отличия остаются очень сильными. В большинстве сообществ языки несут ярко выраженную символическую функцию: они выступают как чёткий знак самоопределения, аккумулирующий в себе всю историю данного сообщества. Европейское бюро по делам языков меньшинств, созданное Европарламентом в 1984г., защищает права порядка 50 млн. человек, которые говорят на одном или более из признанных в Европе языков национальных меньшинств. Как результат, никогда ранее в мировой истории не было так много письменных языков, как сейчас — 1.200.

Итак, мы имеем два возможных сценария развития: мир постепенно становится однородным, где культуры малых народов и их языки сметаются мощным цунами стандартизации, а накопленные за тысячелетия опыт и знания исчезают, оставляя мир более бедным местом в самом широком смысле этого слова; по другому сценарию меньшинства удерживают свою культурную самобытность и малые языки продолжают существовать наряду с доминирующими.

2.3.Роль английского в процессе глобализации

Многие столетия человечество мечтало о едином всемирном языке. Можно отметить и идеи английских конструкторов логических языков XVII в., среди которых был и Исаак Ньютон, и опыты создателей эсперанто и других международных искусственных языков конца XIX — начала XX веков. А в нашей стране такие идеи оживленно обсуждались в 20-е гг., когда ждали скорой мировой революции. В Институте языка и мышления по инициативе академика Н.Я.Марра даже собирались создать группу, которая должна была установить «т еоретические нормы будущего общечеловеческого языка». В те годы и И.В.Сталин на XVI съезде ВКП(б) говорил: « В период победы социализма в мировом масштабе, когда социализм окрепнет и войдет в быт, национальные языки неминуемо должны слиться в один общий язык, который, конечно, не будет ни великорусским, ни немецким, а чем-то новым». Хотелось преодолеть языковые барьеры и свободно общаться »в мировом масштабе». Однако общее развитие языковых ситуаций в мире в последние столетия шло в обратную сторону. Речь, разумеется, не идет об увеличении количества языков вообще: процесс исчезновения малых языков никогда не останавливался. Но всё время увеличивается количество письменных, литературных, государственных языков.

Единого мирового языка не было никогда, но на определенном этапе развития человечества существовали единые языки для целых культурных ареалов: древнегреческий (койне), латинский, церковнославянский, классический арабский, санскрит, пали, классический тибетский, древнекитайский (вэньянь) и др. Они имели международный и межгосударственный характер, противопоставляясь непрестижным и не имевшим официального статуса языкам бытового общения. Лишь в редких случаях язык такого типа обслуживал одну страну (бунго в островной Японии). Некоторые из этих языков (классический арабский, отчасти санскрит) еще сохраняют свою роль, но в целом мировое развитие идет в ином направлении.

Это развитие определилось в Европе, начиная, по крайней мере, с Вестфальского мира 1648 г., завершившего Тридцатилетнюю войну. После него Европа делилась на суверенные государства, признававшие существование друг друга и не вмешивавшиеся во внутренние дела друг друга. Одним из атрибутов такого государства является государственный язык, обычно язык господствующего этноса. Между государствами и языками нет взаимно однозначного соответствия: есть государственные языки, используемые более чем в одной стране (английский, немецкий, испанский); в некоторых странах более одного государственного языка (Швейцария). Но количество национальных языков увеличивалось, и ни один язык не мог стать в мире господствующим. Данная система из Европы постепенно распространялась на другие континенты, охватив Америку в XIX в., а Азию и Африку в основном в XX в.

Одновременно шло вытеснение многих малых языков, которые либо были обречены на вымирание, либо оттеснялись на периферию, либо в конечном итоге сумели после изменения государственных границ стать государственными языками (чешский, финский, латышский и др.). Обратная ситуация — полная утеря каким-то языком официального статуса — почти не встречалась (в XX в., пожалуй, можно привести лишь два примера — идиш и маньчжурский язык в Китае). Бывало и так, что государство ставило своей целью развивать тот или иной язык, доводя его до уровня национального. В целом языковое разнообразие в культурных сферах (начиная от административно-деловой и кончая сферой художественной литературы) в течение последних столетий в мире росло, — достигнув максимума в XX в. Одновременно языки вымирали и продолжают вымирать, но почти всегда это происходило с языками, употреблявшимися лишь в бытовой сфере.

В последнее десятилетие указанный выше процесс не прекратился: еще недавно единый сербохорватский язык распался на три: сербский, хорватский и боснийский. Однако впервые наглядно проявился и обратный процесс, связанный с так называемой глобализацией.

Мы не будем здесь специально рассматривать процесс глобализации в целом. Однако очевидно, что этот процесс связан с господствующей ролью США в мире. В основе глобализации лежит, прежде всего, англо-американская модель общества, его экономики, политики и культуры. Такая модель общества и культуры тесно связана с английским языком, который претендует на роль первого в истории человечества всемирного языка.

И в Великобритании, и в США всегда господствовала концепция единого языка для всей страны. В Великобритании языки меньшинств до второй половины XX в. не признавались и жестко вытеснялись; в XIX в. в Ирландии, Шотландии, Уэльсе школьников били за любое слово на материнском языке. Даже в независимой Ирландии оказалось невозможным восстановить ирландский язык как полноценное средство коммуникации; он может играть лишь роль национального символа, а во всех сферах жизни (кроме богослужения: ирландцы — католики, а английский язык ассоциируется с протестантством) господствует английский. В США до недавнего времени отсутствовали специальные юридические меры по обеспечению господствующей роли английского языка (лишь в 80-е гг. XX в. он закреплен как государственный для 12 штатов, но в федеральном законодательстве и сейчас нет ничего аналогичного). Но их эффективно заменяла идеология «плавильного котла» (melting pot), согласно которой человек любого происхождения может стать американцем при условии овладения общей для всех культурой, включая английский язык. И сейчас, когда в США очень распространена политика защиты всяких меньшинств, такое меньшинство, как люди, не владеющие английским языком, не пользуется никакой поддержкой.

В эпоху глобализации такая политика постепенно начинает становиться мировой. Характерно, что именно в США (в отличие от Европы) широко распространено представление об одноязычии (разумеется, английском) как свойстве культурных и зажиточных людей и связи двуязычия с бедностью и отсталостью.

Разумеется, до всемирного одноязычия на английском языке пока далеко. Английский язык в ходе глобализации распространяется, прежде всего, как всеобщий второй язык. Кстати, как декларации на этот счет, так и реальная практика напоминают ситуацию с пропагандой русского как «второго родного языка»; когда-то многочисленные у нас высказывания вроде такого: «Мы у себя в республике ставим вопрос так: наряду с родным языком каждый должен овладеть русским — языком братства всех народов». Во многом эти процессы тогда распространялись и на страны социалистического лагеря. По мнению В.М.Молотова, Сталин считал, что в будущем « главным языком на земном шаре, языком межнационального общения, станет язык Пушкина и Ленина». В период противоборства двух систем во многих сферах, включая языковую, спорили две модели глобализации.

По сути глобализация распространяет на мировой уровень ситуацию, имеющуюся во многих многоязычных государствах. В них существует объективное неравенство. В наиболее выгодном положении оказываются носители господствующего (официально или фактически государственного) языка, которым внутри страны не нужно знание других языков. Среднее положение занимают люди, которые вынуждены, помимо своего родного языка, выучивать господствующий язык. Внизу оказываются одноязычные носители языков меньшинств, лишенные возможности делать карьеру. Примером может служить, и современная Россия, та же ситуация существует более двух столетий и в США.

В связи с глобализацией «ограниченный суверенитет» стран — членов НАТО или ЕЭС начинает проявляться и в области языка. Помимо английского как «второго родного языка» это проявляется для языков разных континентов и ареалов также и в количестве заимствований из английского языка (обычно из его американского варианта). Например, для японского языка в связи с особо тесными связями между Японией и США с 40-х гг. XX в. практически все заимствования (включая интернационализмы) приходят из американского варианта английского языка.

Отношение к экспансии английского языка, конечно, различно. Кому-то кажется очень престижным вписываться в глобализацию, кто-то видит в этом (безусловно, справедливо) угрозу национальным культуре и традициям. Различия проявляются и в государственной политике, и в общественном мнении разных стран. В Европе, безусловно, более всего старается ограничить проникновение английского языка и американской культуры Франция, тогда как в Германии американизация, в том числе в языковой области, идет более активно. Иногда это объясняют тем, что Германия всё еще страдает комплексами исторической вины за нацизм, поэтому там до сих пор кажутся одиозными идеи, связанные с национальной культурой и мировым значением немецкого языка, а это способствует американизации.

Особо рассмотрим ситуацию в Японии. Это — одна из первых стран, столкнувшихся с процессами, аналогичными глобализации, еще тогда, когда эти процессы еще не получили всемирные масштабы. Американская оккупация в 1945-1952 гг. и последующая зависимость от США в политической и военной областях обусловили постоянную экспансию американской массовой культуры, что отразилось и в языке.

Количество американизмов в современном японском языке очень велико и

не поддается точному учету, поскольку чуть ли не каждое английское слово

может быть заимствовано, хотя бы в составе сочетаний. Существует немало

сложных слов и словосочетаний, которые созданы из английских корней в

самой Японии и не имеют английских параллелей: «wan-man-basu или wan-man» автобус без кондуктора» (один+человек+автобус), no-airon « изделие, которое нельзя гладить» (нет+утюг), no-mai-kaa-dee «день, когда рекомендуется воздерживаться от пользования личными автомобилями»

(нет+мой+автомобиль+день). Заимствования в японском языке пишутся особой азбукой — катаканой, и можно встретить целые тексты, почти целиком написанные этой азбукой, лишь с небольшими вкраплениями иероглифов и другой азбуки — хираганы. Такие тексты состоят из американизмов с добавлением лишь грамматических элементов, минимума необходимых глаголов и японских собственных имен.

Однако сказанное не означает, что японский язык беспредельно наполняется американизмами. Наоборот, уже не одно десятилетие там существует и почти не меняется баланс между американизмами и прочей лексикой. Ряд сфер почти целиком отдан американизмам, которые составляют 53% терминов менеджмента, 75% терминов маркетинга, 80% торговых терминов и даже 99% компьютерной терминологии. Их очень много и в сферах спорта, туризма, эстрадной музыки, кулинарии, моды, потребления бытовой техники и пр. Перечисленные сферы в основном сводятся к двум: высоким технологиям и престижному потреблению. Именно здесь глобализация происходит быстрее всего и более всего затрагивает повседневную жизнь людей. В Японии есть даже термин « катаканные профессии». Это престижные профессии вроде дизайнера интерьера, модельера высокой моды; терминология этих профессий состоится из американизмов и пишется катаканой. По существу заимствования из английского языка выделены в некоторое «гетто», пусть и престижное, за пределами которого их мало.

Как бы это ни показалось странным, но в Японии невысоко знание английского языка (и тем более других иностранных языков). В школе все изучают английский язык, но этот предмет — один из самых нелюбимых, а потом, если японец не связан с английским языком профессионально (например, работает во внешнеторговой фирме), то забывает даже то, что знал. Один из американских японистов опросил 461 информанта. Все они когда-то учили английский язык, но лишь 0,4% сказали, что пользуются им дома, 5% -что говорят на нем со знакомыми (включая иностранцев), 9% — что пользуются им в профессиональной сфере, а 54% заявили, что не знают его вообще.

По-видимому, область языка здесь демонстрирует некоторую общую японскую модель поведения. В Японии, стране всегда отличавшейся замкнутостью и обособленностью от мира, стихийно выработалась такая модель поведения, которая позволяет одновременно и вписываться в глобализацию, и сохранять свои традиции и свою культуру. Образцом здесь послужило освоение Японией в прошлом китайской культуры, никогда не бывшее связанным с активным знанием китайского языка. Приведенные выше примеры американизмов, придуманных в самой Японии, образованы не столько по правилам английского словообразования, сколько по правилам образования в японском языке сложных слов из китайских корней. Конечно, трудно сказать, насколько долго в условиях ужесточения глобализации Япония сможет выдержать избранный ей путь.

Данные о столь низком знании английского языка в Японии могут вызвать удивление. Но Япония здесь не одинока. Например, в Венгрии обнаружилось, что лишь 19% населения и 20% молодежи могут общаться на каком-либо из языков ЕЭС. При этом знание английского языка в Венгрии пока что уступает знанию языков, активно распространявшихся в этой стране в прошлом: немецкого и русского. Даже в сфере научного общения господство английского языка проявляется не всегда. На коллоквиуме по истории лингвистики в Гумбольдтовском университете в Берлине (март 2004 г.) более половины докладов (не только хозяев, но и ряда гостей) произносилось по-немецки, около 10% — по-французски и лишь менее трети — на английском языке. До английского языка как \«второго родного\» далеко даже в Европе.

Россия всерьез лишь начинает сталкиваться с данной проблемой, пока не выработав четкой точки зрения на нее. Пока до превращения английского языка во «второй родной» в России вряд ли много ближе, чем в Венгрии или Японии. Более заметна постепенная американизация самого русского языка. Наши наблюдения по сопоставлению в этом плане русского языка с японским показывают, что хотя количественно американизмов в русском языке меньше, но нет «гетто», за пределами которого американизмы не допускаются. Заимствования могут проникнуть куда угодно, в том числе в ядро языка, прежде всего, через средства массовой информации. А мнения по поводу возможной американизации русского языка существуют самые различные; как и в других странах, этот процесс в сознании многих тем или иным образом мифологизируется.

Процесс глобализации очевиден. Также очевидны и его плюсы, и его весьма явные минусы. Однако перспективы этого процесса вызывают споры.

Одни считают, что господству США нет внешних препятствий, а это означает, что английский язык со временем станет« вторым родным языком» (а затем, возможно, и первым) если не для всего человечества (это вряд ли реально), то для его наиболее культурной и социально активной части. Другие ставят реальность таких перспектив под сомнение. Осуществится ли таким образом мечта о всемирном языке, пока можно лишь гадать.

Английский язык больше чем какой-либо другой язык имел возможность заимствовать иностранные слова в условиях прямого непосредственного контакта: сначала в средние века от сменявших друг друга на Британских островах иноземных захватчиков, а позже в условиях торговой экспансии и колонизаторской активности самих англичан. Подсчитано, что число исконных слов в английском словаре составляет всего около 30%, а заимствований в английском языке можно найти из почти 500 языков.

Среди процессов, связанных с пополнением словаря английского языка, определенное место занимает заимствование иноязычной лексики как один из способов номинации новых явлений, а также замены существующих наименований.

Под заимствованием большинство ученых подразумевает процесс перемещения из одного языка в другой различных элементов, под которыми понимаются единицы различных уровней структуры языка — фонологии, морфологии, синтаксиса, лексики, семантики.

Заимствования из латинского, французского, немецкого, кельтского, испанского языков, обусловлены экономическими, политическими, культурными и т. д. связями с соответствующими народами. Они представляют из себя довольно большие слои и сравнительно хорошо изучены.

Одними из наименее малочисленных пластов заимствования в английском языке являются тюркизмы и заимствования из малайского языка.

Считается, что в английском языке существует около четырехсот тюркизмов, 55% которых составляют этнографические реалии, 26 относятся к общественно-политической лексике, 19% являются природными реалиями.

Наиболее освоенные общественно-политические реалии: bashi-bazouk, begum, effendi, chiaus, cossack, ganch, horde, janissary, khan, lackey, mameluke, pasha, saber, uhlan. Тюркские слова английским языком заимствовались как при прямых контактах, так и через языки-посредники. Слова тюркского происхождения начали проникать в язык предков англичан — англов и саксов в конце IV века, когда они были покорены гуннами-тюрками. В 376 г. вся Центральная Европа оказалась под властью гуннов и только в 449 г., незадолго до смерти короля гуннов Аттилы, первые группы англов, саксов и ютов начали переселяться на Британские острова.

Прямое влияние тюркской лексики на древнеанглийский язык в условиях доминирования тюрков над германскими племенами длилось по меньшей мере 73 года. Учитывая превосходство тюрков того времени над германскими племенами как в культурном отношении, так и в воинском деле, то в древнеанглийский язык должно было войти много тюркизмов, особенно военной, коневодческой терминологии, а также слов, обозначающих понятия, связанные с структурой государства. Некоторые исследователи относят к тюркизмам гуннского периода такие слова, как beech, body, girl, beer, book, king.

В процессе развития английского языка большинство древнеанглийских слов, в том числе тюркского происхождения, заимствованные в гуннский период, были вытеснены словами либо из других германских языков, либо из старофранцузского. Так, например, древнеанглийское слово тюркского происхождения tapor было вытеснено общегерманским ахе.

Много тюркизмов пришло в английский язык через арабский, персидский и индийские языки.

Одним из путей проникновения тюркизмов в английский язык стало заимствование английским языком индийских слов, среди которых были и слова тюркского происхождения. В XVI веке были основаны первые английские фактории в Индии, но основная масса вошедших в английский язык индийских слов приходится на XIX век, когда Индия стала колонией Британской империи. Из различных индийских языков в английский язык попало около 900 слов, 40 из которых в свою очередь являются словами тюркского происхождения, например: beebee, begum, burka, cotwal, kajawah, khanum, soorme, topchee, Urdu.

Одним из самых употребляемых тюркизмов в английском языке является coach — «большая крытая телега» в основном значении. Большинство этимологических словарей указывают первоисточником слова coach название деревни в Венгрии — Kocs, где якобы была сделана первая большая крытая телега. Но еще в древнерусском языке было известно тюркское заимствование кочь, обозначавшее «большую крытую телегу для кочевания», которую позже начали называть кибиткой.

Тюркизмы переходили в английский язык через разные языки, например, немецкий: shabrack, trabant; испанский: bocasin, lackey; латинский: janissary, sable; итальянский: bergamot, kiosk. Наибольшее количество тюркизмов перешло в английский язык из французского, например: badian, caique, caviar, odalisque, sabot, turkuose. В случаях, когда тюркизмы проходили в английский язык через несколько языков, чаще всего последним языком был французский.

Прямые контакты носителей французского языка с тюрками начались еще в эпоху крестовых войн. Много французов, испанцев и итальянцев состояло на службе у турков в период усиления Османской империи (XIV-XVI вв.). Восхищение роскошью и богатством Османской империи вызвало в Европе явление туркофильства. Для европейцев XV-XVI веков, познавших религиозные гонения и гнет феодалов, Турция была страной веротерпимости, правосудия и благосостояния народных масс. Интерес к Турции был так велик, что только в первой половине XVI века в Европе появилось свыше 900 научных трудов о Турции. Естественно, в таких условиях в французском и других европейских языках появилось немало тюркизмов.

Большинство тюркизмов, вошедших в английский язык до XIX века, уже вышло из употребления. Оставшиеся употребляются в основном при описании флоры, фауны, быта, обычаев, общественно-политической жизни и административно-территориального устройства тюркского региона.

Однако есть немало тюркских заимствований, относящихся к общеупотребительной частотной лексике. Некоторые тюркизмы, например, bosh, caviare, coach, horde, jackal, kiosk и другие, развивают новые значения, не присущие их этимонам.

Тюркские собственные имена таких грозных завоевателей, как Attila, прозванный the Scourge of God (Бич Божий), Gengis Khan, Baber, Tamerlane, стали именами нарицательными. То же произошло и с этнонимами nun, saracen, Tartar, Turk. Строптивого, упрямого мальчишку англичане могут назвать young Tartar, — «татарчонок». »Встретиться с более сильным противником» звучит по-английски to catch a Tartar, т.е. «нарваться на татарина».

Из малайского языка в английский пришла совсем небольшая, но в то же время значимая группа слов.

Первыми туда пришли арабы, затем, в 1511 году, португальцы, сто лет спустя — голландцы, и лишь в конце 18 века — англичане. После наполеоновских войн англичане контролировали почти весь регион. Но неудивительно, что многие слова из малайского языка пришли через португальский и голландский.

В различных местечках Малайского архипелага купцы основывали торговые станции, носившие название karnpong , от малайского слова, означавшего «огороженное место». Это привело к слову compound, означающее «резиденцию, огороженную территорию на Востоке вокруг предприятий, на которых работают европейцы».

Настроение местного населения часто было далеко от дружелюбного, и малайское слово amuk является тому важным доказательством. В английском языке это слово пишется как amok или amuck и означает: бурно, неистово, бешено, безудержно; непослушно, неконтролируемо, неуправляемо например, run amok/amuck — обезуметь; быть вне себя, неистовствовать, быть неуправляемым, выйти из-под контроля. Говоря о насилии, стоит упомянуть и типы оружия, которые пришли в английский язык из местного языка: kris -кинжал с искривленным лезвием; parang — паранг (большой малайский нож), и sjambok — тяжелый хлыст, бич (сделанный из кожи носорога или гиппопотама).

Неудивительно, что в английский язык попал и ряд слов, означавших национальные товары. Так, в английский пришло слово gingham (от малайского ginggang , прилагательного, означавшего «полосатый» — ’ striped ’) — полосатая или клетчатая хлопчатобумажная или льняная ткань. Национальной одеждой в Малайзии всегда был sarong — саронг (индонезийская национальная одежда).

Из малайского языка в английский также пришли gutta-percha — гуттаперча, sago — саго (крупа), rattan — ротанг (пальма) или часть ствола ротанга; хлыст, трость из ротанга, and ketchup . Последнее слово, возможно, пришло в английский из китайского языка, но само английское слово — без всякого сомнения малайское kechap , означающее «рыба в маринаде».

Есть еще один пласт слов, которые по мнению многих пришли из китайского языка, но на самом деле они — малайские. Во-первых, это junk -джонка (плоскодонная лодка; слово Австронезийского происхождения). Это слово происходит от малайского adjong. Еще более удивительно то, что слово чай tea , хотя по происхождению китайское, пришло в английский язык через португальский, в который попало в виде малайской формы китайского слова. Поэтому по-английски это tea, в то время как в русском языке мы видим действительно китайскую форму — чай.

2.4.Использование английского языка с целью межкультурной коммуникации.

Английский язык является родным для более чем 400 000 000 человек, живущих в 12 странах мира, к которым относятся: США, Канада, Англия, Австралия, Новая Зеландия и др. В более чем в 30 странах мира, таких, например, как Индия, Сингапур, Филиппины, Малайзия, Бирма, и многих других, он широко используется в государственных масштабах наравне с национальными языками. Английский язык занимает 1 место в мире среди иностранных языков, изучаемых в средней и высшей школах, а также на различных курсах системы образования взрослых. В России, английский язык изучают порядка 70 % учащихся средних и высших учебных заведений. В Германии в ходе одного из опросов общественного мнения

45 % опрошенных заявили, что владеют английским языком. В Италии знание английского языка выступает как обязательное условие при занятии многих должностей, связанных с эксплуатацией современной техники. Владение английским языком становится нормой для научно-технической интеллигенции большинства развитых стран. Он является основным средством общения при контактах иностранных туристов с обслуживающим персоналом на всех континентах. Полагают, что в настоящее время около 1 миллиарда людей, то есть 1/5 населения нашей планеты, в той или иной степени владеют английским языком.6

В наше время английский язык играет чрезвычайно важную роль в таких сферах человеческой деятельности, как наука, техника, экономика, торговля, спорт, туризм. Этот язык стал международным языком в авиации и судоходстве. Почти 80 % всех данных, закладываемых в современные компьютеры, представлены на английском языке. Английский язык выступает в качестве рабочего языка абсолютного большинства международных научных, технических политических и профессиональных международных конференций, симпозиумов и семинаров. Подводя итоги сказанному, можно с уверенностью утверждать, что английский язык в современном мире выполняет такую же важную роль, которую в Европе в средние века играла латынь.

2.5.Результаты статистики и социологического опроса

В рамках исследовательской работы мною был проведен социологический опрос.

Мною было опрошено 27 человек. Среди опрошенных были как юноши, так и девушки. В ходе исследования были получены следующие результаты:

Опрос первый:«Сталкиваетесь ли вы с английским языком в повседневной жизни?» Положительный ответ был у 87% опрошенных, отрицательный у 12% , 1% опрошенных затруднялись ответить.

Опрос второй: «Пользуетесь ли вы полученными знаниями в школе в области английского языка в повседневной жизни?» Положительный ответ был у 68% опрошенных, отрицательный у 30% , 2%- затруднялись ответить.

Опрос третий:«Считаете ли вы, что современное общество нуждается в международном языке». Положительный ответ был у 82% опрошенных, отрицательный у 17% , 1%- затруднялись ответить.

Опрос четвертый:«Считаете ли вы , что английский язык является международным?» Положительный ответ был у 63% опрошенных, отрицательный у 35% , 2%- затруднялись ответить.

В термине «межкультурная коммуникация» заложена тесная связь, по крайней мере, двух факторов — культуры и коммуникации, представляющих собой синтез явлений, выступающих объектом исследования. Межкультурная коммуникация достижима при условии возникновения любого диалога культур, реализуемого субъектами – представителями как минимум двух различных культур и, соответственно, носителями двух различных языков.

Важнейшая функция языка состоит в том, что любой язык хранит культуру и передает ее из поколения в поколение.

Человек – существо общественное. Он живет в обществе и, следовательно, может и должен общаться с другими членами этого общества. Если рассмотреть этимологию слова коммуникация, то это слово латинского происхождения и переводится на русский язык communis – общий. Значит, слова помогают объединяться, общаться людям через коммуникацию. Без общения нет общества.

Общение на английском языке — это межкультурное взаимодействие.

Где бы вы не оказались на земном шаре — вы наверняка везде услышите английскую речь. Английский язык популярен во всем мире, как глобальный язык мирового сообщества. Уже сегодня английский занимает совершенно особое положение и превращается в lingua franca — язык межнационального общения всего человечества. А ведь еще полвека назад английский был всего лишь одним из международных языков, наравне с другими принятым в числе языков общения в Организации Объединенных наций. Как гласит библейская легенда, строительство грандиозной Вавилонской башни прекратилось из-за отсутствия взаимопонимания между людьми, заговорившими на разных языках. Похоже, что сегодня у человечества опять появляется шанс найти общий единый язык, в роли которого для немалой части населения планеты уже служит английский язык. Точнее, не настоящий английский, а упрощенный глобальный английский, так как большинство из тех, кто сегодня пользуется глобальным английским языком, никогда не бывали в странах, где английский является родным языком.

Проведя проектно – исследовательскую работу и опрос по теме, мы можем утверждать, что наша гипотеза подтвердилась, глобализация английского языка в современном обществе является эффективным способом межкультурной коммуникации.

Можно ли сохранить языки национальных меньшинств? Глобализация против культуры.

В эпоху растущей глобализации и связанных с ней процессов, сохранение уникальных культур и языков малочисленных народов является одной из актуальных проблем современности.

Как-то очень легко и просто в настоящее время стали писать об исчезновении языков, о поглощении их мировыми языками, объясняя этот процесс формированием «единой мировой цивилизации – глобального общества». Но с исчезновением языка исчезает и народ – ведь одним из основополагающих определений нации является общность языка. Именно язык отличает нас друг от друга, как основной признак всякого этноса, именно он играет ведущую роль в самосохранении народа.

Язык – это философия мира, это синтетическое представление об этом мире. Каждый язык – это запечатленная в его лингвистической структуре, в его правилах система знаний о мире, видение этого мира, его понимание. …Язык – это и есть сам мир. А потому гибель каждого языка – гибель не словаря и грамматики. Это гибель целого мира, неповторимого, оригинального, безмерно глубокого и безмерно важного для понимания как самого человека, так и вселенной вокруг него. Можно сказать, что язык – это ДНК созданной его носителями культуры. На основе языка, как на основе генов ДНК, можно воссоздать культуру народа как целое, – прозвучало на Международной конференции [3].

Проблема сохранения и развития языков национальных меньшинств регулярно становится актуальной с начала прошлого века [4, 5]. Ставятся определенные задачи, провозглашаются идеи, создаются комиссии и комитеты. Однако проходит время, и в очередной раз раздаются призывы о сохранении и развитии языков малочисленных народов. В последний раз наиболее остро вопрос стоял в 90-е годы, в период «парада суверенитетов» и связанный с ним всплеск национального самосознания. Очень скоро митинговые страсти были заглушены экономическими и социальными проблемами, а проблемы национальных языков опять, в который раз, отошли даже не на второй план – они были забыты.

Сложившуюся на данный период языковую ситуацию невозможно оценивать иначе, как катастрофическую [1,6], и по нашему мнению, в большей степени это положение напрямую зависит от установившегося в нашей стране двуязычия, которое уже в 30-е годы XX столетия вытеснило идею развития национальных языков.

В настоящее время мы наблюдаем губительные результаты административно-насаждаемого двуязычия [7]. Поражены все уровни языка: нарушены речевые и стилистические нормы, теряются семантические связи, неверно используются фразеологические обороты, речь изобилует сленгом, словами-паразитами, заимствованиями, более того, наблюдаются даже фонетические искажения.

Наблюдения за речью студентов и школьников позволяют сделать вывод: в большей степени вышеперечисленные признаки присущи речи детей и молодежи – тех, на кого изначально возложена преемственность в сохранении и развитии языка. Исключение составляют выходцы из сельской местности, т.е. из мест с однородным в этническом отношении населением. Что касается городских детей, то с сожалением можно сказать: выражая свои эмоции и умозаключения на родном языке, они обходятся минимальным количеством слов обиходно-бытового плана.

Всю серьезность ситуации может оценить только тот, кто изо дня в день наблюдает, как катастрофически быстро беднеет лексика студентов и школьников, кто убеждается на фактах, что на чистом литературном языке, без слов-паразитов, без сленга, без макаронизмов может связно изложить свои мысли в лучшем случае 10 % студентов и школьников.

Разумеется, если учесть, что еще А.С. Пушкин переживал по поводу смешения французского с нижегородским, а «великий» и «могучий» продолжает процветать и развиваться, то можно себя успокоить тем, что и наш язык будет еще какое-то время функционировать.

Однако он будет существовать только в том случае, когда в нем будет нужда, когда он будет востребован. В данный же период карачаево-балкарский язык, как и языки большинства коренных народов Северного Кавказа, не востребован. Не случайно в СМИ время от времени публикуют письма возмущенных родителей, выступающих против обязательного изучения родных языков в школе. Они мотивируют свой протест тем, что в дальнейшей жизни родной язык никому не нужен: ни в хороший институт поступить, ни на работу устроиться он не поможет, и лучше часы, отведенные на изучение родных языков и литератур отдать урокам русского языка или математики. В какой-то мере этих родителей можно понять: они опасаются, что их дети не будут успешными, состоявшимися, не сделают карьеру, ведь, получив диплом специалиста по родным языкам и литературам, можно устроиться на работу только в школу, а каков престиж школьного учителя – известно всем.

В нашем многонациональном государстве декларируется важнейший принцип – свободное и равноправное использование всеми гражданами родных языков, проявление большой заботы об активном функционировании национальных языков в различных сферах государственной, общественной и культурной жизни; поощрение изучения языка народа, именем которой названа административная единица, проживающими на ее территории гражданами других национальностей. Однако, в нашей республике языковая ситуация крайне далека от декларируемых положений: представители некоторых народов признают: их соплеменники гораздо лучше изъясняются на русском языке, чем на родном. Степень владения родным языком автохтонного населения КЧР, в первую очередь, детьми и молодежью, сводится к общению на бытовом уровне, когда слова и русского, и родного языков используются вперемешку, без учета языковых и речевых норм. При таком общении страдает и русский язык, так как говорящие часто не владеют в достаточной степени и русским языком, «демонстрируя полукультуру элементарного бытового овладения…» [7].

Интеграционные процессы, протекающие в настоящее время, порождают опасность полуязычия и полукультурности [7], что равносильно бескультурью. Двуязычие способно вызвать чувство неопределенности национальной принадлежности, привести к тому, что люди начинают стесняться своей национальности; при этом отрицание или приукрашивание негативных тенденций лишь ухудшает прогноз языкового развития общества. «Полное двуязычие либо стирает наиболее важные и яркие черты личности, либо удваивает их. Последнее происходит пока лишь с интеллектуальными высокообразованными людьми», – замечают исследователи проблем двуязычия [5].

Меры, направленные на возрождение и укрепление национальных языков КЧР, в частности, карачаево-балкарского языка, предпринимаются и финансируются отнюдь не государственными структурами, а усилиями неравнодушных к проблемам родного языка энтузиастов и общественными организациями. Их деятельность приносит свои плоды (например, Фонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи «Эльбрусоид», издающий на родном языке журнал для молодежи, осуществляющий перевод на карачаево-балкарский язык анимационных фильмов, спонсирующий проведение различных мероприятий, направленных на формирование чувства национальной и языковой идентичности и т.д.).

Однако ситуация, сложившаяся в сфере карачаево-балкарского языка на современном этапе такова, что, несмотря на то, что язык изучается в школе и вузе, он остается предметом преподавания, таким же, как пение, «Технологии», «ОБЖ» и др. Язык не востребован в официальной, деловой, научной, юридической и других сферах. Таким образом, перспектива исчезновения языка становится все более реальной. На сегодняшний день функции карачаево-балкарского языка в основном ограничиваются использованием его в качестве разговорного языка, обслуживающего хозяйственно-бытовую сферу.

В таких условиях возрождение карачаево-балкарского языка путем проведения комплекса конкретных мер приобретает актуальное значение.

Однако для решения существующих проблем в языковом строительстве требуется постановка новых задач, соответствующих новым условиям, отвечающих требованиям времени.

На наш взгляд, возможны несколько вариантов действий, могущих в какой-то степени если и не возродить родной язык, то приостановить процесс его умирания.

Во-первых, и это не противоречит Государственной программе по сохранению и развитию национальных языков и формированию национальной идентичности, следует, прежде всего, определить сферы функционирования как русского, так и родного языков. Сейчас в КЧР придание национальным языкам статуса государственных является фактом номинальным. На деле область применения родных языков ограничивается школой и национальным отделением вуза. Родные языки не востребованы. Неоднократно предлагалось, по примеру соседних республик, ввести курсы родных языков (в любой форме, в частности, в виде практикумов) на всех факультетах университета. Это тоже в какой-то мере способствовало бы повышению престижа родных языков.

– ввести обучение детей в начальных классах на родном языке – вероятно, этот вариант приемлем не только для сельских школ, но и для городских, ведь основная масса учащихся – дети автохтонного населения;

– для детей, не владеющих родным языком, издать уже подготовленный букварь по карачаево-балкарскому языку для городских школ;

– для русскоговорящей части карачаево-балкарской молодёжи, желающей изучать родной язык, подготовить адаптированные аудио- и видео-версии курсов ускоренного изучения иностранных языков (типа «ЕШКО» и т.п.);

– в масштабах районов, по мере возможности, создавать сеть средств массовой информации, в частности, телевещание на национальных языках;

– расширить на республиканском телевидении часы вещания на национальных языках и поставить их на более удобное для телезрителей время;

– организовать и финансово поддерживать издание национальных книг и журналов для детей; также насытить школы и национальные кафедры вузов учебниками и учебно-методической литературой;

– продублировать названия географических объектов в местах компактного проживания карачаевцев и балкарцев на их родном языке, предварительно приведя их в соответствие с орфографическими и орфоэпическими нормами современного карачаево-балкарского литературного языка;

– проводимые исследовательские работы в области карачаево-балкарского языкознания никоим образом не влияют на реально функционирующий живой язык – они оторваны друг от друга. Требуется преодолеть этот отрыв, совместить исследовательскую работу с современной языковой жизнью.

– в связи с этим, на наш взгляд, крайне важным, необходимым шагом является разработка научной терминологии на родном языке. Если бы карачаевским и балкарским ученым удалось совместно разрешить эту проблему, прийти к единому мнению хотя бы области лингвистической терминологии, несомненно, это помогло бы в какой-то степени сократить разрыв между региональными компонентами современного карачаево-балкарского языка, ведь разнобой в использовании терминов способствует отдалению их друг от друга. Перевести художественный текст с русского на родной язык – задача реальная, вполне осуществимая, перевести же научную статью практически невозможно из-за отсутствия терминов или разнобоя в обозначениях понятий.

В настоящее время предпринимаются определенные меры, направленные на унификацию графики и принципов орфографии карачаево-балкарского языка. На наш взгляд, они обречены заранее.

Можно привести множество примеров того, как на протяжении десятков и сотен лет сосуществуют диалекты и близкородственные языки, однако ожидаемой ассимиляции не происходит. По мнению некоторых ученых [2], причиной этого является различие в национальном самосознании [1], отсутствие общности территории [8] и ряд других факторов.

Вероятно, все-таки стоит смириться с тем, что состояние и функциональный статус двух компонентов единого карачаево-балкарского литературного языка представляют собой две вполне самостоятельные формы языка, и попытки принудительного приведения к единообразию графики и орфографии, навязывания нехарактерных для носителей того или иного диалекта языковых явлений, вне всякого сомнения, будут отторгаться основной массой населения.

Лексика – наиболее подверженная трансформациям сфера языка. Однако и в этой области невозможно насильственно вносить изменения [9]. Не далее, как лет десять назад, некоторые писатели, поэты, учителя и др. ратовали за изгнание из лексики карачаево-балкарского языка интернациональных слов и заимствований из русского языка, предлагая заменить эти лексические единицы архаизированными арабизмами и фарсизмами, имевшими хождение в конце Х1Х – начале ХХ веков. Эти слова (типа сыныф, шийир, шекирт и т.п.) активно пытались включить в основной словарь карачаево-балкарского языка: их можно было увидеть на страницах газет, прочитать в стихах и рассказах, услышать из уст школьных учителей и даже вузовских работников. Однако для основной массы носителей языка искусственно внедряемые слова показались вычурными, непонятными, и они не прижились в языке.

Если стремление внести изменения в сфере лексики сопряжено с такими трудностями, то на порядок выше будет сила отторжения, неприятия изменений в области фонетики – наиболее консервативном уровне языка.

Как подтверждают статистические данные, количество людей, владеющих родным языком и обучающих в семье детей родному языку, становится меньше из года в год. В подобной ситуации упорное стремление некоторых людей всеми силами добиться вроде бы нужной цели – унификации алфавита, сейчас, в это непростое даже для языков с миллионными носителями время, для нашего языка (а подобные эксперименты – для языков всех малочисленных народов) может стать губительным шагом.

Проблем накопилось много. Это и недостаточная разработанность орфографических и орфоэпических норм, и нехватка учебных пособий. Язык единственной подписной газеты и достаточно редких телепрограмм на родном языке способны вызвать лишь печаль и недоумение. Однако, очевидно и то, что сложившуюся ситуацию невозможно исправить призывами к сохранению чистоты языка и насыщением школ и вуза вечно недостающими учебниками и пособиями. Требуется основательная теоретическая разработка всех проблем с тем, чтобы реально изменить существующую ситуацию, пока она не стала необратимой, а наши языки не перешли в разряд вымирающих.

В школе этого не расскажут:  Английский 5 класс. Упражнение на Present Simple или Present Continuous
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях