Монгольский язык и алфавит

Монгольский язык и алфавит

МОНГОЛЬСКИЕ ПИСЬМЕНА. Появление письма у кочевых монгольских племен вызвано сложным переплетением культур и религий. Все монголоидные письменности формально восходят к арамейскому алфавиту, а вот необычный стиль письма к иным древнеписьменным традициям. Вертикальное (сверху вниз) направление строк (из-за чего монголоидные письменности еще называют вертикальными) появляется уже в 8-14 вв. в несторианских рукописях ( Несторианское письмо ). Однако устойчивую вертикальность и аллографичность приобрели согдийское письмо и развившееся из него уйгурское письмо , к которому непосредственно восходят монгольские алфавиты. Стабилизирующим фактором вертикального направления строк в монгольских текстах стало китайское письмо, где такая необычная для нас манера графики была ритуально-традиционной и предпочтительной. Вторым косвенным влиянием китайской традиции было применение монголами кисти для письма.

е ё и
Дуализм гласных

В Центральную Азию издавна проникали зороастризм, сибирское шаманство, несторианство и манихейство, однако из всех религий прочно здесь закрепился буддизм в форме ламаизма. Именно он является краеугольным камнем монгольской культуры с 16-17 вв. Тибетское письмо , как элемент ламаистского культа, наложило отпечаток на монгольскую графику. Так в 1587 алфавит галик, разработанный просветителем Аюши-Гуши для транскрипции санскритских текстов, несмотря на сохранение стиля монгольского вертикального письма носит заметное влияние тибетской системы графем.

В 13 в. лама Пагба (Пассепа) из тибетского монастыря Сакья в подражание тибетскому силлабарию создает династийное, т.н. «квадратное» письмо пагба (пассепа). Оно очень нравилось покорителю Китая, монгольскому императору Хубилаю. Однако после его смерти пассепа использовалось уже только как орнаментальное и, можно сказать, вскоре было забыто.

А в 18 в. духовный лидер Северной Монголии (Халхи) богдо-геген Дзанабадзар (1635-1723) создает на тибетской основе приземистые буквы алфавита соёмбо (от санскритского svayambhu − сам себя творящий). Применение и этого письма было кратковременным. Письменность соёмбо отражает определенный этап в развитии монгольского языка, в частности, эволюции долгих гласных, поэтому является ценным источником в лингвистических исследованиях. Особый знак этой письменности, соёмбо, стал национальным символом Монголии и изображен на государственном флаге (с 1921 года), и на гербе (с 1992 года), а также на деньгах, почтовых марках и т. д.

Примерно в то же время Дзанабадзаром было разработано горизонтальное квадратное письмо, которое было вновь открыто в 1801.

Собственно монгольское письмо разработал в 1307-11 тибетский лама Чоджи Одсер (Чой-чжи Осор). Это письмо до сих пор используют монголы Китая (во Внутренней Монголии), сохраняя вертикальную строчность и полифонный характер его букв.

В 13-14 вв. под сенью индо-тибетской философии в Монголии бурно расцвела лингвистика и связанное с ней проектирование новых алфавитов. Монголы изучали грамматические трактаты Панини, 5 в. до н.э.; Тонми Самбхоты (Самбаты), 7 в.; Зая (Сажа) Пандита, Гунгажалцана, 12-13 вв. Пагба-лама пишет труд «Разъяснение познаваемого», работают толкователи и комментаторы буддийских текстов Сумба Хамбо Еши Бальчжир, Балдан Цорчжэ, Агван Дандар Лхарамба, Сахар Лубсан Сультим.

Начиная с 16-17 вв. единый доселе монгольский язык стал распадаться на диалекты, которые приобретали со временем статус отдельных языков.

В 1648 Зая-Пандит (настоящее имя Намхай-Чжамцо) создает «ясное письмо» тодо-бичиг, наиболее точно передающее фонетику ойратского языка (см. Калмыцкое письмо ). Калмыки (буквально «отделившиеся») пользовались им до 1924, а в 1943-57 Калмыцкая АССР была вообще временно ликвидирована. Ойраты КНР (торгуты, олёты, дэрбэты, хошуты, хойты и др.) применяют «ясное письмо» по сей день. Тем не менее во всю идут процессы ассимиляции ойратов с собственно монголами (например, в Баянгол- и Боротала-монгольских автономных областях Синьцзяна).

В 1910 политический и духовный деятель Агван Доржиев сконструировал бурятское письмо, которое продержалось в России до 1931 ( этим письмом можно было без особых проблем записывать русскоязычные тексты). Переход бурят на латиницу совпал с закрытием и упразднением ламаистских храмов. То, что бурятское письмо все же продержалось столь долго при советской власти во многом объясняется позицией известного ученого-востоковеда Г.Ц. Цыбикова. Он долгое время отстаивал реформированный алфавит монгольского образца.

С 17-18 вв. по 1930 монгольское письмо, отчасти модифицированное было в ходу в Туве (Танну-Тува в 1921-44 независимое государство), на котором печатались газеты. (Танну-тувинцы – устаревшее название тувинцев, населяющих непосредственно Туву в отличие от тех тувинцев, которые живут за ее пределами).

Монгольское письмо и ламаизм имели неплохие виды на некоторые народы Сибири (например, алтайцев и хакасов), у которых возникла синкретическая религия бурханизм, сочетающий ламаизм с шаманством. И сейчас эти процессы во многом не предсказуемы. О степени влияния монгольских племен на эти народы говорит тот факт, что до 1948 алтайцев именовали ойротами, а в 1921-58 Бурятия носила название Бурят-Монгольской АССР.

1 февраля 1941 года Монголия официально перешла на модифицированный латинский алфавит, который некоторое время успешно использовался для печати книг и газет. Однако, уже спустя два месяца, 25 марта, это решение было отменено. Согласно официальным объяснениям, принятая система письма оказалась недостаточно продуманной: она не охватывала всех звуков монгольского языка и была сложна в использовании. Принятие кириллицы произошло практически одновременно с кириллизацией в СССР, поэтому отказ от латиницы мог быть обусловлен политическими соображениям.
В монгольском варианте латиницы существовали дополнительные буквы: ө, ç [ ч ], ş [ ш ] и ƶ [ ж ] , y [ ү ] . Буквы f, h, p, v использовались редко ( q, w , x практически не употреблялись ) .

Часто монгольский язык транскрибировался китайскими иероглифами — ими записан, в частности, единственный сохранившийся экземпляр « Сокровенного сказания монголов » . С усилением позиций ламаизма с 17 в. для монгольского языка начинает использоваться тибетский силлабарий, зачастую не модифицированный, но с соблюдением норм орфографии вертикального старомонгольского алфавита. Монголы, обращенные в ислам, пользовались арабской графикой.

Из немонгольских народов вертикальным письмом пользовались маньчжуры . В 1632 ученый Дахай добавил к монгольским буквам диакритику, которая и отличает маньчжурское письмо от родственных ему систем. В настоящее время несколько измененное маньчжурское письмо в ходу у малочисленного маньчжурского племени сибо, населяющего Чапчал-Сибоский автономный уезд (Chábùchá’ěr Xībó zìzhìxiàn) в Или-Казахском автономном округе (Іле Қазақ автономиялы облысы; Yīlí Hāsàkè zìzhìzhōu) на крайнем западе КНР в долине р. Или..
Есть сведения, что эвенкский язык в КНР тоже использует старомонгольское письмо.

В Китае эвенки представлены 4 этнолингвистическими группами, которые объединены в две официальные национальности, проживающих в Эвенкийском автономном хошуне (Èwēnkèzú Zìzhìqí) в городском округе Хулун-Буир автономного района Внутренняя Монголия (столица – г. Баян-Тохой, расположенный около города Хайлар).

орочоны (Èlúnchūn Zú) живут во Внутренней Монголии, в провинциях Хэйлунцзян (уезд Нэхэ) и Ляонин;
эвенки (Èwēnkè Zú) в Хулунбэйэре включают небольшую группу собственно эвенков в деревне Аолугуя (уезд Гэньхэ), которую сейчас перемещают в пригород уездного центра; сами себя они называют «йэкэ», китайцы – Yakute, так как они возводили себя к якутам.
Есть еще хамниганы – сильно монголизированная группа живут в Старобарагском хошуте;

солоны – в бассейн р. Хайлар для них образован Эвенкийский автономный хошун.

Буряты населяют местность Шэнхэн в Северном Китае, но нет данных используют ли они старомонгольское вертикальное письмо.

Тибетская ученость и огромная жизненная энергия (или по выражению евразийца Л. Гумилева, пассионарность) не позволили исчезнуть с лица земли маргинальным островкам монгольских этносов в окружении иных культур. Наиболее известен поволжский анклав калмыков, испытавших русское влияние. Но есть еще афганские моголы (иранское влияние), кукунорские монгоры (тибетское влияние) и хайларские дауры (маньчжурское влияние).

В языковедении существует урало-алтайская гипотеза, предполагающая родство алтайских языков (тюркских, монгольских, тунгусо-маньчжурских, а также японского и корейского), уральских языков (венгерского и др.) и, возможно, дравидийских языков. В этой связи будет интересным сопоставить схожесть структур письменностей, которые обслуживают вышеперечисленные языки (См. Венгерские руны, Тамили, Уйгурское письмо и др.).

Почти всем урало-алтайским языкам в той или иной мере свойственна агглютинация , когда к неизменяемым основам слов присоединяются стабильные грамматические показатели. Например, в монгольском языке: ял − победить, ялагд − быть побежденным, ял-агд-ал − поражение (сравните с флективным словообразованием в русском языке). Агглютинация требует четкости в определении границ между словами. Таким своеобразным словоразделом является сингармонизм − противопоставление (оппозиция) гласных по двум признакам: смягчению (небная сингармония) или огублению, как в калмыцком языке (губная сингармония). Например, слово «небо» в таких языках звучало бы либо «небе», либо «ныбо». Более того, некоторые слова могут образовываться при крайнем однообразии гласных. Сравните, в эвенкийском «ана-джа-ра»— толкают, но «сонго-джо-ро» − плачут; в венгерском megfejtését.

Особая типология слога , выраженная варьированием гласных, делает возможным игнорированием их на письме. Речь идет о полифонии (многозначности), когда две фонемы являются вариантами друг друга. Такой вот фонетический зороастризм! Полифонный характер монголоидных письменностей − средство, снимающее отчасти диалектные различия. В монгольском письме джагун / дзагун / зуун − «сто»; модон / мудун − «дерево».

В орхоно-енисейском письме некоторые согласные имеют два написания − для мягкого и твердого звуков. Поскольку большинство всех гласных в урало-алтайских языках часто однообразны, для однозначного чтения бывает достаточным фиксация одного гласного (а то и вовсе их пропуск):в венгерском embrk − ember-ek -«люди»; بللار бала-лар − «дети» (в киргизском).

Создатель реформированной казахской арабицы А. Байтурсунов предложил решение, названное Е. Поливановым гениальным: перед каждым словом ставился знак, аналогичный скрипичному или басовому ключу в нотах, показывающий, к переднему или заднему ряду относится относится слово; для каждой же пары гласных (а/э, о/ё, и/ы) достаточно было при такой записи всего одной буквы. Однако такое экономное решение проблемы сингармонизма гласных оказалось неприменимым ни к казахской латинице, ни к казахской кириллице.

Второстепенность гласных (сравните похожесть некоторых гласных и согласных графем в монгольском письме: н / а; б / у (, обусловленность качества гласного структурой слова дали повод некоторым исследователям считать монгольские и орхоно-енисейские письменности слоговыми, что по сути не верно. С другой стороны, возможно монгольские писцы предпринимали попытки придать вертикальному письму принципы индийских силлабариев.

Примечательно, что в орхоно-енисейском письме 5 вариантов знака для k . Форма этой графемы зависит от вокального окружения ы, о / у, е / и / я, ё / ю, а. Здесь только для «к» дуальное членение графической системы согласных заменено пятеричным. (Что это − новация или реликт?) В венгерских рунах известно три аллографа для kkokuk , обусловленных позицией фонемы в слове. Т.о. монголоидные письмена являются еще и аллографическими, т.е. буквы алфавита имеют несколько вариантов в зависимости от того начинают ли они, заканчивают ли слово или находятся в середине. Аллографический характер монголоидных алфавитов, возможно, родимые пятна поздних семитских систем письма -арабской и сирийской).

Странное дело, но латинское письмо также знакомо с аллографами для k . Сравните правило написания букв C / Q / K. (Совпадение это или следы культурных влияний? А может, архетипы письменных структур?).

Еще одна важная деталь системы урало-алтайской фонологии − неразличение на письме некоторых согласных звуков, например, глухих и звонких: п / б, т / д, к / г, ц / ч, дж / дз / з, а также й / ж. Сравните скудный инвентарь консонантных графем в корейском алфавите и озвончение глухих зуков в интервокальной позиции: -. pak , − t onbagi. Похожие метаморфозы претерпевают и тамильские согласные: வீணாக − v ī n ā ka > v ī n ā ha, சிங்கம் − cinkam > singam лев).

Из монгольских языков русским заимствованы: баламут (balamud, balamad), богатырь baγatur (исходно, вероятно, титул у тохаров; в совр. монг. «герой»), есаул (jasaγul), караул (qaraγul), малахай (malaqai, malaγai «шапка»), орда (ordun дворец, ханская ставка), др.-рус. числительное тьма, темень (предположительно от tümen «войсковое подразделение в десять тысяч» в значении несметного количества), улус (ulus административная единица, в совр. монг. страна, люди), ямщик (jam дорога), ярлык (jarlig указ, повеление), ясак «дань» (jasaγ правительство, правление).

Монгольские языки // ЛЭС; Монголоведение // ЛЭС; Санжеев Г.Д., Сравнительная грамматика монгольских языков, т.1, М., 1953: Кондратов A.M. , Книга о букве, М., 1975; Зограф И.Г. , Монгольско-китайская интерференция. Язык монгольской канцелярии в Китае, М., 1985; Поливанов Е.Д ., Основные формы графической революции в турецких письменностях СССР // Новый Восток, кн. 23-24, М., 1928.

Любое использование материалов допускается только с разрешения автора сайта. Все права защищены © И. Карасев, 2007-201 8

Язык монгольский: характеристика, особенности, слова

Что объединяет Афганистан, Китай, Монголию и Россию? Язык. Монгольский язык использую не только в одноименном государстве. О его ареале и особенностях мы и поговорим в статье.

Языковая семья

Название «монгольский» объединило в себе сразу несколько языков, которые принадлежат одной семье. Они являются близкородственными, ведь когда-то они были единым целым. Лингвисты утверждают, что монгольские языки распались ещё в V веке нашей эры.

Некоторые исследователи предполагают существование алтайской семьи, в которую монгольские языки входили вместе с тюркскими, тунгусо-манчьжурскими, корейскими. Их оппоненты считают, что схожесть данных языков, обусловленная тесными связами между населением, а не общим происхождением.

В любом случае, ареал распространения монгольской языковой семьи очень широк. Он охватывает территорию Монголии, Афганистана, северо-восточных провинций Китая и Поволжье России. До 1940 года язык монгольский служил в качестве письменного у тувинцев – коренного населения Тувы.

Ниже приведен краткий перечень языков, относящихся к данной группе:

Республика Бурятия в России, Внутренняя Монголия в КНР

Республика Калмыкия в России

КНР, Монголия, Россия (юго-восток Байкала)

Язык монгольский

Монгольский является официальным языком государства Монголия. Термин может использоваться и в более широком смысле. Он может обозначать язык автономного района КНР – Внутренней Монголии, а также иметь отношение к современным и древним группам языков.

Численность населения, которое разговаривает на нем, составляет 5,8 миллионов человек. Он включает западную, центральную и восточную ветви диалектов, которые отличаются в основном фонетически. Самым распространенным является халхаский диалект, входящий в центральную группу. На нем построен литературный и официальный язык Монголии, из-за чего монгольский часто называют халха-монгольским языком. Во Внутренней Монголии не существует главного диалекта, поэтому жители этой территории используют традиционную письменность.

Классификация исходя из алтайской теории:

Длительное существование совместного монголо-тюркского объединения отразилось и на языке. Из-за их схожести некоторые люди убеждены, что монгольский язык – тюркский. Но на самом деле они отличаются, хоть в монгольском и присутствует много тюркских заимствований.

Особенности грамматики

Языки являются агглютинативными. То есть различные речевые форманты (суффиксы и префиксы) «нанизываются» одна на другую, тем самым изменяя смысл фразы. Однако у данной семьи присутствую отдельные элементы флективности (изменения окончаний слов).

Собственно язык монгольский отличается от остальных представителей ветви тем, что в нем отсутствуют лично-предикативные частицы. В остальном они достаточно похожи. Для этой группы характерно использование безличных спряжений, а личные и безличные местоимения выражаются суффиксами.

Порядок слов строго предопределен, в отличие от русского. Здесь зависимое слово ставится перед главным. Немного переставив слова местами, можно получить совершенно иное предложение. В начале стоят обстоятельства места и времени, а сказуемое ставится в самом конце.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола framboiser во французском языке.

История

Предполагается, что до XII века существовал единый общемонгольский. Примерно с XIII по XVII века существует общий литературный старописьменный монгольский язык. Он разделятся на несколько периодов: древний (с XIII), доклассический (с XV) и классический (XVII-XX). Одновременно с ним в XIII веке использовалось десять различных систем письма. Классический вариант до сих пор используется в КНР, остальные нашли отражение в других языках.

Старописьменный язык монгольский постепенно уменьшает свой ареал, сужаясь к восточной части Монголии и провинции Китая. Повлияло на это искусственное создание чистого письма, которое было приспособлено к ойратскому диалекту. В то время у бурят сформировалась своя собственная письменность, основанная на традиционном языке.

Монгольский долгое время имел несколько алфавитов. В XX веке, в попытке их консолидировать, письменность хотели перевести на латиницу. Но в 1945 году алфавит начали писать кириллическими буквами.

Монгольский язык: слова

Сейчас в Монголии используется кириллица, алфавит языка имеет 35 букв.

Кратко продемонстрировать составление фраз на монгольском довольно сложно, но вполне возможно показать некоторые слова. Примеры указаны в следующей таблице.

Монгольский язык

Язык монголов (См. Монголы), основного населения МНР, а также Внутренней Монголии и отдельных групп, живущих в разных провинциях КНР. Число говорящих на М. я. около 3 млн. чел. (1970, оценка). Относится к монгольской группе языков. Сложился около 14—16 вв. (см. Монгольские языки). М. я. распадается на диалекты: халхаский (свистяще-шипящий, т. е. имеющий свистящие и шипящие согласные) и шипящие (без фонем «дз» и «ц») — чахарский, харачинский, туметский, ордосский и др. Для М. я. характерны: агглютинация; место подлежащего и определения перед сказуемым и определяемым; отсутствие грамматического рода и согласования определения с определяемым, а сказуемого с подлежащим в числе и падеже; отсутствие лично-предикативных частиц, в отличие от тюркских и других монгольских языков; наличие 7 падежей, личного и безличного притяжении, частицы которых ставятся после падежных окончаний; наличие в глаголе 5 залогов, 21 спрягаемой формы; причастные и деепричастные обороты вместо придаточных предложений; употребление винительного падежа для оформления подлежащего этих оборотов. Особенности фонетической системы: фонемы «к», «п», «ф» встречаются лишь в новых заимствованиях, а «б» и «в» являются вариантами одной фонемы в коренных монгольских словах. Звонкие согласные в конце слога оглушаются. «Л» и «р» в начале слова почти не встречаются. Многие согласные имеют палатализованные варианты (халюун — «выдра», но халуун — «горячий»). Гласные подчиняются законам Сингармонизма и фонематически бывают краткими и долгими (харах — «смотреть» и хаарах — «закрываться», дэр — «изголовье» и дээр — «наверху»). Как национальный язык М. я. начал складываться после Монгольской народной революции 1921 на основе халхаского диалекта.

Лит.: Тодаева Б. Х., Грамматика современного монгольского языка. Фонетика и морфология, М., 1951; Санжеев Г. Д., Современный монгольский язык, 2 изд., М., 1960; его же, Старописьменный монгольский язык, М., 1964; Монгольско-русский словарь, под редакцией А. Лувсандэндэва, М., 1957; Дамдинсурэн Ц., Лувсандэндэв А., Орос — монгол толь, Улаанбаатар, т. 1—2, 1967—69; Ринчен Б., Монгол бичгийн хэлний зγй, ч. 1—2, Улаанбаатар, 1964—66; Цэвэл Я., Монгол хэлний товч тайлбар толь, Улаанбаатар, 1966; Лувсанвандан Ш., Орчин цагийн монгол хэлний δνтэц, ч. 1—2, Улаанбаатар, 1967—1968; Street J., Khalkha structure, The Hague, 1963; Lessing F., Mongolian-English dictionary, Berk — Los Ang., 1960.

Монгольские иероглифы. Монгольский язык и алфавит — Linguapedia

В 1921 году в Монголии произошла народная революция и к власти пришла Народно-революционная партия во главе с Сухэ-Батором. Революция носила антифеодальный характер и пользовалась поддержкой Советской России.
После развала Советского Союза у многих постсоциалистических стран появилась проблема государственного языка, многие новые государства поспешили перевести русский язык в язык второго сорта, в язык национальных меньшинств. В Монголии же проблемой стал алфавит.
Посчитав, что монгольский алфавит — причина низкой (менее 10%) грамотности населения, власти заявили, что монгольский язык будет записываться «революционным способом» — латиницей. В феврале 1941 года власти дали зеленый свет на использование латиницы, однако через месяц утвердили кириллицу в качестве официальной системы письма. Решение было принято тем же составом, что утверждало и латиницу. Очевидно, что со стороны Москвы – центра революции – было оказано давление..
Монгольский язык перешел на кириллицу в 1946 году. Считается, что монгольский алфавит берет свое начало в XII-XIII веках. Монгольские буквы были введены при помощи уйгуров, которые в свою очередь взяли их из горизонтального арабского письма.
MiMN 51 Studying Latin alphabet. Изучение латинского алфавита 1932г

http://inosmi.ru/world/20200927/213345829.html
В качестве причины того, что горизонтальная система письма превратилась в вертикальную, сами монголы приводят удобство такого способа написания для всадника на лошади. Ученые предполагают, что, вероятно, к вертикальному письму пришли в процессе подписания торговых договоров с Китаем, где монгольский приписывался рядом с вертикальным китайским письмом.
Кроме того, под надписями названий ворот в китайском Запретном городе до сих пор остаются подписи на маньчжурском языке, который пользовался монгольским алфавитом.
Монгольский язык перепробовал не один вариант письменности — либо из-за того, что монгольское письмо был позаимствовано у уйгуров, либо потому что оно не могло до конца отобразить звуки языка. Среди прочего монголы пользовались квадратным алфавитом, созданным тибетским буддийским монахом Пагба-ламой, который они стремились превратить в международную письменность для записи языков малых народностей, находившихся под управлением династии Юань. В итоге династия Юань была свергнута в 1368 году, а монголы бежали на монгольское плато и затем перестали пользоваться письмом Пагбы.

Причина такого быстрого отказа от квадратного письма заключалась в том, что письмо пагба было сложнее для записи, чем монгольский алфавит, в которой существовал скорописный вариант. Из-за того что монгольский алфавит не мог точно передать звуков, он был одинаково далек от всех диалектов, а письмо Пагбы, напротив, точно отображало все фонетические особенности придворного монгольского языка, но слишком сильно отдалилось от диалектов. Даже в китайской Внутренней Монголии в 1950-х годах существовало движение за введение кириллицы. Однако оно сразу же прекратилось, как только на движение пала тень советско-китайского противостояния, обозначившегося с конца 1950-х годов

Символом национальных традиций стал монгольский алфавит. Послышались призывы уйти от кириллицы и восстановить монгольский алфавит. В сентябре 1992 года первоклассники начали изучать монгольские буквы. Однако когда эти дети перешли в третий класс, их опять перевели на кириллицу. Причина была в том, что цифры и химические формулы не вязались с вертикальным письмом, а -что самое главное — в условиях ужасающего экономического положения не было денег ни на учебники, ни на подготовку учительского состава, который бы обучал наукам, пользуясь вертикальным письмом. Таким образом, сложилась ситуация, когда монголы в Монголии и монголы в китайской Внутренней Монголии говорят на одном языке, но пишут по-разному. Вероятнее всего, что положение вещей таким и останется.

Однако туркменская кириллица по-прежнему широко используется в России и других странах. С одной стороны, заслуживает внимания ситуация на курдском языке. В Иране курды используют арабский алфавит, а в Турции, Ираке и Сирии их языки почти полностью переведены на латинский алфавит. Эта ситуация вполне естественна и нормальна, но имеет в виду, что в Советском Союзе курдский язык использовал в основном кириллицу.

Таким образом, мы в общих чертах обозначили границы, в которых наступление латинского алфавита в настоящее время прекращено. Вопрос прост: что могут сделать сознательные российские патриоты, чтобы сохранить и распространить родной алфавит как важный инструмент евразийской интеграции? Во-первых, важность этого вопроса должна быть реализована. Этот вопрос привлек внимание Ленина, Сталина, Розенберга и новых националистических лидеров постсоветских и балканских государств, и поэтому он не надуман. Это всегда актуальная и актуальная проблема информационной войны.

Расхождения в одинаковых языках, разделенных пограничной линией, можно увидеть в самых разных местах по всему миру. Одним из примеров может являться возникновение новых языков после обретения страной политической и лингвистической независимости от своей бывшей метрополии. В особенности сильно такое восприятие проявляется у граничащих друг с другом стран. Подобные явления можно было наблюдать в Норвегии, когда она отделилась о Дании, в случае Испании и Португалии, Сербии и Хорватии.
в Монголии и Внутренней Монголии феномен расхождения вариантов письменности является не результатом различий между народами, а результатом навязанной другим государством политики
Каменный цветок._________________________________Юргинская руна. Возможно от нее пошла марийская письменность

.Если вспомнить о бурятах, которые тоже раньше пользовались монгольским алфавитом и тесно общались с Монголией (в 1938 году для них в качестве основного письма была установлена кириллица, отличавшаяся от монгольского языка), то проблема разделения границами становится понятной.
Среди стран Центральной Азии, получивших свою независимость от СССР, появлялись и такие, которые переходили на латиницу, чтобы уйти из сферы влияния России. Изначально в 1920-1930 годах языки стран Центральной Азии приняли в качестве письменности латиницу. Этот переход стал результатом движения за модернизацию, начавшегося в середине XIX века. В 1928 году Турция утвердила латинскую письменность для турецкого языка, что стало одним из примеров общих тенденций в странах Средней Азии.Даже в самой России набрало силу движение за принятие латинской письменности для татарского языка. Когда в декабре 2002 года начался обратный отсчет перед введением латиницы, были приняты правки закона о национальных языках малых народностей РФ, который ограничивал письменность федерального языка и языков республик малых народностей в составе РФ только кириллицей. На этом движение за изменения остановилось.
Эти события можно связать с использованием письменности для обозначения сферы влияния. Можно также назвать это участью малых народностей.
Если задуматься, то латиница, кириллица, арабское письмо, индийское деванагари или китайские иероглифы обозначают определенный культурный круг, а иногда и религиозную сферу влияния.

Осознание важности вопроса должно быть воплощено в жизнь, к которому нельзя быть равнодушным. Люди, которые знают какой-либо из обсуждаемых выше языков, должны писать на кириллице как в повседневной жизни, так и в Интернете, демонстрируя, таким образом, четкую гражданскую позицию. Переводчики, работающие для компаний, которые экспортируют товары за границу, должны помнить, что закон позволяет использовать кириллицу для товаров, ввозимых в Сербию, Боснию и Герцеговину, Черногорию, Узбекистан, Туркменистан, а также Приднестровье.

Законодательство должно обеспечить, чтобы средства массовой информации на местных языках на территории Российской Федерации публиковали свою информацию на кириллице. Наконец, должен быть создан правительственный комитет по совершенствованию существующих кириллических алфавитов для многих из тех языков, которые в советское время были преднамеренно сделаны с рядом недостатков, которые теперь могут быть исправлены. Только эти меры могут дать право российскому государству отпраздновать День святых Кирилла и Мефодия 24 мая.

Монгольский язык — один из алтайских языков, на котором разговаривают приблизительно 5 млн. человек в Монголии, Китае, Афганистане и России. Монгольский язык делится на ряд диалектов, тесно связанных между собой: халхаский (государственный язык Монголии), ойратский , чахарский и ордосский диалекты, на которых разговаривают преимущественно на территории Внутренней Монголии (автономный регион в Китае).

Даже в случае максимального расширения использование кириллицы не является основной проблемой, которую нужно решить, поскольку русский алфавит все еще может восприниматься как второй после латыни, алфавит науки. Это означает, что кириллические буквы следует вводить как можно больше даже в математике, физике, экономике и т.д. и даже для нумерации списков.

Что касается распространения кириллицы «в глубину», важно отметить российский закон, запрещающий публикацию рекламных лозунгов на иностранных языках без русского перевода внизу. Ключевой областью, в которой преобладает латинское доминирование, является лингвистика. Русские научные труды по лингвистике используют латинскую транскрипцию иностранных слов. Таким образом, русская лингвистика, которая была и остается одной из сильнейших школ мира в течение двух столетий, оказалась в невыгодном положении.

Среди других языков, которые входят в состав монгольской языковой семьи, но отделены от монгольского языка, — бурятский и калмыцкий языки, которые встречаются в России, а также могольский язык, который используется в Афганистане.

Монгольская письменность

В 1206 г. Чингисхан одержал победу над найманами и захватил в плен уйгурского писца Тататунгу, который, вероятно, и приспособил древнеуйгурский алфавит к письму на монгольском языке. Алфавит, созданный Тататунгой, сегодня известен как уйгурское письмо, классическое монгольское письмо, старомонгольское письмо, или на монгольском языке — монгол бичиг .

Неважно, является ли это привычкой или сознательным пренебрежением возможностями для родного алфавита, но пока кириллические транскрипции не используются лингвистами для большинства языков мира, русские лингвисты будут восприниматься как инициативные и провинциальные, а а не как независимый научный центр, под влиянием которого придется адаптировать ученых других регионов.

Тенденции отступления от Латинской мировой монополии. Например, Монголия приняла закон, запрещающий знаки на английском языке, без дублирования монгольской кириллицы и традиционного монгольского алфавита. Одновременно традиционный монгольский алфавит получил официальный статус, равный кириллице, и уже широко используется в Улан-Баторе.

На протяжении XIII-XV вв. для письма на монгольском языке также использовали китайские иероглифы, арабский алфавит и тибетское письмо Пагба-ламы.

Под влиянием Советского Союза Монголия перешла к использованию латинского алфавита в 1931 г., а также кириллицы — в 1937 г. В 1931 г. в Монголии был принят закон об отмене классического монгольского письма, но с 1994 г. его пытались снова ввести в использование. Сегодня классическое монгольское письмо частично изучается в школах, но преимущественно оно применяется с декоративной целью художниками, дизайнерами, каллиграфами и поэтами. Среднестатистический человек в Монголии почти ничего не знает о классическом монгольском письме, хотя многое может сказать о кириллице. Во Внутренней Монголии (автономном регионе в Китае) этот вид письма продолжает использоваться.

Таких примеров еще больше. Хотя традиция использования венгерских рун умерла в дальних уголках Трансильвании в 18 веке, правительство Орбан в Венгрии и особенно венгерская община за рубежом в Трансильвании и Закарпатье инициировали официальное возрождение рун. Знаки дорожного движения и знаки государственного строительства теперь иногда записываются только в рунах без какого-либо сопровождающего латинского алфавита. Хотя это может не повлиять на общую ситуацию венгерской литературной традиции, такие шаги можно считать полезными только как символический жест, указывающий на неевропейское, евразийское тюркское происхождение мадьяр.

Классическое монгольское письмо

  • Тип письменности: фонемный алфавит с отдельными буквами для обозначения гласных и согласных звуков
  • Направление письма: слева направо, вертикальные столбцы сверху вниз
  • У букв есть разные формы, выбор которых зависит от позиции буквы в слове, а также от того, какая буква следует за ней.

Монгольский алфавит

Кириллица

Латиница

Хорватская молодежь научилась писать в глаголических надписях на стенах. С другой стороны, за тот же период Хорватия предприняла ряд шагов по легализации кириллического алфавита в сербских регионах. Есть положительные примеры отступления латинского алфавита в пользу национального традиционного письма даже в другом полушарии. Например, на территории нунавут-инуитов, которая занимает более 20% территории Канады, официальным языком является геометрическая слога. Никто не может даже представить себе письмо на эскимосском языке с использованием латинского алфавита.

Числительные

Первая система чисел (tegen, nigen и т.д.) — классическая монгольская, другие относятся к периоду современного монгольского языка.

МОНГОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ

МОНГОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ, одна из языковых семей Старого Света. Несмотря на небольшое число говорящих (ок. 6,8 млн. человек) и малое количество входящих в состав семьи языков, ареал их распространения охватывает обширную территорию от северо-восточных провинций КНР до междуречья Дона и Волги. В монгольскую семью входят следующие языки.

В школе этого не расскажут:  Глаголы иврита, изучаемые на четвертом этапе. Биньян hуфъал

Монгольский язык.

Этот лингвоним используется в нескольких смыслах.

А. В наиболее узком понимании он применяется к языку монголов Монгольской Народной Республики, называемому также по основному диалекту халха-монгольским или просто халха. Халха-монгольский язык имеет литературную норму и статус государственного языка МНР; число его носителей – ок. 2,3 млн. (1995). Халхаский диалект входит в центральную группу диалектов монгольского языка; наряду с ней выделяются также восточная и западная группа. Различия между диалектами носят в основном фонетический характер.

Б. В более широком смысле термин «монгольский язык» включает в себя также имеющий три основных диалекта (восточный центральный и южный, далее разделяемые на говоры) язык монголов Внутренней Монголии – одноименного автономного района и соседних провинций Хэйлунцзян, Ляонин и Гирин в КНР, называемый также внутренне-монгольским (взгляд со стороны Китая) или периферийно-монгольским (взгляд со стороны Монголии и России). Число говорящих на этом языке (по данным переписи 1982) составляло 2,713 млн. человек; в переписи 1990 монголы фиксировались совместно с бурятами, а также тюркоязычными, но монголизированными в культурном отношении тувинцами как представители «монгольской национальности» (одной из пяти основных «официальных национальностей» КНР); их общее число тогда составило ок. 4,807 млн.

Различия между языком монголов МНР и языком монголов Внутренней Монголии затрагивают фонетику, а также такие весьма вариативные в пределах монгольской семьи морфологические параметры, как набор деепричастных форм и наличие/отсутствие некоторых периферийных падежных форм. Такого же типа различия имеются между диалектами внутри как монгольского языка МНР, так и внутри языка монголов Внутренней Монголии. Реально это один язык, разделенный государственной границей, причем многие говоры представлены по обе ее стороны. К этому относится обобщающий термин современный монгольский язык; всего на нем говорит свыше 5 млн. (по другим оценкам – до 6 млн.) человек, т.е. более 3/4 всего монголоязычного населения. Около 6 тыс. монголов живут на Тайване; 3 тыс., по переписи 1989, жило в СССР. Разделенность имеет следствия в основном внешнелингвистического характера: в МНР и во Внутренней Монголии различны литературные нормы (в последнем случае норма основана на старописьменном языке), кроме того, диалекты Внутренней Монголии испытали на себе ощутимое влияние китайского языка.

В. При еще более широкой трактовке понятие «монгольский язык» расширяется не только географически, но и исторически, и тогда в него включается общемонгольский язык, существовавший примерно до 16–17 вв., а также старописьменный монгольский язык – общий литературный язык всех монгольских племен с 13 по 17 в. Диалектная основа последнего неясна; фактически он всегда был наддиалектной формой сугубо письменной коммуникации, чему способствовала не слишком точно передававшая фонетический облик слов письменность (в основе своей уйгурская), нивелировавшая междиалектные различия. Возможно, этот язык сформировался у какого-то из монгольских племен, уничтоженных либо полностью ассимилированных при возникновении империи Чингисхана. Принято считать, что старописьменный монгольский язык отражает более древний этап развития монгольских языков, чем любой из известных монгольских диалектов; этим объясняется его роль в сравнительно-историческом изучении монгольских языков.

В истории письменного языка выделяют древний (13–15 вв.), средний (15–17 вв.) и классический (17 – начало 20 вв.) этапы. Часто встречающиеся термины «древнемонгольский язык» и «среднемонгольский язык» применяются для обозначения общего, хотя и диалектно раздробленного языка монгольских племен соответствующих исторических периодов. С 17 в. в связи с созданием Зая-Пандитой так называемого ясного письма (тодо бичиг), приспособленного к особенностям ойратских диалектов, и формированием ойратского литературного языка классический старописьменный монгольский язык стал употребляться в основном в восточной части монгольского ареала – в Халхе (внешняя МНР) и Внутренней Монголии; в Бурятии постепенно сформировался особый бурятский извод старописьменного монгольского языка. Во Внутренней Монголии старописьменный язык используется и поныне. В Бурятии была введена письменность сперва на латинской (в 1931), а потом на кириллической (в 1939) основе; в МНР кириллический алфавит был введен с 1945; там сложились новые литературные языки. В посткоммунистической МНР, а отчасти и в Бурятии интерес к старописьменному языку в настоящее время возрождается; активно ведется его преподавание.

Язык памятников так называемой «квадратной письменности» 13–14 вв. в силу наличия ряда структурных особенностей иногда рассматривается в качестве особой разновидности широко понимаемого монгольского языка.

Бурятский язык

(в СССР до 1958 официально называвшийся бурят-монгольским). Распространен на территории Республики Бурятия в составе Российской Федерации, в Агинском национальном округе Читинской области и в Усть-Ордынском национальном округе Иркутской области, в ряде сел Иркутской и Читинской областей, в двух аймаках на севере МНР и в Хулунбуирском аймаке автономного района Внутренняя Монголия в КНР (последняя группа носит название баргу-бурят). Число этнических бурят в СССР по переписи 1989 составляло 421 380 человек (в РСФСР – 417 425), из них ок. 363 620 назвали родным бурятский язык (остальные в основном русскоязычны); в Монголии проживает ок. 65 тыс. бурят (1995) и еще примерно столько же в КНР (по данным 1982).

Калмыцкий язык,

именуемый также ойратско-калмыцким, а иногда монгольско-калмыцким или западно-монгольским. Самый западный из монгольских языков, распространен в Европе, в Калмыцкой Республике – Хальмг Тангч в составе Российской Федерации, а также на территории Ростовской, Волгоградской и особенно Астраханской областей. Обособленная группа калмыков, сохраняющих свой язык, живет также в Киргизии в районе озера Иссык-Куль. Используемый ими диалект калмыцкого языка иногда называется сарт-калмак (по прежнему названию этой группы калмыков, насчитывающей, по данным 1990, около 6 тыс. человек; ныне их называют иссык-кульскими калмыками). Два других основных диалекта калмыцкого языка – дербетский и торгутский. Имеется небольшая калмыцкая диаспора: немногочисленные группы калмыков проживают на Тайване, а также в США и Германии. Число калмыков в бывшем СССР в 1989 составляло 173 821 человек, из них 156 386 назвали родным языком калмыцкий.

Калмыки – потомки ойратских племен, которые перекочевали на правобережье Волги из Джунгарии (северо-запад Китая) в 17 в. и приняли самоназвание калмык; калмыцким они стали называть и свой язык (хальмг кел). Ойраты, оставшиеся в Джунгарии, были к середине 18 в. почти полностью истреблены войсками китайской империи Цин, однако часть калмыков вернулась в конце 18 в. в Джунгарию, где (на западе МНР и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР) их потомки обитают и поныне; в КНР их называют ойратскими племенами (139 тыс. человек по данным 1987), в МНР просто ойратами (205 тыс.). Язык ойратов МНР и КНР обозначается в литературе несколько невнятно; одни авторы называют его калмыцким, другие, не называя прямо языка, говорят об ойратских говорах (торгутском, дербетском, баитском, урянхайском и некоторых др.; имеется также торгуто-олётский диалект ойратов, откочевавших в 17 в. к озеру Кукунор в китайской провинции Цинхай; иногда его даже считают отдельным языком); говоры при этом отсчитываются от литературного ойратского языка, возникшего в 17 в. и употреблявшегося калмыками России до 1924 и калмыками МНР до 1946 (в Синьцзяне он употребляется и поныне).

Баоаньский язык,

на котором, по данным 1990, говорит ок. 12 тыс. человек (мусульман, в отличие от большинства монгольских народов) в КНР – в Баоаньско-Дунсянском автономном уезде автономной префектуры Линься провинции Ганьсу (дахэцзяский говор, ок. 6 тыс. человек) и в уезде Тунжэнь в провинции Цинхай (тунжэньский говор, ок. 4 тыс. человек; тунжэньским говором пользуются для общения с баоанями также живущие в Ганьсу монгоры). Между говорами имеются заметные различия в фонетике и лексике; дахэцзяский говор испытал влияние китайского, а тунжэньский – тибетского языков. Баоаньский – бесписьменный язык, используемый в обиходной сфере; для письменной коммуникации используется китайское письмо.

Дагурский

(также даурский, или дахурский) язык, носители которого издавна живут в двух географически удаленных друг от друга регионах КНР: в провинции Хэйлунцзян (г.Цицикар и окрестные уезды – самый центр исторической Маньчжурии) и Хулунбуирском аймаке автономного района Внутренняя Монголия на северо-востоке страны и в уезде Чугучак Синьцзян-Уйгурского автономного района на крайнем северо-западе, у самой границы с Казахстаном. Число этнических дагуров по переписи 1990 составляет ок. 121 тыс. человек, из них ок. 85 тыс. владеют дагурским языком (обычно также и китайским). Этническое происхождение дагуров неясно; одни исследователи считают их монгольским племенем, подвергшимся сильному тунгусо-манчжурскому влиянию, другие – тунгусо-манчжурским племенем, перешедшим в 13–14 вв. на монгольский язык. Выделяются четыре диалекта – бутхаский, цицикарский, хайларский (в котором усматривается столь сильное тунгусо-манчжурское влияние, что иногда его даже считают диалектом эвенкийского языка) и синцзянский. Язык бесписьменный, хотя попытки введения письменности предпринимались неоднократно, начиная с цинского времени; единожды создавалась экспериментальная письменность на кириллической основе и дважды – на латинице (в 1920-х и 1960-х годах). Для целей письменной коммуникации ранее использовался маньчжурский язык, а ныне используется китайский. Велико и число заимствований из тунгусских, маньчжурского и катайского языков. В функциональном отношении язык выполняет сугубо разговорно-бытовые функции.

Дунсянский язык

(изредка также сан(ь)та – по названию этнической группы), распространенный на юго-западе провинции Ганьсу в КНР, в Баоаньско-Дунсянском автономном уезде автономной префектуры Линься (по соседству с баоаньским языком, с которым частично взаимопонимаем; как и баоани, саньта – мусульмане-сунниты). Число говорящих (по переписи 1990) составляет ок. 374 тыс. Диалектное членение, по данным Б.Х.Тодаевой, не выражено; по другим сведениям, имеется три диалекта с незначительными различиями. Язык бесписьменный; используется только в обиходно-бытовой сфере; молодое поколение в ряде ситуаций использует китайский даже в разговоре друг с другом; в словаре – около 30% китайских заимствований.

Монгорский язык

(он же ту – по названию этнической группы – или широнгол-монгольский), распространенный на востоке провинции Цинхай (в уездах Хуцзу, Минхэ, Датун и Тунжень) и в провинции Ганьсу в КНР. Число носителей (по переписи 1982) – 90 тыс. Выделяются два сильно различающихся диалекта: хуцзу (60 тыс.; членится на поддиалекты, используется в одноименном уезде и в уезде Датун) и минхэ (30 тыс. говорящих). В уезде Тунжэнь монгоры для общения с баоанями часто пользуются баоаньским языком. Язык бесписьменный; для письменного общения образованные монгоры используют китайский и тибетский языки, оказавшие на монгорский известное влияние, в том числе в фонетике. Большая часть населения, однако, владеет китайским языком слабо.

Могольский язык,

который считался исчезающим уже в 1950-е годы; в настоящее время на нем, по имеющимся данным, говорит ок. 200 человек (представителей старшего поколения) из нескольких тысяч разрозненных монгольских групп в Афганистане – прежде всего в кишлаках Кундур и Карез-и-Мулла под Гератом. Носители могольского языка владеют также новоперсидским; этнические моголы на севере Афганистана говорят на пушту. Моголы считают себя потомками осевших в Афганистане монгольских воинов 13 в. Язык бесписьменный; используется в семейном кругу и отчасти как тайный язык; имеются образцы его записи арабским письмом, в том числе тексты стихов поэта начала 20 в. Абд аль-Кадира, писавшего на могольском языке.

Шира-югурский язык,

на котором говорит часть народности юйгу (они же желтые уйгуры; название «юйгу» принято в КНР с 1954), проживающей на северо-западе провинции Ганьсу в КНР. Общая численность юйгу – св. 12 тыс. человек, из которых на шира-югурском языке говорят (по данным 1991) ок. 3 тыс. человек («восточные юйгу»). По некоторым предположениям, шира-югуры – это тюркское племя, перешедшее на монгольский язык. (Еще ок. 4600 человек в Сунаньском автономном уезде говорят на тюркском сарыг-югурском языке; их называют «западные юйгу».) Оба названия языков производны от названия народа, означающего ‘желтые уйгуры’. Для несколько меньшей части народности родным является китайский язык, который используется также как лингва франка; и еще часть юйгу говорит на тибетском. Язык бесписьменный; для письменного общения юйгу пользуются китайским языком.

Помимо перечисленных, к монгольским относят еще два мертвых языка.

Киданьский язык

– язык киданей, или китаев; считается, что именно от названия этого вовсе не китайского племени происходит русское название Китая. Кидани входили в племенной союз, захвативший в начале 10 в. Северо-Восточный Китай и основавший империю Ляо. В 1127 она была разгромлена чжурчженями, после чего часть киданей откочевала на запад, в Семиречье (юго-восток современного Казахстана), где сохраняла государственность до нашествия Чингисхана в 1211. Прямыми потомками киданей считают себя современные дагуры. Принадлежность киданей к монгольским народам и киданьского языка к монгольским с достаточной уверенностью устанавливается на основе данных китайских исторических трактатов, включающих в себя ряд киданьских слов и слов в китайской транскрипции, а также сведения о киданьском синтаксисе (типично алтайском). Кидане пользовались двумя системами письменности: не получившим особого распространения «большим письмом» (по-видимому, чисто идеографическим) и изобретенным чуть позже, в 925, «малым письмом», устроенным наподобие китайского и допускавшим как идеографическое, так и фонетическое употребление знаков, внешне сходных с китайскими иероглифами. Усилия по дешифровке «малого письма», сохранившегося в не слишком многочисленных эпиграфических памятниках, продолжаются уже несколько десятилетий и постепенно приносят некоторые результаты; однако об уверенной дешифровке говорить рано.

Сяньбийский язык

– язык племени сяньби, обитавшего во 2–4 вв. на территории современной Внутренней Монголии, завоевавшего совместно с монгольским же племенем табгачи Китай в 4 в. и основавшего «поздневейскую» династию Тоба, просуществовавшую до середины 6 в. Крайне немногочисленные сведения, содержащиеся в китайских источниках, позволяют отнести сяньбийский к монгольским языкам, а табгачский рассматривать как его диалект. Сяньбийцы, по некоторым предположениям, имели письменность на основе орхоно-енисейского рунического алфавита.

Несмотря на малое число монгольских языков, в литературе представлено несколько их классификаций. Одна из них, принадлежащая Г.Д.Санжееву, делит живые монгольские языки – без учета старописьменного монгольского – на основные (собственно монгольский, бурятский и калмыцкий; эти языки на протяжении всей своей истории образовывали относительно единый массив и тесно контактировали; все они имеют литературную традицию, до недавнего времени общую; и все в настоящее время пользуются статусом государственных – в Монголии, Бурятии с 1992 и Калмыкии с 1991) и маргинальные (или «островные» – все прочие, отделенные от основного монгольского массива иноязычным окружением – китайским, тибетским, иранским; все они бесписьменные и имеют невысокий социолингвистический статус; при этом численность, например, носителей дунсянского языка сравнима в численностью бурятов или калмыков/ойратов). Широко распространена также классификация Т.А.Бертагаева, основанная на фонетических параметрах: наличии или отсутствии сингармонизма (уподобления гласных в суффиксах гласной корня), и исчезновении или сохранении начального *f. В этой классификации выделяется группа анлаутно-вокальных языков (с сингармонизмом и исчезновением начального *f ; она совпадает с группой «основных» монгольских языков), группа анлаутно-спирантных языков (без сингармонизма и с сохранением начального *f в виде того или иного щелевого согласного-спиранта; в эту группу входят все прочие языки, кроме могольского); и смешанная группа из одного лишь могольского языка, не имеющего сингармонизма, но не сохранившего и начальный спирант (к этой же группе относится древнемонгольский письменный язык и язык «квадратной письменности»). Существуют и более дробные классификации, расчленяющие «основную», а иногда и «островную» группы.

Время расхождения диалектно раздробленного, но единого монгольского языка датируется 16–17 вв.; иными словами, по стандартным компаративистским критериям, это не семья, а группа языков, притом весьма близкородственных (как и тунгусо-маньчжурские языки). Особенно велико сходство между «основными» монгольскими языками, дополнительно поддерживавшееся наличием общего наддиалектного письменного языка. «Островные» языки под влиянием иноязычного окружения и в отрыве от монгольского «ядра» подверглись более сильным изменениям. Тем не менее для обозначения монгольских языков чаще используется именно термин «семья», чему способствует необщепринятость алтайской гипотезы (см. АЛТАЙСКИЕ ЯЗЫКИ), постулирующей историческую общность тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков (а также, в соответствии со все более популярной точкой зрения, корейского и японского языков), и давняя традиция называть «семьей» тюркские языки, занимающие (при любом отношении к алтайской гипотезе) такую же позицию в генеалогической классификации, что и монгольские и тунгусо-маньчжурские языки. В силу этих соображений часто говорят об алтайских языках как о «макросемье», хотя степень их расхождения никак не сильнее, чем в индоевропейской семье языков, и уж заведомо меньше, чем в такой классической макросемье, как афразийская.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола achaler во французском языке.

Монгольские языки очень близки и имеют много общего с языками других групп гипотетической алтайской семьи, особенно с тунгусо-маньчжурскими.

Фонологические системы монгольских языков относительно просты. В вокализме большинства языков выделяют семь гласных фонем: такая же пятерка, как в русском, плюс лабиализованные гласные переднего (в калмыцком) или среднего (в других языках) ряда (типа немецких ü и ö; в кириллических письменностях они обозначаются Y и q соответственно). В монгорском, баоаньском и могольском языках и в центральном диалекте монгольского языка Внутренней Монголии этих гласных нет. В большинстве монгольских языков имеется фонематическое (смыслоразличительное) противопоставление кратких и аналогичных им по качеству долгих гласных (появившихся после исчезновения интервокального согласного – ср., например, совр. монг. баатар ‘богатырь, витязь’ и более раннее ba g atur, заимствованное из тюркских языков? – как и в русском, где заднеязычный согласный сохраняется). В кириллической графике это противопоставление передается удвоением знака для гласного, напр. бур. боро ‘серый’ – бороо ‘дождь’; гэхэ ‘говорить’ – гээхэ ‘терять’ и т.п. В могольском и дунсянском долгих гласных нет, в баоаньском и шира-югурском противопоставление долгих и кратких гласных нефонематично. Ударение динамическое, в большинстве языков падает на первый слог, а в монгорском, баоаньском и шира-югурском – на последний. Безударные гласные обычно редуцируются (как и в русском), особенно сильна редукция в калмыцком, где она отражается в орфографии – ср., например, название Калмыцкой Республики, в орфографической записи Хальмг Танhч, в русской транскрипции [хальмъг танhъчъ], где твердым знаком обозначен редуцированный звук. В языках с конечным ударением в результате редукции появляются не свойственные в целом монгольским языкам слоги структуры ССГ. В монгольском и бурятском представлен сингармонизм по ряду и огубленности, в калмыцком только по ряду; в остальных языках сингармонизм отсутствует вообще или сильно разрушен.

Консонантизм (с точки зрения носителя русского языка) простой; из относительно «непривычных» звуков имеются звонкие африкаты и dz (в частности, в монгольском, где в орфографии они обозначаются буквами ж и з, ибо соответствующих щелевых в монгольском нет), звонкий заднеязычный спирант g (в калмыцком; впрочем, этот звук представлен и в южно-русских говорах, в украинском языке и в нормативном произношении косвенных падежей слова Бог в русском литературном языке), гортанный спирант h (в дунсянском, баоаньском, бурятском). В бурятском все аффрикаты, в том числе и глухие, перешли в соответствующие щелевые (т.е. ж, з, ш, с).

Черты «алтайского типа» (термин, чреватый смешением типологических и генеалогических категорий и поэтому долго считавшийся некорректным, однако ныне, с соответствующими оговорками, фактически реабилитированный) особенно ярко проявляются в грамматике монгольских языков. Все они агглютинативные, т.е. используют для выражения словоизменительных и словообразовательных значений цепочки относительно однозначных и неизменямых либо изменяемых слабо и регулярно аффиксов: бур. бари-гда-ха- г й ‘не быть схваченным’, где бари- ‘хватать, -гда- ‘показатель страдательного залога’ -ха- ‘показатель причастия буд. времени’ (оно в монгольских языках выполняет также функции инфинитива) -г й ‘показатель отсутствия’. Аффиксы располагаются после корня, т.е. являются суффиксами. Определение любого типа (монг. ахын гэр ‘дом/юрта брата’, букв. ‘брата дом/юрта’, модон гэр ‘деревянный дом’, цагаан гэр ‘белый дом/белая юрта’) располагается перед определяемым. Вместо предлогов используются послелоги (монг. гэрийн дор ‘под домом’). Порядок слов в предложении – SOV, т.е. «подлежащее – дополнение – сказуемое»; синтаксический строй номинативно-аккузативный, как в русском (см. ТИПОЛОГИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ). Для выражения различных отношений между предикациями в сложном предложении преимущественно используется развитая система неличных глагольных форм – разнообразных причастий и деепричастий, часто с послелогом; обозначающее субъект действия при таких формах слово может стоять в косвенных падежах: монг. Дэлхий б qq р q нхий болох тухай багш тайлбарлан ярьжээ «Учитель разъяснил, что Земля – это шар», букв. ‘Земля круглая являться о учитель разъясняя сказал’; Намайг гэртээ харьвал орой болсон «Когда я вернулся домой, было уже поздно», букв. ‘Я-винит. падеж в-свой-дом когда-вернулся поздно стало’. Исконных союзов немного; слова, выполняющие союзные функции, часто являются грамматикализованными глагольными формами (напр., монг. ахул, бол ‘если’ от архаических глаголов бытия а- и бц-; авч и боловч ‘хотя’ – форма уступительного деепричастия от того же а- и от совр. болох ‘становиться’, производного от бц-; гэж ‘что’ – форма соединительного деепричастия от совр. гэх ‘говорить’) Трактовка соответствующих синтаксических явлений остается предметом дискуссий.

В монгольских языках выделяется вполне традиционный набор частей речи, далее объединяемых в три класса: склоняемые, спрягаемые и неизменяемые. У существительных различаются формы числа (единственного и множественного); показателей множественного числа в большинстве монгольских языков несколько, а употребляются они лишь при необходимости указать на множественность. Падежных форм от семи до девяти; во всех языках (кроме дунсянского и баоаньского, где нет совместного падежа, зато имеется соединительный) имеются показатели родительного, дательно-местного, винительного, исходного (движение от предмета), творительного и совместного падежей; в отдельных языках имеются дополнительные формы или совпадения падежных форм. Статус именительного падежа является предметом дискуссий; существительное в форме основы может выполнять различные функции – подлежащего, определения, дополнения и именной части сказуемого; в последних трех случаях такая форма часто (но не всегда) указывает на неопределенность имени. Довольно широко распространено двойное склонение: монг. багш-ийн-д ‘у учителя (в доме)’ или ‘к учителю (домой)’ – за показателем родительного падежа следует показатель дательно-местного. В большинстве монгольских языков имя принимает постпозитивные показатели личной (как и в тюркских), а также возвратной притяжательности; они ставятся после показателя падежа. Имя прилагательное не изменяется (нет, в частности, степеней сравнения) и слабо отчленено от существительного. Личные и указательные местоимения имеют разные основы в именительном и косвенных падежах, напр., монг. би ‘я’, миний ‘меня’ (род. пад.), намайг ‘меня’ (вин. пад.) и т. п.; в роли личных местоимений 3-го лица во всех языках, кроме дагурского, дунсянского, баоаньского и отчасти могольского, используются указательные. Присущие многим языкам мира категории рода/класса и одушевленности отсутствуют, что представляет собой не только общеалтайскую, но и общую урало-алтайскую черту. Некоторое подобие категории рода имеется в системе монгольских словообразовательных суффиксов, обозначающих масти и возраст животных, напр. монг. гунан ‘трехгодовалый’ – гунжин ‘трехгодовалая’.

Глагол имеет развитую систему личных (финитных) и неличных (нефинитных: причастий и деепричастий) форм. Неличных форм больше всего в бурятском и в монгольском; в последнем, например, выделяют четыре-шесть видов причастий и порядка полутора десятков деепричастий – некоторые из них морфологически неэлементарны и поэтому могут трактоваться по-разному. Изобилие неличных форм составляет характерную особенность монгольских языков (и роднит их с тунгусо-манчжурскими), а их интенсивное употребление является характерной особенностью монгольского синтаксиса. Все глагольные формы имеют категорию залога (представлены побудительный, или каузативный залог, а в большинстве языков также страдательный, совместный и взаимный; залоговые суффиксы во всех языках, кроме баоаньского, могут сочетаться друг с другом, напр., монг. байгуулагдуулах ‘поддаваться организации’: два показателя побудительного и один – страдательного залога). В причастных и финитных формах выражается категория времени, переплетенная с категорией способа глагольного действия. В большинстве языков имеется более одной формы, обозначающих действие в прошлом, тогда как настоящее и будущее время различаются не во всех монгольских языках (в частности, для будущего и настоящего имеется одна форма в монгольском и калмыцком). Картина осложняется тем, что в функции сказуемого может выступать (и, например, в монгольском часто выступает) причастие. Почти все формы прошедшего времени взаимозаменимы, и отношения между ними неясны. Личным формам присуща также категория наклонения. Помимо изъявительного, выделяются предостерегательное (эс харуузай ‘боюсь, что не увидят’) и несколько наклонений повелительно-желательного типа, различающих довольно много различных форм вежливости (в чем можно усмотреть ареальную черту – «дальневосточную вежливость», нашедшую свое выражение в особой грамматической категории в японском языке). С различными глагольными формами и формами разных наклонений употребляются различные отрицательные частицы. Довольно широко представлены аналитические глагольные формы, передающие тонкие оттенки глагольного действия.

Наречий в монгольских языках мало; многие из них представляют собой грамматикализованные падежные формы существительных.

Особенностью монгольских языков является интенсивное употребление различного рода дискурсивных частиц, закономерности которого описаны недостаточно.

Синтаксис монгольских языков является в основном общеалтайским и был кратко охарактеризован выше.

В лексике монгольских языков действуют многочисленные продуктивные словообразовательные процессы (суффиксальное словообразование, основосложение), позволившие тем из этих языков, которые в полной мере выполняют все социолингвистические функции, разработать национальные терминологические системы. В наибольшей степени это касается халха-монгольского языка; в калмыцком и бурятском очень интенсивными были также заимствования из русского, которым способствовало массовое двуязычие бурят и калмыков. Часть заимствований из русского осуществлялась в устной форме и поэтому отражает русское произношение (а не написание), к тому же адаптированное к фонетике соответствующих языков (бур. орфографическая запись: араади ‘радио’, тоошхо ‘точка (торговая)’, хампеэт ‘конфета’, пеэшен ‘печь’, иристраан ‘ресторан’ и др.; характерна передача русского ударения с помощью долготы), другие заимствовались в форме, приближенной к русской орфографии. Реальное произношение как тех, так и других зависит от степени знания говорящим русского языка, а также от культурной установки: в современном русском воспроизведение английского произношения считается как минимум манерностью, достойной разве что ведущих FM-радиостанций, тогда как в Бурятии воспроизведение русского произношения по крайней мере до определенного времени приветствовалось. В монгольских языках имеется также обширный пласт заимствований из тунгусо-маньчжурских языков (которые не всегда легко отчленить от параллелей, обусловленных, по-видимому, языковым родством), многочисленные заимствования из тибетского и санскрита, китайского (последних особенно много в «островных» монгольских языках, распространенных на территории КНР), в меньшей степени персидского и арабского языков.

Монгольские заимствования в русском немногочисленны; большая часть «кочевнической» лексики в русском языке реально является тюркской по происхождению, хотя иногда и имеет монгольские соответствия. Реально монгольские заимствования пришли в основном из «ближнего» калмыцкого языка в относительно позднее время, например доха, малахай. Из монгольских заимствованы такие экзотизмы, как аймак (название административной единицы в монголоязычных странах), лама и дацан (ламаистский монастырь; оба слова, в свою очередь, пришли в монгольские языки из тибетского), бурхан ‘бог, дух’ – от имени Будды, в монгольские языки это слово пришло через китайский язык; обо (пирамида из камней на особо выдающемся месте, например на перевале, служащая объектом поклонения).

На протяжении своей истории монголы создавали для себя (путем адаптации существующих систем письма) много разнообразных письменностей. Самой ранней из них, по-видимому, была орхоно-енисейская руническая письменность, использовавшаяся сяньбийцами. К 10 в. относятся памятники «большого» (иероглифического) и «малого» (смешанного и в чем-то, возможно, даже звукового) киданьского письма. В канцеляриях Чингисхана в первое время использовались уйгурский язык и уйгурское письмо. В 1269 было принято тибетское в своей основе слоговое «квадратное» письмо, или пассепа (иначе пакба, что точнее передает ее тибетское название ), разработанное великим ламой Пакба (этот титул означает ‘достойный’) Лочо Гьячаном. Письмо пакба весьма точно передавало особенности языка тогдашней монгольской элиты, что делало его привязанным к особенностям одного из диалектов; к тому же оно было довольно сложным (как, впрочем, и сама тибетская письменность). Пользовались им около ста лет. Между 1307 и 1311 лама Чоджи Одсэр на основе уйгурского письма разработал монгольское вертикальное письмо, которое стало основным средством письменной фиксации монгольской речи; во Внутренней Монголии этот алфавит используется на практике и поныне, не забыт он и в других странах. Алфавит Одсэра игнорировал многие фонетические различия и в силу этого всегда был совместим с различными диалектами монгольского языка (впоследствии – с различными языками); к тому же он прост по начертанию и удобен для скорописи. Впоследствии на основе этого алфавита был создан транскрипционный алфавит галик для записи иностранных слов; его знаки тоже используются до настоящего времени. В 1648 лама Зая-Пандита Намкайджамцо создал модификацию вертикального письма для ойратов, а в 1910 лама Агван Доржиев разработал аналогичную модификацию для бурятского языка; но на повестку дня вскоре встал переход на латиницу, а затем на кириллицу. В 1686 разрабатывалось также слоговое горизонтально-квадратное письмо соёмбо; имелись и другие опыты письменной фиксации монгольской речи (слоговые тибето-монгольское письмо и тюркское брахми, звуковое маньчжуро-монгольское и арабо-монгольское и нек. др.), но они не получили сколь-нибудь широкого распространения.

Самый ранний сохранившийся памятник монгольских языков (если не считать пока далекого от окончательной расшифровки киданьского письма) – это Чингисов камень начала 13 в. с высеченной на нем надписью. К 13 в. относятся памятники народной поэзии (Хонгирадская песня, Песня Бохэ-Чиглэра). Литература последующих веков тоже носила в основном эпический характер. Имеется также огромная по объему ламаистская литература, занявшая господствующие позиции с 17 в., трактаты по различным отраслям знаний. Литература светского характера вновь начинает развиваться с 19 в.; современный этап развития литературы на монгольских языках ведет отсчет с начала 20 в.

Изучение монгольских языков имеет долгую историю; ученые монахи были знакомы (через тибетское посредство) с мощной индийской лингвистической традицией; в 17–18 вв. на монгольский были переведены санскритские грамматические трактаты, в том числе знаменитая грамматика Панини. Создавались словари и пособия по тибетскому и монгольскому языкам. На Западе первые исследования по монгольским языкам появились в России в первой половине 19 в.; впрочем, уже в 1730 Ф.Страленберг включил в свою Географию небольшой калмыцко-монгольский словарь. Важными этапами были монгольские грамматики Я.Шмидта (1832), О.М.Ковалевского (1835) и особенно А.А.Бобровникова (1847) и калмыцкая грамматика А.В.Попова (1849). Со второй половины 19 в. началось сравнительно-историческое изучение монгольских языков (работы М.А.Кастрена, позднее А.Д.Руднева, В.Л.Котвича, Г.Растедта, Б.Я.Владимирцова, Н.Н.Поппе, Г.Д.Санжеева); параллельно продолжалась описательная работа (исследования Т.А.Бертагаева, Ц.Б.Цыдендамбаева, М.Н.Орловской, Г.Ц.Пюрбеева и др., а также монгольских ученых – Ц.Дамдинсурэна, С.Лувсанвандана, А.Лувсандэндэва). Важную роль в 1950-е годы сыграли полевые исследования Б.Х.Тодаевой по «островным» монгольским языкам КНР. Исследования по монгольским языкам активно развиваются в МНР, Бурятии и Калмыкии, а также в Венгрии, Германии, США, Японии. Созданы подробные грамматические описания практически всех монгольских языков; «основные» языки исследованы и продолжают исследоваться с большой степенью детальности, для них составлены подробные словари (так, Бурятско-русский словарь К.М.Черемисова 1973 был признан одним из лучших национально-русских словарей в СССР), написаны учебники. Во многих университетах мира ведется подготовка монголоведов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях