модальные глаголы в еврейском языке идиш

Модальные глаголы

Модальные глаголы в английском языке отличаются от остальных глаголов тем, что они не используются самостоятельно и не обозначают конкретного действия или состояния, они отражают его модальность, то есть отношение к нему говорящего. Вместе модальный глагол и инфинитив значащего глагола образуют составное модальное сказуемое (compound modal predicate):

О каком именно отношении идет речь? Например, говорящий может оценивать действие как возможное, необходимое, разрешаемое, просимое, запрещенное, приказываемое, маловероятное, очень вероятное и т. д.:

В зависимости от такой оценки и структуры предложения нужно использовать один из следующих английских модальных глаголов.

Модальные глаголы в английском языке:

Чаще всего используются первые три: Can, May и Must. Эти глаголы имеют самое общее значение и иногда могут заменять собой остальные модальные глаголы.

Вопросительные предложения с модальными глаголами образуются без вспомогательного глагола to do, при этом модальный глагол выносится в начало предложения:

Отрицательная форма модального глагола образуется постановкой после него частицы not. Зачастую, особенно в устной речи, они сливаются в сокращенную форму:

Полная форма Сокращенная форма
May not Mayn’t
Must not Mustn’t
Should not Shouldn’t
Will not Won’t
Shall not Shan’t
Can not Can’t

Также надо запомнить, что после модальных глаголов, кроме глаголов ought to, have (got) to и be to, следует так называемый «голый инфинитив» (bare infinitive), то есть инфинитив без частицы to:

ЗАБАВНЫЙ ИДИШ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

Ксива на шмон —
А Вы знаете, что это значит и на каком языке?

Все, чьи бабушки разговаривали с дедушками на идиш, в попытке скрыть от внуков тему разговора, помнят удивительное сочетание слов и целых оборотов — то совершенно непонятных, то вдруг абсолютно ясных. Для этих людей выражение вроде «А банке мит варенье штейт аф а полке ин ди кладовке» не представляется ни противоестественным, ни непонятном, ни сказанным на любом другом языке, кроме идиша.

Идиш — язык рассеяния, и говорящие на нём люди всегда жили среди других народов, как правило, владели их языком, и при постоянно возникавшей необходимости вводить новые слова и понятия, заимствовали их из языка окружающего населения. И тем, кстати, ничем не отличались от других народов, дополнявших свой язык, хватая отовсюду, где можно. Разве что столь быстро заимствовали из разных источников. Так что с течением небольшого времени разные диалекты идиша становились не очень понятными. Это, кстати, евреев особенно не беспокоило: для общения разных общин друг с другом использовался иврит, резко не принимающий иноземных заимствований.

Но идиш с его судьбой интересует нас тут лишь с одной — и гораздо менее известной стороны: как язык, не только бравший слова из других языков, но и донор, дававший им свои. Практически во всех языках Европы присутствуют слова из идиша. Частью — это так называемые «экзотизмы», то есть слова необходимые для передачи специфики описываемой среды. К примеру, слова «ребе», «хедер», «балагула». Они понятны всем, описывают только еврейскую среду и привязаны к ней, к быту местечка, черты оседлости.

Другие слова — тоже однозначно понимаемые как еврейские — могут употребляться в любом случае и не обязательно связаны с евреями и их бытом.

«Мишиге», «бекицер», «халеймес», широко употребляемые на юге России и на Украине (особенно, в Одессе или Херсоне) понятны всем, и когда цыганка из-под Одессы говорит: «Вы мне эти халеймесы для киндероу не рассказывайте!», вовсе не значит, что она говорит с еврейкой или о еврее.

Мы сейчас не будем говорить о таких словах, как «аминь», «аллелуйя», «херувимы» и «серафимы». Они вошли в европейские языки из древнееврейского, но воспринимаются не более еврейскими, чем имена Мария, Михаил или — что далеко ходить за примерами — Иван.

Но есть масса слов, о происхождении которых никто и не догадывается: раньше их знали немногие — увы, представители криминального, как теперь говорят, мира. Теперь их знают все, так уж повернулась наша жизнь. «Хипеш», «шмон», «ксива», «малина», «мусор», «халява»,- список можно продолжать, но для первого знакомства нам хватит разбора и этих «понятий». Занятно, что они проникли в «блатную музыку» через идиш, но все они родом из иврита. Очевидно, те евреи, которые плотно контактировали с блатными, не доверяли непонятности идиша и употребляли уж то, что в Европе никому не понятно — иврит, но, разумеется, в ашкеназском произношении. Отсюда и фонетические особенности. Так, «ктуба» — на иврит документ (брачный), в грубом местечковом произношении может звучать, как «ксивэ». Отсюда и блатное «ксива» — «документ, бумага».

При этом слова, попадая в русский, переиначивали свой смысл. К примеру, «хипеш» восходит к глаголу «хипес», что значит «искать». Но «хипеш» — это не обыск, а шум, крик, скандал. Зато «шмон» от глагола «шмаа» — «слушать», не «допрос», как казалось бы, а, как раз, «обыск». Эти слова понятны всем, но их нерусское происхождение всё-таки заметно, (как у слов «пахан» и «бабай», попавших в ту же среду из татарского).

А вот «малина» звучит более чем по-русски. Место, где встречаются, отдыхают, пьют, где все вокруг свои — одно слово — малина! Между тем, в девичестве малина звалась «мелуна» — в точном переводе — «ночлег». Ну уж очень совпали звук и содержание! Увы, то же следует сказать и о «мусоре», который в бытность евреем был «мосер» — «шпион», «соглядатай». В обрусении этого понятия сказалась вся ненависть и презрение тёмного элемента к доблестным стражам порядка во все времена.

По пятницам в еврейских общинах раздавали пищу неимущим. Не всегда это было молоко, но название за этим вспомоществованием сохранилось «молоко» — «haляв» на иврит. В русском, где нет звука «h», получилось «х» — «халяв», а потом — «халява». Надеюсь, переводить читателю это слово не нужно.

С этим, кстати, словом связана забавная история. Среди наших людей, поселившихся в Израиле и осваивающих иврит, довольно много жизнерадостных остроумцев. Юмор их сильно напоминает одесское «Джентельмен Шоу». И они иногда развлекаются, составляя фразы на смеси недоученного иврита и не совсем забытого русского. Так родилось очень по-ближневосточному звучащее выражение «аль-hахаляууа» — «на халяву».

. Знать бы весельчакам историю родного народа и его наречий, никогда бы этому слову не вернуться в родные места.

Бекицер: нет худа без добра.

Мазлтов фар а хасэнэ!

Само слово «мазлтов!» — «поздравляю!» содержит в себе целых два слова на иврите: «мазаль» — «счастье» и «тов» — «хорошее». Вы спросите: «А что, разве счастье бывает плохим?» И я вам отвечу, что, конечно, нет ибо тогда это не счастье, а цорес. Все дело в том, что целые словосочетания на иврите становятся на идиш одним словом и приобретают, хотя и близкий, но не совсем тот смысл, как было в ближневосточном оригинале. Оттого-то единое слово «мазлтов!» следует понимать и употреблять, как «поздравляю!».

Ещё большее приключение произошло с выражением «а танганэйдендыкер там». Значит оно «райский вкус» и употребляется, как особо сильная форма выражения «цукер зис».

Должно быть настолько вкусно, чтобы навевать мысли о рае небесном. А вот он-то на иврите «ган эйден» — райский сад», а вкус «та’ам» и вместе «та’ам ган эйден». Идиш из этого сотворил одно слово «танганэйден», добавил благозвучное окончание «дыкер» (вышло что-то вроде «райскосадновкусный»), а за отсутствием отличного от иврита слова «вкус» поставил тот же «там», отчего и получилось на первый взгляд чудовищное «райскосадновкусный вкус». Не будь это идиш, языковые пуристы руки-ноги бы обломали тому, кто такие словечки употребляет!

Так вот, «танганэйдендыкер там» особо применим на «хасэнэ сиденю». «Сиденю» — слово ивритского происхождения с идишским ласковым окончанием — значит банкет. А «хасэнэ» — свадьба. И это слово знают все, даже те, кто больше ни одним (ну двумя-тремя!) словами на языке не слишком далеких предков не владеет. «Свадебное застолье» вещь в еврейской жизни столь важная, что заслуживает особого разговора. Пока же мы ограничимся тем, что нету радостней дня, чем тот, когда близкие скажут вам: «Мазлтов фар а хасэнэ!». Причем и не скажешь — для того, кто женится (выходит замуж), или для родителей.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола s'aliter во французском языке.

Но все они носят свои названия в этот день и за этим столом.

Итак, как мы говорили в прошлый раз, жизнь человеческая состоит из четырех элементов: макес, ихес, нахес, цорес. Мы, конечно, имеем в виду еврейскую жизнь. Возможно, существуют народы, жизнь которых заключает в себе большее или меньшее число компонентов.

Хотя, скорее всего, в любом случае и ее можно уложить в нашу четырехкомпонентную схему. Но называют эти четыре краеугольных камня на идиш, несомненно, только евреи. Потому и знать эти термины и то, что они означают, просто необходимо для свободного владения этнолектом.

Все эти термины — ивритского происхождения (пользоваться для столь важных понятий заимствованными словами было бы просто недопустимо). И все они звучат на иврите чуть-чуть не так, а иногда и значат чуть-чуть не то. Но близкое.

Начнем со всем известного «цорес» («цурес»). На иврите «царъот» — напасти, недуги, проказа. На идиш «цорес» — неприятности, огорчения. Цоресы, одним словом. Употребляем безграмотное выражение «цоресы» только потому, что значительная часть лиц еврейской национальности по малому образованию в родной словесности говорит именно так: «Ты ещё моих цоресов не знаешь!».

Малограмотность же заключается в том, что слово это от природы уже множественного числа и добавлять к нему ещё и славянское множественное окончание — просто ни к чему. Но говорят-то так.

В конце концов, как говорили наши бабушки: «Як рэйдэла, то рэйдела, абы добре мэйнела!» — «Как сказала, так сказала, только б думала хорошо!» (В этой мешанине идишских и украинских слов тоже библейских корней не сыскать, а ведь как сочно звучит! И главное — все по делу.)

Семантически (или проще — по смыслу) к слову «цорес» ближе всего «макес». Тоже вещь крайне неприятная, но зато более конкретная: «болячки». Скажем, упоминая кого-то, кому вы заведомо ничего доброго не желаете, прилично пожелать ему эти самые макес на живот. К примеру: «Арафат — макес им ойфн а бойх! — заявил. » Но это же слово может вполне употребляться для описания положения дел. «Купил шесть соток. А, не хватало мне моих макес!» Или «Не буду даже рассказывать про все наши макес (макесы)». В этом случае на разговорный нынешний русский язык слово «макес» есть смысл переводить как «геморрой».

Повторяем: не для обозначения определенной и крайне неприятной болезни (аф унзере сойним гезукт!), а только в разговорном нынешнем смысле. Ибо в противном случае, придя к доктору, которого вы можете подозревать в понимании этих терминов, и сказав, что у вас макес, не ждите, что он тут же полезет в то место, где водятся макес именно этого свойства. Придется уточнять.

Категорически от двух вышеназванных терминов отличаются «ихес» и «нахес». По смыслу, естественно. Ибо «ихес» — это «гордость». Лучше всего для примера тут подходят чувства матери, когда она может сообщить самой заклятой из своих подруг, что у нее сын уже доктор, а может быть, даже зубной врач. Тут можете быть уверены — «зи от ихес!»

«Нахес» — это и достаток, и благополучие, и все то, что объясняется формулой «аф мир гезукт!».

Итак — макес, цорес — врагам нашим чтоб так было!

Нахес и ихес — про нас с вами да будет сказано!

Кстати МИНЦ передавая по буквам, можно расшифровать так: Макес, Ихес, Нахес, Цорес.

Мамэ и му или что значит «идиш»?

Отгремела свадьба. Не уверен, что на ней был «бадхен» — это уж было бы настолько традиционно, что хоть этнографов приглашай, но свадьба состоялась, и о ней сказали с уважением и пониманием: «ан эмэсдыке идише хасэнэ!», что значит «настоящая еврейская свадьба» — в смысле очень хорошая, просто замечательная. В данном случае слово «идише» употреблено как синоним чего-то очень хорошего и правильного. Давайте заметим это и, пройдясь по основным деталям свадьбы и будущей жизни, о которых мы еще не упоминали, вернемся к слову «идише» и способам его употребления.

Чтобы не забыть: «бадхен» — от «бадхан» на иврите — обычно переводят как «свадебный шут». Это так и не так. Действительно, бадхен всех на свадьбе веселит, но не только. Он еще распорядитель свадьбы, тончайший знаток всех ритуалов. Он не спутает время, когда надо петь песнь расставания невесты с девичей жизнью «Базецн ди калэ», с временем, когда надо петь и кричать «Мазл тов!». Раньше это была профессия не хуже шадхенской. Сейчас бадхена не встретишь, но знать о том, что такой существовал, — надо.

У всех есть родственники, а у евреев, для которых шестнадцатиюродный брат — близкий родственник, тем более. Как и у всех людей, у еврея есть отец -«татэ», мать -«мамэ», но тут у еврея — в отличие от всех прочих смертных — не просто мамэ, а «а идише мамэ», то есть такая заботливая и любящая мама, что и когда сыну лет пятьдесят, не забудет позвонить и напомнить, что сегодня холодно и надо надеть пальто. (Заметьте, что и тут определение «идише» употреблено в самом положительном смысле.) Еще есть «фэтер» (не путать с немецким «фатер»- отец) — дядя. Но — главное — «мумэ». Мумэ — не мамэ. Мумэ — это тетя. Но у евреев так уж сложилось, что самым близким человеком после матери всегда была ее сестра. И, если ребенок оставался сиротой (не про вас и ваших близких будь сказано!), заботу о нем всегда брала на себя мумэ. В общем, мумэ — это «а идише мумэ», что и звучит как похвала.

Есть у него «бобэ» — «бабушка», «зейде» — «дедушка», а сам он для них «ан эйникл» — «внучек».
И все это очень «аф идиш», то есть очень хорошо.

Кроме этих крупнейших стран Европы, а может быть, и целого мира с их столицами Варшэ и Вилнэ нашим недалеким предкам были известны и другие державы, можно сказать, почти такого же значения. Среди них прежде всего следует отметить страны Ойстрах и Тайц.
Чтобы вы не ломали голову, подскажу вам их столицы: Вин (Вена) и Берлин. У Тайц — вы уже поняли, что это просто Германия — прочно существовало и другое название: Ашкеназ. Ещё на книгах, изданных в первой половине прошлого века и предназначенных для продажи в Германии, цена обозначалась — на иврите, разумеется, — «маркот ашкеназийот». Я сам видел эти книги. Но, очевидно, потому, что крепко усвоенное слово «ашкенази» утратило свой первоначальный смысл «немец», (в смысле «немецкий еврей»), а приобрело смысл «европейский еврей» (в отличие от восточного), от названия «Ашкеназ» в значении «Германия» — отказались. В иврите это Германия, а в идише по причине его несравнимой своеобразности — Тайц.

Кстати, наши предки для наименования еврея из Германии, да ещё претендующего на очень правильный немецкий язык и якобы не понимающего нормального идиша, употребляли насмешливое слово «еке» часто с добавлением какого-нибудь короткого нецензурного словечка, а учитывая, что эти люди были очень, ну очень культурные и по-европейски одетые, «еке мит а теке», то есть «еке с портфелем».
Но, конечно, и многие другие страны были известны нашим дедушкам, и каждая из них имела свое звучное название. К примеру, «мумэ Рэйзл» — «тётя Рэйзл», а точнее: Россия. Поскольку «мумэ» — «тетя, мамина сестра» — для любого еврея человек очень близкий и дорогой, мне кажется, что в это выражение вложена вся любовь и уважение к России.

Син, Парас и Ходу

Можно по — разному относиться к названию Таргам. Все дело в том, что оно появилось в иврите (а оттуда перекочевало в идиш) задолго до того, как появилась Турция. Если уж быть совсем точным, то и Ашкеназ много старше именуемой им страны Германия. Так что идишское Тайц — сравните с немецким Дойч — куда правильнее. Но, конечно, что бы ни значило слово Ашкеназ в древности, мы под ним понимаем именно Германию. Этим, кстати, и оправдывается наше собственное имя «ашкеназим». То же относится и к Таргаму: чем бы это ни было когда-то, а «малке фин Таргам» — турецкая царица. И не говорите мне, пожалуйста, что в Турции царицы не правили, владычествовали там султаны. Да, султаны — и это совершенно верно, поскольку на иврите «шилтон» — это «власть». А что у него жены не было? Было, и ещё сколько! (Все равно меньше, чем у нашего предка царя Соломона, хотя это к делу не относится.)

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола étayer во французском языке.

Зато ещё несколько стран, чьи имена перешли в идиш из иврита, как существовали тогда, так и существуют по сей день. Это страны Син, Парас, Ходу и Куш.
То, что Син — это Китай вы можете догадаться хотя бы потому, что тамошний обезьяночеловек по национальности был синантропом, т. е. «китайским человеком». Китайцы, как правило, не знающие ни идиша, ни иврита, называют, правда, свою страну и самих себя совсем иначе, но это, в сущности, их личное дело. Зато на языках Европы и Востока это название звучит так же (или похоже), как на идише, что и подтверждает глубокую правоту наших далеких и близких предков.
Парас на идише — Персия, сколько бы она не звала себя Ираном и даже Исламской Республикой Иран. Если говорить серьезно, то в названии сохранилось имя исторической области Фарс — колыбели языка фарси, но произнесенное с древнееврейским акцентом. (Произношение с сильным идишским прононсом, надеюсь, наши читатели себе представляют без объяснений.)
А Ходу — не более (но и не менее) чем Индия. Если учесть, что имя появилось куда как раньше, чем Индия впервые в своей истории стала единым государством, нельзя не восхититься прозорливостью наших предков.

Хороших вам порносов!

В русском языке есть много выражений, взятых из идиша. К примеру «талмуд». Но вот что интересно: евреи это выражение обычно в своем разговоре на русском языке не употребляют. Я думаю, дело здесь в том, что в русском просторечии «талмуд» (а часто — «талмут») обозначает «толстую книгу, где написано нечто совершенно непонятное». Вам рассказывают о бухгалтере, расчеты которого непонятны, но доказать ему невозможно, потому что он всегда прав.
-Я ему говорю: чего мне здесь не доплатили? А он талмут свой открывает: смотри, мол, вот здесь и здесь с тебя по столько-то процентов положено.
Скорее всего, евреи — сколь бы необразованными в еврейских вопросах они не были — все-таки представляют себе, что «талмуд» значит нечто совсем иное. И даже если Талмуд им непонятен, показывать этого не хотят ни в коем случае.
А вот выражение «порнос» (порнус, порносы) они употребляют и с удовольствием. С ещё большей теплотой относятся к смыслу этого слова. Ибо в разговорном смысле — на идиш — это означает «заработки». И не те, что записаны в платежной ведомости.
— Как дела? Как заработки?
— А! Какие там заработки! Как везде.
— Ну, а порнусы есть?
— Без них бы я вообще с голоду помер!
Слово восходит к ивритскому «парнаса», что обозначало доходы религиозной общины. Сейчас это слово (в идишско-разговорной версии) я бы переводил как «черный нал».
Значительно чаще можно услышать выражение «а hиц ин паровоз». Причем от небольшого знания зачастую произносится как «а ицн паровоз» и т.д. И смысла зачастую говорящие не понимают, употребляя это сочное и не такое уж древнее выражение как что-то вроде азохн-вей. А выражение возникло, когда по «черте оседлости» прошла железнодорожная колея и побежали вагоны, влекомые паровозом. Сначала выражение значило нечто совершенно не нужное: ведь «а hиц» — «жар», «горячие угли» в паровоз добавлять не надо. Жару там хватает. С другой стороны, наоборот: нечто нужное, необходимое.
— Вам помочь?
— А hиц ин паровоз! То есть, помоги, поддай угольку!

Вы скажете, что оба смысла противоречат один другому. И мы согласимся. Да, противоречат. Ну и что? Такой уж язык идиш, где помимо грамматики ещё надо знать, кто сказал, кому сказал, зачем сказал. И самое главное — где.
Слова «гелт» и «гешефт» к ивриту отношения не имеют, они целиком идишские, в смысле что заимствованы из немецкого.
«Гелт» — немецкое «гельде»- всего лишь деньги, которые еще не все в жизни, но без них — трудно. И вообще, не так хорошо с деньгами, как плохо без них.
А вот гешефт — по-немецки «предприятие», а на идиш — очень хитрое мероприятие. И «некоторые гешефты» — это, вернее всего, разные шахер-махеры.
Слово «гевалт!» (обязательно с восклицательным знаком!) пришло из польского, а туда — из немецкого. В обоих обозначало «насилие», а в идиш стало значить нечто вроде крика «караул!» (Гевалт! Что он со мной хочет сделать! Этот шлимазл меня просто разорит!). Зато в русском, куда оно — гвалт — попало из идиша, это слово стало обозначать шум, неразбериху. И верно: представьте себе, что происходит, когда хотя бы два еврея рассказывают друг другу истории из жизни, восклицая «гевалт!»
Наконец, грех не сказать о выражениях типа «танцы-шманцы». Никому из лиц еврейской национальности разъяснять смысл усилительной замены первой согласной (и никогда гласной!) на «шм» не надо. Как лицам кавказской национальности не стоит объяснять смысл выражения «танцы-манцы» (культура-мультура и т.п.).
Хороших вам порносов и чтобы налоги-шмалоги не заедали!

Конечно, для таких молодых и новых стран, как, скажем, Англия или Норвегия, в идише наших польско-литвацких предков употреблялись совершенно не библейские наименования: Англие, Норвегие. Зато все те страны, которые упомянуты в Танахе и Талмуде, четко сохраняли традиционные имена. Причем зачастую тут сохранялось такое архаическое звучание и смысл, что понять их можно было лишь при хорошем знании истории Востока и Средиземноморья. То, что Греция — это Яван (йод, вав, нун софит), знали в любом местечке. Мы с вами, слава Б-гу, учились в школе и знаем, что по-гречески эта страна называется Эллада. А что за Яван?
Помните, в учебнике истории древнего мира изображена капитель колонны и написано «ионический ордер»? Ионийцы были одним из древних греческих племен, и, видать, именно они были первым племенем этого этноса, с которым встретились наши далекие предки. «Ион» как раз и пишется через йод, вав, нун конечное. В зависимости от огласовки это сочетание можно прочитать и как Яван (Йаван). При этом вполне возможно, что именно евреи сохранили исконное произношение. А нынешние греки себя вообще римлянами называют. Но это их дело, в которое мы не лезем; мы-то знаем, что они «яваним».

Есть страна, которая связана с еврейской историей с глубокой древности до самых наших дней. Эта страна — Египет, по-еврейски Мицраим. Нынешние египтяне, ставшие арабами, нашими ближайшими языковыми родственниками, употребляют родственное одного корня слово Мыср. (Когда они не были арабами, они говорили Кем-Та). Имена схожие, но есть в них большая разница, и разница эта в исторической памяти, а память заключена в окончании «-аим». В иврите это окончание двойственного числа, которое употребляется для предметов и явлений, существующих парой: руки, ноги, штаны в конце концов; в идише двойственного числа нет, но в названии Египта оно четко сохраняется. И таким образом «Мицраим» следует дословно переводить как «Два Египта», в то время как по-арабски это просто «Египет».
А теперь давайте вспомним всё ту же историю древнего мира. Как титуловали тогда фараона? «Повелитель ОБОИХ Египтов», то есть Египта Верхнего и Нижнего. Для самих древних египтян Египтов было два. Но тогда они ещё были египтянами.

А фрэйлэхэ хасэнэ

Итак, родители молодых договорились. В ещё не очень далёкую пору им обязательно помог бы «шадхен» (на иврите «шадхан») — профессиональный сват, держащий в голове десятки потенциальных невест и женихов. Хотя профессия шадхена и перешла к отделам брачных объявлений в газетах («Мол. интелл. женщ. 32-160-42 хоч. вступ. в пер. с ц.знак.». ), слово в языке сохранилось в значении чего-то навязчивого, приставучего. «Пристал ви а шадхен! » — лучше всего на русский это переводить как «Прицепился, как торговый агент с гербалайфом». Назначена свадьба — «хасэнэ» на идиш. На иврите — «хатана», и трехбуквенный семитский корень «ХТН» просматривается почти во всех словах, с этим приятным мероприятием связанных.
Во-первых, жених — «хусн» («хосн»). На иврите — «хатан». Во-вторых, «мехутоним». Это, как бы сказать, родственные участники свадебного процесса (звучит немного по-канцелярски, зато всеобъемлюще): папа и мама жениха, папа и мама невесты. Оба папы носят теперь титул «мехутн» (множественное число «мехутоним»), а обе мамы — «мехутенесте». Поэтому когда ваша мама говорит, что Эсфирь Борисовна — моя мехутенесте, это значит, что вышеупомянутая Эсфирь дочь Борисова — мама вашей жены. Или мужа, если жена вы сами. Зато в звании невесты — «калэ» (на иврите «кала») корень другой. Вызвано это разными ролями, которые играют жених и невеста на свадьбе (да и в последующей жизни), но разбирать этого мы не будем, ибо залезем в такие историко-филологические дебри, что нескоро выберемся.
Друзья жениха — «хуснс цат», а подруги невесты — «калэс цат». Именно «друзья» и «подруги», ибо во времена, когда термины возникли, было немыслимо, чтобы у жениха до того были подруги, а у невесты — друзья. С женихом и невестой связано ещё одно выражение, которое, как и почти все в идише, нельзя переводить дословно: «а хусн он а калэ» — «жених без невесты». Переводить его следует как символ чего-то предельно нелепого, вроде русского «сапоги всмятку».
— А что, скажите, этот Боря действительно серьёзный человек, и у него фирма?
— Аз-ох-н-вей! А хусн он а калэ! Какая там фирма! Смотрите, чтоб он у вас носовой платок не украл!

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола détapisser во французском языке.

Модальные глаголы в еврейском языке идиш

модальный — ая, ое. modal <ново лат. modalis <лат. modus мера, способ; наклонение. 1. лингв. Характеризующий отношение содержания предложения к действительности, выражающееся формами наклонения глагола, интонацией, вводными словами и т. п. Модальные… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

МОДАЛЬНЫЙ — 1. МОДАЛЬНЫЙ1, модальная, модальное (книжн.). прил. к модальность. 2. МОДАЛЬНЫЙ2, модальная, модальное (стат.). прил. к мода в 3 знач.; являющийся модой. Модальная величина. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

МОДАЛЬНЫЙ — 1. МОДАЛЬНЫЙ1, модальная, модальное (книжн.). прил. к модальность. 2. МОДАЛЬНЫЙ2, модальная, модальное (стат.). прил. к мода в 3 знач.; являющийся модой. Модальная величина. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

модальный — ая, ое, лен, льна (фр. modal … Словарь иностранных слов русского языка

модальный — режимный 1. Метод отображения окна таким образом, что пользователь не может ничего делать за его пределами. Диалоговые окна являются обычным примером таких окон. Они не разрешают пользователю выполнять действия за их пределами, пока не будет… … Справочник технического переводчика

Модальный — I прил. Выражающий модальность I. II прил. Выражающий модальность II. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Модальный — I прил. Выражающий модальность I. II прил. Выражающий модальность II. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

модальный — модальный, модальная, модальное, модальные, модального, модальной, модального, модальных, модальному, модальной, модальному, модальным, модальный, модальную, модальное, модальные, модального, модальную, модальное, модальных, модальным, модальной … Формы слов

модальный — См. modale … Пятиязычный словарь лингвистических терминов

модальный — мод альный … Русский орфографический словарь

модальный — … Орфографический словарь русского языка

Журнал «ПАРТНЕР»

Многие пожилые еврейские иммигранты достаточно хорошо понимают немецкий язык и пытаются на нем говорить, используя в своей речи не только немецкие, но и идишские слова. В большинстве случаев их немецкие собеседники понимают «странный» немецкий язык этих иммигрантов. Года два тому назад наш автор Марина Аграновская уже рассказывала об языке идиш, но сегодня мы хотим предоставить слово Михаилу Пиевскому — человеку, который владеет идишем и знает его историю. А что знаете вы, уважаемый читатель, об этом языке?

Модальные глаголы в еврейском языке идиш

Для неискушенного человека идиш и иврит являются взаимозаменяемыми понятиями. Однако на самом деле – это два еврейских языка, которые отличаются друг от друга по многим параметрам, включая возраст, происхождения, сферы употребления и т.д.

Идиш и иврит это два разных языка, и человек, знающий только иврит, не сможет разговаривать с человеком, знающим только идиш.

Происхождение и письменные памятки

Иврит – один из самых древних человеческих языков, относящийся в семитской группе. Относительно его происхождения единого мнения не существует. Одни считают, что данный язык отделился от северо-западной части семитской группы, став самостоятельным в XIII в. до н.э. Другие относят его к Симу – потомку Ноя. Если доверять священным Писаниям, то на иврите разговаривал не только Сим, но и Ной и даже первый человек Адам. Язык не изменялся вплоть до Авраама – первого еврея.

Безусловно, многовековая история наложила отпечаток на иврит. Так, Старый завет периода с XV по V век до н.э. был написан на древнееврейской форме этого языка. Он и является главным документом для исследования первозданности иврита. Существуют тысячи рукописей, фрагментов, в которых можно проследить, как изменялись написания букв. Письменные небиблейские памятки немногочисленны. Это Гезерский календарь X в. до н.э., глиняные черепки самаритян VIII в. до н.э, из Лахиша VI в. до н.э., Силоамская надпись времен Езекии. Данные исторические документы позволяют узнать о семантической системе, лексических заимствованиях из арабского, арамейского, аккадского языков, грамматической структуре, развитии иврита.

Идиш является более юным языком по сравнению со своим собратом. Его возникновение на территории Центральной и Восточной Европы датируется X-XIV веками. Базовой частью языка является лексика средневерхненемецких диалектов с широкими заимствованиями из арамейского и древнееврейского, славянского, а позже – немецкого. Иначе говоря, идиш – это своеобразное смешение германской, семитской, славянской лингвистических систем. Большинство его слов обладают немецкими корнями, строятся по грамматическим правилам немецкого языка. Так что изначально идиш воспринимался больше в качестве жаргона, а не самостоятельного языка либо диалекта.

Естественно, что он в силу своего происхождения не может похвастаться такими древними письменными источниками, как иврит.

Дальнейшее развитие

До определенного времени иврит, являясь единственным языком повседневного общения, использовался и для письменной, и для устной речи. Однако уже во II в. н.э. он перестал служить активным разговорным наречием. Язык стали использовать исключительно для богослужений. Однако он сумел сохраниться благодаря масоретам – переписчикам Ветхого Завета. А все дело в интересной особенности этого еврейского языка: слова на нем в письменном виде состояли из одних согласных. Гласные же вставлялись при чтении.

Когда же иврит стал уходить из повседневной жизни, а еврейская речь звучала редко, новые поколения уже не знали произношения некоторых слов. И тогда масоретами была придумана система огласовок, то есть условных обозначений гласных звуков на письме. Это позволило сохранить иврит до настоящего времени. Он в течение 18 веков не использовался в качестве разговорного, но остался как язык, на котором велись богослужения, писались художественные и публицистические произведения.

Возрождение иврита связано со становлением Израиля. С 1948 он является официальным государственным языком. Благодаря движению, которое поддерживало активное внедрение иврита во все жизненные сферы, иврит после своего пребывания в книжном состоянии вновь зазвучал на улицах, в школах, магазинах, учреждениях.

Идиш не имел столь широкого распространения, как иврит. На нем говорили лишь евреи, жившие на территории Европы. Однако, несмотря на то, что носителей идиша здесь было больше 11 миллионов, официально данный язык признали в качестве полноценного лишь в начале минувшего века.

В силу сложившихся обстоятельств идиш был вытеснен ивритом. Во многом это объясняется истреблением огромного количества евреев, которые разговаривали на идиш, в период Второй мировой войны. Кроме того, именно иврит, а не идиш, является языком иудеев Земли обетованной.

Алфавит

Основой письменности этих двух языков, алфавит которых состоит из 22 букв и называется консонантным (ведь буквы обозначают лишь согласные звуки), послужило древнееврейское квадратное письмо. Современное написание зафиксировалось в VI в. до н.э. после вавилонского плена.

В иврите иногда для облегчения чтения добавляются огласовки, которых нет в идише. Это является одним из основных отличий при написании букв. В алфавите иврита буквы располагаются по европейскому образцу – слева направо, а в идише – справа налево.

Подводя итоги

Отличия двух еврейских языков можно выделить такие основополагающие факторы:

• иврит значительно древнее идиша;

• иврит принадлежит к группе семитских языков, идиш кроме семитских корней имеет славянские и немецкие;

• иврит имеет огласовки, идиш нет;

• иврит имеет больший ареал распространения, чем идиш.

В целом же эти два еврейских языка имеют много общего. Если касаться чисто житейских факторов, то по большому счету они разнятся целями употребления. Раньше иврит был языком книжным, служил для религиозных отправлений, идиш же употреблялся для повседневного общения. В настоящее время ситуация кардинально изменилась.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях