Маори

МАОРИ

МАОРИ — по­ли­не­зий­ский на­род, ко­рен­ное на­се­ле­ние Но­вой Зе­лан­дии.

Чис­лен­ность (с ме­ти­са­ми) 565,3 тысяч человек; сверх то­го 78,6 тысяч человек мао­рий­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния (2006 год, пе­ре­пись). Жи­вут главным образом на острове Се­вер­ный. 73 тысяч человек мао­рий­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния про­жи­ва­ют в Ав­ст­ра­лии (2001 год, пе­ре­пись).

Го­во­рят в основном по-анг­лий­ски, 23,7% — на языке мао­ри.

До 90% мао­ри — хри­стиа­не (анг­ли­ка­не, ка­то­ли­ки, пре­сви­те­риа­не, мор­мо­ны, 11,1% — по­сле­до­ва­те­ли но­во­зе­ланд­ских син­кре­ти­че­ских куль­тов Ра­та­на и Рин­га­ту и другие). Име­ют­ся му­суль­ма­не-сун­ни­ты.

Маори так­же на­зы­ва­ют се­бя по­ли­не­зий­цы островов Ку­ка (58 тысяч человек).

Но­вая Зе­лан­дия бы­ла за­се­ле­на в XIII веке ми­гран­та­ми из Восточной По­ли­не­зии (острова Об­ще­ст­ва, острова Ту­бу­аи, юж­ные острова Ку­ка). Кон­так­ты с ев­ро­пей­ца­ми (А.Я. Тас­ман) с 1642 года. Рас­про­стра­не­ние ог­не­стрель­но­го ору­жия в 1-й половине XIX века при­ве­ло к кро­во­про­лит­ным меж­пле­мен­ным вой­нам. С 1814 года рас­про­стра­ня­ет­ся хри­сти­ан­ст­во, со 2-й половины XIX века фор­ми­ру­ет­ся мао­рий­ская ин­тел­ли­ген­ция. В 1840 году ме­ж­ду во­ж­дя­ми мао­ри и британским гу­бер­на­то­ром У. Гоб­со­ном за­клю­чён до­го­вор в Ваи­тан­ги. Не­со­блю­де­ние его ус­ло­вий анг­ли­ча­на­ми и за­хват пле­мен­ных зе­мель вы­зва­ли со­про­тив­ле­ние мао­ри (смотри в статье Анг­ло- мао­рий­ские вой­ны 1843-1872 годов). В 1860-е годы рас­про­стра­ни­лись ре­лигиозные дви­же­ния Паи Ма­ри­ре (хау-хау) и Рин­га­ту. В ре­зуль­та­те войн и раз­ру­ше­ния об­щин­но­го зем­ле­вла­де­ния мао­ри ли­ши­лись большей части сво­их зе­мель. Чис­лен­ность мао­ри упа­ла до 42,1 тысяч человек (1896 год, пе­ре­пись). Но мао­ри по­лу­чи­ли мес­та в пар­ла­мен­те, был при­знан су­ве­ре­ни­тет «ко­ро­ля» мао­ри над под­вла­ст­ной ему тер­ри­то­ри­ей. В XX веке мао­ри на­чи­на­ют ак­тив­но уча­ст­во­вать в но­во­зеландской по­ли­ти­ке (А. Нга­та, Те Ран­ги Хи­роа и другие), воз­ни­ка­ет мла­до­мао­рий­ская пар­тия (1909 год); в но­во­зеландскую ар­мию во­шли мао­рий­ские во­енные под­раз­де­ле­ния, ор­га­ни­зо­ван­ные по пле­мен­но­му прин­ци­пу. С 1920-х годов воз­ро­ж­да­ют­ся тра­диционные ре­мёс­ла и тан­це­валь­ное искусство мао­ри (в 1926 году по ини­циа­ти­ве Нга­ты ос­но­ва­на Шко­ла ис­кусств и ре­мё­сел мао­ри в Ро­то­руа, ны­не Но­во­зеландский институт ис­кусств и ре­мё­сел мао­ри), эле­мен­ты мао­рий­ской куль­ту­ры ста­но­вят­ся об­ще­но­во­зе­ланд­ски­ми сим­во­ла­ми (тан­цы ха­ка, та­туи­ров­ка, ма­раэ, ко­пьё таи­а­ха, тра­диционная кух­ня и другие). С 2004 года ра­бо­та­ет Мао­рий­ское те­ле­ви­де­ние. С 1970-х годов пост ми­ни­ст­ра по де­лам мао­ри за­ни­ма­ют главным образом мао­ри. С 1975 года дей­ст­ву­ет так называемый три­бу­нал Ваи­тан­ги, рас­сле­дую­щий ис­ки мао­ри по ком­пен­са­ции за ут­ра­чен­ные зем­ли. В 2004 году об­ра­зо­ва­на Пар­тия мао­ри, име­ю­щая пред­ста­ви­те­лей в пар­ла­мен­те.

Основное за­ня­тие — зем­ле­де­лие, быв­шее в основном муж­ским де­лом. Глав­ная сельскохозяйственная куль­ту­ра — ба­тат (ку­ма­ра), вы­ра­щи­ва­ли так­же ме­ст­ный вид па­по­рот­ни­ка, та­ро, ямс, ты­к­ву. Зем­лю об­ра­ба­ты­ва­ли ко­па­тель­ной пал­кой с рез­ной пе­да­лью (ко, кахе­ру). Бы­ли рас­про­стра­не­ны охо­та, ры­бо­лов­ст­во и со­би­ра­тель­ст­во. Из до­маш­них жи­вот­ных раз­во­ди­ли толь­ко со­бак ме­ст­ной (ны­не ис­чез­нув­шей) по­ро­ды (их мя­со упот­реб­ля­лось в пи­щу). С 1794 года рас­про­стра­ня­ет­ся кар­то­фель. Раз­ви­ты об­ра­бот­ка кам­ня (шли­фованные то­по­ры из ба­заль­та и неф­ри­та и другое), тка­че­ст­во (в том числе узор­ное та­ни­ко) и пле­те­ние из во­ло­кон но­во­зе­ланд­ско­го льна (вы­дел­ка та­пы от­сут­ст­во­ва­ла), резь­ба по де­ре­ву, кости, су­до­строе­ние, та­туи­ров­ка (мо­ко). Ре­мес­лен­ни­ки об­ра­зо­вы­ва­ли на­следственные профессиональные груп­пы.

По­се­ле­ния не­ук­ре­п­лён­ные (ка­ин­га) и ук­ре­п­лён­ные (па), в цен­тре — пло­щадь (ма­раэ) с до­мом со­б­ра­ний (ва­ре­нуи). Жи­ли­ще де­ре­вян­ное, пря­мо­уголь­ное, с дву­скат­ной кры­шей из тра­вы, об­ра­щён­ное фа­са­дом к вос­то­ку. Фа­са­ды до­мов, ва­ре­нуи, ам­ба­ров ук­ра­ша­лись резь­бой; на фрон­таль­ном стол­бе (та­ху­ху) до­ма вы­ре­за­лась фи­гу­ра пред­ка.

Оде­ж­да — пе­ред­ник или юб­ка (пиу­пиу) и плащ.

Тра­диционная пи­ща го­то­вит­ся в зем­ля­ной пе­чи (хан­ги).

Со­хра­ня­ет­ся де­ле­ние на пле­ме­на (иви); свою пле­мен­ную при­над­леж­ность ука­зы­ва­ют 67,4% мао­ри (2001 год, пе­ре­пись). Пле­ме­на за­ни­ма­ли оп­ре­де­лён­ную тер­ри­то­рию, объ­е­ди­ня­лись в сою­зы, воз­во­ди­мые тра­ди­ци­ей к ко­ман­де од­ной лод­ки пер­во­по­се­лен­цев (ва­ка). С 1857 года из­би­ра­ют­ся об­щие «ко­ро­ли» мао­ри. Пле­мя де­ли­лось на не­эк­зо­гам­ные би­ли­ней­ные кла­ны (ха­пу), за­ни­мав­шие обыч­но од­ну де­рев­ню и со­сто­яв­шие из боль­ших се­мей (ва­нау). Сис­те­ма род­ст­ва гене­рационного ти­па. Сиб­лин­ги де­лят­ся по от­но­сительному воз­рас­ту и от­но­сительному по­лу. Кросс­ку­зен­ные бра­ки бы­ли за­пре­ще­ны; по­слеб­рач­ное по­се­ле­ние би­ло­каль­ное с тен­ден­ци­ей к пат­ри­ло­каль­но­сти. Об­ще­ст­во де­ли­лось на со­ци­аль­ные слои: ари­ки — «пер­во­ро­ж­дён­ные», ран­га­ти­ра — «млад­шие по ро­ж­де­нию», ва­ре — за­ви­си­мые, тау­ре­ка­ре­ка — ра­бы (из во­ен­но­плен­ных). По­бе­ж­дён­ные пле­ме­на ста­но­ви­лись дан­ни­ка­ми по­бе­ди­те­лей.

Тра­диционное ору­жие — де­ревянное ко­пьё (таи­а­ха), различные ти­пы па­лиц.

Бы­ли рас­про­стра­не­ны ве­ра в ма­гическую си­лу (ма­на), сис­те­ма ри­ту­аль­ных за­пре­тов-та­бу (та­пу), прак­ти­ко­ва­лись че­ло­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния, кан­ни­ба­лизм. Во­ж­ди ис­пол­ня­ли функ­ции жре­цов, низ­шие во­ж­ди — об­ря­ды, близ­кие к ша­ман­ским. У во­ж­дей су­ще­ст­во­вал эзо­те­рический мо­но­теи­сти­че­ский культ твор­ца Ио.

Уст­ное твор­че­ст­во.

Со­хра­ня­ют­ся ми­фы (о про­ис­хо­ж­де­нии ми­ра от не­бес­но­го бо­же­ст­ва Ран­ги и бо­ги­ни зем­ли Па­па, о куль­тур­ном ге­рое Ма­уи, гро­мов­ни­ке Тау­ха­ки, о во­ж­де Ку­пе, при­плыв­шем на Но­вую Зе­лан­дию с ле­ген­дар­ной пра­ро­ди­ны Га­ваи­ки, и другое), ге­неа­ло­гии (ва­ка­па­па), сказ­ки, по­го­вор­ки (ва­ка­тау­ки).

Музыкальные ин­ст­ру­мен­ты функ­цио­ни­ру­ют как об­ря­до­вые и сиг­наль­ные. Ра­ко­ви­на-тру­ба пу­та­та­ра (пу моа­на; из­да­ёт один звук) ис­поль­зу­ет­ся для при­вет­ст­вия во­ж­дя, во вре­мя бит­вы как ат­ри­бут во­ж­дя; при­ме­ня­ет­ся так­же в об­ря­де по по­во­ду ро­ж­де­ния 1-го сы­на во­ж­дя. Во­ен­ные сиг­наль­ные ин­ст­ру­мен­ты: де­ревянный ще­ле­вой ба­ра­бан па­ху (дли­на кор­пу­са 1,2-9 м; его звук слы­шен на рас­стоя­нии до 20 км), де­ревянная тру­ба пу­ка­эа (дли­на 1-2,5 м; зву­ком этой тру­бы так­же от­ме­ча­ют вре­мя су­ток). Сре­ди других аэро­фо­нов — де­ревянная тру­ба пу­то­ри­но (дли­на до 50 см), про­доль­ная флей­та коау­ау, но­со­вая флей­та нгу­ру; сре­ди идио­фо­нов — пла­стин­ча­тый вар­ган ро­риа; рас­про­стра­не­ны так­же про­стей­шие хор­до­фо­ны (му­зы­каль­ные лу­ки па­ку­ру, ку).

Тра­диционная во­каль­ная му­зы­ка пред­став­ле­на ре­чи­та­ция­ми и пес­ня­ми. Пес­ни (ваи­а­та) — лю­бов­ные (ваи­а­та аро­ха, или ваи­а­та ваиа­и­по) и по­хо­рон­ные (при­уро­че­ны к об­ря­ду тан­ги) — по­ют­ся ан­самб­лем во гла­ве с пев­ца­ми-со­лис­та­ми (хи­ан­га) в уни­сон (ти­пич­ны уз­кий диа­па­зон, глис­сан­ди­ро­ва­ние). Рас­про­стра­не­ны стро­го ка­но­ни­зи­ро­ван­ные ре­чи­та­ции ка­ра­киа (в об­ря­дах при строи­тель­ст­ве до­ма, из­го­тов­ле­нии ло­док, муж­ских це­ре­мо­ни­ях), жен­ские ре­чи­та­ции па­те­ре и каи­о­рао­ра (бран­ные), пес­ни для де­тей орио­ри (в том числе ко­лы­бель­ные; со­чи­ня­ют­ся при ро­ж­де­нии ре­бён­ка ро­ди­те­ля­ми или стар­ши­ми род­ст­вен­ни­ка­ми на сю­же­ты ми­фов, ле­генд, ис­то­рии пле­ме­ни), раз­но­об­раз­ные по со­дер­жа­нию раз­вле­ка­тель­ные им­про­ви­за­ци­он­ные «ав­тор­ские» пес­ни пао (ха­рак­тер­на бо­га­тая ор­на­мен­ти­ка). Во­ин­ские тан­цы (ха­ка) со­про­во­ж­да­ют­ся соль­ны­ми и хо­ро­вы­ми вы­кри­ка­ми, хлоп­ка­ми ла­до­ней о те­ло, ми­ми­че­ски­ми фи­гу­ра­ми; бы­ст­рые жен­ские (пои) с ша­ри­ком на шну­ре — пе­ни­ем с эф­фек­том зву­ко­под­ра­жа­ния хор­до­фо­нам. Ны­не ха­ка ис­пол­ня­ют­ся в ар­мии, школь­ны­ми и спор­тив­ны­ми ко­ман­да­ми. При­ветственная це­ре­мо­ния (по­ухи­ри) со­про­во­ж­да­ет­ся тан­цем с копь­ём таи­а­ха, ре­ча­ми и другим. В начале XX века поя­ви­лись пес­ни ваи­а­та-а-рин­га, или ваи­а­та ко­ри («пес­ни дей­ст­вия»), с ме­ло­дия­ми ев­ропейского про­ис­хо­ж­де­ния.

Жестокое, но культурное
племя Маори

Это жестокий, кровожадный и выносливый народ. Каннибализм здесь – будничное дело, садистский способ нанесения татуировок – обычное развлечение, но культура этого племени достойна восхищения. А людей его называют Маори.

Маори – коренное население Новой Зеландии, которой сами они дали имя «Аотеарoа»: страна длинного белого облака. Maori же в переводе означает «обычный, нормальный», в племени этим словом отличали простых смертных от богов. Сегодня в мире насчитывается всего около 680 тысяч представителей «обычных».

Это племя известно не только своей воинственностью, но и ритуальными танцами, искусной резьбой по дереву, татуировками и своими легендами. А ещё «нормальные» придавали большое значение символам. Для них разные фигурки и обозначения – не просто красивые узоры – это, прежде всего, связь с потусторонним миром. Разумеется, все эти символы активно использовались в искусстве.

Начать рассказ стоит с изображения Тики – первого человека, появившегося на земле, по версии одной из легенд. Это символ плодовитости, а также самый узнаваемый знак маори. Следующим в иерархии идёт Пикуроа – перекрученная в два или три оборота спираль. Она символизирует единство, связь и бесконечность. Затем эстафетную палочку у спирали Пикуроа перехватывает Спираль Кору – скрученный лист папоротника, символ начала новой жизни. Его часто использовали и используют при нанесении татуировок и для резьбы по дереву.

Другие важные символы связаны у маори с морем, ведь эти люди были прекрасными мореплавателями. Если же говорить о суевериях и оберегах, то нельзя не упомянуть нефрит: новозеландцы верили, что он обладает большой силой и ограждает от нападений. Из зеленого камня делали украшения, иглы для татуировок и даже оружие.

Славились маори и резьбой по дереву. Это дело считалось очень почетным, и заниматься им могли только мужчины. Женщинам не разрешалось даже присутствовать во время работы! Кроме резьбы по дереву, существовала традиция наскальной резьбы, она сохранилась и до наших дней.

На скалах Майн Бэй, что на озере Таупо, современный новозеландский художник Matahi Whakataka-Brightwell вырезал изображение высотой более десяти метров! Таким образом он как бы подвел итог своего десятилетнего обучения искусству маори. Это портрет мореплавателя Ngatoroirangi, с русалкой в обнимку. На эту работу у Матахи и его четырёх помощников ушло целых четыре лета! А увидеть шедевр можно только с лодки, отплыв на определенное расстояние.

Ещё один национальный обычай Маори – танцы. Kapa Haka – это женский танец пои, в котором жонглируют шариками на верёвках. А Haka – мужской ритуальный танец, сопровождаемый грозными выкриками, часто с хоровой поддержкой. Его исполняли, призывая на помощь духов природы, или перед вступлением в бой. Сейчас Хака — армейский танец, его также обязательно исполняют на государственных церемониях и праздниках.

Самих представителей племени сейчас можно, как говорится, пересчитать по головам, но его древнее искусство органично вписалось в культуру XXI века. Например, очень популярны украшения с символикой маори, татуировки «Та-моко» и танцы с пои. Нашла отклик культура «нормальных» и в современной высокой моде: К примеру, дизайнер Жан-Поль Готье использует элементы стиля маори в своих коллекциях.

Маори

Впервые в истории данные археологических раскопок стали объектом государственной тайны!

В августе 2004 года в лондонском Кенсингтонском дворце состоялась одна из самых необычных свадеб в истории британской монархии. Двоюродная кузина королевы Елизаветы II Дэвидина Винзор сочеталась браком с тридцатитрёхлетним новозеландцем Генри Льюисом, сыном фермера и официантки. В последние десятилетия подобными неравными браками в аристократических семействах никого не удивишь, но это случай особый – впервые женщина из европейского королевского рода вышла замуж за мужчину другой расы. Дело в том, что Генри Льюис – коренной абориген маори. Многие журналисты и политики были в восторге, сочтя это бракосочетание «вершиной» толерантности, и торжеством принципов нетерпимости к расовым предрассудкам. Особо подчёркивалось в публикациях прессы, то, что молодожён гражданин Новой Зеландии, которая в течение последних пятидесяти лет считается примером успешного и справедливого урегулирования отношений между потомками европейцев и местными аборигенами. Однако не всё так просто в новозеландской истории…

Новозеландский архипелаг был открыт голландским капитаном Абелем Тасманом, который 13 декабря 1642 года на двух кораблях подошёл к побережью Новой Зеландии между современными городами Хокитика и Окарито на западном побережье Южного острова. Первая же встреча с местными аборигенами закончилась кровопролитием, инициаторами которого выступили аборигены маори (в переводе с маорийского – «обычные люди»), атаковавшие шлюпки голландцев на своих каноэ. Несколько моряков были убиты, и Тасману пришлось отбиваться от воинственных туземцев огнём пушек. После инцидента Тасман назвал залив, где произошли эти события, заливом Убийц (Moordenaers Baij). Это мрачное название подтвердилось, когда на его берегу без всяких видимых причин маори убили 25 французских моряков из экспедиции Н.Марион-Дюфресна (1714-1772). Пришлось сражаться с маори и прославленному мореплавателю Джеймсу Куку, присоединившему архипелаг к британским владениям.

Колонизация Новой Зеландии началась в 1790-е годы. Первые английские поселенцы уже знали, что им придётся столкнуться с жестокими дикими воинами, которые к тому же оказались каннибалами.

Казалось бы, судьба маори предрешена…

Огнестрельное оружие, алкоголь, инфекционные болезни, к которым у аборигенов не было иммунитета, беспощадно делали своё дело: число маори начало стремительно сокращаться. Одна эпидемия гриппа унесла десятки тысяч жизней. Непоправимый ущерб дикой природе архипелага и агрокультуре маори (40% территории Новой Зеландии перед появлением европейцев были засеяны основной маорийской культурой – сладким картофелем кумара) нанесли, завезённые европейцами свиньи и крысы. Всё это сопровождалось вооружёнными стычками с белыми поселенцами и британскими войсками, а также кровопролитными межплеменными распрями, в которых уже широко применялось огнестрельное оружие, свободно продаваемое аборигенам английскими торговцами. Кук застал на островах архипелага 250 тысяч маори, а к 1854 году их осталось чуть больше 60 тысяч. В свете этого не стоит удивляться тому, что по сей день, маори называют всех европейцев словом «пакеха» — «белые свиньи».

Однако, справедливости ради, отметим, что в истории Новой Зеландии сами маори выглядят не намного лучше колонизаторов. Достаточно вспомнить, что воспетый маорийским фольклором знаменитый вождь («арик») Хонги Хика (ок. 1780-1828), посетивший в 1820 году Англию и даже принятый лично королём Георгом IV, продал все полученные от короля подарки, и на вырученные деньги закупил в Австралии целый арсенал ружей. С помощью этих ружей его воины поголовно истребили одно из соседних племён — 1500 человек. Таким образом, вожди маори и сами внесли посильную лепту в уничтожение собственного народа.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола ramager во французском языке.

Особо следует сказать о маорийском каннибализме, факты которого современные учёные, как правило, стыдливо умалчивают. Появилась даже версия, согласно которой рост численности маорийского населения незадолго до появления европейцев, вырос настолько, что людям стало не хватать белковой пищи, и они начали поедать друг друга.

В принципе такая трагедия возможна. Нечто подобное некогда произошло на острове Пасхи, и предположительно – на Понапе. Но, всё же, наверное, надо прислушаться к первому исследователю Новой Зеландии Джеймсу Куку:

«Одним из многих доводов, которые как я слышал, приводятся в объяснение этого ужасного обычая, является соображение, будто он вызван недостатком животной пищи, но легко доказать тем, кто выдвигает этот довод, сколь далёк он от фактов и обстоятельств. В любой части Новой Зеландии, где я был, рыбы столько, что туземцы не только были обеспечены ею в изобилии, но и всегда снабжали нас. У них множество собак, они также не испытывают недостатка в дикой птице. Так что, на мой взгляд, ни недостаток животной пищи, ни стремление какой-либо другой пищи не может служить причиной. Но как бы то ни было, я думаю, что любовь к человеческому мясу слишком очевидна, поскольку они отдают такое большое предпочтение подобного рода пище… Если мне не изменяет память, один из доводов, который они приводили… заключается в том, что убить и съесть человека, который поступил бы с ними так же, будь это в его силах, не зазорно. «Какой может быть вред, — говорили они, — от того, что мы едим наших врагов, убитых нами в бою? Разве те же самые враги не поступили бы так же с нами?»»

Кук считал, что, находясь в длительной изоляции, будучи отделён от всего мира огромными океанскими пространствами, народ маори буквально одичал. Все воевали против всех, шла непрерывная борьба за ограниченные ресурсы островов, деревни пришлось укреплять рвами и частоколами. Прибытие же европейцев маори восприняли, как появление нового источника пищи.

Не трудно заметить определённое сходство между маори и индейцами Северной Америки. И те, и другие были храбрыми, умелыми и жестокими воинами, и те и другие не могли противостоять «подаркам белого человека» — инфекционным болезням, алкоголизму и проблемам, порождённым распространением огнестрельного оружия. Однако их дальнейшие судьбы разительно отличаются…

В 1840 году было подписано, составленное на английском и маорийском языках «Соглашение Вайтанги» — документа, заложившего основы современной Новой Зеландии. Хотя англо-маорийские войны продолжались ещё до 1872 года, именно это соглашение положило конец распрям между белыми и аборигенами, и между различными маорийскими племенами. Началась интеграция туземцев в единое сообщество новозеландцев.

В конце XIX века установлено официальное правовое равенство между маори и новозеландцами европейского происхождения, с сохранением некоторых форм маорийской автономии («Страна короля» — гористая внутренняя часть Северного острова и ряд племенных территорий). Маори получили и политические права: с 1867 года они посылают своих депутатов в парламент. Фактически с этого времени действует система бесплатного образования для маори, а в 1900 году принята особая программа бесплатного здравоохранения для коренных жителей. В 1987 году маорийский язык признаётся вторым государственным. Однако эпохальным для маори стал 1977 год, когда в стране начал действовать «Суд Вайтанги», по решениям которого маори начали получать компенсации за земельные потери в ходе войн с англичанами до 1872 года.

Все привилегии и преференции, полученные маори базируются на принципе признания европейцами их «права первородства», которое якобы вытекает из самой истории освоения человеком новозеландского архипелага. Но, так ли это?

* * *
Историки считают Новую Зеландию последним местом на планете, заселённым людьми. Согласно маорийской легенде, около 950 года полинезийский мореплаватель Купе, ориентируясь по звёздам, полёту птиц и цвету облаков, пришёл на своём каноэ «Мата-хоу-руа» к берегам неведомой земли, которую назвал Аотеароа – Земля Длинного Белого Облака. Через некоторое время он вернулся на родину – остров Гаваики, где рассказал о своём открытии сородичам и оставил подробную инструкцию, как достичь новооткрытой земли. Между 1000 и 1100 годами архипелаг посетили мореплаватели с Гаваики Тои и Фатонга, обнаружившие, что земля эта заселена кочевыми племенами, известными как мориори или «охотниками на моа» (моа – ныне истреблённая, крупная, нелетающая птица). Оговоримся сразу, Гаваики из легенды, никак не связаны с Гавайскими островами. Скорее всего, это какие-то небольшие острова в Восточной Полинезии (предположительно Кука или Общества). Само слово «гаваики», широко распространённое и в других полинезийских языках, означает – «откуда все вышли» и у различных племенных групп может обозначать совершенно разные географические пункты. Спустя несколько столетий, в 1350 году полинезийцы с Гаваики на семи каноэ достигли Аотеароа, и расселились на островах Северный и Южный. От этих пришельцев якобы и произошёл народ маори. Современные маори любят свою генеалогию, и каждое племя («иве») ведёт своё происхождение от конкретного предка, прибывшего на архипелаг 700 лет назад. Есть даже специальный термин «вака», означающий «каноэ», и распространяющийся на группу родов, происходящих от первопоселенцев, прибывших на одном из семи каноэ.

Фактическим «отцом» истории маори считается английский этнолог и топограф Стивенсон Перси Смит, который использовал при её создании метод сравнительного анализа и сопоставления преданий, родословных и имён полинезийских народов. Он же разработал хронологию маорийской истории. Ещё полвека назад новозеландских школьников учили, что до появления маори Новую Зеландию населял народ мориори, часть которого маори перебили, а часть вытеснили на острова Чатем.

Эту историю косвенно подтверждают события 1835 года, когда несколько маори, состоявшие в экипажах китобойных кораблей, оказались на островах Чатем и с нескрываемыми удивлением и злобой обнаружили там мориори. Вернувшись в Новую Зеландию они рассказали об этом соплеменникам. Вскоре армада маорийских боевых каноэ вышла в море. Маори высадились на Чатеме и их воины начали планомерно и жестоко истреблять мориори, без различий пола и возраста. Миролюбивые мориори, в традициях которых существовало табу на военные действия, стали лёгкой добычей для воинственных маори. В дело с большим опозданием вмешались колониальные власти. Под давлением британских солдат последние маори покинули Чатем в 1870 году, но к этому моменту от 2 тысяч мориори осталось 100 человек. Последний чистокровный мориори умер в 1933 году, но в Новой Зеландии проживают 500 человек смешанной крови, традиционно считающие себя мориори.

По справедливому замечанию современного русского исследователя А.Низовского, причиной подобного геноцида «может служить наличие некой застарелой ненависти, которую маори питали к мориори». Однако несколько десятилетий назад группа новозеландских историков (в большинстве своём потомков маори), поддержанных правительством, измыслили два новых нелепых термина: «маори классические» и «маори архаические». Дескать, первые, это те, кто прибыл в Новую Зеландию в XIV веке, а «маори архаические», это те же маори, но которые жили на архипелаге до этого и известны под именем мориори или «охотники на моа». Цель историков понятна – доказать, что маори первые люди в Новой Зеландии и никакие другие народы кроме них в раннем освоении архипелага не участвовали. Позиция историков «реформаторов» фактически стала официальной.

Чем же объясняются изменения, внесённые в течение последних десятилетий в историю Новой Зеландии? Вероятно, отчасти прав А.Низовский, который пишет:

«Многие маори сегодня являются депутатами парламента, крупными предпринимателями, уважаемыми людьми с высшим образованием, и постоянно напоминать этим людям о том, что ещё недавно их дедушки ходили без штанов и кушали человеков, выглядит не вполне корректно. В угоду этой пресловутой «политкорректности» в сегодняшней Новой Зеландии язык маори объявлен вторым государственным (хотя на нём мало кто говорит), в среде «пакеха» культивируется постоянное чувство вины перед маори, якобы «страдающими от постколониальной травмы». Гипертрофированные формы приобретает «возрождение» культуры и традиционного образа жизни маори – так называемого маоританга – которое выглядит, скорее, как навязывание этой культуры всем не-маори. В русле этой политики переписываются и школьные учебники».

Ранняя история Новой Зеландии стала предметом ожесточённых споров между официальными историками «реформаторами» и историками, которых называют «консерваторами», утверждающими, что известные археологические данные не позволяют уверенно утверждать, что маори и мориори один и тот же народ. Следует отметить, что для бесписьменных и достаточно примитивных островных культур Тихого океана, археология основной, если не единственный, объективный способ изучения древней истории. Для всех историков очевидно, что и маори и мориори народы полинезийского происхождения, однако, этого явно недостаточно для того, чтобы считать их одним народом. Это то же самое, что объявить одним народом русских и англичан, лишь на том основании, что и те и другие индоевропейцы. Новозеландские историки «консерваторы» прямо заявляют, что причина переписывания истории вовсе не в «постколониальной травме», а в банальной борьбе за земельную собственность и компенсации. На 2008 год правительство уже выплатило маори 900 миллионов долларов компенсаций. Это очень большие деньги для страны с населением чуть более 4 миллионов человек. Отметим, что ныне в Новой Зеландии проживает 320 тысяч маори, что не более 10% населения, половина из которых не чистокровные аборигены, а метисы, в жилах которых течёт наполовину, а то и более, европейская кровь. Однако, из-за компенсаций и разнообразных льгот, им выгоднее официально считаться маори. Большинство современных маори проживают в городах, а традиционную маорийскую жизнь можно увидеть только в некоторых специальных деревнях, которые представляют собой аттракцион для иностранных туристов. Остроты в спор между официальными историками и историками «консерваторами» добавили археологические раскопки, которые уже тридцать лет ведутся в лесу Вайпуа на острове Северный. В 1988 году новозеландское правительство специальным постановлением засекретило на 75 лет все результаты раскопок. Этот запрет вызвал настоящий скандал и широко обсуждался в прессе и парламенте, со всех концов Новой Зеландии шли возмущённые письма. Правительство неуклюже, и даже как-то робко, пыталось оправдываться, объясняя свою позицию интересами политики, но решения своего не изменило. Подписанный руководителем археологической экспедиции Майклом Тейлором документ, содержит 14 страниц секретного текста и налагает запрещение на разглашение части информации, связанной с полевыми отчётами раскопок в лесу Вайпуа за период с 1979 по 1988 годы. Запрет будет действовать до 2063 года. Отныне любой новозеландский археолог, работавший в Вайпуа и попытавшийся что-то рассказать о своих исследованиях, будет считаться изменником родины.

В новозеландской, австралийской и британской прессе археологические раскопки в лесу Вайпуа моментально обросли массой всевозможных слухов и домыслов. Всем было очевидно, что археологи обнаружили некие древние постройки, существование которых никак не вписывается в официальную историю Новой Зеландии. Некие свидетели утверждали, что руководитель новозеландского Археологического Консультативного комитета Нед Натан, ознакомившись с результатами радиоуглеродного анализа, воскликнул: «Это же на 500 лет раньше, чем мы добрались сюда!» «Кто добрались? Испанцы? Португальцы? Китайцы? Малайцы? Инки? Загадочный гавайский народ менехуне? — вопрошает А.Низовский. – Очевидно, мы узнаем это в 2063 году…»

Однако, на наш взгляд, все эти предположения весьма далеки от истины. Если бы археологи обнаружили в лесу Вайпуа древнее поселение португальцев, испанцев, китайцев или даже инков, это стало бы сенсацией, но какой смысл новозеландскому правительству секретить её?

Более близкой к истине кажется версия, высказанная в одной австралийской газете, согласно которой археологи обнаружили в лесу Вайпуа настоящий, каменный домаорийский город, состоящий более чем из 2 тысяч построек, раскинувшихся на площади в 500 акров, наподобие мегалитических построек Понапе. Такую находку новозеландским властям был смысл засекретить, ибо она самим своим существованием противоречит политике удовлетворения иждивенческих стремлений маорийского населения, мешая ему «осуществлять право первородства». Ведь если маори перестают считаться первопоселенцами страны то их притязания на возврат земельных угодий и компенсации если и не становятся совсем безосновательными, то, по меньшей мере, перестают быть столь бесспорными.

«В самом центре Северного Острова Новой Зеландии лежит озеро Таупо (Lake Taupo). Вокруг озера находятся нетронутые дикие леса, которые объявлены сегодня заповедным лесопарком Кайманава (Kaimanawa Forest Park). Озеро Таупо образовалось на месте гигантского кратера вулкана. Эта особенность озера привлекает много туристов в свои окрестности. В 1990-х годах в тридцати километрах от этого озера в лесу, рядом с дорогой, туристы обнаружили загадочные руины некогда гигантского строения. Это загадочное место широко известно в Новой Зеландии как стена Кайманава (Kaimanawa Wall).

Эти руины стали видимы, по-видимому, в результате того, что дожди размыли почву под корнями огромного дерева, стоящего на пригорке. Обнажилась часть стены, сложенной их прямоугольных каменных блоков, каждый из которых имеет высоту около одного метра, длину около двух метров, и вес в несколько тонн. Некоторые блоки подогнаны друг к другу с ювелирной точностью. В этих местах кладки между гигантскими блоками не просунуть и лезвие ножа, но некоторые блоки разошлись, и между ними образовались зазоры в несколько сантиметров, что можно объяснить неравномерной осадкой фундамента под блоками.

На обнажившейся части гигантской стены чётко прослеживается прямолинейная, горизонтальная линия между кладкой нижнего и верхнего ряда блоков, что говорит о планомерном строительстве по законам геометрии, принятой в наши дни. Такой тип кладки по прямолинейным законам геометрии характерен скорее для атлантического периода цивилизации.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола attriquer во французском языке.

И если предположить, что этот остров существовал во время Атлантиды в виде острова, то можно смело сказать, что стена Кайманава принадлежит атлантическому периоду.

В Новой Зеландии дело не идёт дальше споров, как же возникли эти руины — естественным природным путём или эту стену построили люди. В первую версию верят (или делают вид, что верят) только материалисты-учёные, во вторую версию верят все остальные, но только никто из них не осмеливается сказать, что такие фундаментальные постройки принадлежат делу рук местных аборигенов, никогда не строивших ничего, солиднее соломенной землянки.

В результате никто не отваживается произвести очистку территории вокруг загадочных руин стены Кайманава. А на снимках видно, что корни деревьев скрывают ещё несколько прямоугольных блоков. А что может оказаться под стеной? Может целый город или руины огромного здания? Какие ещё загадки скрываются в земле вокруг стены Кайманава? Кто осмелится взять на себя ответственность и произведёт там научные археологические работы?

Ответ на вопрос, какова древность этих руин, может дать двухметровый слой гумуса, который накопился над стенами Кайманава. По приблизительным оценкам для образования такого слоя почвы необходимо несколько сот тысячелетий. «

Ну, насчет сотен тысячелетий — это подход дилетанта. Специалисты утверждают, что метровый слой почвы нарастает примерно за 10 000 лет. А с учетом сохранности мезозойских вечнозеленых лесов субтропической зоны 1 метр почвы может нарасти и за 5 000 лет.

«По поводу ее происхождения высказываются три основные версии:

1. «Стена Кайманава» была построена приблизительно две тысячи лет назад первыми поселенцами Новой Зеландии, известными как вайтаха, которые впоследствии были истреблены маори.

2. Стена представляет собой остаток госпиталя, построенного 50 или чуть более лет тому назад.

3. Это просто естественное скальное образование.

Будущее изучение «стены Кайманава», несомненно, сведёт этот список к одному пункту. Однако факт, что на одном из участков стены растет буковое дерево, имеющее в обхвате 2,9 м, сильно снижает вероятность того, что её возраст составляет 50 или чуть более лет…»

«В легендах маори часто упоминаются белые люди со светлыми или рыжими волосами, которых островитяне называли «кири-пуверо» или «уру-кеу». На всей территории Новой Зеландии в разное время имели место находки скелетов странных людей с рыжими, каштановыми или белокурыми волосами. В частности, в начале 1900-х годов в пещере близ Даргавилла обнаружили скелеты двух женщин с белокурыми волосами длиной ниже колена. В 1965 году останки нескольких высоких мужчин с рыжими волосами были найдены в пещерном погребении неподалеку от Порт-Вайкато».

Вот как-то не получается у местных археологов сохранить честь и славу маори, как первопроходимцев на этой территории. Похоже, что потомки атлантов благожелательно приняли предков маори, обучили их ремеслам, игре на флейте, а маори в качестве благодарности их съели. Сообразили, что атланты не только ум, честь и совесть, но еще и десятки килограммов диетического, легкоусваиваемого мяса.

* * *
В январе 2009 года в Новой Зеландии произошли первые за многие десятилетия народные волнения, сопровождавшиеся уличными беспорядками. Хотя нам и трудно считать волнениями несколько драк и пару разбитых витрин, но для тихой Новой Зеландии этого вполне достаточно. Журналисты освещали это событие, как последствия кризиса, охватившего мировую экономику. Однако, даже на кадрах короткого телерепортажа видно, что в немногочисленной, подогретой пивом толпе, задиравшей растерянных полицейских в пляжных шортах и бейсболках, представлены только маорийские лица и фактически нет ни одного лица европейского. Если это так, то первый тревожный звонок, для благополучной, сытой и очень толерантной Новой Зеландии уже прозвенел.

Олег Чернэ

Глеб Черный

  • ЧОМ
  • Цзе Кун
  • Бен Челеро
  • Шаабан
  • Глеб Черный

Моко маори

Маорийское тело – это тело тату, или тело Моко. Это тело-символ, несущее в себе информацию о жизненном пути человека, о его связях с пространственными силами.

Для маори, населяющих южную часть Океании, татуировки являются способом развития себя, укрепляя их связи с потусторонним миром. Этот элемент маорийской культуры является не прикладным или декоративным, а основополагающим. Всю полноту значимости татуировок для маори оценить непросто. Для этого потребуется провести аналогии с широко известными культурами, где татуировки также играют важную роль, но никакой пример не будет в полной мере точным, так как культура татуировок маори скрывает не только уникальную красоту, но и глубину. Это объем знаний, опирающийся на космогоническое видение маори.

Священный орнамент

Вплоть до наших дней маори сохранили священное отношение к моко (moko, татуировка, маорийск.). Маори убеждены, что моко можно наносить только на тело маорийца. Однажды я был свидетелем ритуала татуирования представителя этого народа, и один из присутствовавших австралийцев попросил сделать ему такую же татуировку. Отказ был столь категоричным, что это вызвало у гостя сильную реакцию, после чего ему прочитали целую лекцию о значимости татуировки для маори.

Конечно, при большом желании сделать сегодня маорийскую татуировку можно, но на самом деле здесь не все так просто. Помимо того, что моко несет в себе определенную энергетическую нагрузку на тело и сознание человека, о чем могут знать лишь посвященные, известны случаи ярой реакции самих маори на подобную самодеятельность.

Так было, например, с боксером Майком Тайсоном, который вдруг решил украсить себя маорийской татуировкой. Маори строго осудили его, обвинив в невежестве и непонимании действительного смысла моко, а глава одного из племен и вовсе провозгласил, что ни один человек в мире не имеет права использовать священный орнамент в декоративных целях.

Маори — коренные жители Новой Зеландии. Это племя относится к полинезийской группе народов, переселявшихся из юго-восточной Азии на острова Полинезии в несколько этапов. На языке маори слово «mаori» означает «нормальные», «естественные» или «обычные», что показывает отличие людей от богов и духов. Маори почитают общеполинезийских богов — Тангароа, Тане, Ту, Ронго. Также у них распространен культ предков. В настоящее время в Новой Зеландии (маори называют ее Аотеароа, что означает «Страна белого длинного облака») проживает более 500 тысяч маори — около 14% общего населения страны. До маори в Новой Зеландии проживал другой народ, по-видимому, также полинезийского происхождения. Предания маори сохранили свидетельства встреч с этим племенем, которое они впоследствии потеснили. Первыми же европейцами в Новой Зеландии были моряки голландского капитана Тасмана (1642 г).

Полинезия — обширная часть Океании, охватывающая территорию от Гавайского архипелага на севере до Новой Зеландии на юге и острова Пасхи на востоке (также в Океании выделяются Меланезия к северо-востоку от Австралии, и Микронезия — небольшая группа островов). Этнический тип полинезийцев — смешанный, присутствуют черты европеоидной и монголоидной рас, в меньшей степени негроидной, несмотря на очевидную схожесть языков жителей Полинезии и острова Мадагаскар.

Слово «тату» в большинстве полинезийских языков означает «схема, изображение, рисунок» и отражает всего один из прикладных аспектов моко. Для маори татуировка имеет большoе значение. Моко — это проявление всех уровней бытия: от обозначения социального статуса до выявления тех или иных энергетических соответствий в теле. Татуировки в Полинезии играли роль, аналогичную обозначению меридианов в китайской медицине. Их линии и узоры фиксировали связь биоактивных зон в теле. По сути, единый узор татуировки маори — это отображение энергетической карты человека.

Моко на теле маорийца является не столько отражением его социального статуса, сколько фиксирует внутренние связи и организует энергетические процессы в теле человека.

Татуировка как фиксация внутренних связей и способ развития

Являясь узором, связанным с внутренними процессами в теле и сознании человека, татуировка не только фиксировала уже произошедшие в жизни изменения, но и влияла на грядущие перемены. По сути, моко — это целая система знаний, определяющая развитие и жизненный путь маорийцев — как мужчин, так и женщин.

Различия между мужскими и женскими татуировками маори довольно существенны. Тела женщин татуируются куда меньше мужских. По всей вероятности, это связано с тем, что тело женщины рассматривается в этой культуре как внешне завершенное, соответственно, ее внутренние процессы в меньшей степени нуждаются в коррекции с помощью моко. Ей необходимо в большей степени эмоциональное питание, поэтому татуирование женщины чаще всего происходит лишь в области губ и подбородка.

С помощью рисунка татуировки женщины маори создавали для себя дополнительное эмоциональное питание. Как правило, тату для этих целей наносилось в области губ и подбородка, как бы активизируя железы внутренней и внешней секреции, расположенные на лице.

Мужское же тело, по мнению маори, — «внешнее», оно находится в большей связи с макрокосмическими процессами, и ему необходимо создание дополнительных внутренних энергетических связей для правильного развития. Помимо этого, моко используется еще и для фиксации уже имеющихся связей. Поэтому чем совершенней сознание и энергия маорийца, тем более сложный орнамент наносится на тело. Основными местами нанесения татуировки у мужчин являются бедра, плечи и лицо. В этом процессе очень важна точность, чтобы не нарушить, а укрепить внутренние связи в теле. Также очень важна симметричность узоров, равномерно распределяющая силу, зафиксированную в линиях рисунка.

Интересно то, что в других полинезийских культурах, за пределами Новой Зеландии, тело женщины татуируют больше. Причин здесь может быть несколько. Различным может быть понимание тела женщины, также возможно, что общие для полинезийцев знания были утрачены у маори. Если мы обратим внимание на племена, населяющие Маркизские острова, то заметим, что их женщины татуированы «богаче», обильнее. Кроме того, татуировка у этих племен более рельефна и в большей степени отражает уже свершившиеся в жизни человека процессы.

Наиболее вероятная причина подобного разделения заключается в том, что маори переселились в Новую Зеландию в период с VIII по XII век, и с тех пор их культура развивалась самостоятельно. Безусловно, сказалась и уникальность факторов среды — ни один из островов Полинезии и близко не сравнится с Новой Зеландией по размерам, что ставит ее культуру в особое положение.

Самые долговечные татуировки живут дольше владельцев

При всем разнообразии орнаментов татуировки маори объединяет одна особенность: татуировка является ключом к познанию мировоззрения маори, их представлений о возможностях и путях развития человека. Сущность каждого человека, с точки зрения маори, представляет собой сферу, в которой происходит то или иное изменение, в зависимости от качества проработки энергии тела и сознания. Маори рассматривают татуировку как код, показывающий работу тела по отношению к этой сфере. В отличие от физического тела, моко бессмертно — убеждены маори. Рисунок создает самостоятельную энергетическую структуру, которая продолжает существовать и после физической смерти человека.

Поскольку маори рассматривают тело не просто как физический объект, а как определенный сосуд, вместилище силы, взаимодействующей с окружающим пространством, то и нанесение татуировки есть не что иное, как внешнее проявление этого объема и его регулирование. Будучи связанной с внутренней структурой человека, каждая татуировка имеет свои внешние особенности и характеристики. В зависимости от своего энергетического наполнения и решаемых на конкретном отрезке жизни задач, рисунок татуировки может быть как совсем простым, так и очень сложным.

В некоторых «мужских» тату маори узоры делят лицо на 13 частей, символизирующих 13 лунных месяцев. Линии моко призваны активизировать те или иные железы внешней и внутренней секреции.

Структура лица разделена на 13 частей, символизирующих 13 лунных месяцев. Из этого следует, что в культуре маори развитие человека связывается с некоей фигурой, являющейся, в свою очередь моделью Вселенной. Геометрические параметры этой фигуры указывают на принципы древней лунной астрономии. При этом татуировки наносятся так, что их узоры связываются с железами внешней и внутренней секреции.

Если у человека отсутствует татуировка, то о нем говорят, что он еще не приобрел тело. Такие люди называются папа-теа (люди без тела, papa-tea, маорийск.). Иногда встречаются и ассиметричные татуировки. Они являются указанием на различные сбои в энергетической структуре человека и решают вызванные этим трудности. Интересно, что центром тела у маори является нос, вернее, кончик носа, по отношению к которому и строится моко.

Центральной точкой узора татуировки-моко у маори является нос. Татуировки маори могли быть и ассиметричнымиприсмотритесь к узорам по краям лица, на переносице и подбородке. Обыкновенно это указывало на сбои в энергетической структуре тела и означало попытку равномерно распределить энергию.

Для татуировок различных полинезийских народов характерно разделение по географическому признаку. Центром татуировки у племен, живущих севернее экватора, является низ живота. Те племена, что живут ниже экватора, ориентируют линии своих татуировок по отношению к лицу. Это весьма существенный аспект, поскольку энергия в теле меняет свою направленность.

Из этого можно заключить, что правильно татуированный человек испытывает определенные ощущения, на которые ориентировано его тело и сознание. И если тату наносится по законам симметрии, в соответствии с пропорциями человеческого тела, то это также оказывает воздействие на определенные центры человека, связывая их не только по поверхности тела, но и внутри него.

Сакральная анатомия маори

Любопытно, что «внешние» татуировки маори имеют соответствие с представлениями китайской медицины о «внутренних» энергетических меридианах тела. Также, по мнению исследователя татуировок Стива Гилберга, правильно сделанная татуировка помогает освободить, разблокировать ненужную энергию. Это говорит о глубоком понимании человеческой природы в культуре маори.

В школе этого не расскажут:  Камикуро (камиколо, камеколо, камикура).

По мнению некоторых исследователей татуировок маори, их узор, нанесенный в соответствии со знаниями об энергетическом строении тела, помогает высвободить, разблокировать ненужную энергию.

Поскольку задачей этой статьи является необходимость показать татуирование как метод отображения и корректировки строения тонкого (энергетического) тела человека, которым руководствовались люди древности, и как систему, направленную на изучение и понимание тела, то давайте остановимся на данном аспекте. Кратко отметим лишь, что татуировка у маори выполняет множество функций: защита, нанесение тайных надписей, заключавших знания о роде, его особенностях. Далее укажем основные принципы сакральной анатомии маори, на которых основываются рисунки моко.

  • Татуировка — часть тела, при этом она привязана к пространству, то есть она является пространственной, учитывающей трехмерное пребывание нашего тела в универсуме.
  • Каждая часть тела имеет свои задачи, при этом все части тела связаны друг с другом. Тело делится на части, у каждой из которых свои локальные задачи, где энергия развивается по законам, присущим конкретному фрагменту.
  • Тело симметрично по отношению к своей центральной оси, связывающую левую и правую части.
  • Тело центрировано по отношению к носу.
  • Рисунок имеет точные геометрические параметры, которые ориентируют тело человека по отношению к универсуму, а затем уже к самому телу.
  • Рисунок состоит из особых узоров и спиралей, которые призваны сохранять энергию в теле. Согласно верованию маори, все вещи имеют силу, дух вариа (waria, маорийск.), который создает эссенцию существования манна (mana, маорийск.). Правильно нанесенная татуировка направлена на защиту и сохранение этой эссенции. Эти правила сохранения энергии называются тапу (tapu, маорийск.).
  • Рисунок моко раскрывает сексуальность человека как основной источник жизненной энергии, связывающий его с космической ночью По (Po, маорийск.). Кроме того, рисунок стимулирует определенную реакцию людей на человека — защищая от негативного воздействия одних и привлекая позитивную энергию других.

Тело при помощи татуировки должно «читаться» и пониматься, для этого оно описывается по следующим параметрам:

  • Тики (tiki, маорийск.) — тело имеет форму, представляющую его личностный ритм. После физической смерти эта форма остается.
  • Маная (manaia, маорийск.) — тело должно понимать условия своего развития, заложенные в руках и ногах.

Согласно учению маори, внешние силы, например — землю или пространство — также можно увязать с энергетической структурой человека с помощью форм и линий татуировки. Такая татуировка является не только объектом связи, но и обладает способностью самостоятельно генерировать энергию вплоть до влияния на внешние для человека процессы. Вспомним о влиянии татуировок на реакцию других людей — оно возникает не только за счет визуального восприятия, а вследствие энергетического взаимодействия на уровне структуры, созданной формой татуировки. Поэтому нет ничего удивительного в том, что правильно выстроенная структура способна оказывать влияние не только на человеческие реакции, но и на природные процессы.

Структура татуировки — форма и генерируемая ею энергия — в комплексе имеет понятие силы Мауи (Maui, маорийск.). Это место, где может развиваться энергия. Таким образом, правильно татуированное тело имеет место для зачатия, подобно матке у женщины. Таким местом могут служить разные участки тела, где удается соединить и связать энергию. Основными зонами являются лицо, плечи, бедра, колени.

Лицо, плечи, бедра, коленив культуре моко маори они носят название «мауи» — это основные места в теле, где энергия может развиваться, соединяться и связываться.

Так что излишне даже говорить, что использование мотивов моко маори без ясного понимания скрытой в них силы является в лучшем случае банальным копированием, не имеющий никакой ценности для человека, а в худшем — неким неправильно нанесенным кодом, способным повредить энергетической структуре тела. Татуировки маори — это не просто экзотический декор. Культура полинезийских татуировок в целом, и моко маори в частности, предстает высокоорганизованным искусством, обладающим уникальными знаниями о способах развития человека. Эти знания, как и многие иные скрытые сокровища полинезийской культуры, еще ждут своих исследователей.

Тату моко. Тотем ящерицы.

Тату моко — это своеобразный язык маори, посредством которого разговаривает тело. Многие знаки и значения передаются в традиции, иногда являя собой целую родословную. Тату моко — это книга и даже маорийская Библия, связанная с верованиями маорийских племен, куда часто вплетаются исторические события, легенды и прочее элементы культуры. Символы маори составляют существенную часть национальной самобытности маори. И, как правило, основными элементами являются тики (6), при нанесении которого мастер закладывает задачу того или иного тату, кору — спираль, которая часто представляется орнаментом (1).

Как правило, орнамент объединяет задачи тики, тотема, силы, в данном случае акула (8) и сила акулы Нихо-Тахинва (Niho Tahinwa) (9), и часто орнаментом представлен папоротник (5), являющийся еще одним символом национальной идентичности маори, их пищей и крышей.

Но, конечно, если в тату присутствует Тики, то он, конечно, является главным и самым узнаваемым символом маори. Это важный символ для всей Полинезии. Согласно легендам, Тики, которого создали звезды, был первым человеком на Земле. Нанесение Тики — самый ответственный момент. Ведь он необходим как страж, как ведун, с которым можно общаться и договариваться. Без специальной идентификации Тики ему отводится роль защитника, призванного отгонять злых духов. В данной композиции в помощь центральному Тики (6) располагаются два Тики-стража (3), которых питает сакральная энергия ската (2) тапу (tapu).

Перейдем к символу Кору, который для маори является чуть ли не производным всего от связи с истоком до порождения нового. Это символ новой жизни, новых начинаний, надежды, совершенства, возрождения, пробуждения, личностного роста, чистоты, воспитания, нового этапа в жизни и т. д. Здесь Кору связан с глубинным символом акулы (8), который вместе с черным светом представляет глубину формы Моко и также требует сакрального исполнения.

В центральной части композиции представлен тотем ящерицы (3), символизирующий три мира бытия. А правильнее сказать, это посланник духовной мощи, которую ящерица легко внедряет, адаптируя в наше пространство, помогая преодолеть множество неблагоприятных обстоятельств. Их способность приниматься в разных условиях и уметь плыть по течению — ценность для дикого мира. Ящерицы умеют заботиться о себе, их ловкая и быстрая природа позволяет им избежать проблемы встречи с хищником. При этом они символизируют быстроту на любом пути, способны быстро меняться. Символизируют жертву во имя выживания. Новый хвост — это буквальный символ регенерации символ роста и возрождения. В тату он определяет задачу обновлять и регенерировать нашу душу.

Ящерица обладает твердым взглядом, смотрящим глубоко внутрь себя определяющий свой личный путь. Это серьезный знак, так как наше эго тоже изменчиво и учит нас обману, который может преодолеть только умение смотреть вглубь себя. Для того чтобы сфокусироваться на наших мечтах, мы должны сосредоточиться и слушать, что наше сердце действительно говорит нам.

Маори Новой Зеландии

Pixanews продолжает серию публикаций снимков Джимми Нельсона, который запечатлел представителей разных исчезающих племен и народов.

ПРОЕКТ ДЖИММИ НЕЛЬСОНА.

Часть 6. Маори (Новая Зеландия).

Длинная и загадочная история происхождения коренного народа Маори прослеживается до 13-го века. В ней фигурирует мифическая земля Гаваики (Hawaiki), расположенная в Восточной Полинезии. Благодаря многовековой изоляции, Маори создали самостоятельное общество со своеобразным искусством, собственным языком и уникальной мифологией.

“Мой язык – моё пробуждение, мой язык – это окно моей души”.

Определяющими аспектами традиционной культуры Маори являются живопись, танцы, легенды, татуировки и общение. Хотя приход европейских колонистов в 18 веке оказал глубокое влияние на образ жизни Маори, многие аспекты традиционного общества сохранились вплоть до наших дней.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Водопады Харуру (Haruru), Северный остров

Как адепты многобожия Маори поклоняются различным богам, богиням и духам. Маори верят, что предки и сверхъестественные существа вездесущи и в состоянии помочь племени в случае необходимости. Мифы уходят корнями в далекое прошлое. Они повествуют о происхождении вселенной, богов и людей.

Мифологией пронизаны природные явления, погода, звезды и Луна, рыбы в море, птицы в лесу и сами леса. Понимание развития вселенной выражено у Маори в генеалогической форме.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Та Моко (Ta moko)

Определяющие аспекты традиционной культуры Маори включают искусство, легенды, татуировки (Та Моко), сценические постановки (так называемые Kapa Haka ), обычаи, гостеприимство и общение.

Татуировка всегда была важной частью культуры Маори. Получение татуировки является важным шагом в процессе возмужания, поэтому существует множество обрядов и ритуалов, связанных с этим событием. Каждый член племени Маори играет особую роль и занимает особое место в социальном порядке.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Роберт Дэвис

Беспрерывно путешествуя, Маори проявили себя смелыми и находчивыми авантюристами и одними из величайших мореплавателей всех времен. Благодаря многовековой изоляции от остального мира, Маори создали уникальное общество с характерным искусством, оригинальным языком и своеобразной мифологией.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Хука Фолс

В то время, как приход европейцев оказал глубокое влияние на образ жизни Маори, многие аспекты традиционного общества сохранились и в 21 веке.

Маори в полной мере участвуют во всех сферах культурной и общественной жизни Новой Зеландии, ведя, в основном, западный образ жизни и в то же время не утрачивая связи со своими многовековыми традициями.

Традиционные родственные связи активно поддерживаются. В частности, неотъемлемой частью жизни Маори остаётся так называемая “расширенная семья” (Whanau). Хотя многие Маори мигрировали в более крупные сёла и города, они продолжают жить почти исключительно в удалённой сельской местности.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Деревня Таупо (Taupo)

Кай (Kai) – так на языке Маори называется еда. Диета Маори основана на птице и рыбе и дополняется приправами из дикорастущих трав и корней. В своих племенных садах Маори также выращивают корнеплоды и овощи – в том числе ямс, тыкву и кумару (сладкий картофель).

Маори обычно готовят еду в подземных печах, называемых “ханги” (hangi). По сей день этот традиционный способ используется в особых случаях, позволяя создавать праздничные деликатесы, изготовленные из традиционных ингредиентов.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Др. Пита Шарплс (Dr. Pita Sharples)

Маори – коренные жители Новой Зеландии. Их история длинна и загадочна. На основании устных сказаний, археологических находок и генетического анализа мы можем приурочить появление Маори в Новой Зеландии к тринадцатому веку нашей эры.

Происхождение Маори уверенно прослеживается до островов Восточной Полинезии. Их переселение в Новую Зеландию из мифической земли Гаваики произошло в процессе нескольких эпических вояжей на лодках “вака” (разновидность каноэ) в течение довольно длительного срока. Легенда гласит, что двенадцать больших каноэ перевезли 12 племён (iwi), составлявших народ Маори. Даже сегодня большинство представителей Маори помнят, потомками какого именно оригинального племени они являются.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Завещание Танивха (Taniwha)

К концу 19-го века последствия ранней колонизации, войн и эпидемий сократили численность Маори до 40000. В начале 20-го века численность Маори начала восстанавливаться. Культура Маори возродилась.
В настоящее время в Новой Зеландии проживает около 650 тысяч Маори.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Простые

Ранние Маори были очень миролюбивы по сравнению с более поздними поколениями, воинственность которых выработалась в процессе стычек между племенами.

Ранние поселенцы не называли себя Маори до прихода европейских колонистов в 18 веке. Им понадобилось собственное имя, чтобы отличать себя от вновьприбывших – и они назвали себя Маори (“простые”). В их религии боги делятся на простых (“маори”) и могущественных.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Деревня Таупо, Северный остров

Общество Маори особенно заметно на марае (marae). В прошлом марае являлось центральным местом встреч в традиционных деревнях. Там часто проводились такие мероприятия, как свадьбы, похороны и крупные собрания, с обязательным протоколом и соблюдением этикета. Такие события являются большим праздником, где можно блеснуть красочной национальной одеждой, ювелирными изделиями, замысловатыми татуировками, танцами и песнопениями – иными словами, показать традиции Маори во всей их красе.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Война Хака (Haka)

Воинственный танец Хака, созданный с целью устрашить противника, является одной из самых известных культурных традиций Маори. Этот танец сопровождается песней и телесной перкуссией: хлопаньем в ладоши, топаньем ногам и ударами по бёдрам. Сам танец включает в себя выразительные позы, символизирующие воинственность и агрессию.

Пение Маори следует очень строгим правилам. Прервать пени на полуслове – значит навлечь бедствие или даже гибель на сообщество. Эти песнопения часто повествуют о
семейных преданиях или подвигах предков.

Фотопроект “Пока они не исчезли”. Фото: Jimmy Nelson

Конни Адам (Connie Adam)

Место индивида в обществе часто обозначалось их одеянием и татуировками. Люди высокого социального статуса всегда покрывали себя татуировками, в то время как соплеменники, не имеющие татуировок, считались людьми никчемными.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях