Языковые семьи — Linguapedia

Содержание

Языковые семьи мира

языковые семьи мира

Нижеследующие классификации (+карты) основаны на книге Меррит Рулен «Путеводитель по языкам мира» (A Gu >

Койсанская семья

В этой семье около 30 языков, на которых говорят около 100 000 человек. Койсанская семья включает народы, которые мы называем бушменами и готтентотами.

Нигер-кордофанская семья

Самая большая суб-сахарская африканская семья языков, в нее входят 1 000 языков с количеством носителей до 200 миллионов человек. Самые известные языки: мандинка, суахили, йоруба и зулу.

Нило-сахарская семья

В этой семье ок. 140 языков и 10 млн. носителей. Самый известный язык: маасай, на котором говорят воинственные кочевники восточной Африки.

Афро-азиатская семья

Это большая языковая группа, в которую входит 240 языков, на которых говорят 250 млн. носителей. В нее входят: древнеегипетский, иврит и арамейский, а также известный нигерийский язык хауса. На одних диалектах арабского языка говорит ок. 200 млн. человек!

Индоевропейская семья (включая изоляты: язык басков, бурушаски и нахали)

Единственная крупная языковая семья, индоевропейская, в которую входит ок. 150 языков с 1 млрд. носителей. Среди языков этой семьи: хинди и урду (400 млн.), бенгальский (200 млн.), испанский (300 млн.), португальский (200 млн.), французский (100 млн.), немецкий (100 млн.), русский (300 млн.), и английский (400 млн.) в Европе и Америке. Число говорящих на английском языке по всему миру возможно достигает 1 млрд. человек.

В регионе распространения этой семьи языков представлены 3 изолята, которые нельзя отнести к какой-либо семье: язык басков, проживающих на территории между Францией и Испанией, бурушаски и нахали, что находятся на Индийском полуострове.

Кавказская семья

Всего существует 38 кавказских языков, на них говорит примерно 5 млн. человек. Самые известные: абхазский и чеченский.

Картвельские языки рассматриваются многими лингвистами как отдельная семья, возможно относящаяся к индоевропейской семье. Сюда входит грузинский язык.

Дравидийская семья

Это древние языки Индии, всего ок. 25, количество носителей 150 млн. человек. Самые известные из языков этой семьи: тамильский и телугу.

Уральско-юкагирская семья

К этой семье относится 20 языков с количеством носителей 20 млн. Самые известные из языков: финский, эстонский, венгерский, саами — язык лапландцев.

Алтайская семья (включая изоляты кетский и гилятский языки)

В алтайскую семью входит около 60 языков, на которых говорят около 250 млн.человек. К этой семье относятся турецкий и монгольский языки.

Много дискуссий ведется в отношении этой семьи. Первый спорный вопрос: как классифицировать алтайские и уральские языки (см.выше), поскольку у них похожая грамматическая структура.

Второй спорный вопрос: многие лингвисты сомневаются в том, что корейский, японский (125 млн. носителей), или айну должны быть включены в эту семью, или даже в том, что эти три языка родственны между собой!

Здесь также представлены изоляты: кетский и гиляцкий языки.

Чукчи-камчатская семья («палеосибирская») семья

Возможно это самая маленькая семья, в которой только 5 языков, на которых говорят 23 000 носителя. Ареол распространения этих языков – северо-восточная часть Сибири. Многие лингвисты считают, что это две разные семьи.

Сино-тибетская семья

Очень значимая языковая семья, включающая в себя около 250 языков. Только на стандартном китайском языке (путунхуа) говорит 1 млрд. человек!

Языки мяо-яо, австро-азиатская и дайская семья

Австро-азиатская (языки мунда в Индии и мон-кхмерские языки в юго-восточной Азии) включает в себя 150 языков, на которых говорят 60 млн. человек, включая вьетнамский язык.

Семья языков мяо-яо состоит из 4 языков, на которых говорят 7 млн. человек, проживающих на юге Китая и Юго-восточной Азии.

В Дайской семье 60 языков и 50 млн. носителей, сюда входит тайский язык (сиамский).

Эти три языковые семьи иногда объединяются с австронезийской семье (ниже) в гиперсемью, называемую австрическая (аустрическая). С другой стороны, некоторые лингвисты считают семьи мяо-яо и дайскую родственной китайским языкам.

Австронезийская семья

В эту семью входит 1000 различных языков, на которых говорят 250 млн.человек. На малайском и индонезийском (в сущности это один и тот же язык) говорят ок. 140 млн. Среди других языков этой семьи можно отметить: мадагаскарский в Африке, тагалог на Филиппинах, языки аборигенов о.Формозы (Тайвань) — теперь почти вытесненные китайским языком — и многие языки островов Тихого океана, от гавайского на севере Тихого Океана до маори в Новой Зеландии.

Индийско-тихоокеанская и австралийская семьи

В индийско-тихокеанскую семью входит ок. 700 языков, большинство из них распространены на острове Новая Гвинея, количество говорящих на этих языках – примерно 3 млн. Многие лингвисты не считают, что все эти языки родственны между собой. Фактически, некоторые из них даже не были изучены! С другой стороны, некоторые полагают, что в эту семью может также входить тасманский язык – ныне вымерший.

Возможно, что к этой семье также относятся 170 языков австралийских аборигенов. К сожалению, осталось сегодня только 30 000 носителей этих языков.

Эскимосско-алеутская семья

Эскимосско-алеутская семья языков состоит из 9 языков, на которых говорят ок. 85 000 человек. Язык инуит играет сегодня ключевую роль в администрировании в Гренландии (Kalaallit Nunaat) и канадской территории Нунавут.

Семья языков на-дене

В эту семью входит 34 языка с количеством носителей ок. 200 000 человек. Самые известные примеры: тлингит, хайда, навахо и апачи.

Америндская семья (Северная Америка)

Хотя многие лингвисты не признают идею объединения всех северо (кроме языков на-дене и эскимосско-алеутских) и южноамериканских индейских языков в одну семью, их часто объединяют для удобства. Америндская семья включает в себя почти 600 языков, на которых говорят более 20 млн. человек. В Северной Америке самые известные языки это: оджибве, кри, дакота (или сиу), чероки и ирокез, хопи и науатль (или ацтекский), а также языки Майя.

Америндская семья (Южная Америка)

Языковая карта Южной Америки включает в себя некоторые из Северо-Американских подсемей и другие. Самые известные языки: кечуа (язык индейцев Инка), гуарани и карибский. Андская подсемья языков (куда входит кечуа) насчитывает почти 9 млн. носителей!

Автор: доктор Си Джордж Боури
Университет Шиппенсбург

Языковые семьи — Linguapedia

Ниже приводится классификация, основанная на последних работах Ника Иванса и его коллег, с указанием основных несоответствий с другими классификациями. Семьи и изоляты перечисляются по возможности по часовой стрелке с запада на восток.

  • Нюлнюлская семья (Nyulnyulan) (8 языков в двух ветвях) [признаётся Диксоном под названием «Fitzroy River»]
  • Ворорская (Wororan) (7-12 языков в трёх ветвях) [Диксон считает ареальной группировкой (North Kimberley areal group), состоящей из трёх независимых семей: Worrora, Ungarinjin и Wunambal]
  • Пунупская (Bunuban) (2 языка в двух ветвях) [признаётся Диксоном под названием «South Kimberley»]
  • Тярракская (Jarrakan/Djeragan) (3-5 языков в двух ветвях) [признаётся Диксоном под названием Kitja/Miriwung]
  • Йиррамская (тяминтюнгская; Yirram; 2-4 языков) [Диксон включает в миндийскую семью как West Mindi]
  • Дейлийская (Daly; 11-19 языков в пяти ветвях) [Диксон считает ареальной группировкой, состоящей из 5 независимых семей]
    • Тиви (Tiwi; общепризнанный изолят)
  • Небольшие семьи и изолированные/неклассифицированные языки на севере п-ова Арнем-ленд
    • Ларакия (Laragiya; изолят, ранее объединялся с вулна)
    • Лимилнганская (Limilngan; 2 языка: вулна и лимилнган)
    • Нгунбуть (Ngunbudj/ Gundudj; неклассифицированный, иногда включают в умбукарлскую семью)
    • Нгатшук (Ngarduk; неклассифицированный)
    • Какутю (Gaagudju / Kakadu; изолят, возможно входит в арнемлендскую макросемью, ранее объединялся с кунвинькускими языками)
    • Умбукарла (Umbugarla; изолят, возможно входит в арнемлендскую макросемью или умбукарлскую семью)
    • Нгурмбур (Ngurmbur; возможно входит в макро-пама-ньюнгскую макросемью)
    • Букунитя (Bugunidja; неклассифицированный, иногда включают в умбукарлскую семью)
    • Кунтьейми (Kundjey’mi; неклассифицированный)
    • Киимпиюская (мангерская; Giimbiyu; 3 языка; возможно входит в арнемлендскую макросемью)
  • Иватьянская (от 4 до 8 языков в 4 ветвях; возможно входит в арнемлендскую макросемью) [единство семьи ставится под сомнение Диксоном (у него North-West Arnhem Land), делящим её на 4 группы]
  • Пураррская (Burarran; 4 языка; возможно входит в арнемлендскую макросемью, ранее объединялись с кунвинькускими языками) [признаётся Диксоном под названием «Maningrida»]
  • Кунвинькуская (Gunwinyguan; 15-17 языков в 6 ветвях; возможно входит в макро-пама-ньюнгскую макросемью) [Диксон считает ареальной группировкой (Arnhem Land group), включающей много групп]
  • Энинтильяква (Enindhilyagwa /Andilyaugwa; изолят; иногда включается в кунвинькускую семью)
  • Западнобарклийская (3 языка; включается Диксоном в миндийскую семью как East Mindi)
  • Каравская (Garawan; 1-2 языка; входит в пама-ньюнгско-танкийскую надсемью) [признаётся Диксоном]
  • Танкийская (Tankic; 4 языка; входит в пама-ньюнгско-танкийскую надсемью) [признаётся Диксоном]
  • Минкин — неклассифицированный язык, возможно относится к иватьянским или танкийским языкам.
  • Собственно пама-ньюнгская семья (около 175 языков в 14 ветвях) [единство отвергается Диксоном]
    • Крупнейшими языковыми ветвями в пама-ньюнгской семье являются паманские языки и юго-западные языки Австралии — 43 и 52 отдельных языка соответственно.

Недавно предложенные надсемьи и макросемьи:

  • Миндийская (Mirndi) — предложена Диксоном, включает йиррамские (West Mindi) и западнобарклийские языки (East Mindi)
  • Арнемлендская макросемья (Arnhem Land macrofamily) — предложена Н. Ивансом, включает пураррскую, иватьянскую, киимпиюскую семьи и изоляты какутю и умбукарла (не путать с «Arnhem Land group» Диксона, которая соответствует кунвинькуской и пураррской семьям и изолятам какутю и энинтильяква)
  • Макро-пама-ньюнгская макросемья — также предложена Н.Ивансом, включает:
    • кунвинькуская семья
    • нгурмбур — под вопросом
    • пама-ньюнгско-танкийская надсемья:
      • танкийская семья
      • каравская семья
      • пама-ньюнгская семья

См. также

  • Языки Австралии, вкл. список живых австралийских языков с указанием численности по переписи 2006 года
  • Языки Океании
  • Письменность и транскрипция австралийских языков

Примечания

  1. 123Australian Bureau of StatisticsLanguage spoken at home (Australian Indigenous languages only) (англ.) (2006). Архивировано из первоисточника 19 февраля 2020.Проверено 10 декабря 2020.

Литература

  • Беликов В. И.Австралийские языки // Лингвистический энциклопедический словарь. — М .: СЭ, 1990. — С. 12—13.
  • Aikhenvald, Alexandra and R.M.W. Dixon (eds.) 2001. Areal Diffusion and Genetic Inheritance: Problems in Comparative Linguistics. Oxford: Oxford University Press.
  • Anderson, Stephen. 2005. Review: Historical Linguistics/Australian languages: Bowern & Koch. [1]
  • Blake, Berry J. 1982. Australian aboriginal languages. Angus & Robertson Publishers.
  • Bowern, Claire; Harold Koch (eds.) 2004. Australian languages: >Ссылки
    • Map of indigenous Australian languages from Muturzikin.com
    • Aboriginal Languages of Australia
    • The Horton map of Australian indigenous languages
    • Languages of Australia, as listed by Ethnologue
    • National Indigenous Languages Survey Report 2005 PDF format, size 2.6 MB Accessed 16 February 2009
    • AIATSIS Language gu >Австралийские языки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб. , 1890—1907.
    Языковые семьи Австралии
    Языковые семьи ворорская • дейлийская • иватьянская • миндийская (йиррамская • западнобарклийская) • каравская • киимпиюская • кунвинькуская • лимилнганская • нюлнюлская семья • пама-ньюнгская • пунупская • пураррская • танкийская • тасманийская • тярракская
    Изолированные языки анинтиляква • какутю • ларакия • нгурмбур • тиви • умбукарла
    Неклассифицированные букунитя • кунтьейми • минкин • нгатук • нгунбуть
    Гипотезы миндийская • арнемлендская • макро-пама-ньюнгская

    Wikimedia Foundation . 2020 .

    Смотреть что такое «Австралийские языки» в других словарях:

    АВСТРАЛИЙСКИЕ ЯЗЫКИ — языки коренного населения Австралии, кроме папуасского языка мириам и тасманийских языков. Генетическая близость австралийских языков не доказана. Общее число языков (из за существенных расхождений между диалектами) оценивается от 200 до 600.… … Большой Энциклопедический словарь

    австралийские языки — языки коренного населения Австралии, кроме папуасского языка мириам и тасманийских языков. Генетическая близость австралийских языков не доказана. Общее число языков (из за существенных расхождений между диалектами) оценивается от 200 до 600.… … Энциклопедический словарь

    Австралийские языки — семья языков, на которых говорят коренные жители Австралии. Известно свыше 600 А. я., из которых около 450 почти полностью исчезли (в т. ч. все языки на Ю. В. Австралии). Типологически и генетически подразделяются на т. н. префигирующие… … Большая советская энциклопедия

    Австралийские языки — Австралийские языки языки коренного населения Австралии, кроме папуасского языка мириам (восточные острова Торресова пролива) и тасманийских языков. Генетическая близость А. я. не доказана. К началу европейской колонизации насчитывалось около… … Лингвистический энциклопедический словарь

    Австралийские языки — разнообразные до такой степени, что делают совершенно невозможными взаимные сношения отдельных племен, представляют, однако, некоторую общность характера, в местоимениях же и числительных, а иногда и в отдельных существительных и глаголах… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

    Языки Австралии — Официальные языки нет Основные языки Австралийский английский (80%) Местные языки Австралийские языки, Тасманийские языки … Википедия

    Австралийские аборигены — Австралийские аборигены … Википедия

    Языки пама-ньюнга — Таксон: семья Прародина: Австралия Статус: общепризнанная Ареал: Австралия (большая часть, за исключением крайнего севера) … Википедия

    Языки Пама-Ньюнга — Таксон: семья Прародина: Австралия Статус: общепризнанная Ареал: Австралия (большая часть, за исключением крайнего севера) … Википедия

    Языки варумунгу — Страны: Австралия … Википедия

    Языки и языковые семьи

    Начало многим языкам Старого Света дала ностратическая лингвистическая общность, датируемая исследователями примерно XI–IX тыс. до н.э. и локализуемая ими в Северо-Восточной Африке и Юго-Западной Азии. Из ее состава выделились языки пяти семей, распространившиеся на значительной территории Старого Света: индоевропейской, алтайской, урало-юкагирской, картвельской и дравидийской.

    Индоевропейская семья занимает среди них особое место, поскольку ее языки не только распространены на обширной территории Старого Света, но преобладают по числу говорящих на них в американском и австралийско-океанийском регионах. В ее составе выделяются следующие группы, подгруппы и языки.

    Славянская группа, в свою очередь, подразделяется на подгруппы: восточнославянскую – русский, украинский, русинский и белорусский языки; западнославянскую – польский, чешский, словацкий и два лужицких (лужичане – славянский народ северо-восточной части Германии) языки; южнославянскую – сербскохорватский (является родным для сербов, хорватов, черногорцев и боснийцев), словенский, македонский и болгарский языки.

    Германская группа, в составе которой, как и в славянской, можно выделить «однонациональные» языки, т.е. те, которые являются родными для одного этноса, и «многонациональные», которые «обслуживают» несколько народов. К первым относятся: шведский, норвежский, фризский (фризы – этнос, проживающий в Нидерландах, Дании и Германии), фарерский (фарерцы – народ Фарерских о-вов), исландский языки, ко второй: немецкий, который является родным для немцев, австрийцев, лихтенштейнцев, германо-швейцарцев, эльзасцев, своеобразными вариантами немецкого языка являются люксембургский и идиш – родной язык для значительной части евреев-ашкенази; английский – для англичан, большинства шотландцев и ирландцев, части гибралтарцев, англоканадцев, англоавстралийцев, англоновозеландцев, англоафрикаицев, американцев США и ряда пародов Вест-Индии – гренадцев, ямайцев, барбадосцев, тринидадцев, гайанцев; нидерландский – для голландцев, фламандцев, суринамцев и африканеров (буров) Южной Африки; датский – для датчан и части норвежцев.

    Романская группа, возникшая на базе, так называемой вульгарной латыни, относящейся сейчас к «мертвым» языкам, включает языки, которые являются родными как для одного этноса – румынский, каталонский, галисийский, ретороманский, сардинский, окситанский, корсиканский, так и для нескольких этносов: итальянский – для итальянцев, санмариицев, итало-швейцарцев; французский – для французов, монегасков/монакцев, франко-швейцарцев, валлонов, франкоканадцев, в Вест-Индии – гваделупцев, мартиникцев, гвианцев и гаитянцев; португальский – для португальцев и бразильцев; испанский – для испанцев, части гибралтарцев, а в Латинской Америке для большинства этносов – мексиканцев, перуанцев, чилийцев, аргентинцев, пуэрториканцев, кубинцев и др. (исключение составляют бразильцы и некоторые народы Вест-Индии). Испанский язык является «рекордсменом» по числу говорящих на нем этносов.

    Кельтская группа, некогда широко распространенная в Европе, сейчас представлена только ирландским, бретонским (этнос во Франции), гэльским (часть шотландцев) и уэльским (валлийским) языками.

    Албанская группа – албанский язык.

    Греческая группа – греческий язык, на котором говорят собственно греки, греки-киприоты, и так называемые греки-каракачаны горной Греции.

    Балтийская группа – литовский, латышский языки.

    Армянская группа – армянский язык.

    Иранская группа – афганский/пуштунский, персидский/фарси, дари/фарси-кабули, курдский, таджикский и др., из языков народов России – осетинский и татский.

    Индоарийская группа включает языки северной части п-ова Индостан – хиндустанский, бенгальский, бихарский, панджабский, гуджаратский, маратхи, ория, ассамский, непальский, сингальский и др. В Российской Федерации эта группа представлена цыганским языком.

    Нуристанская группа – нуристанский язык.

    Алтайская языковая семья представлена тремя группами – тюркской, монгольской и тунгусо-маньчжурской, включая корейскую ветвь.

    Тюркская группа – турецкий (турки, турки-киприоты, греки-урумы), азербайджанский, туркменский, казахский, киргизский, каракалпакский, узбекский, уйгурский, гагаузский и др. В Российской Федерации в европейской части – татарский, башкирский, чувашский языки. На Северном Кавказе – карачаево-балкарский, ногайский и кумыкский. В Сибири – алтайский, хакасский, тувинский, якутский, долганский, шорский, тофаларский языки.

    Монгольская группа – монгольский язык, в Российской Федерации: бурятский – в Сибири и калмыцкий – в Европейской части.

    Тунгусо-маньчжурская группа – манчьжурский, в Российской Федерации – нанайский, эвенкийский, эвенский, ульчский, удэгейский, орочский, орокский (уйльта), негидальский языки.

    Урало-юкагирская семья состоит из трех групп языков – финно-угорской, самодийской и юкагирской.

    Финно-угорская группа включает языки финской подгруппы – финский, эстонский, ливский (народ в Латвии). В Российской Федерации – удмуртский, коми и коми-пермяцкий, саамский, вепсский, ижорский, а также языки двуязычных этносов: мокшанский и эрзянский – родных для мордвы, горно-марийский и лугово-восточный – для марийцев, ливвиковский и людиковский – для карелов; и угорской подгруппы – венгерский, а в Российской Федерации – хантыйский и мансийский языки.

    Самодийская группа состоит из ненецкого, энецкого, селькупского и нганасанского языков.

    Юкагирская группа представлена только одним языком – юкагирским.

    Северокавказская семья состоит из нахо-дагестанской и абхазо-адыгской группы.

    Нахо-дагестанская группа включает в свой состав нахскую подгруппу, состоящую из чеченского и ингушского языков, и дагестанскую подгруппу, состоящую по подсчетам лингвистов примерно из полусотни языков – аварского, лезгинского, даргинского, лакского, табасаранского и др.

    В состав абхазо-адыгской группы входят абхазская подгруппа, включающая абхазский и абазинский языки, и адыгская подгруппа, состоящая из адыгейского и кабардино-черкесского языков.

    Все вышеперечисленные семьи включают, в том числе, языки народов, этническая территория которых входит в состав Российской Федерации. Кроме того, здесь проживают народы, говорящие на чукотско-камчатских языках, не восходящих к ностратической общности – чукотском, корякском и ительменском, эскимосо-алеутских – эскимосском и алеутском.

    Народы, говорящие на языках других семей, проживают, в основном, за ее пределами.

    Сино-тибетская семья по числу говорящих на ее языках является одной из крупнейших в мире, в первую очередь, благодаря самому многочисленному народу в мире – китайцам, численность которых составляет 1,3 млрд чел. Она

    делится на китайскую, центральную и западногималайскую группу. Китайская группа представлена китайским языком, в котором довольно много взаимонспонимаемых диалектов, кроме китайцев на этом языке говорят хуэй (дунгане). В центральную группу входят языки бирманский, тибетский, ицзу и др., в западногималайскую – канаури и лахули.

    Языки дравидийской семьи распространены на юге п-ова Индостан. Она состоит из нескольких групп, среди которых самыми значительными по числу говорящих на этих языках являются: южная с языками тамильским, малаяльским, каннара и др.; юго-восточная с языком телугу. Кроме этого, в дравидийскую семью входят гондванская и другие группы.

    Картвельская семья включает грузинский язык, на котором кроме грузин говорят также аджарцы, и близкие в нему мегрельский, чанский и сванский языки.

    Австроазиатская семья распространена на территории Юго-Восточной и отчасти Восточной и Южной Азии. В нее входят группы: въет-мыонгская, в которой самым значимым по числу говорящих является вьетнамский язык; юго-восточная (мон-кхмерская) с кхмерским, кхаси и другими языками, а также группы мунда, мяо-яо, северная (палаунг-ва) и малаккская.

    Австронезийская семья распространена, главным образом, на о-вах Юго-Восточной Азии и на значительной части Океании. По числу говорящих самыми многочисленными из ее групп является западноавтронезийская с языками яванским, бисайя, сундским и другими на территории Юго-Восточной Азии и языки народов чаморро и белау/палау в Океании на о-вах Микронезии. Языки во сточноавстронезийской (океанийской) группы распространены, в основном, в Океании: в Меланезии – у народов толаи, кеапара и др.; в Микронезии – у тунгару, трук и других народов; в Полинезии – у маори, самоа и некоторых других. Кроме этого, в данную семью входят центральноавстронезийская и тайваньская группы.

    Языки паратайской семьи распространены, в основном, в материковой Юго-Восточной, а также на юге Восточной Азии, наиболее представительна в ее составе тайская группа с сиамским, лаосским, чжуанским и рядом других языков, в эту семью также входят языки групп кам-суйская, ли и гэлао.

    В Австралии и Океании исследователи, кроме языков австронезийской семьи выделяют также австралийские и папуасские языки. Они изучены довольно плохо: австралийские – в силу исчезновения значительной части аборигенов, папуасские – по причине труднодоступности внутренней части Новой Гвинеи. Установлено, что эти языки представляют собой значительное количество языковых семей. Так в составе австралийских языков, а их известно около двухсот, объединяемых в филу, выделяют такие общности (соответствующие примерно семьям как пама-ньюнга, тиви, дерага и др.), в папуасских языках, которых насчитывается более тысячи – трансновогвинейскую, западнопапуасскую и ряд других семей.

    Афразийская (семито-хамитская) семья распространена в Северной Африке и Юго-Западной Азии. Она состоит из семитской группы, в которую входит арабский язык, впрочем, с точки зрения современной лингвистики, разделившийся на несколько десятков уже самостоятельных языков (в том числе, литературных) – марокканский, египетский, сирийский, иракский и др. Также в эту группу входят: иврит – язык еврейского этноса; мальтийский – жителей европейского государства Мальта и ассирийский – язык айсоров, потомков населения Древней Ассирии, в настоящее время, разбросанных по многим странам, наибольшая их численность отмечена в Ираке и Турции. Прочие языки этой группы, распространены в северо-восточной Африке (амхарский, тигре и др.).

    На языках остальных групп афразийской семьи говорят только пароды африканского континента: кушитской (оромо, сомали, беджа и др.); берберской (туареги, зенага и др.) и чадской (хауса, бура, баде и др.).

    Нигере-кордофанская семья, народы которой проживают, в основном, в Западном Судане и Западной Тропической Африке, состоит из двух групп. Группа нигер-конго включает ряд подгрупп – бенуэ-конго, ква, западноатлантическую и др., по числу говорящих выделяются языки таких народов как фульбе, йоруба, игбо, руанда. Особо надо отметить, что на языках этой группы говорят пигмеи Центральной Африки, некоторые особенности их культуры свидетельствуют, что в древности они говорили на иных, «собственных», языках. Кордофанская группа невелика и по числу языков, и по количеству говорящих на них, это народы коалиб, тумтум и др.

    Нило-сахарская семья распространена преимущественно в восточной части Африки. Бо́льшая часть ее языков входит в шари-нильскую группу, состоящую из ряда подгрупп – восточносуданской, центральносуданской и др., прочие группы этой семьи – сахарская, сонгаи, фур, маба и кома. Наиболее распространенные нило-сахарские языки принадлежат народам луо, динка, канури и др.

    Койсанская семья распространена на юге Африки и по числу говорящих, в основном, представлена южноафриканской койсанской группой – готтентотским и бушменским языками, другие ее группы – сандаве и хадза/хадзапи включают по одному народу с аналогичными названиями.

    На Американском континенте подавляющее большинство населения сейчас говорит на языках индоевропейской семьи, распространившихся здесь в результате колонизации региона в послеколумбово время.

    Что же касается аборигенного населения, то для него характерны уже упомянутые эскимосско-алеутские языки в северной части континента и индейские – в остальной. Классификация индейских языков представляет собой сложную проблему, и до сих пор не создано такой, которая принималась бы, если не всеми, то большинством исследователей. Сейчас наиболее общепризнанной считается нижеприведенная классификация Дж. Гринберга, которая в составе индейских языков выделяет девять семей.

    Андо-экваториальная семья (по мнению многих исследователей ее необходимо разделить на андскую и экваториальную семьи) включает языки таких народов, как кечуа, парагвайцы, аймара, арауканы и др. На языках семьи пенути говорят (майя, какчикели, кекчи, цимшиап и др.), ацтеко-таноанской (ацтеки, шошоны, хопи, зунья и др.), макроото-манге (сапотеки, миштеки, паме и др.), макро-чибча (чибча-муиски, ленка, куна и др.), же-пано-карибской (же, пано, карибы, тоба и др.), хока-сиу (сиу, чироки, ирокезы, дакота и др.), алгонкино-мосанской (алгонкины, кри, оджибве и др.), на-дене (навахо, атапаски, апачи, тлинкиты и др.), тараска – тараски.

    Изолированные языки

    Языки, которые не имеют сходства с какими-либо другими языками, представлены почти исключительно на Азиатском континенте. Айнский язык принадлежит айнам о-ва Хоккайдо (Япония), их примерно 20 тыс. чел., хотя говорят на нем только несколько сотен представителей этого народа. Японский язык тоже относится к числу изолированных, численность японцев составляет 126 млн чел. Нивхский язык нивхов Нижнего Амура и о-ва Сахалин численностью 4,5 тыс. чел. представляет собой «осколок» некогда проживавших здесь так называемых палеоазиатских народов, вытесненных или ассимилированных пришельцами с юга. Кетский язык принадлежит кетам Верхнего и Среднего Енисея, насчитывающим около 1 тыс. чел. В высокогорье Северной Индии на буришском языке говорят буришки/бурушаски, их примерно 50 тыс. чел. Единственный не азиатский изолированный язык – баскский, принадлежащий баскам севера Пиренейского п-ова, численность которых 1,2 млн чел. Это единственный из народов Западной Европы, сохранившийся здесь после расселения индоевропейцев. Кроме того, иногда к изолированным языкам относят корейский язык, численность корейцев примерно 62 млн чел., однако многие исследователи включают сто в состав алтайской языковой семьи.

    В заключение надо отметить, что в труднодоступных регионах, в частности, в бассейне Амазонки, в Западной и Центральной Африке и на Новой Гвинее лингвистами отмечены случаи обнаружения изолированных языков, но плохая их изученность не позволяет с уверенностью подтвердить правомерность таких выводов.

    Языковые семьи — Linguapedia

    1. Как возникают родственные языки?

    Мы так долго говорили в предыдущей главе об изменениях в языке не случайно. Ведь постоянные изменения в языке — основная причина того, что возникают родственные друг другу языки.

    Какая же здесь связь? Очень простая. Представьте себе, что мы на протяжении многих лет наблюдаем жизнь какого-нибудь народа. Назовем этот народ… ну, например, эндорским — и представим себе, что он живет в государстве Эндора и говорит на эндорском языке. Если эндорский язык устроен так же, как все остальные языки на земле, то он будет непрерывно изменяться всеми теми способами, о которых мы уже знаем. Слова в этом языке через какое-то время начнут произноситься иначе, чем раньше; некоторые слова исчезнут вовсе, другие слова изменят свое значение. Наконец, изменится грамматика: у глаголов появятся новые окончания, падежи существительных будут употребляться не так, как прежде, а может быть, и вовсе исчезнут, и так далее. Самых разных изменений будет много, и чем больше времени будет проходить, тем больше этих изменений будет накапливаться.

    Если государство Эндора маленькое и если его историческая судьба складывается благополучно, без войн, катастроф и переселений, то это означает, что все эндорцы веками живут там, где жили, и сохраняют возможность постоянно общаться друг с другом на своем языке. Единственное, что происходит с этим языком, — он постепенно превращается… ну, скажем, из староэндорского в среднеэндорский, а из среднеэндорского — в новоэндорский. Фактически староэндорский и новоэндорский — это уже два совершенно разных языка, так что эндорские студенты в эндорских университетах должны будут с большим трудом обучаться грамматике староэндорского языка, чтобы уметь читать староэндорские рукописи.

    История разных государств на земле, конечно, далеко не всегда складывалась так, как только что было изображено. И всё же, если люди, которые говорят на определённом языке, на всём протяжении своей истории могут беспрепятственно общаться друг с другом, картина развития этого языка будет очень похожей на наше эндорское государство. Язык просто постепенно перейдет из своей древней стадии в новую (с бо´льшими или меньшими изменениями), и ничего другого с ним не произойдет. Главное для этого — чтобы на протяжении всей истории языка между говорящими на нем людьми сохранялся, как выражаются лингвисты, постоянный контакт.

    А что же произойдет, если это условие не будет выполнено? Ведь таких случаев в истории человечества тоже было очень много. Представьте себе, что в глубокой древности часть эндорцев села на корабли и уплыла далеко в неизвестные страны, где основала какую-нибудь Новую Эндору. Или еще: нашу Эндору могли завоевать какие-нибудь грозные пришельцы и разделить ее на два государства (например, Западную Эндору и Восточную Эндору); граница между этими государствами могла бы стать очень прочной, и каждое из них потом стало бы развиваться совершенно изолированно от другого. Да разве мало еще что могло бы произойти, в результате чего единый прежде народ разделился бы на несколько групп?

    А между тем именно это событие — деление одного народа на несколько изолированных групп — и есть самая главная причина того, почему возникают родственные друг другу языки. Я думаю, вы уже догадались, в чем здесь дело.

    Язык не просто постоянно изменяется — он в принципе способен изменяться разными способами. Может получиться так, что, например, звук [м] на конце всех слов станет произноситься как [н], а может получиться так, что этот звук вообще исчезнет. Слово со значением «падать» может изменить свое значение на « случаться » (ср. в русском: мне выпало на долю ), а может изменить свое значение на « не получаться » (как это произошло с близким по смыслу русским словом проваливаться , ср.: он сдавал экзамен, но провалился ). В каждый момент своей истории язык похож на знаменитого витязя на распутье: перед ним одновременно множество дорог. По какой из них язык пойдет — зависит от многих сложных причин; в какой-то степени, может быть, это еще и игра случая.

    Теперь представим себе, что единый прежде народ разделен на две области, две страны. Его единый прежде язык продолжает изменяться, потому что язык ни одного дня не существует без того, чтобы хоть немного не измениться (так же как наше сердце, пока мы живы, ни одной секунды не может не биться). Но доро’г-то множество! И если в одной из стран язык пошел по одной дороге, то ведь в другой стране он вполне может пойти по другой дороге! А дальше — различия будут всё больше и больше накапливаться, и в конце концов части когда-то единого языка разойдутся так далеко, что никто, кроме лингвиста, и не скажет, что некогда они были одним целым.

    Возникнут два разных языка, и люди, на них говорящие, даже не смогут понимать друг друга. Но мы помним, что эти два языка когда-то были одним языком: они произошли из одного и того же языка, потому что народ, говорящий на нем, разделился.

    Такие языки и называются родственными. Теперь скажем об этом же немного точнее. Когда староэндорский язык, постепенно изменяясь, превращается в новоэндорский, мы говорим, что староэндорский язык — предок новоэндорского языка. Про всякий язык можно сказать, кто его предок. Бывают такие языки, у которых предок один и тот же. Родственные языки — это и есть языки, у которых один и тот же предок. Почему так получается — об этом мы уже сказали.

    Итак, история языка (и говорящего на нем народа) может складываться так, что контакты между всеми говорящими никогда не прерываются и язык просто изменяется от древнего состояния к современному. Такой путь прошел, например, русский язык, развиваясь от древнерусского (XI–XII века) к современному русскому (XVIII–XXI века); такой же путь прошел, например, испанский язык, развиваясь от староиспанского к современному испанскому. Ни русский, ни испанский язык с того момента, как они образовались, больше не делились на родственные языки.

    А вот судьба латинского языка была совсем иной. Как вы, наверное, знаете, на латинском языке говорило большинство населения древней Римской империи (которая существовала вплоть до V века). Это было огромное государство, простиравшееся от Северной Африки до Британских островов, от берегов Атлантического океана до берегов Черного моря. После того как Римская империя была завоевана германскими племенами, она распалась на множество мелких областей, население которых в ту эпоху, естественно, не могло поддерживать контакты между собою. И в каждой из этих областей латинский язык продолжал изменяться по-своему. В результате этого получилась целая большая группа родственных языков. Это языки, у которых есть один общий для всех предок — латинский язык. Лингвисты называют их романскими языками (romanus по-латыни значит «римский»). Самые известные романские языки — это итальянский, испанский, португальский, французский и румынский. Все они и сейчас распространены в Европе на тех территориях, которые когда-то были римскими провинциями.

    Таких примеров тоже очень много — когда единый язык перестает существовать и распадается на несколько самостоятельных родственных языков. Лингвисты говорят, что такие языки-потомки образуют группу родственных языков.

    2. Как определить родственные языки?

    Этот вопрос может вас удивить. Мы же только что договорились, что родственными называются языки, у которых есть общий язык-предок (его еще называют праязык).

    Так-то оно так, но как узнать, есть у каких-то двух языков общий предок или нет?

    Конечно, в некоторых случаях нам может повезти, и мы благодаря сохранившимся документам, хроникам, памятникам и другим свидетельствам сумеем совершенно точно восстановить события, которые происходили с народом, говорившим на некотором языке. Мы будем точно знать, что этот язык распался, будем знать, когда он распался и на сколько языков.

    В случае с латинским языком лингвистам, можно сказать, повезло. Современные люди довольно много знают про историю Римской империи и населявших ее народов. Во всяком случае, у нас нет никаких причин сомневаться в том, что испанский или итальянский языки произошли от латинского.

    Но так бывает очень редко. Возьмем, например, славянские языки. Это группа родственных языков, а значит, когда-то должен был существовать единый народ древних славян, говоривших на славянском праязыке. Но историкам ничего не известно ни про такой язык, ни про такой народ — несмотря на то что вообще история жизни разных славянских народов (чехов, поляков, сербов, русских) известна с довольно давнего времени. То же самое мы наблюдаем и в случае с германскими языками. Про историю германских народов мы тоже знаем довольно много, но все эти знания относятся к тому периоду, когда германцы уже были разделены на группы, жившие порознь.

    Есть немало и таких народов, про прошлое которых нам совсем ничего не известно.

    Тем не менее лингвисты находят способ говорить о родственных языках даже жителей Амазонки, даже жителей Тропической Африки, об истории которых они не знают совсем (или почти совсем) ничего.

    Как же они это делают? Оказывается, такую возможность им дает сам язык. Если внимательно сравнить два языка, они почти всегда дадут ясный ответ — родственны они друг другу или нет.

    Дело в том, что язык изменяется не произвольно, а по определенным правилам. И, кроме того, в языке почти всегда остаются следы произошедших изменений (по крайней мере, если речь идет об изменениях относительно недавних, возрастом двести-четыре-ста лет). Помните, как мы находили в современном русском языке следы старого двойственного числа?

    В лингвистике есть специальные методы, которые позволяют восстанавливать тот облик, который имел язык несколько сот лет назад — перед последними изменениями. Эти методы называются реконструкцией.

    Предположим, лингвист исследует какие-то два языка и видит, что их можно реконструировать так, что их более древний облик окажется одним и тем же. Это и означает, что у двух таких языков имеется общий предок, а сами эти языки — родственны. Только от этого языка-предка ничего не сохранилось — ни длинных рукописей, ни коротких текстов, ни даже просто записанных кем-то когда-то отдельных слов. Никто не засвидетельствовал его существование. Поэтому такой язык называют реконструированным.

    Если реконструкция выполнена хорошо, то реальность реконструированного языка-предка почти не вызывает сомнения. Хотя не надо забывать, что его существование всё-таки остается гипотезой (пусть часто это очень правдоподобная гипотеза). Чем дальше мы отходим от нашего времени, тем менее надежны наши реконструкции. И когда лингвисты начинают рассуждать о языках, на которых люди могли говорить десятки тысяч лет назад (а люди ведь говорили тогда на каких-то языках, не правда ли?), то уже едва ли найдутся два лингвиста, которые согласились бы друг с другом полностью. Ну что ж, в науке такое бывает часто.

    Но мы еще не узнали ничего существенного про метод реконструкции. Конечно, я не стану излагать его целиком — это слишком сложно, да и заняло бы слишком много места. Но про самую главную его особенность, думаю, рассказать будет очень полезно. Она касается того, как следует сравнивать разные языки, чтобы получить достоверные результаты.

    3. Звуковые соответствия

    Лингвисты, которые занимаются индоевропейскими языками (о том, что это за языки, вы узнаете в следующем разделе), утверждают, что слова, которые обозначают число 100 и звучат как сто в русском языке, c entum (ке´нтум) по-латыни и çatam (ща´там) в санскрите, — родственны друг другу. Иначе говоря, все эти слова имеют одно и то же слово-предок в индоевропейском праязыке, которое по-разному изменялось в каждом из языков-потомков.

    На первый взгляд, эти три слова совсем не похожи. Точно так же, как не похожи французское дуа´ и румынское де´гет, про которые лингвисты тоже говорят, что эти слова родственные.

    С другой стороны, слово со значением «плохой» звучит, можно сказать, почти одинаково и в английском языке, и в персидском. По-английски оно пишется bad , а произносится приблизительно как бэд ; по-персидски оно пишется (если писать латинскими буквами — хотя в Иране обычно пишут арабскими) bäd и произносится приблизительно так же. И английский, и персидский — индоевропейские языки, тем не менее лингвисты категорически отказываются считать английское bad и персидское bäd словами-родственниками. Лингвисты говорят, что их сходство — случайное совпадение.

    Значит, дело совсем не в том, похожи ли внешне слова одного языка на слова другого языка. Впрочем, в этом мы убедились еще раньше, когда сравнивали родственные языки.

    До сих пор многие люди, не знакомые с методами научного изучения языков, пытаются доказывать родство самых далеких друг от друга языков, просто подбирая похожие слова. Оказывается, что некоторые слова африканского языка хауса похожи на слова английского языка, а то и языка древних египтян или шумеров. Или два-три слова из языка жителей какого-нибудь из островов Полинезии вдруг почти совпадут со словами древнегреческого языка.

    Однако такие совпадения ничего не доказывают. Вообще, во всех языках мира так много слов (а звуков довольно мало), что нет ничего удивительного, если вдруг из десяти-двадцати-тридцати тысяч слов пять-шесть слов в разных языках окажутся похожими.

    Нужно всегда помнить: в родственных языках слова не обязательно похожи (особенно если речь идет о дальнем родстве), а похожие слова в разных языках — не обязательно родственны. Это — одно из самых главных положений сравнительного языкознания (специальной отрасли лингвистики, занимающейся сравнением разных языков для того, чтобы установить степень их родства).

    Так как же определить родственные языки? Всё дело в том, что между всеми родственными друг другу словами родственных языков должны существовать особые отношения. Лингвисты называют их регулярными звуковыми соответствиями.

    Что же это такое? Речь идет вот о чем. Когда в языке происходят звуковые изменения (то есть слова начинают произноситься не совсем так, как прежде), то оказывается, что эти изменения обладают одним удивительным свойством, которое, надо сказать, очень облегчает работу лингвиста. Не будь этого свойства — мы, наверное, не смогли бы так хорошо восстанавливать облик исчезнувших языков. Свойство это состоит в том, что изменения звуков регулярны. Проще говоря, если, например, мы видим, что в каком-то одном слове звук [п] изменился в [б], то это значит, что и во всех остальных словах этого языка должно было произойти то же самое изменение: то, что произносилось как [п], теперь произносится как [б].

    Впрочем, это можно сформулировать точнее. Неверно, что во всех словах один и тот же звук всегда изменяется одинаково. А верно то, что один и тот же звук всегда изменяется одинаково в одинаковых условиях. Или, как говорят лингвисты, в одинаковых контекстах. Например, может оказаться, что [п] изменяется (еще говорят: «переходит») в [б] только в положении между двумя гласными: какое-нибудь слово плим так и продолжает произноситься плим , а вот слово упум превратится в слово убум. Но зато все слова, в которых звук [п] — между двумя гласными, должны будут изменить свое произношение.

    Поэтому главное для лингвиста — обнаружить такие звуковые соответствия. Если он видит, что во многих словах двух разных языков повторяются одни и те же сходства и различия звуков, то это — очень верное доказательство того, что перед нами действительно родственные языки. И не так уж важно, похожи ли они друг на друга. Звуковые изменения могут быть очень большими и менять облик слова до неузнаваемости. Обратимся еще раз к французскому языку (среди других языков именно французский известен тем, что пережил необычайно сильные изменения звуков: на территории других римских областей произношение латинского языка менялось заметно меньше). Узнаем ли мы с ходу в современном французском chaud «горячий» (произносится: шо) его предка — позднелатинское caldu- (произносится: калду-)? Вряд ли, и, наверное, очень удивимся, если нам скажут, что это — исторические родственники.

    Однако посмотрим внимательнее на судьбу других латинских слов, оставшихся во французском языке. Первый звук в латинском слове «горячий» — звук [к]. Посмотрим, что произошло с другими латинскими словами, которые начинались с [к].

    Поздняя латынь Французский язык
    cadena-(кадэна) «цепь» chaine (шэн)
    capillu- (капиллу) «волос» cheveux (швё)
    сарга- (капра) «коза» chèvre (шэвр)
    сари- (капу) «главарь» chef (шэф)

    Оказывается, во всех случаях, когда слово начиналось с [к] (точнее, [к] с последующим [а] — это и был тот самый контекст, в котором обязательно происходило изменение), — это [к] переходило во французском языке в [ш]! (Вы уже знаете, что у этого изменения была промежуточная ступень: сначала [ш] произносилось как fч], но сейчас это для нас не важно.) Каким бы странным нам ни казалось это изменение — оно совершенно регулярно, а следовательно, свидетельствует о родстве слов в каждой из этих пар.

    Кстати, из приведенных примеров видно и то, что латинское конечное [у] во французских словах отпадало. Что касается конечного [д], то во французском слове оно пишется, но не произносится. Еще совсем недавно (несколько веков назад) его произносили, но потом французы перестали произносить почти все конечные согласные в своих словах. Следы его еще заметны — например, форма женского рода («горячая») звучит как шод — в этой форме [д] еще произносится, потому что в ту эпоху, когда конечные согласные исчезали, форма женского рода была длиннее и д не находился на конце слова.

    Итак, [к] (перед а) всегда дает [ш], конечные [у] и (следом за ним) [д] — всегда отпадают. Нам осталось не так много: понять, что происходило с латинским сочетанием [ал]. Ну что ж, повторим наш опыт, рассмотрев еще несколько слов.

    Поздняя латынь Французский язык
    calce- (калке) «известь» chaux (шо)
    malva- (малуа) «мальва» mauve (мов)
    saltare (салтарэ) «прыгать» sauter (соте)

    Не правда ли, во всех словах имеется регулярное соответствие латинского [ал] — французскому [о]?

    Значит, калду превратилось в шо абсолютно закономерно. Ни в какое другое слово оно и не могло превратиться — таковы были законы звуковых изменений в истории французского языка. Им подчинялись все слова, какими бы они ни были.

    Впрочем, тут нужно сразу предупредить, что, говоря «все слова», я всё же не совсем прав. Небольшое число слов в истории языка нередко представляют собой исключения: звуковые изменения либо не происходят в них вовсе, либо происходят иначе, чем в большинстве других слов. Однако обычно и эти исключения можно объяснить действием каких-то других законов, которые просто отменяют «основные». Как бы то ни было, при сравнении языков немногочисленные исключения всё равно нельзя принимать в расчет — их нужно потом исследовать и объяснять отдельно.

    Конечно, на самом деле установление звуковых соответствий — гораздо более сложное занятие. Но в общих чертах всё происходит именно так, как мы показали. Обнаружить регулярные звуковые соответствия между словами двух языков — это и есть главная задача лингвиста, если он хочет понять, родственны два языка или нет.

    Попробуйте сами, взглянув еще раз на таблицу с французскими, румынскими и итальянскими словами, определить хотя бы некоторые регулярные соответствия между этими языками.

    Собственно, это почти всё, что можно сказать о методе сравнения языков, если не касаться более сложных подробностей. Поиск регулярных соответствий — главное средство избежать опасности случайного сравнения похожих слов.

    Но есть еще одна опасность, более коварная. Помните ли вы пример из английского языка? В английском и французском языках много похожих слов, между ними вполне можно установить звуковые соответствия (английское [ч] = французское [ш] и т. п.). Но ведь эти слова — не родственные, они не развились из общего англо-французского праязыка (такого никогда не было), они были просто заимствованы английским языком из французского. Это не родные братья: у них нет общего отца. Это скорее сбежавшие из своего дома в чужой пришельцы.

    Как отличить этих пришельцев от настоящих родственных слов? И тут нам на помощь приходит еще одно удивительное свойство языка, которое тоже немало помогает лингвистам. Оказывается, что далеко не все слова могут быть заимствованы. Помните, мы с вами рассуждали о том, что срок жизни каждого слова в языке ограничен, рано или поздно любое слово исчезнет из языка. Но есть слова, которые считаются более устойчивыми, чем другие; самые устойчивые слова входят в список Свадеша, о котором мы говорили выше. Так вот, слова из списка Свадеша почти никогда не заимствуются, и начинать сравнение языков надо именно с них.

    Тогда меньше всего риска поддаться обману пришельцев-заимствований, «замаскированных» под родственников.

    Значит, сравнивать языки и определять их родство можно, если помнить о двух вещах: сравниваются самые устойчивые слова и доказательством родства должны быть только регулярные соответствия, а не случайные сходства в звучании отдельных слов.

    4. Языковые группы и семьи

    Итак, один язык может, разделившись, дать начало нескольким родственным между собой языкам-потомкам. Такие языки, имеющие общего предка, называются группой родственных языков.

    Родственные языки, принадлежащие к одной группе, как правило, похожи друг на друга — конечно, не всегда так сильно, как, например, русский и белорусский языки, но, во всяком случае, их сходство обычно видно, так сказать, «невооруженным глазом». Любой испанец (даже если он далек от лингвистики) скажет вам, что испанский и итальянский языки «очень похожи», а французский язык, конечно, не так похож на испанский, но и по-французски он иногда «почти всё понимает». Так или примерно так говорящие на родственных языках одной группы всегда будут оценивать языки своих лингвистических «родственников». Примерно то же русский скажет о болгарском и польском языке, датчанин — о шведском и исландском языке, бенгалец — о языках гуджарати и маратхи (все они распространены в разных штатах Индии, а бенгальский, кроме того, еще и в Бангладеш; вы, может быть, никогда не слышали таких названий, а между тем на родственных языках индоарийской группы говорит почти восемьсот миллионов человек), эстонец — о финском и карельском языке и т. д.

    Тут, может быть, кому-то из вас станет интересно, у всех ли языков мира есть такие близкие родственники. Оказывается, не у всех (хотя и у очень многих). У каждого языка есть какой-то предок, но, как у людей бывают семьи с одним ребенком, так и язык может не оставить много потомков. Кроме того, другие родственные языки могут со временем исчезнуть, так что наш язык и останется один на белом свете, без ближайших родственников (о дальних — разговор особый, об этом немного погодя). Такой язык будет образовывать группу, состоящую из него одного. Вот, например, современный греческий язык (он называется «новогреческий») образует греческую группу, в которую, кроме него самого, больше никто и не входит (если, конечно, не считать древнегреческий и новогреческий язык двумя разными языками, но мы всё-таки говорим о языках современных).

    Теперь представим себе, что мы исследуем две разные группы родственных языков. Ну, например, ту, которую лингвисты называют славянской, и ту, которую лингвисты называют балтийской.

    К славянской группе, кроме русского, белорусского и украинского, относятся еще польский, чешский, словацкий, болгарский, македонский, сербскохорватский, словенский и некоторые другие; все славяне живут на западе Восточной Европы (или на востоке Западной — как кому больше нравится думать), а русские живут еще и в Сибири, на Урале, в Средней Азии — всюду, где простирается Россия, и даже за ее пределами.

    Балтийская группа сейчас состоит всего из двух языков — литовского и латышского. Они тоже похожи друг на друга: например, «медведь» по-литовски будет lokys (читается локи´с), а по-латышски — lãcis (читается ла´цис); правда, понять друг друга латышу и литовцу «с ходу» будет трудновато.

    Мы знаем, что у всех славянских языков есть общий предок — праславянский язык. Когда-то народ, говоривший на нем, разделился на несколько групп, и так возникли современные славянские языки. Есть, конечно, общий предок и у литовского языка с латышским. Это прабалтийский язык.

    А что получится, если мы попробуем сравнить праславянский язык с прабалтийским? Оказывается, эти два языка будут очень похожи — гораздо больше, чем похожи друг на друга любой славянский язык с любым балтийским. Праславянский и прабалтийский языки похожи друг на друга так, как бывают похожи языки, принадлежащие к одной языковой группе.

    А это значит, что прабалтийский и праславянский языки тоже родственны между собою, что они принадлежат к одной группе и у них был общий предок — балтославянский язык.

    Правда, это мы уже не можем утверждать с полной уверенностью. Ведь чем дальше в глубь веков, тем больше простора для гипотез, окончательно не доказанных. Есть лингвисты, которые думают об отношении балтийских и славянских языков иначе.

    Впрочем, для нас это пока не важно. А важно вот что: среди групп родственных языков, безусловно, могут найтись такие, языки-предки которых тоже родственны между собою.

    Вот такие группы образуют новые большие группы «дальнеродственных» языков. Их в лингвистике принято называть семьями.

    Если про два языка внутри одной группы почти всегда можно с уверенностью сказать, что они очень похожи, то про два языка, принадлежащие к одной семье (но к разным группам) этого уже просто так не скажешь. Их родство — не лежит на поверхности, ведь оно, так сказать, двоюродное или троюродное. Поэтому лингвисты специальным образом его доказывают. Слова из языков, принадлежащих к разным группам одной семьи, нельзя сравнивать непосредственно друг с другом — нужно сначала понять, как выглядели эти слова в языках-предках каждой группы, а потом уже сравнивать древние слова между собой. Именно поэтому не стоит сопоставлять персидские слова с английскими — нужно сравнивать предка английского и других германских языков (это прагерманский язык) с предком персидского и других иранских языков (это праиранский язык).

    Сейчас на земле насчитывается не менее двадцати разных языковых семей. Конечно, возникает вопрос о том, могут ли быть родственны друг другу уже целые семьи языков. То есть можно ли сравнивать друг с другом праязыки, из которых эти семьи возникли? Действительно, некоторые лингвисты пытаются это делать. У них получаются макросемьи, в которые входят семьи родственных (по их мнению) языков. Но эти макросемьи должны были возникнуть из праязыка, возраст которого — десятки тысяч лет. Трудно сказать, насколько надежны гипотезы, которые касаются такой древности: ведь в ту эпоху в Европе, например, люди еще ходили в шкурах и пользовались каменными топорами. Но некоторые результаты, полученные при изучении дальнего родства языков, очень интересны.

    Однако вернемся к более изученной области — к существующим семьям языков (кстати, почти ни одна из них не изучена досконально, а многие изучены совсем поверхностно). Самая известная семья языков, наверное, — индоевропейская. Она названа так потому, что охватывает языки, на которых говорят во всей Европе и на значительных пространствах Азии — вплоть до Индии. Славянские языки тоже входят в индоевропейскую семью.

    Предполагается, что некогда был единый индоевропейский праязык, который позднее распался на много языков-потомков, а те дали начало разным языковым группам внутри индоевропейской семьи. В истории индоевропейских языков еще много неясного, хотя сейчас, пожалуй, ни одна другая семья языков не изучена лучше.

    Лингвисты начали заниматься индоевропейскими языками еще в XVIII веке, когда англичанин сэр Уильям Джоунз обратил внимание на то, что древнеиндийский язык санскрит (который играл в Индии приблизительно ту же роль, что латынь в Европе — язык религии, философии, литературы, общения между разными народами) содержит много слов, поразительно похожих на латинские и древнегреческие. Совпадений было так много и они были такими явными, что это сходство, конечно, не могло быть случайным. Оставалось одно — предположить, что и санскрит, и древнегреческий, и латынь, и язык древних германцев, и язык древних славян, и многие другие языки, обнаруживающие те же черты сходства, — что все они имеют одного общего предка, один язык, из которого все они когда-то произошли. Так возникла наука о родстве языков — сравнительное языкознание, или компаративистика.

    Со времен Джоунза, конечно, было сделано немало открытий, да и про сами индоевропейские языки стало известно намного больше. Сейчас в индоевропейскую семью объединяют семь крупных групп и некоторые отдельные языки, у которых нет близких родственников. Вот что это за группы (перечислим только те языки, на которых говорят в современную эпоху).

    Прежде всего, это уже известные нам славянские и балтийские языки. Другие важные самостоятельные группы образуют: в Европе — германские (немецкий, нидерландский, английский и др.), романские (итальянский, французский, испанский, португальский, румынский и др.) и (увы, близкие к исчезновению) кельтские языки; в Южной Азии — иранские и индоарийские языки.

    Кроме того, к индоевропейским языкам, не имеющим близких родственников и образующим каждый свою отдельную группу, относятся албанский, армянский и греческий языки.

    Народы, говорящие на этих языках, занимают сейчас огромные пространства на территории нескольких континентов. Индоевропейская семья — одна из самых больших в мире, и входящие в нее языки на редкость разнообразны. А ведь мы перечислили далеко не все из них. И совсем ничего не сказали о мертвых языках — например, о загадочном хеттском языке, тексты на котором на несколько веков древнее даже санскритских. Это самый древний из известных нам индоевропейских языков, а говорили на нем в Малой Азии, на территории современных Турции и Сирии, начиная по крайней мере с XVIII века до н. э.

    Но есть еще много других языковых семей. Например, афразийская семья включает самые разные языки Северной Африки и Восточного Средиземноморья — от древнеегипетского до арабского, языков берберов Северной Африки и даже языка хауса, на котором говорят в самом сердце Тропической Африки — в Нигерии, Нигере и соседних странах. Большая алтайская семья языков включает группу тюркских языков (турецкий, татарский, казахский, киргизский, узбекский, чувашский и многие другие), распространенных по всей Азии — от Якутии до Турции, а также монгольский язык и, может быть, даже японский и корейский языки (хотя еще не все лингвисты с этим согласны).

    Уральская семья языков включает две группы, из которых вам наверняка известны языки большой финно-угорской группы. В нее входят финский и венгерский языки (одни из немногочисленных не-индоевропейских языков Западной Европы); у финского языка есть много близких родственников, в числе которых прежде всего эстонский и карельский языки, а также саамский язык на самом севере Европы и языки народов, живущих по берегам Волги, Камы и Печоры, — марийский, мордовский, коми, удмуртский. А вот у венгерского языка родственники очень неожиданные. Это языки хантов и манси, живущих в Сибири, у реки Обь. Когда-то они с венграми составляли единый народ, да вот как далеко разошлись за два последних тысячелетия.

    Но и это еще далеко не всё. Назовем только самые крупные языковые семьи мира. Народы, говорящие на языках австронезийской семьи, живут в Индонезии, на Филиппинах, на Мадагаскаре, на островах Полинезии в Тихом океане. Языки китайско-тибетской семьи распространены, как легко догадаться, в Китае и в горах Тибета (конечно, самый знаменитый из них — это китайский язык, превосходящий по числу говорящих все другие языки мира). Большинство населения Тропической Африки говорит на языках семьи нигер-конго (например, народы банту, населяющие почти всю территорию Африки к югу от экватора). А сколько еще разных языковых семей есть на Кавказе, в Сибири, в Южной и Северной Америке, в Австралии! Впрочем, на этом сейчас лучше поставить точку. Подробнее о языках разных континентов будет рассказано позже.

    Так что, как видите, лингвисту есть чем заняться. До сих пор в некоторых труднодоступных уголках нашей планеты продолжают открывать новые, прежде никем не изучавшиеся языки.

    Мы уже знаем, что языки мира, в общем, очень непохожи друг на друга. Но чем же всё-таки они отличаются? И как можно их сравнивать друг с другом?

    Об этом мы поговорим во второй части нашей книги.

    Языковые семьи, языковые группы и относящиеся к ним народы

    Языковая семья – это наиболее крупная единица, при помощи которой народы классифицируются по признаку происхождения их языков от единого общего языка-основы. Языковые семьи состоят из языковых групп, в которые входят народы, изъясняющиеся на родственных языках. Наиболее крупные языковые семьи мира представлены в таблице ниже.

    Индоевропейская языковая семья

    Языковая группа

    Народы языковой группы

    Немцы, австрийцы, люксембуржцы, швейцарцы, голландцы, исландцы, шведы, норвежцы, датчане, англичане, шотландцы, американцы и другие.

    Русские, украинцы, белорусы, чехи, словаки, поляки, хорваты, сербы, болгары, черногорцы, словенцы, македонцы, боснийцы.

    Итальянцы, испанцы, каталонцы, французы, португальцы, румыны, молдаване, аргентинцы, бразильцы, мексиканцы и другие.

    В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола contre-attaquer во французском языке.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях