Языковое планирование сознательное воздействие на язык или создание языков

Ответы по социолингвистике — файл n1.docx

Доступные файлы (1):

n1.docx 167kb. 31.03.2020 15:45 скачать

n1.docx

23. Языковое планирование и языковое строительство.

Традиционно выделяют ретроспективное и перспективное направления в языковой политике. Перспективная языковая политика предполагает так называемое языковое строительство (например, создание алфавитов для бесписьменных языков). Ретроспективное направление – это языковая культура (или культура речи) в широком понимании, то есть поддержание норм литературного языка и целенаправленное внедрение их в общество (то есть в носителей языка), культивирование норм среди носителей языка. Языковая политика является одним из социальных факторов, оказывающих влияние на функционирование и развитие языков в государстве. Наряду с термином «языковая политика» используются термины «языковое планирование», «языковое строительство».

Термин «языковое строительство» возник в 1920-30-е годы, когда велась деятельность, направленная на создание алфавитов, терминологий, литературных языков для народов, подвергшихся социальному и национальному угнетению. Языковое строительство рассматривается как часть языковой политики. Языковое строительство представляет собой комплекс конкретных мероприятий, происходящих на общегосударственном и региональном уровнях: разработка национальных программ обучения языку на всех уровнях образовательной системы, создание нормативных словарей и грамматик, разработка и внедрение алфавитов, формирование и фиксация норм литературного языка, нормирование языка СМИ и т.д. Типичными мероприятиями языкового строительства являются известные реформы русского письма и орфографии: петровская реформа азбуки в 1708-1710гг., проект упрощения русской орфографии начала XXв., создание языков и письменности для народов СССР в начале XXв.

Языковое строительство в своей исполнительной части- прерогатива государства, принимающего или отвергающего проекты специалистов. Особой частью языкового строительства является создание литературных языков. Структурный аспект языкового строительства: создание письменностей, литературных языков, научных терминологий.

Функциональный аспект языкового строительства: определение внешнего статуса языков народов СССР (тенденции: борьба с панисламизмом и пантюркизмом; интернационализм и латинизация; зональная интеграция и русификация; дезинтеграция и реинтеграция); определение внутреннего статуса языков народов СССР (иерархизация отношений между языками; тоталитарные и либеральные тенденции в языковой политике). Российская Федерация и СНГ после 1991 г.

Языковое планирование. Каждый человек ощущает свою этническую принадлежность. Нужно учитывать этническое самосознание при языковом планировании. 2 типа языкового планирования: планирование, воздействующее на функциональный статус языка (status-planning), и планирование, воздействующее на структуру языка как такового (corpus — planning), т.е. стандартизация. Наиболее тесно связанным с этническими проблемами обычно оказывается не планирование, осуществляемое на уровне государства в целом, а так называемое региональное планирование, определяющее функциональный статус языков региональных меньшинств.

В нашей стране историю языкового планирования обычно делят на три периода, которые характеризуются деятельностью по развитию письменностей в определенном направлении, по усовершенствованию старых алфавитов, по переводу почти всех письменностей на кириллицу (русскую графическую базу).

Выделяются шесть основных этапов, каждый из которых обладает определенными специфическими чертами и хронологическими рамками:

1. Первый этап языкового планирования охватывает несколько послереволюционных лет, а содержание его заключается в деятельности специалистов по совершенствованию существовавших письменностей, страдавших определенными недостатками.

2. Второй этап (1920-30-е годы) связан с деятельностью ученых и властей по переводу графических основ нескольких десятков письменностей на латиницу, что послужило поднятию культурного и образовательного уровня многочисленных ранее отсталых народов страны. Появилась возможность небывало быстрой ликвидации неграмотности народных масс, развития народного образования, подготовки национальных кадров.

3. Третий этап языкового планирования (языкового строительства) затрагивает деятельность ученых-специалистов по созданию письменности для ранее бесписьменных народов. Хронологически он совпадает со вторым этапом, а по содержанию — расходится. Деятельность ученых была сосредоточена вокруг проблем определения опорного диалекта, установления фонологических систем письменного языка.

4. Четвертый этап связан с переводом в 30-е годы письменностей большинства народов страны на кириллицу.

5. Пятый этап (1940-1979) характеризуют поиски путей дальнейшего усовершенствования алфавитов и орфографий, усиление работы по составлению новой многоотраслевой терминологии, разработка вопросов культуры родного языка, а также русской речи у нерусского населения национальных республик и областей.

6. Шестой этап начался с «переломных лет» (1989-1995). Значительно утрированные языковые проблемы оказались «на острие движения союзных республик за национальный суверенитет».

О возможности сознательного воздействияобщества на развитие языка Что люди обычно хотят изменить в языке?

Нет сомнений в том, что язык развивается в ответ на потребности общества. Иное дело — вопрос о том, насколько сознательно общество воздействует на язык и насколько удается то, что планируется.

Беспокойный человеческий ум не раз останавливался перед видимым несовершенством языка. Нередко это несовершенство усматривали в самом разноязычии народов. С библейских времен разноязычие считалось Божьей карой за гордыню. Мечта о едином общечеловеческом языке побуждала конструировать искусственные языки. Известно около 1000 проектов таких языков, однако даже самый совершенный из них — эсперанто — не становится общечеловеческим языком или вторым языком каждого человека (см. с. 113 — 115).

Рационалистический XVII в. не устраивала видимая алогичность естественных языков — избыточность в обозначениях (синонимия) и многозначность, размытость и «субъективность» границ между языковыми значениями, неполный параллелизм синтаксиса «фигурам мысли». На этой почве возникали идеи искусственных формализованных языков науки. Все же проекты логико-математических языков Фрэнсиса Бэкона, Рене Декарта, «Готфрида Лейбница оставались целиком теоретическими построениями, опередившими свой век. Тем не менее идеи искусственного логического языка — «орудия разума» — не погибли. В XX в. они реализовались в математических языках программирования, в искусственных информационных языках. Следует, однако, видеть, что все это хотя и нужные человеку языки, но не натуральные человеческие языки.

Нередко несовершенство языка видели в его недостаточной выразительности, гибкости, красоте или «чистоте». В любом обществе, сколько веков существует в нем представления о «правильном» и «красивом» языке, столько не смолкают разговоры о «порче» языка. Правда, сами представления о «правильности» и «порче» языка менялись. Менялся и профессиональный круг тех людей, которые замечали «порчу» и стремились каким-то образом «защитить» язык.

Между тем сама возможность сознательной «защиты», или «исправления», или «улучшения» языка вызывала и вызывает у людей скептические оценки, причем самые скептические — у языковедов 87 . Действительно, сознательное воздействие на язык означает конфронтацию противоположных начал: 1) волевого, сознательного и неосознанного (полубессознательного, непроизвольного); 2) индивидуального и социального (коллективного). В состоянии ли индивид (или группа индивидов) изменить полубессознательные языковые привычки коллектива говорящих и тем самым изменить язык? Если это возможно, то в какой степени? Какие уровни и подсистемы языка в наибольшей мере доступны сознательному воздействию общества?

Чтобы ответить на эти вопросы, рассмотрим некоторые факты такого воздействия.

Можно ли считать табу88″сознательным воздействиемНа язык»?

Не всякое активное отношение людей к своему языку в действительности представляет собой воздействие именно на язык. Например, табу в архаических социумах — это воздействие не на язык, а попытка воздействия на явления действительности, стоящие за языком (воздействие на зверя, болезнь, опасность, божество).

Словесные табу, по-видимому, могли быть разного происхождения. Видный этнограф и фольклорист Д. К. Зеленин считал, что первые словесные запреты возникли из простой осторожности первобытных охотников: они думали, что чуткие звери, понимающие человеческий язык, могут их подслушать и поэтому избежать капканов или стрел (см.: Зеленин 1929, 119). С древнейшими представлениями о том, что животные понимают речь человека, Зеленин связывал также переговоры с животными в быту, которые позже переросли в заклинания.

Источником табу могла быть и неконвенциональная (безусловная) трактовка знака архаическим сознанием: древний человек относился к слову не как к условной, внешней метке предмета, а как к его неотъемлемой части (о неконвенциональном восприятии знака религиозным сознанием см. с. 72 — 75). Чтобы не разгневать «хозяина тайги», избежать болезни или другой беды, не потревожить души умершего, запрещалось произносить «их» имена.

Так возникала магия слова, колдовство, в котором слово — орудие, инструмент. Табуированные слова заменялись эвфемизмами 89 , но и они вскоре табу провались и заменялись новыми эвфемизмами — это приводило к быстрому обновлению словаря в древности (см. с. 144 — 151).

Разумеется, лексические запреты, как и принудительные нововведения слов, существовали не только в древности. Удерживая черты магического («инструментального») отношения к слову, табу в современном обществе осложняется некоторыми другими целями — такими, как сохранение традиционных культурных норм (соображения «такта», «приличий», психологической уместности), а также идеологический контроль, манипулирование массовым сознанием и т. п.

Например, во времена резких идеологических сдвигов сознательный разрыв с определенной традицией «требовал» хотя бы частичного отказа от соответствующего языка. В этом причина массовых лексических замен (в том числе даже таких идеологически нейтральных слов, как, например, названия месяцев), осуществленных в годы наиболее «крутых» в мировой истории революций — французской конца XVIII в. и русской 1917 г. (см. с. 151 — 152).

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола arbitrer во французском языке.

Лексические запреты, как и эвфемизмы, нередко являются особо изощренным цензурированием и «промыванием мозгов». Ср. свидетельство публициста о табуистическом искажении семантики слов республика и страна в советской печати: СССР представлял собой «псевдосоюз из псевдостран, стыдливо называвшихся республиками. Из гордого слова «республика» сделали чисто советский эвфемизм, обозначавший подневольную, невзаправдашнюю, не имеющую самостоятельной воли страну. Помню, редактор всегда вычеркивал из моих текстов слово «страна», если я писал о Белоруссии, Украине или Таджикистане. Понятие «страна» дозволялось в единственном смысле» (В. Ярошенко. Попытка Гайдара// Новый мир. 1993. № 3. С. 122).

Таким образом, хотя реальные последствия табу весьма значимы для языка, все же табу трудно отнести к проявлениям сознательной активности общества по отношению к языку, поскольку цели табу лежат вне языка, язык здесь только средство. О сознательном воздействии общества на язык можно говорить в том случае, когда цели усилий людей направлены на сам язык.

Можно указать три основные языковые сферы, допускающие сознательное воздействие людей: 1) графика и орфография (см. следующий подраздел); 2) терминология (см. с. 136 — 138); 3) нормативно-стилистическая система языка (см. с. 138 — 141).

ru.knowledgr.com

Статья:This об области языкового планирования и политики. Посмотрите Построенный язык для получения дополнительной информации о создании запланированных или искусственных языков.

Языковое планирование — преднамеренное усилие влиять на функцию, структуру или приобретение языков или языкового разнообразия в пределах речевого сообщества. Это часто связывается с правительственным планированием, но также используется множеством неправительственных организаций, таких как массовые организации и даже люди. Цели языкового планирования отличаются в зависимости от страны или организации, но обычно включают принимающие решения планирования, и возможно изменяется в пользу коммуникации. Планирование или улучшение эффективной связи могут также привести к другим социальным изменениям, таким как языковое изменение или ассимиляция, таким образом обеспечив другую мотивацию, чтобы запланировать структуру, функцию и приобретение языков.

Языковая разработка включает создание систем обработки естественного языка, стоимость которых и продукция измеримы и предсказуемы, а также учреждение языковых регуляторов, таковы как формальные или неофициальные агентства, комитеты, общества или академии как языковые регуляторы, которая проектирует или разовьет новые структуры, чтобы удовлетворить современные потребности. Это — отличная область, противопоставленная с обработкой естественного языка и компьютерной лингвистикой. Недавняя тенденция языковой разработки — использование технологий Семантической паутины для создания, архивного, обработка и поиск автоматически обрабатываемых языковых данных.

Языковое планирование и языковая идеология

Четыре всеобъемлющих языковых идеологии мотивируют принятие решения в языковом планировании. Первая, лингвистическая ассимиляция, вера, что каждый член общества, независимо от его родного языка, должен выучить и использовать доминирующий язык общества, в котором он или она живет. Наиболее существенный пример — движение только для английского языка в Соединенных Штатах. Лингвистическая ассимиляция стоит на прямом контрасте по отношению к второй идеологии, лингвистическому плюрализму — признание и поддержка многократных языков в пределах одного общества. Примеры включают сосуществование французского, немецкого, итальянского, и ретороманского диалекта в Швейцарии и общего статуса английского, малайского, тамильского и китайского языка в Сингапуре. Сосуществование многих языков может не обязательно явиться результатом сознательной языковой идеологии, а скорее от эффективности в коммуникации общего языка. Третья идеология, vernacularization, обозначает восстановление и развитие местного языка наряду с его принятием государством как официальный язык. Примеры включают иврит в государстве Израиль и языка кечуа в Перу. Заключительная идеология, интернационализация, является принятием неместного языка более широкой коммуникации как официальный язык или в особой области, такой как использование английского языка в Сингапуре, Индии, Филиппинах и Папуа — Новой Гвинее.

Языковые цели планирования

Одиннадцать Языковых Целей Планирования были признаны (Nahir 2003):

  1. Языковая Очистка – предписание использования, чтобы сохранить “лингвистическую чистоту” языка, защитите язык от иностранных влияний и примите меры против языкового отклонения из
  2. Языковое Возрождение – попытка повернуть язык с немногими или никакими выживающими носителями языка назад в нормальное средство сообщения
  3. Языковая Реформа – обдумывает изменение в определенных аспектах языка, как орфография, правописание или грамматика, чтобы облегчить использование
  4. Языковая Стандартизация – попытка собрать престиж для регионального языка или диалекта, преобразовывая его в тот, который принят как главный язык или стандартный язык, области
  5. Языковое Распространение – попытка увеличить число спикеров одного языка за счет другого
  6. Лексическая Модернизация – создание слова или адаптация
  7. Объединение терминологии – развитие объединенной терминологии, прежде всего в технических областях
  8. Стилистическое Упрощение – упрощение языкового использования в словаре, грамматике и стиле. Это включает изменение использования языка в социальных и формальных контекстах.
  9. Межъязыковая Коммуникация – помощь лингвистической связи между членами отличных речевых сообществ
  10. Языковое Обслуживание – сохранение использования родного языка группы как первый или второй язык, где давления угрожают или вызывают снижение статуса языка
  11. Стандартизация вспомогательного кодекса – стандартизация крайних, вспомогательных аспектов языка того, который расписывается за глухих, названия места или правила транслитерации и транскрипции

Типы языкового планирования

Языковое планирование было разделено на три типа:

Планирование статуса

Планирование статуса — распределение или перераспределение языка или разнообразия к функциональным областям в пределах общества, таким образом затрагивая статус или положение, языка.

Языковой статус

Языковой статус — понятие, отличное от, хотя переплетено с, языковой престиж и языковая функция. Строго говоря языковой статус — положение или положение языка vis-à-vis другие языки. Язык собирает статус согласно выполнению четырех признаков, описанных в том же самом году, 1968, двумя различными авторами, Хайнцем Клоссом и Уильямом Стюартом. И Клосс и Стюарт предусмотрели четыре качества языка, которые определяют его статус. В то время как Клосс и соответствующие структуры Стюарта отличаются немного, они подчеркивают четыре общих признака:

  1. Языковое происхождение – местный ли данный язык или импортирован в речевое сообщество
  2. Степень стандартизации – степень развития формального набора норм, которые определяют ‘правильное’ использование
  3. Юридический статус
  4. Единственный официальный язык (например, французский во Франции и турецкий язык в Турции)
  5. Совместный официальный язык (например, английский и африкаанс в Южной Африке; французский, немецкий, итальянский и ретороманский диалект в Швейцарии)
  6. Региональный официальный язык (например, Igbo в Нигерии; язык маратхи в Maharastra, Индия)
  7. Продвинутый язык – испытывает недостаток в официальном статусе на национальном или региональном уровне, но продвинут и иногда используется государственными органами для определенных функций (например, испанский язык в Нью-Мексико; западноафриканский Пиджин-инглиш в Камеруне)
  8. Допускаемый язык – ни продвинутый, ни запрещенный; признанный, но проигнорированный (например, индейские языки в Соединенных Штатах)
  9. Запрещенный язык – обескураженный официальной санкцией или ограничением (например, галисиец, баск и каталонец во время режима Франциско Франко в Испании; македонский язык в Греции)
  10. Живучесть – отношение или процент, пользователей языка к другой переменной, как общая численность населения. Клосс и Стюарт оба отличают шесть классов статистического распределения. Однако они разграничивают между классами в различных процентах. Согласно Клоссу, первый класс, высший уровень живучести, разграничен на 90% или больше спикеров. Пять остающихся классов в порядке убывания составляют 70-89%, 40-69%, 20-39%, 3-19% и меньше чем 3%. Согласно Стюарту, с другой стороны, эти шесть классов определены следующими процентами: 75%, 50%, 25%, 10%, 5% и меньше чем 5%.

Вместе, происхождение, степень стандартизации, юридического статуса и живучести диктуют статус языка.

Уильям Стюарт обрисовывает в общих чертах десять функциональных областей в языковом планировании:

  1. Чиновник — официальный язык «функция [s] как юридически соответствующий язык для всех с политической точки зрения и культурно представительных целей на общенациональной основе». Часто, официальная функция языка определена в конституции.
  2. Провинциальный — провинциальный язык функционирует как официальный язык для географической области, меньшей, чем страна, как правило область или область (например, французский язык в Квебеке)
  3. Более широкая коммуникация — язык более широкой коммуникации — язык, который может быть официальным или провинциальным, но что еще более важно, функционирует как среду коммуникации через языковые границы в пределах страны (например, хинди в Индии; язык суахили в Восточной Африке)
  4. Международный — международный язык функционирует как среду коммуникации через национальные границы (например, английский язык)
  5. Капитал — Капитальный язык функционирует как видный язык в и вокруг столицы (например, нидерландский и французский язык в Брюсселе)
  6. Группа — язык группы функционирует как обычный язык среди членов единственной культурной или этнической группы (например, иврит среди евреев)
  7. Образовательный — образовательный язык функционирует как язык преподавания в начальных и средних школах на региональной или национальной основе (урду в Западном Пакистане и бенгальский язык в Восточном Пакистане)
  8. Школьный предмет — школьный подчиненный язык — язык, который преподается как предмет в средней школе или высшем образовании (например, латинский и древнегреческий язык в английских школах)
  9. Литературный — литературный язык функционирует как язык в литературных или академических целях (древнегреческий язык)
  10. Религиозный — религиозный язык функционирует как язык в ритуальных целях особой религии (например, латынь для латинского Обряда в Римско-католической церкви; арабский язык для чтения Корана)

Роберт Купер, в рассмотрении списка Стюарта, делает несколько дополнений. Во-первых, он создает три подтипа официальных функций: установленный законом, работа, и символический. Установленный законом язык — язык, что правительство объявило чиновника согласно закону. Рабочий язык — язык, который правительство использует в качестве среды для ежедневных действий, и символический язык — язык, который является просто символом государства. Купер также добавляет две функциональных области к списку Стюарта: средства массовой информации и работа.

В школе этого не расскажут:  Глагол Have. Притяжательные местоимения

Корпусное планирование

Корпусное планирование относится к предписывающему вмешательству в формы языка, посредством чего решения планирования приняты, чтобы спроектировать изменения в структуре языка. Корпусные действия планирования часто возникают как результат верований о соответствии формы языка, чтобы служить желаемым функциям. В отличие от планирования статуса, которое прежде всего предпринято администраторами и политиками, корпус, планирующий обычно, связал планировщиков с большими лингвистическими экспертными знаниями. Есть три традиционно признанных типа корпусного планирования: graphization, стандартизация и модернизация.

Graphization

Graphization обращается к развитию, выбору и модификации подлинников и орфографических соглашений для языка. Использование написания в речевом сообществе может иметь длительные социокультурные эффекты, которые включают более легкую передачу материала через поколения, связь с большим числом людей и стандарт, с которым часто сравниваются варианты разговорного языка. Лингвист Чарльз А. Фергюсон сделал два ключевых наблюдения о результатах принятия системы письма. Во-первых, использование письма добавляет другое разнообразие языка к набору сообщества. Хотя письменный язык часто рассматривается как вторичный на разговорный язык, словарь, грамматические структуры и фонологические структуры языка часто принимают особенности в письменной форме, которые отличны от разговорного разнообразия. Во-вторых, использование написания часто приводит к народной вере, что письменный язык — ‘реальный’ язык, и речь — коррупция его. Письменный язык рассматривается как более консервативный, в то время как разговорное разнообразие более восприимчиво к языковому изменению. Однако это представление игнорирует возможность, что изолированные области пережитка языка могут быть менее инновационными, чем письменная форма или письменный язык, возможно, были основаны на расходящемся разнообразии разговорного языка.

В установлении системы письма для языка у корпусных планировщиков есть выбор использования существующей системы или изобретения нового. Айну Японии принял решение принять katakana слоговую азбуку японского языка как систему письма для айнского языка. Katakana разработан для языка с основной структурой слога резюме, но айну содержит много слогов CVC, которые не могут легко быть адаптированы к этой слоговой азбуке. В результате айну использует измененную katakana систему, в которой заключительная слогом кода — согласные нижней версией katakana символа, который начинается с желаемого согласного. Пример на изобретенном подлиннике включает развитие армянского подлинника в 405 н. э. Св. Месропом Mashtots. Хотя подлинник был смоделирован после греческого алфавита оригинальный подлинник отличил армянский язык от греческих и сирийских алфавитов соседних народов.

Стандартизация

Процесс Стандартизации часто включает одно разнообразие языка, имеющего приоритет по другим социальным и региональным диалектам языка. Другой подход вводит полифонематическую письменную форму, которая предназначена, чтобы представлять все диалекты языка соответственно, но без стандарта разговорная форма, где диалекты, в целом, взаимно понятен. Если одно разнообразие языка выбрано, что разнообразие становится понятым как выше диалектным и ‘лучшая’ форма языка. Выбор которого язык имеет приоритет, имеет важные социальные последствия, поскольку это присуждает привилегию спикерам, разговорный и письменный диалект которых соответствует самый близкий к выбранному стандарту. На стандарте, который выбран в качестве нормы, обычно говорит самая влиятельная социальная группа в пределах общества и налагают на менее влиятельные группы как форма, чтобы подражать. Это часто укрепляет господство влиятельной социальной группы и делает стандартную норму необходимой для социально-экономической подвижности. На практике стандартизация обычно влечет за собой увеличение однородности нормы, а также кодификации нормы.

История английского языка обеспечивает пример стандартизации, происходящей по расширенному периоду времени без формально признанного языкового планирования. Процесс стандартизации начался, когда Уильям Кэкстон ввел печатный станок в Англии в 1476. Это сопровождалось принятием юго-восточного разнообразия Мидлендса английского языка, на котором говорят в Лондоне, как язык печати. Из-за использования диалекта в административных и литературных целях это разнообразие стало раскопанным как престижное разнообразие английского языка. После создания грамматик и словарей в 18-м веке, повышение капитализма печати, индустриализации, урбанизации и массового образования привело к распространению этого диалекта как стандартная норма для английского языка.

Модернизация

Модернизация — форма языка, планируя, который происходит, когда язык должен расширить свои ресурсы, чтобы встретить функции. Модернизация часто происходит, когда язык подвергается изменению в статусе, такой как тогда, когда страна получает независимость от колониальной державы или когда есть изменение в языковой образовательной политике. Самая значительная сила в модернизации — расширение словаря, который позволяет языку обсуждать темы в современных семантических областях. Языковые планировщики обычно сосредотачиваются на создании новых списков и глоссариев, чтобы описать новые технические термины, но также необходимо гарантировать, что новые термины последовательно используются соответствующими секторами в пределах общества. В то время как некоторые языки, такие как японский язык и венгерский язык испытали быстрое лексическое расширение, чтобы удовлетворить требованиям модернизации, другие языки, такие как хинди и арабский язык не сделали так. Быстрому лексическому расширению помогают при помощи новых условий в учебниках и профессиональных публикациях, а также частом использовании среди специалистов. Проблемы лингвистического пуризма часто играют значительную роль в лексическом расширении, но технический словарь может быть эффективным в пределах языка, независимо от того, прибывает ли это из собственного процесса языка словообразования или от тяжелого заимствования у другого языка. В то время как венгр почти исключительно использовал внутренние языком процессы, чтобы создать новые лексические единицы, японец заимствовал экстенсивно из английского языка, чтобы получить новые слова как часть его модернизации.

Планирование приобретения

Планирование приобретения — тип языка, планирующего, в котором система национального, государственного или местного органа власти стремится влиять на аспекты языка, такие как языковой статус, распределение и грамотность через образование. Планирование приобретения может также использоваться неправительственными организациями, но оно более обычно связывается с правительственным планированием.

Часто, планирование приобретения объединено в больший языковой процесс планирования, в котором оценены статусы языков, корпуса пересмотрены, и изменения наконец введены обществу на национальном, государственном или местном уровне через системы образования, в пределах от начальных школ в университеты. Этот процесс изменения может повлечь за собой множество модификаций, таких как изменение в студенческом форматировании учебника, изменение в методах обучения официального языка или развития двуязычной языковой программы, только чтобы назвать некоторых. Например, если правительство решает поднять уровень статуса определенного языка или изменить его уровень престижа, это может установить закон, который требует, чтобы учителя учили только на этом языке или что учебники написаны, используя только подлинник этого языка. Это, в свою очередь, поддержало бы возвышение статуса языка или могло увеличить его престиж. Таким образом планирование приобретения часто используется, чтобы продвинуть языковое оживление, которое может изменить статус языка или полностью изменить языковое изменение, или продвинуть лингвистический пуризм. В случае, где правительство пересматривает корпус, новые словари и образовательные материалы должны будут быть пересмотрены в школах, чтобы поддержать эффективное овладение языком.

Сектор образования

Министерство просвещения или сектор образования правительства, как правило, отвечают за принятие национальных решений овладения языком, основанных на государственных и местных отчетах об оценке. Обязанности секторов образования варьируются страной; Роберт Б. Кэплан и Ричард Б. Болдоф описывают шесть основных целей секторов:

  1. Решить то, какие языки должны преподаваться в рамках учебного плана.
  2. Определить сумму и качество педагогического образования.
  3. Вовлекать местные сообщества.
  4. Определить, какие материалы будут использоваться и как они будут включены в программы.
  5. Установить местную и государственную систему оценки, чтобы контролировать прогресс.
  6. Определить финансовые затраты.

Проблемы

Хотя планирование приобретения может быть полезно для правительств, есть несколько проблем, которые нужно рассмотреть. Даже с твердой оценкой и системой оценки, эффекты планирования методов никогда не могут быть бесспорными; правительства должны рассмотреть эффекты на другие аспекты государственного планирования, такие как экономическое и политическое планирование. Некоторые предложенные изменения приобретения могли также быть слишком решительными или установлены слишком внезапно без надлежащего планирования и организации. Планирование приобретения может также в финансовом отношении высушивать, таким образом, соответствующее планирование и осознание финансовых ресурсов важно. Важно поэтому что правительственные цели, такие как описанные выше, быть организованным и запланированным тщательно.

Многоязычие

Есть также возрастающее беспокойство по обработке многоязычия в образовании, особенно во многих странах, которые были когда-то колонизированы. Выбор, какой язык инструкции был бы самым выгодным для эффективной коммуникации на местном и государственном уровне, является задачей, требующей вдумчивого планирования, и окружен дебатами. Некоторые государства предпочитают инструкцию только на официальном языке, но некоторой цели способствовать лингвистический и таким образом социальное разнообразие, поощряя преподающий на нескольких (родных) языках. Одна причина некоторые государства предпочитают единственный язык инструкции, состоит в том, что она поддерживает национальное единство и однородность. Некоторые государства предпочитают включать различные языки, чтобы помочь студентам учиться лучше, дав им разнообразные перспективы.

Неправительственные организации

В дополнение к сектору образования есть неправительственные сектора или организации, которые оказывают значительное влияние на овладение языком, такое как Académie française Франции или Реальная Академия Española Испании. Эти организации часто создают свои собственные словари, и книги грамматики, таким образом затрагивая студентов материалов выставлены в школах. Хотя эти организации не поддерживают официальную власть, они влияют на правительство, планирующее решения, такой как с образовательными материалами, производя приобретение.

В школе этого не расскажут:  Спряжение глагола contrebuter во французском языке.

Ирландия

Перед разделением Ирландии началось движение, который нацелился на восстановление ирландцев, как национальный основной язык, утвержденный на широко распространенном чувстве для ирландского национализма и национально-культурной специфики. Поскольку за тысячелетие в Ирландии, ирландский язык конкурировал с англичанами и шотландцами, но только когда ирландская война Независимости сделала движение, набирают обороты. Гэльская Лига была скоро создана, чтобы способствовать приобретению ирландского языка в школах, таким образом «de-формулирование-на-английском-языке» Ирландия. Немедленно после независимости Ирландии в 1922, Лига объявила, что ирландский язык должен быть языком инструкции в течение по крайней мере одного часа в начальных школах в национальном масштабе. Говорящие на ирландском языке учителя были приняты на работу, и предварительные колледжи были основаны, чтобы обучить их.

Внедрение программы, однако, был главным образом оставлен отдельным школам, которые последовательно не придерживались правил программы. Кроме того, обучение поколения является долгим процессом, к которому не была подготовлена Лига. Не было никакого согласия относительно того, как ирландский язык должен быть повторно назначен, и системная оценка планируют контролировать прогресс, и желания людей недоставал. В результате движение потеряло силу, и английский язык остается национальным вторым официальным языком и первым языком, на котором наиболее говорят, приводя к неудаче (до настоящего времени) попытки Ирландии языкового оживления.

Тематическое исследование: язык кечуа в Перу

Планирование статуса

История Перу языкового планирования начинается в 16-м веке с испанской колонизации. Когда испанцы сначала прибыли в Перу, язык кечуа служил языком более широкой коммуникации, лингва франка, между испанцами и перуанскими местными жителями. Когда годы прошли, испанцы утверждали превосходство испанского языка; в результате испанский язык завоевал авторитет, заняв как язык более широкой коммуникации и доминирующий язык Перу. В 1975, под лидерством президента Хуана Веласко Альварадо, революционное правительство Перу объявило языка кечуа официальным языком перуанского государства, “равный испанскому языку”. Четыре года спустя закон был полностью изменен. Конституция Перу 1979 года объявляет испанский язык единственным официальным языком государства; язык кечуа и язык аймара понижены к “зонам служебного пользования”, эквивалентный провинциальной функции Стюарта. Язык кечуа официально остался провинциальным языком с 1979. Сегодня, язык кечуа также служит ограниченной международной функции всюду по Южной Америке в Аргентине, Боливии, Бразилии, Чили, Колумбии и Эквадоре; сообщества спикеров кечуа за пределами Перу позволяют коммуникацию на языке кечуа через границы. Однако, из-за низкого статуса кечуа испанский язык почти всегда используется в качестве лингва франка вместо этого. Недавно, язык кечуа также делал успехи в академическом мире, и как школьный предмет и как тема литературного интереса.

Корпусное планирование

Три главных типа корпусного планирования все очевидны в развитии языков кечуа в Перу. Graphization был в процессе начиная с прибытия испанцев в регионе, когда испанские империалисты попытались описать экзотические звуки языка европейцам. Когда язык кечуа был сделан официальным языком в Перу в 1975, введение языка в образование и правительственные области сделало важным иметь стандартный письменный язык. Задачей принятия системы письма, оказалось, был предмет спора среди перуанских лингвистов. Хотя наиболее согласованный, что латинский алфавит, лингвисты не согласились о том, как представлять фонологическую систему языка кечуа, особенно в отношении системы гласного. Представители перуанской Академии языка кечуа и Летнего Института Лингвистики хотели представлять аллофоны гласных/i/и/u/с отдельными письмами

Планирование приобретения

Так как язык кечуа больше не официальный язык Перу, грамотность кечуа последовательно не поощряется в школах. Система образования Перу вместо этого прежде всего основана на испанском, национальном официальном языке. Несмотря на его низкий престиж, на языке кечуа все еще говорят миллионы местных перуанцев, значительная часть которых двуязычные на языке кечуа и испанском языке. Есть желание сохранить уникальность языка кечуа как язык с его собственными признаками и представлениями культуры. Некоторые утверждают, что продвижение разнообразной программы грамотности дает студентам разнообразные взгляды на жизнь, которая могла только увеличить их образовательный опыт. До 1975 у Перу были двуязычные программы обучения, но языку кечуа не преподавали как предмет в начальных и средних школах. После реформы образования 1975 года у языка кечуа и испанского языка оба было положение в двуязычных программах, но только в ограниченных речевых сообществах. Эти экспериментальные программы были тогда отменены из-за изменения в правительственном планировании, но снова восстановили в 1996. Даже с национальными межкультурными двуязычными программами обучения, учителя в местных школах и члены сообщества часто предпочитают использовать испанский язык, дестабилизируя поддержку двуязычного образования. Это подчеркивает важность общественной поддержки как цель для сектора образования, как отмечалось ранее. Некоторые полагают, что из-за более высокого национального престижа испанцев, это более социально-экономически выгодно, чтобы выучить и говорить на испанском языке. Это спорно, принесут ли эти программы обучения пользу образованию или поднимут статус языка кечуа.

Языковое планирование

Языковое планирование — лингвистический термин, используется также в интерлингвистике, имеет два значения:

  1. Сознательное воздействие на развитие любого языка, находящегося в использовании, вне зависимости от его происхождения. Естественные (этнические) языки в такой же степени подвергаются языковому планированию, что и искусственные (точнее, плановые). Это воздействие может производиться как отдельными личностями (для русского языка такую роль сыграли, в частности, Карамзин, Ломоносов, Пушкин), так и государственными учреждениями и институтами (вопросы нормирования языка, создание терминологии, выработка литературных норм, создание письменности в случае младописьменных языков).
  2. Создание проекта планового языка. Как правило, в этом значении термин употребляется в интерлингвистике, наряду с термином лингвопроектирование.

Организации

Список организаций, занимающихся языковым проектированием. Вы можете его дополнить

См. также

Литература

  • Bastardas-Boada, Albert. «Language planning and language ecology: Towards a theoretical integration», 2000.
  • Cobarrubius, Juan & Joshua Fishman, eds. Progress in Language Planning: International Perspective. The Hague: Mouton, 1983.
  • Cooper, R. L. Language Planning and Social Change. New York: Cambr >

This page is based on a Wikipedia article written by authors (here).
Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply.
Images, videos and audio are available under their respective licenses.

Понятия языковой ситуации, языковой политики

Языковая ситуация. Компоненты социально-коммуникативной системы, обслуживающей то или иное языковое сообщество, находятся друг с другом в определенных отношениях. На каждом этапе существования языкового сообщества эти отношения более или менее стабильны. Однако это не означает, что они не могут меняться. Изменение политической обстановки в стране, смена государственного строя, экономические преобразования, новые ориентиры в социальной и национальной политике и т.п., — все это может так или иначе влиять на состояние социально-коммуникативной системы, на ее состав и на функции ее компонентов — кодов и субкодов.

Функциональные отношения между компонентами социально-коммуникативной системы на том или ином этапе существования данного языкового сообщества и формируют языковую ситуацию, характерную для этого сообщества.

Понятие «языковая ситуация» применяется обычно к большим языковым сообществам — странам, регионам, республикам. Для этого понятия важен фактор времени: по существу, языковая ситуация — это состояние социально-коммуникативной системы в определенный период ее функционирования.

Принято различать два аспекта социолингвистических исследований:

  • · влияние социальной структуры общества на язык
  • · язык как фактор влияния на общество

В первом случае в центре внимания стоят проблемы связи языковых форм с социальной стратификацией. Например, в классической работе У.Лабува Социальная стратификация английского языка в Нью-Йорке было проведено исследование речевого поведения жителей нью-йоркского района Ист-Сайд, проявляющегося в использовании некоторых типичных речевых форм.

Государственное регулирование функционирования языка относится ко второй части социолингвистической проблематики. Оно разбивается на две части — языковую политику и языковое строительство. В центре языковой политики стоят некие политические цели, достигаемые путем воздействия на употребление языка; например, обеспечение национальной консолидации через расширение сфер употребления национального языка. Языковое строительство обычно рассматривается как часть языковой политики и представляет собой комплекс конкретных мероприятий, проводящихся на общегосударственном и региональном уровнях. К числу таких мероприятий относятся, например, разработка национальных программ обучения языку на всех уровнях образовательной системы, создание нормативных словарей и грамматик, разработка и введение алфавитов.

Объекты языковой политики и языкового планирования: 1) конкретный язык, 2) группа языков, 3) языковая ситуация, 4) коммуникативная ситуация (допустимость или недопустимость использования тех или иных языковых пластов — диалектизмов, жаргонизмов, табуированной лексики в речевом общении; формирование речевого поведения и через него языковой личности).

Цели языковой политики и языкового планирования. Основные цели языковой политики в применении к конкретному языку:

  • 1) сохранение существующего языка,
  • 2) изменение существующего языка.

Другие возможные цели языковой политики: 3) возобновление функций («оживление») мертвого литературного языка (современная история иврита); 4) создание нового литературного языка (история новонорвежского, индонезийского и др. языков).

Языковое планирование может преследовать также цели 5) создания региональных надъязыковых систем (общеславянский язык Крижанича, современные попытки создания общескандинавской языковой нормы или общескандинавского языка), 6) создания общемировых надъязыковых систем (международные искусственные языки типа эсперанто).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Изучение языков в домашних условиях